Глава 28

Поражение японцев

К середине августа японо-маньчжурские войска занимали укрепленный рубеж с передним краем: южная кромка Больших песков (10 км северо-восточнее Нурен-Обо), Пески в 2–3 км севернее Нурен-Обо, Песчаные бугры в 4 км юго-восточнее и восточнее Дунгур-Обо, Бугры на северном берегу река Хайластын-Гол, в 3–4 км восточнее Халхин-Гола, высоты в 5 км юго-восточнее горы Баин-Цаган, район северо-восточнее «Развалин».

Противник имел на фронте 71-й, 26-й, 64-й и 72-й пехотные полки, 8-й погрангарнизон, все дивизионные части 23-й пехотной дивизии, три тяжелых артполка, 7-й и 23-й инженерные полки, 2-й и 8-й маньчжурские кавалерийские полки и смешанную бригаду маньчжур. Для усиления противотанковой обороны японцы перебросили в состав 23-й пехотной дивизии противотанковые батареи всех полков 1-й пехотной дивизии. Кроме того, подводились к фронту части 14-й пехотной бригады (28-й пехотный полк и 6-й охранный батальон).

Советско-монгольские войска занимали плацдарм по восточному берегу реки Халхин-Гол, в 3–5 км восточнее реки.

Советское правительство сочло более невозможным терпеть присутствие японских войск на территории МНР. Советская разведка получила сведения о том, что японцы во второй половине августа собираются начать новое наступление. А главное, в Европе со дня на день могла начаться мировая война, Советскому Союзу разгром японцев на Халхин-Голе был крайне необходим, чтобы произвести нужное впечатление на Германию и развязать себе руки на востоке.

Согласно приказу из Москвы, Военсоветом 1-й армейской группы был составлен план операции по разгрому японских войск. Суть плана состояла в том, чтобы сковать противника с фронта и, ударив сильными группами с обоих флангов, окружить его в районе между Халхин- Голом и государственной границей и уничтожить. Для этой цели были созданы три группы: Южная, Центральная и Северная.

Приказом № 0068 от 17 августа 1939 г. были поставлены задачи:

1) Южной группе под командованием полковника Потапова (57-я стрелковая дивизия, 8-я мотоброневая бригада, 6-я танковая бригада (без 1-го батальона), 8-я кавалерийская дивизия, 185-й артполк, дивизион СУ-12, два танковых батальона и стрелково-пулеметный батальон 11-й танковой бригады, 37-й дивизион противотанковых орудий, рота танков ХТ-26): наступать в направлении Номон-Кан-Бурд-Обо и во взаимодействии с Центральной и Северной группами окружить и полностью уничтожить японскую группировку южнее и севернее реки Хайластын-Гол; ближайшая задача — уничтожить противника на южном берегу реки Хайластын-Гол, в дальнейшем — на северном берегу реки Хайластын-Гол; при появлении резервов уничтожить их в первую очередь; 8-я монгольская кавалерийская дивизия обеспечивала правый фланг.

2) Центральной группе (82-я и 36-я мотострелковые дивизии): атаковать с фронта, сковав противника огнем на всю глубину и лишив его возможности маневра к флангам.

3) Северной группе под командованием полковника Олексеенко (7-я мотоброневая бригада, 601-й стрелковый полк, 82-й гаубичный полк, два батальона 11-й танковой бригады, 87-й противотанковый дивизион, 6-я монгольская кавалерийская дивизия): наступать в направлении озер северо-западнее Номон-Кан-Бурд-Обо и во взаимодействии с 36-й мотострелковой дивизией и Южной группой окружить и уничтожить противника севернее реки Хайластын-Гол. 6-й кавалерийской дивизии монгольской армии обеспечивать левый фланг.

4) Резерву (212-я авиадесантная бригада, 9-я мотоброневая бригада, 1/6 танковой бригады): к утру 20 августа сосредоточиться в районе 6 км юго-западнее Сумбур-Обо и быть в готовности развить успех Южной или Северной группы.

5) Военно-воздушным силам: нанести удар до артподготовки по ближайшим резервам и по главной полосе обороны.

Истребители должны прикрывать действия бомбардировщиков СБ и наземных войск, а в случае подхода резервов противника обрушиться на них всеми силами. Продолжительность артподготовки — 2 часа 45 минут.

Особое место в плане и в подготовительных мероприятиях занимал вопрос дезинформации противника с целью создать у него впечатление о переходе наших частей к обороне. Для этого войскам рассылалась «Памятка бойцу в обороне». Передавались ложные сводки о построенных оборонительных сооружениях и запросы на инженерное имущество. Все передвижения войск производились только ночью. Шум танков, сосредотачиваемых на выжидательных позициях, заглушался шумом ночных бомбардировщиков и ружейно-пулеметной стрельбой. Чтобы создать у японцев впечатление об укреплении нашими частями центрального участка, радиостанции работали только в центре фронта. Прибывшая на фронт мощная звуковещательная станция произвела имитацию забивки кольев, создавая полное впечатление больших оборонительных работ. Чтобы приучить японцев к шуму танков, за 10–12 дней до наступления вдоль фронта постоянно курсировало несколько машин со снятыми глушителями. Все эти мероприятия оказались весьма эффективными. Японское командование действительно было введено в заблуждение.

Командиры всех степеней и родов войск, а также и штабы провели тщательную рекогносцировку расположения противника. В целях маскировки командный состав одевался в красноармейскую форму, а танкисты — в общевойсковую.

Данные о системах оборонительных сооружений противника и его группировке уточнялись воздушной разведкой, во время которой производилось фотографирование местности, и ночными поисками, сопровождавшимися захватом «языка».

Большую пользу как для маскировки начала генерального наступления, так и для проверки разведданных принесли бои 7 и 8 августа, предпринятые некоторыми нашими частями с ограниченной целью.


Политрук проводит политинформацию. Район р. Халхин-Гол. Июль 1939 г.


Советские историки настолько любили выпячивать роль партийно-политической работы в ходе боевых операций, что уже в 1970-х годах читатели словосочетание «партийно-политическая работа» встречали с усмешкой. Тем не менее партийно-политическая работа сыграла значительную роль в разгроме японцев. 8 августа в район боевых действий прибыл начальник Политуправления РККА, комиссар 1-го ранга Мехлис. По его указанию началась массовая политическая обработка личного состава групп. Основными тезисами пропаганды были: рассказы о большом числе правительственных наград, которыми удостоили участников боев за Хасан, японцы боятся штыковой атаки, японцы зверски расправляются с пленными, сдача в плен — измена Родине со всеми вытекающими отсюда последствиями для самих пленных и для их семей. Эти тезисы, в принципе, соответствовали реальности, за исключением того, что на самом деле японцы всегда стремились сблизиться с противником и бесстрашно действовали в рукопашном бою. Другой вопрос, что политработникам было приятно рассказывать, а новоприбывшим красноармейцам слушать, как японцы боятся русского штыка.

По указанию Мехлиса политработники были обязаны рассмотреть до 19 августа все заявления о приеме в партию и комсомол и выдать партийные и комсомольские документы. За период подготовки к наступлению в партию были приняты 1138 человек и в комсомол — 1280 человек.


Писатель В. Ставский с захваченным японским почтовым голубем. Район р. Халхин-Гол. Август 1939 г.


На позиции был направлен целый десант членов Союза писателей СССР. Среди них были Вл. Ставский, Л. Славин, Б. Лапин, 3. Хац ревин, К. Симонов и другие. Братия писателей в силу своих способностей стала развлекать и «накачивать» красноармейцев. Особое рвение проявлял Константин Симонов. В поэме «Баин-Цаган» он писал о безграмотной танковой атаке:

Японцы прямой наводкой
Стреляли на сто шагов,
Но танки стальной лавиной
Обрушились на врагов.
Летели на воздух пушки,
Люди, грузовики,
Трупы горой лежали
На берегу реки.
Нате вам, получайте!
Раз война, так война:
Ни одного японца
Не оставим на семена!

А в «Записной книжке» Симонов писал:

Мы всякую жалость забудем в бою,
Мы змей этих в норах отыщем,
Заплатят они за могилу твою
Бескрайним японским кладбищем!

Рано утром, в 5 часов, 20 августа 150 бомбардировщиков СБ под прикрытием 144 истребителей нанесли мощный и сокрушительный удар по скоплениям войск и артиллерийским позициям японцев в районах северного и южного берегов реки Халхин-Гол, озера Узур-Нур, Песчаных бугров (в 10 км юго-западнее Номон-Кан-Бурд-Обо) и Джинджин-Сумэ. Бомбометание производилось на высоте 2000 м на максимальных скоростях с уходом от цели с левым разворотом. Эти действия советских бомбардировщиков вынудили японцев открыть зенитный огонь, что помогло истребителям обнаружить расположение зенитных точек. По обнаруженным позициям зенитной артиллерии истребительная группа подавления нанесла успешный штурмовой удар. В результате такого внезапного комбинированного удара бомбардировщиков и истребителей огонь зенитной артиллерии противника был подавлен.

В результате предварительного подавления огня зенитной артиллерии противника в этом районе второй эшелон наших бомбардировщиков действовал с высот 4000–5000 м.

Независимо от подавления огневых точек зенитной артиллерии нашей истребительной авиацией при подходе к целям второго эшелона бомбардировщиков по этим огневым точкам зенитной артиллерии вела огонь наша дальнобойная артиллерия.

Перед началом общего наступления, с 8 ч. 45 мин. до 9 ч. 15 мин., в том же районе и по тем же целям был произведен повторный налет в составе 52 бомбардировщиков СБ под прикрытием 167 истребителей. Повторный налет был произведен таким же порядком и имел такие же результаты, как и первый. Затем в течение всего дня боевая работа бомбардировочной авиации сводилась к обеспечению продвижения наших наземных войск.

С 11 до 19 часов вся работа советской авиации слагалась из бомбардировочных действий по сосредоточению войск, артиллерийским позициям и железнодорожным эшелонам противника.

11 ч. 30 мин. — бомбометание тремя группами по девять машин в районе озера Узур-Нур.

12 ч. 30 мин. — бомбометание двумя группами по девять машин по железнодорожной станции Халун-Аршан.

14 ч. 45 мин. — бомбометание двумя группами по девять машин в районе Песчаных бугров (5 км северо-западнее Номон-Кан-Бурд- Обо).

15 ч. 45 мин. — бомбометание тремя группами по девять машин.

17 ч. 20 мин. — бомбометание двумя группами по девять машин в районе Номон-Кан-Бурд-Обо.

Наряду с прикрытием бомбардировщиков и патрулированием истребительная авиация в течение дня провела ряд воздушных боев и штурмовых атак.


Советские солдаты рассматривают остатки сбитого японского самолета. Район р. Халхин-Гол. Август 1939 г.


Описание наиболее характерных боевых действий советских ВВС приведено ниже.

В 8 ч. 20 мин. в районе Баин-Цаган произошел воздушный бой на высоте 4000 м, в котором участвовало 64 истребителя И-16 и 12 истребителей И-153. О количестве самолетов противника данных нет. В результате боя сбито два японских истребителя И-97.

В 9 ч. 10 мин. в районе Дунгур-Обо развернулся воздушный бой на высоте 3500 м, в котором участвовали 23 истребителя И-16 против тридцати И-97. Советские летчики сбили два японских истребителя.

В 10 ч. 35 мин. в районе озер Узур-Нур и Яньху 48 советских И-16 штурмовали автоколонну и конницу противника. По данным летного состава, эта атака дала хорошие результаты.

С 11 до 13 часов в районах Джинджин-Сумэ и станции Халун-Аршан 32 советских истребителя И-16 штурмовали скопления японо- маньчжурских войск.

В 16 ч. 20 мин. пятнадцать И-16 под прикрытием двадцати пяти И-16 атаковали аэродром в районе Джинджин-Сумэ, на котором находились 37 самолетов И-97 и один «Дуглас». В результате на земле были уничтожены шесть И-97 и самолет «Дуглас», еще 6–7 самолетов подожжено и сбито в воздухе два И-97.

В 16 ч. 50 мин. в районе горы Хамардаба, на высотах от 2000 до 5000 м, произошел воздушный бой, в котором участвовали 23 истребителя И-16 и одиннадцать И-153 против сорока И-97. Сбито пять японских машин.

20 августа в течение дня истребительная авиация, в основном, обеспечивала действия бомбардировочной авиации и уничтожала подходящие резервы противника. Всего за день советская авиация произвела 1094 самолетовылета.

За день было сбито и уничтожено самолетов противника: истребителей И-97 — 15, самолетов типа «Дуглас» — 1. Итого 16 машин.

В воздушном бою было сбито 2 советских истребителя, и не вернулось после боя еще 3 истребителя, итого 5 машин.


Захваченные в районе реки Халхин-Гол трофеи. Красный командир осматривает 70-мм пехотные орудия Тип 92. Август 1939 г.


В 9 часов утра 20 августа в атаку по всему фронту пошла советская пехота. В результате исходных боев к концу дня части заняли следующее положение: Южная группа овладела большими Песчаными буграми (10 км юго-восточнее Номон-Кан-Бурд-Обо), 82-я и 36-я мотострелковые дивизии, имея перед собой сильную оборону противника, продвинулись незначительно. Северная группа, разгромив и отбросив за границу 2-й и 8-й маньчжурские кавалерийские полки, окружила на высоте «Палец» сильный оборонительный узел противника (разведотряд 23-й пехотной дивизии и две роты 26-го пехотного полка с артиллерией).

Однако не все шло так гладко. Например, 6-я танковая бригада не выполнила задачи: она задержалась на переправе из-за плохо подготовленных съездов и въездов, опоздала на 4 часа и не приняла участия в бою. На участке Северной группы части не смогли овладеть оборонительным узлом противника на высоте «Палец». Командование 7-й мотоброневой бригады, долгое время занимавшей позиции против этого оборонительного узла, считало, что против бригады имеется не более двух рот противника, и недооценило его. На самом же деле там был сильный опорный пункт, для уничтожения которого потребовалось несколько дней.

На следующий день, 21 августа, войскам была поставлена задача закончить окружение противника. В этот день в бой вступила 6-я танковая бригада. К вечеру части 8-й мотоброневой и 6-й танковой бригад и правофланговые части заняли «Большие и Малые пески». Таким образом, японо-маньчжурским частям, находящимся южнее реки Хайластын- Гол, был отрезан выход на восток.

82-я и 36-я мотострелковые бригады в этот день продвинулись незначительно. В Северной группе атака опорного пункта на высоте «Палец» опять была безуспешной.


Советский тяжелый гусеничный тягач «Комсомолец» буксирует трофейное японское 150-мм орудие. Халхин-Гол. Август 1939 г.


Командование советско-монгольских войск обеспокоилось положением на северном участке. Опорный пункт на высоте «Палец» не давал возможности завершить окружение, и противник, прикрываясь этим опорным пунктом, мог перебрасывать силы на другие участки или выйти из окружения. Еще в ночь на 21 августа Северной группе из резерва придали 9-ю мотоброневую бригаду. К вечеру бригада, обойдя высоту «Палец» с севера, вышла в район 10–12 км восточнее высоты «Палец».

Остальные части Северной группы продолжали блокировать опорный пункт противника на высоте «Палец». Этот центр сопротивления представлял собой хорошо укрепленный район диаметром до полутора километров с круговой обороной. Часть блиндажей имела бетонированные перекрытия. Имелись «лисьи норы», ходы сообщения, блиндажи для машин и лошадей и проволочные заграждения. Противника пришлось выбивать штыками и гранатами, в плен никто не сдавался.

22 августа части Южной группы, разгромив в районе «Малые пески» и западнее артиллерийские позиции и резервы японцев (71-й пехотный полк), приступили к ликвидации уцелевших отдельных узлов сопротивления. Каждую огневую точку приходилось штурмовать. Орудия стреляли в упор, огнеметные танки выжигали огневые точки, а затем пехота с танками завершала их уничтожение.

23 августа к исходу дня после четырех дневных боев войсками Северной группы была взята высота «Палец». Из окопов и блиндажей извлекли более шестисот трупов японских солдат. Но у противника сохранилось еще три крупных очага сопротивления, с наиболее сильным из них в центре.

82-я и 36-я мотострелковые дивизии продолжали активно сковывать противника с фронта, постепенно продвигаясь на своих внешних флангах. С целью срыва наступления советско-монгольских войск японцы 24 августа силой до двух пехотных полков перешли в контрнаступление против 80-го стрелкового полка 57-й стрелковой дивизии на «Больших песках», но с большими потерями были отброшены. К Южной группе подтянулся 1-й стрелковый полк 152-й стрелковой дивизии.

Северная группа была усилена 212-й авиадесантной бригадой (из резерва) и двумя ротами батальона пограничников, которые заняли разрыв между Северной группой и 6-й монгольской кавалерийской дивизией.

25 августа противник снова пытался атаковать 80-й стрелковый полк, но и эта атака была отбита. Батальон 6-й танковой бригады уничтожил при этом до 80 японских солдат.

26 и 27 августа японо-маньчжурские части, окруженные 57-й и 82-й стрелковыми дивизиями в районе «Песчаной» и «Зеленой» высот, пытались вырваться из окружения. На рассвете 27 августа отряд японцев (до батальона) попытался отойти на восток по долине реки Хайластын-Гол, но был встречен огнем артиллерия, частью уничтожен, а частью отошел на северный берег Хайластын-Гола. В этот же день еще одна группа пехоты с батареей артиллерии пытались выйти из окружения в этом же направлении, но японцы были встречены огнем советской артиллерии, побросали оружие и в беспорядке отошли на северный берег Хайластын-Гола, где попали под огонь 9-й мото- броневой бригады и были полностью уничтожены.


150-мм гаубица Тип 36. Халхин-Гол. Август 1939


К 12 часам дня 27 августа 82-я и 57-я стрелковые дивизии, уничтожая уцелевшие группы противника, вышли на южный берег реки Хайластын-Гол. К утру 28 августа все очаги противника на южном берегу Хайластын-Гола были ликвидированы. Оставался последний, наиболее укрепленный очаг на северном берегу, на высоте Ремизова. В этот же день этот очаг был блокирован со всех сторон силами 602-го, 149-го, 24-го, 601-го, 127-го и 293-го стрелковых полков и 5-й стрелково-пулеметной бригады. Остальные части занимали фронт вдоль границы, не допуская подхода резервов противника. 28 августа после сильной артподготовки высота Ремизова была взята советско-монгольскими войсками. В ночь с 28 на 29 августа шли бои по уничтожению японцев, разбегающихся с высоты Ремизова.

29 и 30 августа ликвидация противника продолжалась, и только к 6 часам утра 31 августа он был полностью ликвидирован. Территория МНР была очищена от японо-маньчжурских захватчиков.


Перед вылетом. Район р. Халхин-Гол. Август 1939 г.


С 21 по 31 августа советская авиация в полном смысле этого слова господствовала в воздухе.

21 августа почти весь день, с 7 ч. 30 мин. до 17 ч. 50 мин., группы бомбардировщиков СБ по 9 машин непрерывно наносили удары по японским позициям.

В 5 часов утра состоялся воздушный бой в районе горы Хамардаба, на высоте 3000–3500 м с японскими истребителями, прикрывающими бомбардировщики. В бою участвовали с советской стороны 54 И-16 и 10 И-153, со стороны противника — до 40 самолетов (истребителей и бомбардировщиков). Бой продолжался около часа. В результате было сбито два бомбардировщика противника.

В 8 ч. 30 мин. произошел воздушный бой в районе Дунгур-Обо, на высоте 2000 м. В бою участвовали 52 советских истребителя И-16 и до сорока японских И-97. Этот бой также длился около часа. Советские летчики сбили три японских истребителя.

В 10 часов в районе Тамцак-Булак, на высоте 4500–5000 м состоялся один из крупных воздушных боев с японскими истребителями, прикрывавшими бомбардировщики. В этом сражении участвовали, с постепенным накоплением, до ста советских И-16 и до пятидесяти И-153, а со стороны противника — до пятидесяти истребителей и до сорока бомбардировщиков. Бой продолжался около часа. Были сбиты 15 японских самолетов: 13 истребителей И-97 и два бомбардировщика.


Пикирующий бомбардировщик D3А2


В 14 ч.40 мин. на высоте 2000–5000 м развернулся воздушный бой в районе озера Яньху. С советской стороны в бою участвовали 11 И-153 и 58 И-16, у японцев же взлетели тридцать И-97, прикрывавших пять бомбардировщиков. Этот бой длился 45 минут, 3 японских бомбардировщика и 7 истребителей были сбиты.

В 15 ч. 10 мин. воздушный бой произошел в районе озер Узур-Нур и Яньху. Бой велся на высоте 2000–3000 м. В бою участвовали 52 советских истребителя И-16 и 10 японских И-97. Два японских истребителя были сбиты.

В 17 ч. 30 мин. начался воздушный бой в районе боевых действий на высоте 3000–5000 м. В бою участвовали 52 советских И-16 и 8 И-153, а у японцев было до шестидесяти И-97. Два японских истребителя были сбиты.

Всего за день наша авиация произвела 1138 самолетовылетов.

За день сбито самолетов противника: истребителей — 27, бомбардировщиков — 7.

Потери советских самолетов:

сбито в воздушных боях истребителей — 3, бомбардировщиков — 1;

не вернулось с поля боя бомбардировщиков СБ — 1;

сбито огнем зенитной артиллерии бомбардировщиков СБ — 2;

уничтожено на аэродроме Тамцак-Булак при бомбометании бомбардировщиков СБ — 1.

Итого — 8 самолетов.

Наиболее характерным действием авиации противника за 21 августа стал его налет на аэродром в районе Тамцак-Булак. В этом налете участвовало до пятидесяти бомбардировщиков под прикрытием сорока истребителей. Особенностью этого налета был переход линии фронта на большой высоте с дальнейшим планирующим полетом с приглушенными моторами до высоты 3500 м, что обеспечило противнику внезапность подхода к самой цели. Японцы стали сбрасывать бомбы не по одной цели всей группой, а по четырем целям одновременно, действуя расчлененно, мелкими группами (по 6–8 самолетов). При этом налете был сожжен один советский истребитель, прямым попаданием в щель (окоп) убиты 4 человека.

22 августа бомбардировщики СБ произвели 53 самолетовылета, кроме того, 6 тяжелых бомбардировщиков ТБ-3 бомбили японские позиции. Советские истребители за день произвели 528 самолетовылетов.

Боевые действия японской авиации в течение дня, в основном, слагались из бомбометания мелкими группами (по 3–5 бомбардировщиков под прикрытием истребителей) по наземным войскам на поле боя и проведения ряда мелких воздушных боев. За день 22 августа были сбиты один советский истребитель и один бомбардировщик СБ, у японцев сбито три истребителя И-97.

В последующие три дня советская авиация действовала с прежней активностью.

23 августа над территорией, занятой японцами, был подбит И-16 с командиром 70-го истребительного авиаполка В.М. Забалуевым. Его самолет совершил вынужденную посадку. Тогда знаменитый советский ас С.И. Грицевич посадил свой И-16 рядом с разбитой машиной командира полка. Грицевичу удалось втащить Забалуева в узкое пространство между бронеспинкой и бортом, взлететь и благополучно вернуться на свой аэродром. Позже Грицевич получил звание Героя Советского Союза.

Справедливости ради надо сказать, что японские летчики несколько раз сажали свои самолеты и увозили с собой своих сбитых летчиков. Именно по этой причине за весь период боевых действий советским войскам удалось взять в плен только пятерых японских летчиков. Так, к примеру, 27 июня двадцатитрехлетний сержант Бундзи Иосияма сбил в воздушном бою три истребителя И-16 и один И-15. Возвращаясь обратно, он заметил, что на территории, контролируемой советскими войсками, приземлился на парашюте японский летчик. Иосияма, не раздумывая, посадил свой самолет рядом, затащил в кабину своего неудачливого коллегу, сержанта Эйсаку Судзуки, взлетел и был таков. Видимо, посадка на вражеской территории Иосияме понравилась. И вот 20 августа в воздушном бою Иосияма подбил еще один И-16, но добить его не смог, поскольку патроны в пулеметах закончились. Тогда бравый сержант сел рядом с советским самолетом, вылез из кабины и застрелил советского летчика, затем, взяв пистолет ТТ и часы убитого, взлетел и благополучно сел на своем аэродроме.

На реке Халхин-Гол состоялось и первое боевое применение 82-мм реактивных снарядов РС-82. Сразу замечу, что речь идет о первом применении РС-82, а не вообще об авиационных неуправляемых ракетах, которые, как известно, широко применялись на Западном фронте в ходе Первой мировой войны. Другой вопрос, что кому-то хочется доказать, что «Россия — родина слонов» и именно на Халхин-Голе ракетное оружие впервые в мире было применено в боевой обстановке.

5 августа пять истребителей И-16, оснащенных 8 ракетами РС-82 каждый, прибыли в район боевых действий, командовал звеном капитан Н.И. Звонарев. Первое боевое применение ракет состоялось в 16 часов 20 августа. С расстояния около одно километра пятерка И-16 произвела одновременный залп по группе японских истребителей и сбила два японских самолета.

Все И-16, вооруженные ракетами, участвовали в 14 воздушных боях и сбили 13 японских самолетов. Звено капитана Звонарева не потеряло ни одной машины.

Эти цифры обычно приводили все маститые авторы, писавшие о неуправляемых ракетах, и… ставили точку. У внимательного читателя возникает вопрос: почему же тогда все истребители не вооружались реактивными снарядами и не сняли пулеметно-пушечного вооружения? Обратим внимание, что никто из десятков горе-специалистов, списывавших друг у друга сведения о тринадцати сбитых японских самолетах, не упоминает о взрывателях ракет РС-82. Судя по всему, ракеты имели дистанционные взрыватели с жестко заданным временем подрыва — где-то секунд пять. Как летчик мог на глаз точно определить дистанцию до вражеского самолета, рассчитать его и свой курс и скорость, можно только гадать. А если еще учесть огромное рассеивание снарядов PC по дальности на сотни метров, а боковое — десятки метров и радиус поражения осколками снаряда 6–7 метров, то можно сказать, что поражение даже одного японского самолета было большой удачей.

К вечеру 25 августа советско-монгольские наземные части, закончив окружение противника, перешли к уничтожению отдельных очагов сопротивления.

Боевые действия советской бомбардировочной авиации, успешно выполнившей поставленные перед ней задачи по уничтожению и подавлению войск противника, свелись только к ведению разведки. За весь этот период на разведку произведено шесть самолетовылетов бомбардировщиков СБ в районы: Бурду-Нур, озера Табун, железнодорожных станций Солунь и Халун-Аршан, озера Буир-Нур, Керуленского моста и Дунду-Тово-Хошу-Сумэ.

В то же время авиация МНР (самолеты Р-5) произвела 15 вылетов в районы скопления войск противника — в Джинджин-Сумэ и Депден- Сумэ. Бомбометание производилось одиночными самолетами с интервалами 10–15 минут на высоте 1500–2000 м.

Кроме того, 26–28 августа было произведено три самолетовылета бомбардировщиков ТБ-3 для ночного бомбометания по скоплению войск противника в районах Джинджин-Сумэ и Депден-Сумэ.

С 28 по 31 августа истребительная авиация совершала штурмовые налеты на позиции японцев и на их аэродромы на маньчжурской территории. Так, 28 августа с 10 часов до 15 ч. 25 мин. было произведено три налета (88 самолетовылетов И-16) на аэродром противника в районе северо-восточнее озера Яньху. В результате на земле было уничтожено 18 самолетов: десять И-97, пять Р-97 и три самолета «Дуглас».

В официальных изданиях указывается, что 31 августа 1939 г. конфликт на реке Халхин-Гол закончился и с 1 сентября советско- монгольские войска приступили к охране государственной границы МНР.

Однако на самом деле бои продолжались. 4 сентября 1939 г. два батальона 2-й пехотной дивизии вторглись на территорию МНР, но были отброшены советскими войсками, потеряв около 35 человек.

Наиболее интенсивные боевые действия шли в воздухе. Советская бомбардировочная авиация регулярно проводила разведку на глубину до 150 км в глубь маньчжурской территории в районах Ламыйн-Сумэ, озера Табун, озера Бурду-Нур, озера Буир-Нур, Керуленского моста и Дунду-Тово-Хошу-Сумэ. Бомбометание было произведено лишь один раз — 2 сентября в 12 ч. 25 мин. по району устья реки Нумургин-Гол. Бомбардировка велась с высоты 2 км под прикрытием истребителей.

Истребительная авиация ежедневно вела патрулирование в районах Тамцак-Булак, Ханыширэ, озера Узур-Нур, Номон-Кан-Бурд-Обо, озера Яньху и озера Буир-Нур. Велась разведка маньчжурской территории в районах устья реки Нумургин-Гол, озера Узур-Нур, Ганьчжур и озера Буир-Нур. Проводились штурмовые действия по скоплениям войск противника в районах реки Нумургин-Гол и Эрис-Улыйн-Обо.

1 сентября произошел воздушный бой в районе реки Хайластын-Гол, на высоте 3500–5000 м. В бою участвовали 188 советских истребителей и до 120 истребителей противника. Бой этот продолжался больше часа. Советские летчики сбили двадцать японских самолетов: 19 И-97 и один Р-97. Один из японских летчиков, выбросившийся на парашюте, приземлился на монгольской территории и при попытке захватить его в плен застрелился.

2 сентября происходили воздушные бои в районе горы Хамардаба и реки Нумургин-Гол, на высоте 3500–5000 м. В бою участвовали 175 советских истребителей и до 100 истребителей противника. Бой продолжался от 30 минут до одного часа. Было сбито 8 японских самолетов: шесть И-97 и два И-95. Советская сторона тоже понесла потери: из боя не вернулся один истребитель.

4 сентября произошло два воздушных боя: в районе юго-восточнее Ширен-Обо и в районе устья реки Нумургин-Гол. В бою участвовали 57 советских истребителей и 24 японских И-97. Бой длился от 20 до 45 минут. В результате было сбито десять И-97. В воздушном бою были сбиты два наших истребителя и еще один пропал без вести.

5 сентября на высоте 2000 м в районе устья реки Нумургин-Гол произошел воздушный бой 62 советских истребителей и 25 японских истребителей (20 И-95 и 5 И-97). Бой продолжался 30–45 минут. Советские летчики сбили семь И-95 и один И-97 и потеряли два своих самолета: один был сбит огнем зенитной артиллерии и еще одна машина не вернулась из боя.

14 сентября в воздушном бою было сбито четыре японских истребителя, с советской стороны потерь не было.

15 сентября произошел последний крупный воздушный бой, завязавшийся при отражении воздушного налета противника (до 120 бомбардировщиков и истребителей) на аэродромы 22-го истребительного авиаполка в 45 км юго-западнее горы Хамардаба и 56-го истребительного авиаполка в 35 км западнее горы Хамардаба. Бой велся на высотах от 600 до 3000 м. В этом бою с советской стороны участвовало 212 истребителей, а со стороны противника — до 180 самолетов. Советские летчики сбили двадцать И-97 и один японский бомбардировщик, потеряв при этом пять своих машин.


Совместная фотография советско-монгольской и японской делегации на переговорах по прекращению огня в районе р. Халхин-Гол. (17 сентября 1939 г.)


Всего с 1 по 16 сентября советская авиация произвела 2010 самолетовылетов. Из них бомбардировщики СБ сделали 57 вылетов — 40 на бомбометание и 17 на разведку. Истребители произвели 1953 вылета, из которых 89 на штурмовку войск противника и 140 на разведку.

За этот период был сбит 71 японский самолет, из них истребителей — 68, бомбардировщиков — 1 и разведчиков — 2. Интересно, что среди сбитых японских самолетов впервые появились устаревшие истребители И-95.

На правительственных переговорах было достигнуто соглашение о прекращении военных действий. С двух часов дня 16 сентября 1939 г. боевые действия наземных войск и авиации с обеих сторон были прекращены.

Согласно достигнутой договоренности, 23 сентября советские войска открыли доступ японским похоронным командам на территорию МНР, в район военных действий. По условиям соглашения, японские офицеры были при саблях, а солдаты — при штыках, огнестрельное оружие провозить было запрещено. Откапывание и вывоз трупов длились целую неделю. Над японскими позициями по ту сторону границы с утра до поздней ночи стлался черный дым — японцы жгли останки своих воинов.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх