Глава 15

Сражение в Желтом море

Как уже говорилось, 28 апреля 1904 г. прямая связь Порт-Артура с Маньчжурской армией по суше была прервана японцами. 2 июня миноносец «Лейтенант Бураков» вышел из гавани Порт-Артура и подошел к мысу Тауэр Хилл, находящемуся в 25 милях южнее Инкоу. Утром 4 июня «Лейтенант Бураков» вернулся в Порт-Артур, доставив документы из Ставки. Среди телеграмм, привезенных на миноносце, был и приказ Алексеева контр-адмиралу Витгефту выходить с флотом во Владивосток: «Принимая во внимание, что поддержка Артуру может быть оказана не ранее сентября и что Балтийская эскадра может прибыть сюда только в декабре, для Артурской эскадры не может быть другого решения, как напрячь все усилия и энергию и, очистив себе проход через неприятельские препятствия… выйти в море и проложить себе путь во Владивосток, избегая боя, если позволят обстоятельства»[64].

Генерал Стессель также торопил Витгефта с выходом в море. Он надеялся, что если эскадра покинет Порт-Артур, то японцы ослабят свои усилия по овладению крепостью.

23 и 24 мая 1904 г. «Ретвизан» и «Цесаревич» полностью закончили ремонт и приступили наконец к боевой подготовке. 1 июня адмирал Витгефт перенес свой флаг с «Севастополя» на «Цесаревич», сделав его флагманским кораблем эскадры.

Наконец впервые за время осады Порт-Артура японская артиллерия с суши открыла огонь по кораблям, стоявшим в гавани. 25 июля в 11 ч. 35 мин. открыла огонь батарея японских 120-мм корабельных пушек, поставленных на колесные лафеты от осадных орудий. Стреляли короткими огневыми налетами, по 7–8 выстрелов. Вся первая серия выстрелов легла на главной улице Старого города, близ портового лазарета; вторая — несколько западнее, на Каботажной набережной, поражая находившиеся здесь склады угля; третья — на портовой площадке у адмиральской пристани, чуть восточнее которой стоял броненосец «Цесаревич». Но удачным оказалось только одно попадание: снаряд разрушил на «Цесаревиче» рубку беспроволочного телеграфа, в которой был убит минер-телеграфист, а осколками легко ранило в ногу командующего эскадрой контр-адмирала Витгефта. Около часу дня огонь был перенесен в гавань и велся, как и раньше, сериями по 7–8 выстрелов и как бы уступами с юга на север.

Контр-адмирал Витгефт, несмотря на всю свою нерешительность, понял, что надо уходить. После полуночи 28 июля русские корабли начали разводить пары. С рассветом эскадра начала выходить. «Диана», стоявшая на охране рейда, пропустив всех мимо себя, тронулась последней в 8 ч. 30 мин. утра.

На востоке в утренней дымке смутно виднелись броненосцы «Сикисима» и «Касуга», броненосный крейсер «Ниссин» и отряд старых крейсеров («Мацусима», «Ицукусима» и «Хасидате»), который начал поспешно отходить к северо-востоку.

В 8 ч. 50 мин. с «Цесаревича» просигналили: «Подготовиться к бою». А в 9 часов: «Флот извещается, что государь император приказал идти во Владивосток». Этот сигнал был встречен командами с нескрываемым одобрением. В 10 ч. 30 мин. отпустили тралящий караван, который пошел в Порт-Артур под охраной канонерских лодок и второго отряда миноносцев. Командовавший ими флагман поднял сигнал: «Бог в помощь! Прощайте!»

Эскадра шла в боевом порядке: впереди «Новик» с первым отрядом миноносцев, затем броненосцы с «Цесаревичем» в голове, наконец, крейсера, среди которых не хватало подорвавшегося на мине 14 июля «Баяна». Как только отошел тралящий караван, что-то случилось с машинами «Цесаревича»[65], и оттуда дали сигнал: «Иметь 8 узлов хода».

Японский флот между тем продолжал нести блокадную службу. Адмирал Того, уверенный, что русская эскадра в связи с осадой Порт-Артура с суши обязательно выйдет в море, усилил наблюдение за Порт-Артурским рейдом и перебазировал свои главные силы от островов Эллиот поближе к Порт-Артуру — к острову Роунд.

В ходе блокады 15 июня японцы потеряли миноносец № 51, наскочивший на камни в 9 милях к северо-западу от Саньшаньдао, погибли 13 человек. А 22 июня в бухте Талиенван подорвался на мине и затонул корвет «Каймон», использовавшийся в качестве канонерской лодки. Погибли 22 человека.


Броненосный крейсер «Якумо»


К 28 июля дислокация японского флота была следующая. Броненосцы «Микаса», «Асахи», «Фудзи», «Сикисима» и броненосный крейсер «Асама» находились в районе острова Роунд. Крейсера «Якумо», «Касаги», «Такасаго» и «Читосе» — в 15 милях южнее Ляотешана. Крейсера «Акаси», «Сума» и «Акицусима» — у Энкоунтер-Рока. Крейсера «Хасидате» и «Мацусима» — в бухте Сикау, около Порт-Артура. 1-й, 2-й и 3-й отряды миноносцев несли блокаду Порт-Артурского рейда, а 4-й отряд стоял в Дальнем. Броненосец «Чин-Иен», броненосные крейсера «Ниссин» и «Касуга» находились близи Порт-Артура. Крейсера «Ицукусима» и «Идзуми» — у островов Эллиот, броненосный крейсер «Чиода» — в Дальнем. Вице-адмирал Камимура с броненосными крейсерами находился в Корейском проливе. Он имел приказ не допустить в Желтое море владивостокские крейсера.

Важная деталь: оставляя Порт-Артур, Витгефт телеграфировал Алексееву: «Согласно предписанию, выхожу с эскадрою прорываться во Владивосток. Лично и собрание флагманов и командиров, принимая во внимание все местные условия, были против выхода, не ожидая успеха прорыва и ускоряя сдачу Артура, о чем доносил неоднократно». Командующий и большинство его командиров еще задолго до выхода не верили в благополучный исход и с этой мыслью шли в бой.

После отпуска тралящих судов русская эскадра шла в кильватерной колонне: головным — броненосец «Цесаревич» под флагом командующего, за ним «Ретвизан», «Победа», «Пересвет» (флаг младшего флагмана, контр-адмирала Ухтомского), «Севастополь» и «Полтава», крейсера «Аскольд», «Паллада» и «Диана». Крейсер «Новик» шел впереди эскадры, миноносцы были на траверзе флагманского броненосца.


Корабельная 12-см пушка Круппа, захваченная у китайцев. В 1904 г. находилась на корабле японского флота. Музей Ясукуни. Фото И. Коледенка. Октябрь 2007 г.


Главные силы японского флота под флагом вице-адмирала Того появились в поле видимости, в 120 кабельтовых (22 км), около 11 ч. 30 мин.

Они шли с северо-востока на пересечение курса русской эскадры. Головным шел броненосец «Микаса», за ним броненосцы «Асахи», «Фудзи», «Сикисима» и броненосные крейсера «Касуга» и «Ниссин».

В 12 часов с дистанции в 80 кабельтовых (14,6 км) японцы открыли огонь. Когда дистанция уменьшилась до 65 кабельтовых (11,9 км), русские корабли открыли ответный огонь. Адмирал Витгефт, вместо того чтобы занять выгодную позицию для атаки, решительно атаковать противника и тем самым обеспечить успех прорыва, стал уклоняться от боя. Именно с этой целью маневрировали и стреляли корабли русской эскадры.

Не лучше маневрировал и адмирал Того. Пытаясь охватить голову русской эскадры, он так плохо рассчитал маневр, что вместо головы оказался у нее за кормой. Японские же крейсера, хоть и окружили русскую эскадру, но, не имея определенной задачи, даже и не пытались сковать ее боем и тем самым обеспечить удар своих главных сил. В 14 ч. 30 мин. первая фаза боя закончилась. Ни одной из сторон не удалось добиться существенного успеха, в основном, потому, что бой велся на больших дистанциях (более 9 км). На таких дистанция стрельба как русских, так и японских пушек не отличалась большой точностью.

Оторвавшись от японцев, Витгефт продолжал следовать тем же курсом и строем. Главные силы японцев (1-й боевой отряд) неуклонно догоняли, находясь сзади и справа. К отряду в это время присоединился броненосный крейсер «Якумо» из 3-го боевого отряда, остальные корабли которого шли за кормой русской эскадры. 5-й боевой отряд, усиленный броненосцем «Чин-Иен» и крейсером «Идзуми», шел севернее, 6-й отряд отставал.

Вторая фаза боя началась в 16 ч. 45 мин. с расстояния 45 кабельтовых (8235 м). Главные силы японцев находились на главном траверзе: головным шел броненосец «Микаса», затем «Асахи», «Фудзи», «Сикисима», «Касуга», «Ниссин» и «Якумо». В строю русской эскадры изменений не было. Первой открыла огонь немного отставшая от эскадры «Полтава». Остальные корабли вступали в бой последовательно, стреляя по японскому флагману. «Микаса», получив в начале боя несколько прямых попаданий, отвернул, но, оправившись от удара, вновь лег на старый курс. Японские броненосцы и крейсера вели огонь, в основном, по «Цесаревичу», стараясь вывести его из строя и нарушить управление эскадрой. «Цесаревич» получил несколько попаданий. Чтобы выйти из-под огня противника, улучшить условия стрельбы для своих кораблей и не дать возможности японцам охватить голову эскадры, адмирал Витгефт приказал повернуть на два румба влево и увеличить ход до 15 узлов. «Севастополь» и «Полтава» сразу же начали отставать, и ход снова пришлось уменьшить.


Бывший китайский броненосец «Чин Иен»


К вечеру, в начале шестого, крупнокалиберный снаряд противника разорвался в середине фок-мачты «Цесаревича». В это время на мостике находились адмирал Витгефт и несколько офицеров. Витгефта взрывом разорвало на куски, погибли также флагманский штурман, лейтенант Азарьев, флаг-офицер мичман Эллис и несколько матросов. Многие офицеры и начальник штаба контр-адмирал Матусевич получили тяжелые ранения.

После гибели адмирала Витгефта командование эскадрой взял на себя капитан 1-го ранга Иванов. Он не стал подавать сигнал о гибели командующего, чтобы в разгар боя не вызвать панику на эскадре.

В 17 ч. 45 мин. второй тяжелый снаряд разорвался вблизи рубки «Цесаревича». Погибли несколько офицеров и матросов, были повреждены рулевой привод и все приборы управления кораблем и артиллерийским огнем. Броненосец, потеряв управление, начал описывать циркуляцию, но сигнал о том, что он вышел из строя, подать было некому. Командиры «Ретвизана» и «Полтавы», следовавшие за «Цесаревичем», решили, что Витгефт маневрирует, чтобы лечь на новый курс, и пошли вслед за ним. Но вскоре стало ясно, что броненосец не управляется, строй русской эскадры нарушился, а японцы усилили огонь.

Тут командир «Ретвизана», капитан 1-го ранга Щенснович повернул на неприятеля, чтобы таранить один из его кораблей. Японцы сосредоточили на русском броненосце сильный огонь, но «Ретвизан», стреляя, шел полным ходом. Когда до противника оставалось не более 12 кабельтовых, на «Микаса» поднялся черный столб дыма и окутал всю его переднюю часть. Но в этот момент Щенснович был ранен, и «Ретвизан» отвернул. Хоть и не удалось до конца осуществить замысел, но все же маневр «Ретвизана» дал возможность командирам других русских кораблей выровнять строй, но у них не хватило решимости пойти за «Ретвизаном» и поддержать его атаку.


Броненосец «Асахи»


Пока «Ретвизан» шел на таран японского броненосца, на мостике «Цесаревича» пришел в себя раненый артиллерийский офицер, лейтенант Ненюков. В рубке, кроме него, все были мертвы. Ненюков встал к штурвалу, но корабль его не слушался, тогда лейтенант передал управление через центральный пост на нижний штурвал, но также безрезультатно. Тут в рубку поднялся старший лейтенант Пилкин, ему Ненюков и сдал командование. Машинный телеграф был выведен из строя, и Пилкин с большим трудом перевел управление в центральный пост. Вскоре командование принял старший офицер корабля, капитан 2-го ранга Шумов. Он приказал поднять сигнал по эскадре, что адмирал передает командование флагману, контр-адмиралу Ухтомскому, находившемуся на «Пересвете».

Ухтомский же передал сигнал эскадре «следовать за мной», на том и ограничился. Но приказания этого никто из командиров кораблей не выполнил, а впоследствии все утверждали, что не заметили его. В кильватер «Пересвету» вступила одна «Победа». «Ретвизан» повернул к Порт-Артуру и вскоре скрылся из виду. Позднее за «Пересветом» последовали броненосцы «Полтава», «Севастополь» и «Цесаревич».

Главные силы японцев прекратили огонь и ушли на север, с ними ушел и 6-й отряд. 3-й отряд, находившийся с юга, вел огонь по концевым русским кораблям. 5-й отряд с присоединившимся к нему броненосным крейсером «Асама» также пытался помешать отходу русских.

После ухода главных сил японцев на север русские крейсера оказалась в очень невыгодном положении. Японские броненосцы открыли по ним огонь. Командовавший отрядом контр-адмирал Рейценштейн, находившийся на «Аскольде», решил, что эскадра окружена японцами, поднял сигнал «крейсерам следовать за мной» и пошел на прорыв к югу, пересекая курс своих броненосцев, идущих к Порт-Артуру. За «Аскольдом» последовал «Новик». «Диана» и «Паллада» отстали. Несмотря на сильный артиллерийский огонь японцев, «Аскольду» и «Новику» удалось прорвать кольцо и уйти, а «Диана» и «Паллада» присоединились к своим броненосцам. На этом сражение прекратилось. Японские корабли около 8 часов вечера скрылись в южном направлении.

В девятом часу вечера за «Пересветом» шли «Победа» и «Полтава». Все навигационные приборы на кораблях были выведены из строя, поэтому ориентировались по Полярной звезде. «Севастополь», «Цесаревич», «Паллада» и «Диана» отстали.

Ночью русские корабли атаковали японские миноносцы, но все выпущенные торпеды прошли мимо цели. Русская эскадра разделилась. Броненосец «Цесаревич», крейсер «Диана» и четыре миноносца в разное время повернули в море, решив идти во Владивосток. В Порт-Артур вернулись броненосцы «Пересвет», «Ретвизан», «Победа», «Севастополь» и «Полтава», крейсер «Паллада», три миноносца и госпитальное судно «Монголия».

Броненосец «Цесаревич» пришел в германскую военно-морскую базу Циндао. Немцы, как уже говорилось, держали весьма благоприятный для России нейтралитет. По законам морской войны «Цесаревич» мог стоять в Циндао 24 часа, а затем должен был уйти, но немцы вряд ли стали бы заставлять выполнять русских это условие. Тот же крейсер «Новик» тоже пришел в Циндао, погрузил там 250 тонн германского угля и пошел на прорыв во Владивосток. Но офицеры «Цесаревича» предпочли интернироваться в Циндао.


Крейсер «Диана» в Порт-Артуре


Крейсер «Диана» сиганул аж в Сайгон, куда идти было в три раза дольше, чем до Владивостока. По словам офицеров «Дианы», в Сайгоне французские власти хорошо отнеслись к русским, дали уголь, обеспечили ремонт крейсера и даже не заикались об интернировании его. «Диана» прибыла в Сайгон 12 августа и могла стоять там, сколько угодно, и уйти, когда угодно. Однако великий князь Алексей Александрович в Петербурге думал иначе. 22 августа в 11 часов утра в Сайгон прибыла телеграмма: «Генерал-адмирал приказал крейсеру кончать кампанию, спустить флаг и разоружиться по указанию французских властей. Авелан». Очевидец В. Семенов писал: «Что тут было! — почти бунт… „Не позволим спускать флаг! Не допустим разоружения! В море! В море!“ — кричали в кают-компании…» Но, увы, покричали, покричали и утихли господа офицеры. Нарушать субординацию и рисковать своей шкурой, идя во Владивосток, никто не захотел.

Командир крейсера «Аскольд» Рейценштейн и позднейшие историки утверждали, что «без докового ремонта крейсер не мог совершить безопасного плавания на океанской зыби». Но вот до Шанхая «Аскольд» дошел благополучно, «зыбь», оказывается, была только по пути во Владивосток. 30 июля «Аскольд» прибыл в Шанхай, а вскоре туда прибыл миноносец «Грозовой». И опять местные, то есть китайские, власти не предлагали интернироваться русским кораблям, а разрешили закупить 8800 тонн высококачественного кардиффского угля. «Аскольд», как и «Диана», мог уйти не только во Владивосток, но и на Балтику на соединение со 2-й Тихоокеанской эскадрой. Но у Рейценштейна, как и у командира «Дианы», были другие планы.

Лишь 7 августа к Шанхаю подошел отряд японских кораблей в составе броненосного крейсера «Токива», крейсеров «Нанива» и «Нийтака» и миноносцев «Хибари» и «Удзура». И вот только 8 августа местные власти потребовали ухода русских до 10 августа. И тут последовала телеграмма генерал-адмирала: «Разоружаться». 11 августа «Аскольд» и «Грозовой» спустили флаги.

Миноносцы «Бесшумный», «Бесстрашный» и «Беспощадный» ушли в Циндао и разоружились вместе с «Цесаревичем». Миноносец «Бурный» выскочил на камни у мыса Шантунг и был взорван экипажем.

Миноносец «Решительный» перед боем 28 июля был отправлен адмиралом Витгефтом в китайский порт Чиву с донесением Алексееву, но 30 июля был там захвачен японцами и немедленно введен в боевой состав японского флота. Он оказался единственным трофейным русским кораблем, принявшим участие в войне. «Решительный» переименовали в «Акацуки-2» в честь японского миноносца «Акацуки», погибшего 4(17) мая 1904 г. на мине под Порт-Артуром. «Акацуки-2» активно участвовал в Цусимском бою.

На прорыв во Владивосток отважился лишь капитан 2-го ранга М.Ф. Шульц — командир легкого крейсера «Новик». Крейсер зашел в Циндао, заправился углем и в ночь на 30 июля вышел во Владивосток. Шульц решил обойти Японию и пройти через пролив Лаперуза. Поскольку угля было израсходовано больше, чем планировалось, «Новик» зашел на Корсаковский пост на юге Сахалина. Там он был обнаружен японским легким крейсером «Цусима». Приняв уголь, «Новик» 7 августа пошел на прорыв, но получил три подводные пробоины. «Новик» вернулся к Корсаковскому посту и там был затоплен на мелководье. Команда его съехала на берег. Часть команды осталась для охраны крейсера, а остальные сумели добраться до Владивостока. Японцы завладели «Новиком» 5 июля 1905 г., то есть почти через год. Еще год шли спасательные работы, и только 16 июля 1906 г. крейсер был поднят. Его отбуксировали в Йокосуку и 11 июля 1908 г. переименовали в «Судзуя», а в декабре 1908 г. ввели в строй.


Примечания:



6

Накамура С. Японцы и русские. ML: Прогресс, 1983. С. 198–199.



64

Сорокин А. Оборона Порт-Артура 1904–1905. С. 110.



65

Французский завод признал свою ошибку в проектировании машин для корабля и выслал в Порт-Артур новые эксцентрики, но их успели доставить только до Шанхая.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх