Глава 32

Оборонительные мероприятия Тихоокеанского флота

5 августа 1945 г. штаб Тихоокеанского флота получил из Читы от главнокомандующего советскими войсками на Дальнем Востоке, маршала А.М. Василевского телеграмму об установлении разграничительной линии между зонами действия на Дальнем Востоке флота СССР и флота США. Разграничительная линия проходила через мыс Болтина (Корея), через точки: ш = 40°, д = 135°; ш = 45°, д = 140° и дальше по параллели 45°45? до линии, соединяющей мыс Крильон (южная оконечность острова Сахалин) с мысом Соя-Мисаки (северная оконечность острова Хоккайдо).

К северу от этой границы действовали флот и авиация Советского Союза, к югу — флот и авиация США.

Охотское море было объявлено зоной совместных действий (в порядке взаимной согласованности) флотов и авиации СССР и США. В Беринговом море также была установлена зона совместных действий, ограниченная с севера, востока и юга линией, проходившей от мыса Дежнева до острова Диомид, далее вдоль границы территориальных вод СССР и США до параллели 15°30? и через точки: ш = 50°35?, д = 157°00?; ш = 49°50?, д = 135°20? Далее эта линия проходила по параллели 49°50? до Четвертого Курильского пролива. Остальная часть Берингова моря и прилегающие к нему районы Тихого океана являлись зоной действий флота США.

На суше разграничительная линия шла от мыса Болтина на Чанчунь и далее на Ляоюань.

Таким образом, разграничительная линия проходила в Японском море на удалении 90-120 миль от берега, а в Тихом океане и в Беринговом море (в отдельных местах) — на 15–25 миль от побережья Советского Союза.

Как позже оправдывались наши адмиралы: «Установление разграничительной линии, естественно, ограничило возможности для нашего флота вести оперативную разведку»[116].


Боевые действия советских войск на Сахалине и Курильских островах в августе 1945 г.


Подобные высказывания лишь свидетельствуют о некомпетентности и трусости нашего командования. Под трусостью я в данном случае подразумеваю боязнь проявить инициативу, чтобы потом не нести ответственности. Как и в 1904 г., наши военные готовы были умереть в бою, но патологически боялись начальства — дабы чего не вышло! А вот американцы как в 1941-м, так и в 1945 г. летали, где хотели, включая советское Приморье и Камчатку. Наши же морские разведчики вполне могли провести полную аэрофотосъемку Курил, Сахалина и Хоккайдо в первые же 48 часов войны[117].

9 августа 1945 г. в 1 час ночи по флоту был дан сигнал о разрешении применять оружие и введен в действие оперативный план. Сей оперативный план был составлен так, как будто шел июль 1941 г., а не август 1945-го. Первой реакцией ТОФ было самозащититься от противника, которого попросту не было. У баз флота выставили минные заграждения и дозорные подводные лодки. Активные же действия сводились к бессистемным бомбежкам малыми силами японских портов.

9 августа в 0 ч. 20 мин. минные заградители «Аргунь» и «Теодор Нетте» и тральщики Т-12, «Чека» и «Проводник» вышли из залива Стрелок для постановки мин в районе острова Аскольд на центральном фарватере. Заградители вели на буксире по два торпедных катера. На борту «Аргуня» имелось 360 мин обр. 1926 г., на «Теодоре Нетте» — 400 мин. обр. 1926 г., на Т-12 — 90 минных защитников, на «Чеке» и «Проводнике» — по 35 минных защитников.

С 6 ч. 22 мин. до 8 ч. 16 мин. к югу от острова Аскольд было выставлено 760 мин и 125 минных защитников. Со стороны моря постановку мин прикрывали развернутые на позициях подводные лодки, в 5-10 кабельтовых мористее кораблей находились торпедные катера охранения.

В 0 ч. 30 мин. 9 августа на подходе к Владимиро-Ольгинской ВМБ был выставлен дозор в следующем составе: сторожевой катер типа «КМ» — у мыса Южный; сторожевой катер типа МО-1 — у мыса Собора; сторожевой катер типа «КМ» — у сетевого заграждения; пограничный катер — у мыса Низменный.

С началом боевых действий подводные лодки заняли следующие позиции: Л-14 — позицию № 1; Л-17 — позицию № 2; Щ-122 и Щ-123 — позицию № 3; Щ-102 и Щ-104 — позицию № 4; Щ-126 и Щ-127 — позицию № 5; Щ-133 — позицию № 6; Щ-134 — позицию № 7. Подводные лодки М-9 и М-12 вступили в дозор на подходах к Владимиро-Ольгинской ВМБ.

Минными постановками были заняты и корабли Северной Тихоокеанской флотилии. 9 августа в 13 часов минный заградитель «Гижига», имея на борту 200 мин обр. 1912 г., вышел в охранении торпедных и сторожевых катеров типа МО-4 в Сахалинский залив, в район минной постановки. В 19 ч. 56 мин. минный заградитель «Астрахань» поставил 465 мин на оси фарватера в Татарском проливе. Постановку обеспечивали сторожевой корабль «Зарница» и несколько истребителей. В 20 ч. 30 мин. корабли стали на якорь на перекате в ожидании полной воды и рассвета.


Атака японских транспортов в порту Юки самолетами МБР-2 115-го авиаполка с 2 ч. 00 мин. до 4 ч. 00 мин. 9 августа 1945 г.


10 августа в 8 часов утра минный заградитель «Гижига» приступил к постановке мин в Сахалинском заливе. За четыре часа было выставлено 199 мин обр. 1912 г. Со стороны моря постановку прикрывали две подводные лодки типа «М», находившиеся на позициях. Больше минных постановок в Сахалинском заливе не производилось.

9 августа подводные лодки М-5, М-46 и М-47 вступили в дозор на подходах к ВМБ в Советской Гавани.

Наибольших успехов 9 августа добились… пограничники Камчатки. Пограничники 60-го морского пограничного отряда в районе японского рыбозавода № 20 в устье реки Воровская, на западном побережье Камчатки захватили японский транспорт «Рухо-Мару № 2». 355 рыбаков были сняты с парохода и доставлены на берег. В 18 ч. 15 мин. 9 августа два самолета МБР-2, принадлежавшие НКВД, бомбардировали японский транспорт «Касадо-Мару» в районе японского рыбозавода № 75, в устье реки Кихчик, на западном побережье Камчатки. Летчики наблюдали прямые попадания бомб в судно, пламя и большие клубы дыма на нем. Транспорт этот затем затонул.

Кроме того, на Камчатке пограничники захватили 776 японцев, а также 11 катеров, 3 кавасаки, 37 кунгасов и 8 исабунэ (из донесения от 11 сентября 1945 г. начальника войск Приморского погранокруга).

9 августа в 23 ч. 50 мин. минный заградитель «Охотск» и базовый тральщик «Веха» вышли из Авачинской губы для постановки мин на подходах к Петропавловской военно-морской базе.

Всего 9-11 августа корабли ТОФ выставили на оборонных минных заграждениях 1788 мин и 170 минных защитников. Планировалось в последующие дни выставить в пять раз больше мин. В 6 ч. 10 мин. 12 августа командующий флотом приказал прекратить постановку оборонительных минных заграждений.

Теперь перейдем к действиям авиации Тихоокеанского флота. Первый удар был нанесен по корейскому порту Юки с 2 до 4 часов утра 9 августа. Двенадцать летающих лодок МБР-2 из 115-го авиаполка сбросили на порт 33 бомбы ФАБ-100, 4 — ЗАБ-100, 2 — САБ-50, 2 — САБ-25 и 11 — САБ-15. Потерь среди наших самолетов не было.

В тот же день с 9 ч. 51 мин. до 10 ч. 11 мин. авиация ТОФ снова нанесла бомбардировочный и пулеметно-пушечный удары по порту Юки и по находившимся там японским транспортам. Порт атаковали пятью группами 32 самолета Ил-2 37-го истребительного авиаполка под прикрытием 28 истребителей 38-го истребительного авиаполка.

Первая группа сбросила 12 бомб ФАБ-50 и 96 АО-25. В результате был подавлен огонь японской береговой зенитной батареи среднего калибра и прямым попаданием ФАБ-50 поврежден сторожевой корабль.

Вторая группа атаковала береговые зенитные батареи противника в южной части порта, сбросив на них 12 ФАБ-50 и 96 АО-25, был подавлен огонь двух батарей и подожжен транспорт.

Третья группа самолетов из четырех Ил-2 гранулированным фосфором атаковала склады и мелкие плавсредства противника в Лихтерной гавани порта. Удалось поджечь два склада, а также летчики заметили очаги пожара на сторожевом корабле и барже.


Атака японских транспортов и зенитных батарей в порту Расин с 10 ч. 25 мин. до 10 ч. 45 мин. 9 августа 1945 г.


Четвертая группа самолетов сбросила 16 ФАБ-250 по трем транспортам и обстреляла их из пушек и пулеметов. Один транспорт, водоизмещением 1500 т, был поврежден и, по наблюдениям летчиков, потом затонул.

Самолеты пятой группы топмачтовым способом атаковали три транспорта на рейде и сторожевой корабль, сбросив на них 16 ФАБ-250. По донесениям летчиков, были потоплены два транспорта, водоизмещением по 4000 т.

В этих налетах авиация ТОФ потеряла четыре самолета.

Одновременно с бомбардировкой порта Юки авиация ТОФ 9 августа наносила удары и по порту Расин. С 2 ч. 10 мин. до 3 ч. 10 мин. 16 самолетов Ил-4 4-го авиаполка, действуя поодиночке, произвели прицельное бомбометание по портовым сооружениям и железнодорожной станции в Расине. Японских кораблей в порту не оказалось. Наши самолеты сбросили 39 бомб ФАБ-500 и 15 ЗАБ-100. Летчики наблюдали в порту четыре крупных пожара, а у мыса Родионова был обнаружен горящий транспорт. По нашим самолетам вели огонь пять японских зенитных батарей и работали шесть прожекторов. Один Ил-4 пропал без вести, не дойдя до цели.

В 7 ч. 05 мин. 9 августа воздушной разведкой в порту Расин были обнаружены японские эсминец и транспорт, а на подходах к порту были замечены еще три эсминца и транспорт. Поэтому с 10 ч. 25 мин. до 10 ч. 45 мин. 23 самолета Ил-10, ведомые лично командиром 26-го штурмового авиаполка майором Николаевым, под прикрытием 31 самолета Як-9 14-го истребительного авиаполка нанесли повторный бомбардировочный удар по порту Расин. В результате был подавлен огонь двух зенитных батарей, потоплены транспорт и катер и еще один транспорт поврежден. Огнем зенитной артиллерии противника были сбиты четыре наших самолета.

В тот же день в 16 ч. 45 мин. 41 самолет Пе-2 из 33-го и 55-го авиаполков в сопровождении 16 Як-9 19-го истребительного авиаполка двумя группами вновь атаковали порт Расин и стоявшие там транспорты. Самолеты сбросили 82 бомбы ФАБ-250 и 78 ФАБ-100. Два транспорта были потоплены, уничтожено два склада, в порту летчики наблюдали несколько пожаров в районе пирсов. Японцы вели слабый зенитный огонь по нашим самолетам.

В 17 часов 14 самолетов Ил-10 26-го штурмового авиаполка опять бомбили порт Расин. Их прикрывали 12 Як-9. Был потоплен один транспорт, стоявший у пирса, и, по докладам летчиков, еще один транспорт. На этот раз зенитный огонь японцев был сильным, один наш Ил-10 получил повреждения и при возвращении в базу упал в море.

С 21 ч. 13 мин. до 21 ч. 18 мин. 19 самолетов Ил-4 4-го авиаполка и 18 самолетов ДБ-3 52-го авиаполка поодиночке и звеньями снова бомбардировали порт Расин, сбросив на него 90 ФАБ-500, 35 ЗАБ-100 и 35 САБ-100. По наблюдениям летчиков, были потоплены два транспорта водоизмещением по 1600 т, еще два транспорта повреждены, разрушены складские помещения и средний причал. Японцы вели интенсивный зенитный огонь, но все наши самолеты благополучно вернулись обратно.


Атака японских транспортов и объектов в порту Расин самолетами 4-го и 52-го авиаполков 2-й авиадивизии с 21 ч. 13 мин. до 21 ч. 18 мин. 9 августа 1945 г.


Одновременно с атаками портов Юки и Расин авиация ТОФ бомбардировала и порт Сейсин. 9 августа с 2 ч. 15 мин. до 3 ч. 57 мин. 18 самолетов ДБ-3 52-го авиаполка поодиночке атаковали порт Сейсин. По наблюдениям летчиков бомбы попадали в склады, причалы и здания металлургического завода Мицубиси. Один наш ДБ-3 был атакован ночным японским истребителем, но безрезультатно. Зенитный огонь противника не причинил вреда нашим самолетам, все они благополучно вернулись на свой аэродром.

В 17 ч. 20 мин. 9 августа 28 самолетов Пе-2 34-го авиаполка под прикрытием 16 Як-9 19-го истребительного авиаполка нанесли второй бомбардировочный удар по порту Сейсин. В результате был поврежден транспорт, уничтожено до 20 баркасов и шлюпок, разрушены два склада. Японцы вели слабый зенитный огонь. При возвращении на базу один Пе-2 произвел вынужденную посадку и разбился, экипаж получил ранения.

Подобные налеты производились и в два последующих дня. Тактически они были более-менее удачны: потоплено несколько транспортов, повреждены портовые сооружения. С точки зрения же стратегии (война есть продолжение политики иными средствами) эти авианалеты были бессмысленны. Зачем разрушать порты, которые должны были занять через несколько дней наши войска? А ведь бомбились не береговые батареи, а портовое оборудование и склады. С первого дня войны единственной задачей Тихоокеанского флота должны были быть десанты, задачей которых было пробиться как можно дальше до окончания войны, не считаясь ни с какими зонами разграничения, а все силы следовало бросить на их поддержку.

Несколько слов стоит сказать и о действиях береговых батарей Тихоокеанского флота. Читатель, не знакомый с географией Дальнего Востока, удивится, ведь японские корабли ни разу не подходили к нашим берегам. Совершенно правильно, наши береговые батареи ни разу не стреляли по морским целям.

Первый огонь по врагу открыла батарея № 250 Хасанкского сектора береговой обороны (четыре 130-мм установки Б-13 на острове Фурунгельма). С 6 ч. 14 мин. 9 августа и до конца дня она вела огонь по японским позициям Сиосусайского укрепрайона и полицейской заставе в районе реки Тумень-Ула. На следующий день батарея продолжала обстрел тех же целей. Только 10 августа батарея выпустила 40 осколочно- фугасных и 65 полубронебойных снарядов.

14 августа в 14 ч. 50 мин. береговая батарея № 945 (четыре 130-мм установки Б-13), расположенная на южной оконечности полуострова Камчатка, на мысе Лопатка, открыла огонь по японскому острову Шимушу[118] (район мыса Котомари-Саки). Кроме того, батарея обстреляла советский танкер «Мариуполь». Всего было выпущено 68 снарядов. Поясню: танкер «Мариуполь» (7024 брт) 14 ноября 1943 г. сел на камни у мыса Котомари-Саки. Экипаж был эвакуирован в СССР, а японцы на танкере, стоявшем на камнях, устроили наблюдательный пункт и разместили малокалиберные зенитные орудия.

Береговая батарея № 945 и в последующие дни продолжала вести огонь по противнику до капитуляции острова Шимушу.


Примечания:



1

Сёгун — титул верховного правителя государства (предводитель, военный вождь).



11

«Политехник» № 10.1970. С. 75–76.



116

Хроника боевых действий Тихоокеанского флота в войне с Японией. (9 августа-3 сентября 1945 г.). М: Воениздат, 1949. С. 12.



117

Там же.



118

Ныне остров Шумшу.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх