Глава 42

Боевые действия Забайкальского фронта

Согласно плану, главный удар Забайкальского фронта должен быть нанесен силами 39-й, 53-й, 17-й общевойсковых и 6-й Гвардейской танковой армий в общем направлении на Чанчунь. Армиям были поставлены конкретные задачи. 17-я армия должны была наступать из района Югодзыр-Хид в направлении на Дабаньшан. 6-я танковая армия получила задачу нанести главный удар на Чанчунь, не позднее пятого дня операции овладеть районом Лубэй — Туцюань, закрепить за собой перевалы через Большой Хинган и не допустить подхода резервов противника из центральной и южной частей северо-восточного Китая, а в затем выйти на линию Чанчунь — Мукден. 39-я армия главный удар наносила из района юго-восточнее Тамцак-Булага в направлении на Солунь, обходя Халун-Аршанский укрепрайон с юга. Она должна была отрезать солуньской группировке японцев пути отхода на юго-восток и занять район Солунь. Часть сил армия выделяла для удара на северо-восток в общем направлении на Хайлар с целью изоляции солуньской группировки и оказания помощи 36-й армии в разгроме хайларской группировки японских войск.

Для обеспечения действий ударной группировки с севера 36-я армия должна была наступать основными силами из района Старый Цурухайтуй на Хайлар с задачей разгромить хайлардарскую группировку противника, а частью сил — из района Отпор с целью разгромить Маньчжуро-Чжалайнорский укрепрайон и в дальнейшем развивать наступление на Хайлар.

Конно-механизированная группа получила задачу нанести удар из района Молцок-Хид в направлении на Долоннор, обеспечивая действия ударной группировки с юга. В состав этой группы входили советские войска (43-я танковая, 25-я и 27-я мотострелковые бригады, 59-я кавалерийская дивизия, 35-я истребительно-противотанковая артиллерийская бригада, 1914-й и 1917-й зенитные артполки, 350-й истребительный авиационный полк, 60-й гвардейский минометный полк и 969-й инженерно-саперный батальон) и войска монгольской Народной революционной армии (5-я, 6-я, 7-я и 8-я кавалерийские дивизии, 7-я бронебригада, 3-й артиллерийский полк, авиационная дивизия и полк связи).

В зоне действия Забайкальского фронта не было сплошного фронта. Армии, а иногда и части Забайкальского фронта были оторваны на десятки и сотни километров от своих соседей. Поэтому об операциях каждой армии будет рассказано отдельно.

Как уже говорилось, стык зоны действий Забайкальского и 2-го Дальневосточного фронтов находился у впадения реки Газимур в реку Аргунь. На всем более чем 400-километровом участке советской границы от стыка армий до границы с МНР крупная группировка войск 36-й армии была сосредоточена лишь в двух местах: Даурия — Забайкальск и Досантуй — Старый Цурухайтуй, то есть там, где к границе подходила железная дорога. В остальных пограничных районах действовали пограничники и мелкие войсковые группы, силами до полка включительно.

В первые три дня боевых действий частями Забайкальского пограничного округа в пограничной полосе Маньчжурии ликвидировано: 5 пограничных полицейских отрядов, 4 опорных пункта Маньчжуро-Чжалайнорского укрепрайона, 6 районных пограничных полицейских отрядов, 38 малых пограничных полицейских отрядов, 3 пограничных поста, 27 вооруженных войсковых групп японо-маньчжур. В результате проведения операций частями округа уничтожены 592 солдата и офицера противника, взят в плен 541 человек[135].

Даурский погранотряд в 12 часов 8 августа получил приказ командующего 36-й армией на ликвидацию японских кордонов и опорных пунктов. К началу дня 9 сентября отряд успешно выполнил задачу по ликвидации японцев на флангах частей 36-й армии, штурмовавших Маньчжуро-Чжалайнорский укрепрайон, а также в промежутке между соединениями фронта (Абагайтуй — Старо-Цурухайтуй) — на фронте 110 км. Погранотрядом уничтожены четыре опорных пункта укрепрайона, один основной и шесть малых погранполицейских отрядов, очищена от противника территория Маньчжурии против участка отряда на фронте 250 км и в глубину до 60 км. Уничтожены 119 солдат и офицеров противника, взяты в плен 40 человек. Захвачены трофеи: 3 пулемета, 125 винтовок, 19 тысяч патронов и другое вооружение и боеприпасы.

С продвижением частей Забайкальского фронта в глубь Маньчжурии в связи с полным отсутствием частей и подразделений по охране тыла Даурский и другие погранотряды занялись охраной тыла и коммуникаций фронта.

Нерчинскозаводский погранотряд ликвидировал четыре гарнизона противника, 12 малых полицейских отрядов, 11 войсковых групп японцев в тылу, занял 31 населенный пункт, в том числе три города (Драгоценку, Шивей и Джурганхэ) и шесть крупных населенных пунктов. Противник потерял 277 человек убитыми и 95 пленными. Советские пограничники захватили большие трофеи, среди которых 144 600 патронов и 1200 гранат, а также другое вооружение и боеприпасы. Перед фронтом отряда была полностью очищена территория на 380 км по фронту и до 150 км в глубину.

Оперативная группа Нерчинскозаводского погранотряда на территории Маньчжурии (в Трехречье), в 50 км от границы, обнаружила и разгромила в несколько раз численно превосходящую группу японцев (до 500 человек), не ликвидированную проходившими частями и подразделениями Красной Армии.

Шилкинский погранотряд ликвидировал два японских гарнизона, девять малых погранполицейских отрядов, три войсковые группы японцев в тылу. Были уничтожены 98 японцев, среди которых 48 человек — офицеры, взяты в плен 132 человека. Перед фронтом отряда полностью очищена от противника территория по фронту 340 км и в глубину до 100 км.

Оперативная группа отряда в труднопроходимой горно-таежной местности, в 100 км от границы и своих баз, преследовала сильно вооруженную группу японцев, которую настигла и уничтожила. Всего занято 14 населенных пунктов, в том числе три крупных населенных пункта и два города — Мохэ и Чекая. Отрядом захвачены большие трофеи: 13 складов с вооружением, боеприпасами и продовольствием и один японский пароход.

Джалиндинский погранотряд ликвидировал один погранполицейский отряд, два районных и одиннадцать малых полицейских отрядов, три погранпоста, девять отдельных войсковых групп японцев и уничтожил два парохода. Противник потерял убитыми 50 человек, из них 13 офицеров, взяты в плен 150 человек. Перед фронтом отряда полностью очищена от противника территория 427 км по фронту и до 80 км в глубину. Взято 24 населенных пункта, в том числе один город (Оупу) и шесть крупных населенных пунктов. Отрядом захвачены большие трофеи, вооружение, боеприпасы, 8 продовольственных и вещевых складов, 4 баржи с грузом и один японский пароход.

В боевых действиях принимал участие и 3-й легкобомбардировочный авиаполк НКВД. Он нес разведывательную службу на маньчжурском и хайларском направлениях, успешно выполнил задания командования 36-й армии по разведке, произвел аэросъемку всех объектов противника, сделал в этот период 214 самолетовылетов.

Части 36-й армии наступали на двух направлениях: главными силами из района Старо-Цурухайтуй на Хайлар, а частью сил из района Отпор на станцию Маньчжурия и город Аргунь и продвигались по дороге на Хайлар.

До самого Хайлара советские части не встретили сопротивления противника. Ожесточенные бои развернулись лишь у этого города, где японцы создали мощный укрепрайон из нескольких узлов сопротивления. Подступы к ним прикрывали различные препятствия: проволочные заграждения, минные поля, эскарпы, противотанковые рвы. Этот укрепрайон оборонялся трехтысячным гарнизоном.

Подразделения передового отряда 36-й армии к вечеру 9 августа заняли мост через реку Аргунь, который находился в нескольких километрах от Хайлара. Но дальнейшее продвижение советских войск было остановлено огнем противника. Одновременно японцы открыли сильный огонь из узла сопротивления на горе Обору, в 10–12 км северо-западнее Хайлара. Начались упорные бои, в ходе которых части 36-й армии добились только незначительных успехов.

Весь день 10 августа передовой отряд 36-й армии вел упорные бои, но существенных успехов не добился — японцы оказывали ожесточенное сопротивление. Лишь к утру 11 августа удалось занять железнодорожную станцию, электростанцию и военный городок.

11 августа в районе Хайлара шли кровопролитные бои, в ходе которых советские войска заняли несколько дотов, большую часть города и аэродром. С 12 по 14 августа развернулась упорная борьба 94-й и 210-й дивизий на основных узлах сопротивления Хайларского укрепрайона.

На правом фланге 36-й армии войска, преодолев сопротивление мелких групп японцев, овладели станцией Маньчжурия и городом Чжалайнор, а затем двинулись на Хайлар, где приняли участие в ликвидации узлов сопротивления противника. Для скорейшего разгрома остатков Хайларского укрепрайона командующей 36-й армией 14 августа создал группу в составе 94-й и 293-й стрелковых дивизий и двух отдельных артиллерийско-пулеметных бригад, усиленных артиллерией. Эти войска и завершили разгром японцев — 18 августа остатки японских войск капитулировали.

Еще раньше некоторые части 36-й армии, преодолев хребет Большой Хинган, начали наступление на город Цицикар и 19 августа достигли его окрестностей. К 20 августа части 36-й армии заняли без боя Цицикар, где разоружили до шести тысяч японских солдат и офицеров. Части 275-й стрелковой дивизии, вступившие в город, были радостно встречены местным населением, которое выходило на улицы со знаменами и цветами в руках. На этом боевые действия 36-й армии были закончены.

Теперь перейдем к действиям центральной ударной группировки Забайкальского фронта, костяк которой составляли 39-я армия, 6-я Гвардейская танковая армия и 17-я армия, дислоцированные на территории МНР.

Любопытно, что части 39-й армии дислоцировались в районе боев на реке Халхин-Гол в 1939 г. Преодолевая сопротивление японцев, войска 39-й армии вышли в предгорье Большого Хингана, за двое суток преодолели его и стали развивать наступление на Солунь и Ваньемяо. По пути движения на Ваньемяо советские войска неоднократно встречали ожесточенное сопротивление отдельных групп японцев из Халун-Аршанского укрепрайона. Этот район с деревоземляными и железобетонными огневыми точками имел длину по фронту до 40 км и в глубину до 6 км. Гарнизон укрепрайона составляли 90-й полк 107-й японской пехотной дивизии и один погранотряд.

12 августа части 124-й стрелковой дивизии заняли город Халун-Аршан, но отдельные, разрозненные группы японцев, бежавшие из этого района, а также части, отходившие в глубь Маньчжурии с запада, продолжали действовать в районе между Ваньемяо и Халун-Аршан до 30 августа.

13 августа, освободив города Солунь и Ваньемяо, соединения 39-й армии вышли в Центральную Маньчжурию.

К 14 августа части 39-й армии, наступая вдоль железной дороги, оказались в 40 км от города Байчен (Таоань). К этому времени войска 6-й Гвардейской танковой армии заняли Туцюань и Лубэй. 17-я армия заняла Лам-Хурэ-Сумэ и подошла к Дабаньшану.

Далее Верховное командование приказало Забайкальскому фронту захватить Мукден, чтобы затем выйти к Порт-Артуру. Эта задача была возложена на 6-ю танковую армию. 39-я армия наступала на Чанчунь и Сыпин. 36-я армия должна была выйти в район Цицикар, Тайлай, Аньгуан. Для ликвидации разрыва, наметившегося в ходе наступления между 17-й и 6-й танковой армиями, командующий Забайкальским фронтом использовал второй эшелон — 53-ю армию, которая должна была выйти в район города Кайлу.

В течение 16 и 17 августа соединения конно-механизированной группы полностью овладели городом Чжанбэй и успешно развивали наступление на Калган. В Чжанбэе сдались в плен две дивизии Внутренней Монголии (войска князя Дэвана) со штабом и полным вооружением. Войска 17-й армии овладели городом Чифын.

Дальнейшее наступление 6-й танковой армии замедлилось. Заканчивалось горючее, ливневые дожди размыли дороги, танки и автомобили застревали в грязи, люди по несколько суток не получали хлеба и горячей пищи. Но советские войска не останавливались. От города Тунляо на юго-восток танковые части продвигались по железнодорожному полотну, так как все дороги были размыты только что прошедшими ливнями. На протяжении 120 км танки шли со скоростью 4–5 км/ч, а автомобили — 5–6 км/ч.

39-я армия сосредоточилась в районе Таоань для дальнейшего наступления в юго-восточном направлении. Частью сил она вела бои по уничтожению отдельных групп японцев, оставшихся после ликвидации Халун-Аршанского укрепрайона. В ночь на 16 августа передовые части армии отразили северо-западнее города Солунь шесть контратак противника, в каждой из которых участвовало до батальона пехоты. В 70 км севернее Ваньемяо упорные бои, против 107-й японской пехотной дивизии вела 221-я стрелковая дивизия 94-го корпуса. В этих боях были уничтожены более тысячи японцев. 30 августа группировка противника капитулировала — в плен сдались более 7300 японских солдат и офицеров. Затем 39-я армия по железной дороге была переброшена в Порт-Артур.

Поскольку с 17 августа подавляющее большинство японских частей стали сдаваться в плен, а советское командование стремилось овладеть как можно большими территориями, то в войсках фронтов из танковых батальонов, артиллерийских противотанковых батарей, стрелковых подразделений на автомашинах создавались армейские передовые отряды. В 17-й армии было три таких отряда, в 39-й армии — семь. Но и эти подвижные отряды не могли всюду быстро продвигаться, так как из-за дождей дороги стали труднопроходимыми или вовсе не проходимыми, разлились реки. Районы городов Ляоюань, Факу, Мукден и Сыпин оказались залитыми водой.

20 августа передовые отряды 6-й танковой армии заняли Мукден. В Мукдене наши войска освободили узников японского лагеря военнопленных. Там, в основном, находились американцы и англичане. Среди них были вице-маршал авиации Великобритании Малтби, американские генералы, командиры корпусов Джонс, Шарп Ченович, генералы командиры дивизий Втофер, Пиэрс, Фонк, Орэйк, Стивенс, Лоф Бийби, всего 28 генералов, а также 1670 солдат и офицеров. Сейчас многие малограмотные демократы болтают, что-де американцы и англичане по дурости выдали власовцев и подобную публику советским властям. На самом деле западные страны делали лишь то, что было в их интересах. Отказ в передаче всех военнопленных и других советских граждан, оказавшихся в западной зоне оккупации, Красной Армии мог повлечь за собой адекватные действия советской стороны.

Для быстрейшего захвата Ляодунского полуострова в города Порт-Артур и Дальний 22 августа были выброшены воздушные десанты. Десант в Дальний возглавлял генерал А.А. Яманов. Забегая вперед, скажу, что в Дальнем подразделением НКВД был арестован атаман Семенов. Вместе с ним взяли и генерала Нечаева — начальника белоэмигрантского бюро, генерала Токмакова — бывшего коменданта Читы, генерала Семенова — дядю атамана Семенова, генерала Шулькевича, генерала Ханжина — бывшего командующего 5-й армией у Колчака.

22 августа в 3 часа утра десять самолетов Си-47 взлетели с Мукденского аэродрома и, прикрываемые истребителями, отправились к Порт-Артуру. Десант возглавил заместитель командующего Забайкальским фронтом, генерал-лейтенант В.Д. Иванов, его сопровождали четыре офицера и 200 солдат из 6-й Гвардейской танковой армии. В 17 ч. 30 мин. самолеты сели на аэродроме в Порт-Артуре. Через некоторое время Иванов вступил в переговоры с начальником японского гарнизона, вице-адмиралом Кобаяси. Тот сразу согласился на капитуляцию и отдал Иванову свой самурайский меч. Однако, согласно имеющемуся на этот счет приказу Сталина, холодное оружие оставлялось бывшим японским офицерам, и Иванов вернул меч Кобаяси.


Переправа японских войск через реку. 1945 г.


С утра 23 августа началось разоружение японского гарнизона. В 19 ч. 03 мин. 24 августа в Порт-Артуре сели шесть летающих лодок «Каталина» с десантом моряков Тихоокеанского флота. В десанте находился генерал-лейтенант Е.Н. Преображенский. Командовал десантом капитан 1-го ранга А.В. Трипольский. Одновременно двенадцать «Каталин» приземлились в порту Дальний. Всего в обоих десантах было 265 человек.

Части же 6-й Гвардейской танковой армии были попросту посажены в железнодорожные эшелоны и с комфортом прибыли 24 августа в Порт-Артур. Вслед за ними на Ляодунском полуострове появились войска 39-й армии. Они заняли города Инкоу и Гайпин, а на востоке полуострова вошли в город Аньдун.

28 сентября из Владивостока вышел конвой кораблей ТОФ, прошел Цусимским проливом и 5 октября прибыл в Порт-Артур.

Чтобы понять причины столь быстрого продвижения войск Забайкальского фронта к Порт-Артуру, следует сказать несколько слов и о событиях на дипломатическом фронте.

30 июня 1945 г., в соответствии с решением Ялтинской конференции, начались переговоры между правительством СССР и Китая (гоминьдановцами). Переговоры закончились подписанием 14 августа договора о дружбе и союзе и целого пакета соглашений между Советским Союзом и Китаем. Согласно его условиям, КВЖД и Порт-Артур передавались в совместную собственность СССР и Китая, а Дальний объявлялся свободным портом.

Своевременное подписание пакета соглашений с Китаем было серьезной дипломатической победой СССР. Статус советских войск в Китае был узаконен и не зависел от условий капитуляции или мирного договора с Японией. Своевременным он был потому, что американское правительство потребовало от командования ВМФ высадить десант в Дальнем и Порт-Артуре, но американские адмиралы категорически отказались. Те прекрасно понимали, что десант может привести к вооруженному конфликту с Красной Армией.

Чтобы закончить вопрос о Порт-Артуре, скажу, что там была экстренно собрана сильная группировка советских войск из 39-й армии. Всего на Ляодунском полуострове дислоцировались: 5-й стрелковый корпус (17-я, 19-я и 91-я стрелковые дивизии), и 113-й стрелковый корпус (124-я, 192-я и 338-я стрелковые дивизии), а также 7-й механизированный корпус (36-я и 57-я мотострелковые дивизии)[136].

Из Владивостока через Харбин на Ляодунский полуостров прибыло четыре 130-мм железнодорожные батареи Тихоокеанского флота (№ 866, № 867, № 868 и № 3). Сравнительно недалеко от Порт-Артура находились части всех трех советских фронтов. Нетрудно догадаться, чем закончилась бы высадка любого американского десанта на Ляодунский полуостров. Что же касается атомного оружия, то о нем и японские, и советские войска фактически ничего не знали. Да и к ноябрю 1945 г. у США была лишь одна, готовая к применению атомная бомба.

Теперь перейдем к действиям конно-механизированной группы под командованием генерал-полковника И.А. Плиева, действовавшей на правом фланге Забайкальского фронта. Действия группы проходили изолированно от других советских соединений. Справа от группы не было никаких наших частей, а слева части 17-й армии находились на расстоянии 200–250 км.

В первые дни наступления конно-механизированная группа попросту рассеяла небольшие конные отряды князя Дэвана — главы прояпонского монгольского правительства. Основными проблемами наступавших советских войск были бездорожье и отсутствие воды. Монголы Дэвана отравляли немногочисленные колодцы при подходе советских войск и цириков Сухэ-Батора. Наступавшие советские войска конфисковывали у местного населения лошадей и продовольствие «в кредит», как позже писал об этом сам Плиев[137].

К середине дня 11 августа подвижная группа конно-механизиро- ванной группы обогнула озеро Арчаган-Нур с восточной стороны и с ходу захватила монастырь Бор-Хошуну-Хурал. 12 августа подвижную группу попыталась атаковать 1-я кавалерийская дивизия князя Дэвана. Дикая монгольская конница не имела ни бронетехники, ни артиллерийской и авиационной поддержки. Для начала по коннице был нанесен штурмовой удар советской авиации, а затем в атаку пошли танки Т-34. Как писал И.А. Плиев: «Рев моторов навел ужас на людей и лошадей. Масса конников задвигалась из стороны в сторону, еще больше уплотняя строй. Обезумевшие животные, шарахаясь друг на друга, сбрасывали седоков и табуном мчались по степи, унося на себе чудом удержавшихся в седле всадников. После этой безумной скачки поле покрылось трупами»[138].

14 августа подвижная группа после небольшой перестрелки овладела городом Долоннор. Об отсутствии организованного сопротивления в Долонноре можно судить хотя бы по тому, что японцы и монголы даже не уничтожили там запасов горюче-смазочных материалов. Благодаря этому были заправлены танки и автомобили 25-й мотострелковой бригады и 43-й танковой бригады, у которых кончалось горючее.

Почти одновременно части конно-механизированной группы захватили дворец князя Дэвана в Барун-Сунитване. Войска князя разбежались, а сам Дэван удрал в сторону города Гуйсуй. Наступление конно-механизированной группы проходило при отсутствии японской авиации. Лишь утром 15 августа юго-восточнее поселка Аиаймяо советские войска подверглись нападению четырех японских бомбардировщиков типа 96.

К 10 часам утра 15 августа передовая мотомехгруппа конно-механизированной группы подошла к городу Чжанбэй, где находились две дивизии князя Дэвана. Советское командование предложило монголам и японским советникам капитулировать, но ответа не последовало. На следующий день советские войска пошли на штурм Чжанбэя. Завязались уличные бои. К вечеру 16 августа город был полностью захвачен, а командовавший частями Дэвана генерал-лейтенант Дамрин-Сурун капитулировал.

19 августа части конно-механизированной группы начали штурм Калганского укрепрайона. Часть японских войск сопротивлялась, но большинство капитулировали. К вечеру 20 августа центральный узел укрепрайона был взят. В результате этой операции советские войска открыли себе путь на Калган и Пекин, то есть в глубь Центрального Китая, простиравшегося южнее Великой Китайской стены.

20 августа части конно-механизированной группы овладели городом Калган (Чжанзянькоу). Японские части отошли по дороге на Пекин.

Как писал Плиев: «Для конно-механизированной группы дальнейшими объектами наступления являлись города Калган и Жэхэ. После этого ударом по сходящимся направлениям нам предстояло овладеть Пекином, где располагался штаб Северного фронта японской армии в Китае, а затем выйти на побережье Чжилийского залива, в районе города Таньцзин»[139].

Для наступления на Жэхэ (Чэндэ) был составлен передовой подвижный отряд в составе 25-й мотобригады, 43-й танковой и 35-й истребительно-противотанковой бригад. Однако гарнизон Жэхэ организованно капитулировал без сопротивления. В плен сдались 8136 солдат и офицеров. Советским войскам достались хорошие трофеи: 9126 винтовок, 81 легкий пулемет, 42 тяжелых пулемета, 15 минометов, 3 танка и 300 автомобилей.

Овладение городом Жэхэ имело большое оперативно-стратегическое значение. Оно открывало путь к Пекину и на побережье Ляодунского залива.

20 августа части конно-механизированной группы двинулись к Пекину. 5-я и 6-я монгольские кавалерийские дивизии захватили город Аньцзянтунь и к середине для достигли Великой Китайской стены, которая здесь проходила по границе Внутренней Монголии с Китаем.

Наши войска без боя заняли город Кубэй, расположенный в том месте, где река Чаохэ пересекает Великую Китайскую стену.

Позже Плиев писал: «К тому времени, когда поступил приказ командующего Забайкальским фронтом, запрещающий переходить южную границу Маньчжурии и Внутренней Монголии, наши соединения уже овладели городом Шизячжэнь и находились на полпути от Жэхэ к Пекину. До столицы Китая остался один „прыжок“. Но пришлось приостановить наступление и отойти из пределов Центрального Китая на север, за Великую Китайскую стену»[140].


Примечания:



1

Сёгун — титул верховного правителя государства (предводитель, военный вождь).



13

Тем более что у клана великих князей Михаила Николаевича и Сергея Михайловича, управлявших нашей артиллерией, имелись свои личные интересы в перевооружении армии 3-дюймовыми скорострельными пушками обр. 1900 г., которые они отдали на откуп Путиловскому заводу.



14

Хунгузами (хунхузами) называли шайки профессиональных грабителей. Единого руководства у этих шаек не было, но они зачастую находились под покровительством местных китайских властей, с которыми делились частью добычи.



135

Поданным сводки Забайкальского пограничного округа.



136

20 августа 1945 г. 7-й механизированный корпус был передан в 39-ю армию из 6-й гвардейской танковой армии. Сама же 39-я армия в сентябре 1945 г. была переведена из состава Забайкальского фронта в подчинение Приморского военного округа.



137

Плиев И.А. Через Гоби и Хинган. М., Воениздат, 1965. С. 63.



138

Там же. С. 66.



139

Там же. С. 112.



140

Там же. С. 1138.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх