Глава 36

Итоги боевых действий Тихоокеанского флота

2 сентября в 11 ч. 30 мин. Тихоокеанский флот был переведен на оперативную готовность № 2.

Согласно «Хронике боевых действий Тихоокеанского флота в войне с Японией» (с. 139), Тихоокеанский флот в войне понес следующие потери: убито 39 человек офицеров, 69 сержантов и старшин, 174 человека рядового состава; ранены 16 офицеров, 78 сержантов и старшин, 278 человек рядового состава; пропали без вести 3 человека из состава сержантов и старшин и 11 человек из рядового состава. Кроме того, из личного состава Петропавловской ВМБ были убиты 167 человек, ранены 384 человека, пропали без вести 123 человека.

Статистическое исследование «Гриф секретности снят. Потери вооруженных сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах» (С. 303) дает совсем другие цифры:

Потери личного состава Тихоокеанского флота

Общий итог за 25 суток



Таким образом, к 1993 г. число убитых на Тихоокеанском флоте увеличилось с 488 до 903 человек, то есть почти в два раза. Как видим, наши военные бессовестно врали даже в секретных документах. Вполне возможно, что и цифры 1993 г. занижены, поскольку они суммировались по документам 1940-х годов.

Согласно «Хронике…», потери Тихоокеанского флота с 9 августа по 3 сентября 1945 г. составили: одна подводная лодка (Л-19), один торпедный катер, два пограничных катера, катер-тральщик, пять десантных судов (три из них выбросились на берег); незначительно повреждены минный заградитель, гидрографическое судно, сторожевой корабль, 11 десантных судов, 2 больших охотника, 4 торпедных катера и один морской охотник, подорвались на минах 4 тральщика, 4 транспорта и танкер[131].

По той же «Хронике…», боевые потери ВВС ТОФ составили 35 самолетов. Из них: бомбардировщиков и торпедоносцев — 10, штурмовиков — 12, истребителей — 9, разведчиков — 4. Кроме того, в результате аварий и катастроф было потеряно 10 боевых самолетов. Потери ВВС СТОФ составили 6 самолетов, из них: 5 истребителей и 1 штурмовик. Два самолета разбились в результате боевых повреждений, а остальные — при взлетах и посадках на своих аэродромах[132].

В статье М. Морозова «Военно-воздушные силы Тихоокеанского флота в борьбе с Японией» в журнале «Мир авиации» № 2.2000 приводятся несколько другие данные потерь: «Наши потери составили 57 машин, из которых 37 считались погибшими от боевых причин. 25 самолетов сбила зенитная артиллерия, 5 пропало без вести и 7 было уничтожено в разного рода авариях и катастрофах при совершении боевых вылетов. За это же время поступило 223 самолета, в т. ч. 14 Ту-2, 20 А-20, 25 Ил-2, 10 Ил-4, 123 Р-63, 20 Як-9, 3 „Каталины“. В ВВС погибли 55 человек: 23 летчика, 9 штурманов, 8 радистов и стрелков-радистов, 14 стрелков и 1 механик».

Авиация ТОФ совершила 4724 боевых вылета, из которых 1174 вылета пришлось на авиацию СТОФ.

Согласно «Хронике…», Тихоокеанский флот потопил следующее количество японских кораблей: эсминцев — 2, транспортов — 28, танкеров — 3, катеров — 5, барж и шхун — 12[133].

Данные эти, мягко выражаясь, не совсем корректные. К примеру, двумя эсминцами оказался один японский фрегат типа «D» № 82. Это было единственное боевое судно Японии, потопленное Тихоокеанским флотом. Его водоизмещение составляло 740 т, скорость 17 узлов, вооружение: 2 — 120-мм орудия и 24 — 25-мм автомата. Его потопили у мыса Болтина (у берегов Северной Кореи) самолеты Ил-4, которыми командовал майор Попович. За этот бой Попович получил звание Героя Советского Союза.

Долгие годы советские историки представляли захват Южного Сахалина, Курильских островов и ряда портов Северной Кореи как блестящую победу Тихоокеанского флота. При этом наши великие историки, как в кителях, так и в штатском, забывали одну маленькую деталь — отсутствие неприятеля. Ведь за все время боевых действий ни разу наши корабли не подверглись нападению японских кораблей или авиации. Боевые действия вели лишь отдельные японские гарнизоны, а чаще всего — разрозненные и неорганизованные группы японских солдат.

ТОФ же вел боевые действия так, как будто перед ним стоял в полной боевой готовности весь императорский флот. Наши корабли ставили многочисленные оборонительные минные заграждения, а потом немедленно начинали их тралить. Авиация флота топила транспорты в портах Северной Кореи и Сахалина, уничтожала там железнодорожные станции, мосты, промышленные предприятия только затем, чтобы через несколько дней наши моряки и сухопутные войска приступили к восстановлению разрушенного. Причем как за первые действия, так и за вторые было получено множество наград и повышений по службе.

Основные ударные силы флота — два крейсера, лидер, десять эсминцев, два мощных монитора и большинство подводных лодок — вообще не участвовали в боевых действиях.

Между тем Тихоокеанский флот имел достаточные силы и средства, чтобы в первую же неделю войны высадить стрелковый корпус на Сахалин, корпус или два — на Хоккайдо, а в последующие недели высадить десанты на всем корейском побережье Японского моря, вплоть до Фузана (Пусана). Естественно, это привело бы к большим потерям (хотя и не соизмеримым со штурмом Берлина), но зато могло кардинально изменить всю послевоенную историю Дальневосточного региона. К примеру, оккупация советскими войсками острова Хоккайдо стала бы серьезным козырем в последующих переговорах и направила бы Японию по пути Австрии, то есть сделала ее нейтральным демилитаризованным государством.


Примечания:



1

Сёгун — титул верховного правителя государства (предводитель, военный вождь).



13

Тем более что у клана великих князей Михаила Николаевича и Сергея Михайловича, управлявших нашей артиллерией, имелись свои личные интересы в перевооружении армии 3-дюймовыми скорострельными пушками обр. 1900 г., которые они отдали на откуп Путиловскому заводу.



131

Хроника боевых действий Тихоокеанского флота в войне с Японией. С. 139.



132

Там же.



133

Там же.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх