Глава 4

Италия — экспортер интеллекта и прекрасного

В XIV–XV веках города Италии занимали первое место в Европе по развитию ремесел, торговли и банковского дела. В этот период значительно совершенствуется строительная техника. Огромные готические соборы предыдущих веков часто строились несколькими поколениями строителей. А в XIV–XV веках большие каменные здания стали возводить всего за несколько лет, используя точные планы и расчеты. Применение точных расчетов, а также строительных усовершенствований — комбинаций блоков, рычагов и наклонных плоскостей — позволило разрешать архитектурные задачи, недоступные мастерам предшествующих веков. Примером тому служит сооружение купола собора во Флоренции по проекту знаменитого архитектора Брунеллеско.

Итальянские инженеры в XIV–XVI веках становятся лучшими в мире фортификаторами, а итальянская артиллерия, по крайней мере, не уступает лучшим образцам артсистем Западной Европы и Турции. Неслучайно первым артиллеристом-теоретиком стал знаменитый итальянский математик Николо Тарталья. В 1537 г. в своем сочинении «Nuova scienza» он представил человечеству новую науку — внешнюю баллистику, и дал описание изобретенного им квадранта для наводки мортир. В другом своем сочинении — «Quesiti el invenzioni diversi», изданном в 1546 г., разбирая различные артиллерийские вопросы, Тарталья рассмотрел и вопросы внутренней баллистики.

До конца XVII века монографии Тарталья были настольными книгами артиллеристов всей Европы.

Неслучайно великий князь Иван III, решив перестроить Москву, приглашает итальянских мастеров. Крупнейшей фигурой среди них, бесспорно, является архитектор и инженер Аристотель Фиораванти (около 1415 — около 1486). Родился он в Болонье, в семье потомственного инженера. В 1451–1453 гг. Фиораванти выполнял различные ремонтные, фортификационные и гидротехнические работы в Риме, а с 1458 г. работал в Милане, Мантуе, Парме, Будапеште и других городах.

В 1473 г. Аристотель Фиораванти приехал в Рим, где планировалось провести передвижку огромного обелиска. Но вдруг Фиораванти арестовали и заключили в тюрьму, обвиняя в сбыте фальшивых монет. Об этом стало известно в Болонье. В городском архиве сохранилось по становление властей: «Июня 3-го дня 1473 года. Так как до сведения дошло, что магистр инженерных работ Аристотель был схвачен в Риме по поводу фальшивых монет и, таким образом, покрыл себя позором в том государстве, куда он был послал нашим Правительством именно для службы и исполнения поручений Святейшего отца, то мы всеми белыми бобами (т. е. единогласно) лишили вышесказанного Магистра Аристотеля должности и содержания, которые он получает от Болонской Каморы, и постановили, чтобы это лишение считалось со дня его уличения навсегда, при условии, что обвинение окажется верным».

Каким-то способом Аристотелю удалось выбраться на свободу. И тут ему подвернулось русское посольство Семена Толбузина, присланное Иваном III для вербовки архитекторов и инженеров для работы в Московии.

И вот, как гласит Первая Софийская летопись, «в лето 6983 (1475 г.) на Велик день пришел из Рима посол Великого князя Семен Толбузин, а привел с собой мастера муроля, кой ставит церкви и палаты, именем Аристотель». «Велик день» — Пасха — в 1475 г. пришелся на 26 марта.

При дворе великого князя Фиораванти встретили с почетом. Венецианец Амброджо Контарини, посетивший Москву в 1476 г., писал, что в городе «работали различные итальянские мастера, среди которых мастер Аристотель из Болоньи, инженер, который строил церковь на площади. Мне довелось некоторое время жить у него в доме, который находился почти рядом с домом Господина», то есть недалеко от дворца великого князя. А церковь, упомянутая Контарини, это Успенский собор Московского Кремля.

Впервые белокаменный Успенский собор был построен в 1326–1327 гг. митрополитом Петром, где он и был похоронен. В 1472 г. Иван III повелел разобрать готовый обвалиться собор.

Немедленно на том же месте русские мастера начитают строить новый каменный Успенский собор и заканчивают его в 1474 г. А пока 12 ноября 1473 г. Ивану III пришлось венчаться с византийской принцессой Софией Палеолог во временной деревянной церкви, поставленной в алтаре строившегося собора.

Однако 21 мая 1474 г. Успенский собор рухнул. Так и простоял собор полуразрушенным почти год. А в 1475 г., сразу же по приезде в Москву, Аристотель Фиораванти приступает к строительству. Итальянский мастер не пожелал использовать уцелевшие конструкции церкви и велел уничтожить все до основания. Летописец по этому поводу ехидно записал: «…еже три года делали, во едину неделю и меньше развали».

Фиораванти первым делом тщательно изучил причины разрушения Успенского собора и лишь потом велел рабочим приступить к рытью фундамента и кладке стен. Он согласился с мнением псковских мастеров о плохом качестве используемого известкового раствора и научил, как надо его готовить. И теперь «известь же густо мотыками повеле мешати, и яко наутрие же засохнет, то ножем не мочи расколупити… как тесто густое растворяше, а мазаша лопатками железными».

По свидетельству летописи, фундамент был заложен на глубине свыше двух саженей, причем укладывался он не на грунт, а на дубовые сваи, забитые в основание рва. Это все были новшества, удивлявшие москвичей, но быстро воспринятые ими.

Русские зодчие использовали кирпич и до приезда Аристотеля, но кирпич этот не отличался хорошим качеством, и его применяли в основном для забутовки белокаменных стен. Аристотель же построил новый кирпичные заводы за Андрониковым монастырем в Калитникове, на берегу Москвы-реки. Кирпичи с нового завода были более продолговатой формы по сравнению с прежними, а главное, отличались намного большей твердостью.

По завершении подготовительных работ — разрушение старой церкви, рытье рвов для фундамента и заготовка кирпича — Аристотель уже в том же году приступил к кладке стен. Фиораванти специально ездил на древние разработки белого камня в подмосковное Мячково, остался доволен качеством добываемого там камня и наладил его доставку на стройку в Москву.

В 1476 г. Фиораванти возводит стены на высоту аркатурно-колончатого пояса. Вместо традиционных дубовых связей он использует металлические, закрепляя их анкерами на наружных стенах, что значительно укрепляет всю конструкцию. Для подъема на высоту кирпича и извести Фиораванти использует специальные приспособления — подъемники. Летописец подробно описывает все эти строительные новшества.

В 1477 г. строительство собора было закончено. Еще два года ушло на внутреннюю отделку, и 12 августа 1479 г. Успенский собор был торжественно освящен митрополитом Геронтием.

Ко времени прибытия Фиораванти в Москву все артиллерийские орудия в Великом княжестве Московском изготавливались из кованого железа. Фиораванти же предложил и научил московских мастеров лить их из меди. В 1475 г. недалеко от Фроловской (ныне Спасской) башни Кремля Аристотель построил завод по отливке пушек — Пушечную избу.

В 1488 г. во время большого московского пожара Пушечная изба сгорела, но через несколько месяцев на левом берегу реки Неглинной была построена новая Пушечная изба, состоявшая уже из целого ряда деревянных построек.

Замечу, что отливкой пушек в Москве занимались и другие итальянские мастера. Среди них большую известность получил Павлин Дебосис, отливший в 1488 г. первую русскую «Царь-пушку». Вес ее медного ствола составлял 1 000 пудов, то есть 16,4 тонны. Данные об ее устройстве не сохранились, но, если предположить, что это была бомбарда (иных орудий такого веса тогда в Европе не было, мортиры же пушками никогда не именовались), то ее калибр должен был составлять около 45 см.

К сожалению, в петровские времена эту пушку перелили на металл.

Аристотель Фиораванти стал начальником московской артиллерии, чем-то типа генерал-фельдцейхмейстера XVIII–XIX веков. В октябре 1477 г. Иван III двинулся в поход на Господин Великий Новгород. Вместе с «нарядом» отправился к Новгороду и Фиораванти. При осаде города ему пришлось выполнять и обязанности главного военного инженера. «Того же месяца 6 велел князь великий мост чинити на реке Волхове своему мастеру Аристотерю Фрязину под Городищем… И той мастер учинил таков мост под Городищем на судех на той реце, и донеле же князь великий одолев возвратися к Москве, а мост стоит. На предная же возвратимся»[26].

В 1482 г. Фиораванти отправляется в поход на Казань. Впервые в истории Московского государства пушки были установлены на парусных судах. Однако судовая рать дошла только до Нижнего Новгорода, поскольку конфликт был улажен дипломатическим путем.

В начале 1483 г. Иван III учинил дикую расправу над лекарем «немчином Антоном». Есть веские основания полагать, что он был итальянцем Антонио. Великий князь приказал Антонио вылечить некоего князя Каракучу, находившегося на службе касимовского царевича Даньяра. Однако сей Каракуча отдал Богу душу, и Иван III велел жестоко пытать лекаря. Фиораванти и другие итальянцы, бывшие в Московии, собрали деньги и предложили их Даньяру и родичам покойного. Татары были рады взять деньги и уладить дело миром.

Однако великий князь «веле его [Антони] убити; они же сведше его на реку на Москву под мост, зиме, да зарезаша его ножем как овцу. Тогда же Аристотель, бояся того же, почал проситися у великого князя в свою землю; князь же велики пойма его и ограбив посади на Онтонове дворе за Лазорем святым»[27].

Однако московские артиллеристы не могли обойтись без своего главного мастера и начальника. Аристотеля пришлось освободить.

И вот в 1485 г. Фиораванти отправляется с Иваном III в поход на Тверь «с пушками, и с тюфякы, и с пищальми». 12 сентября 1485 г. Тверь капитулировала, а последний великий тверской князь Михаил Борисович бежал в Литву.

Точная дата смерти и место погребения Аристотеля Фиораванти неизвестны. Большинство исследователей согласны, что он умер в Москве в 1486 г.

Вслед за Аристотелем Фиораванти в Москву стали прибывать и другие итальянские мастера, которых в это время называли «Фрязями» или «Фрязинами», то есть итальянцами: Пьетро Антонио Солари, Марк Фрязин, Бон Фрязин, Алевиз Старый, Антон Фрязин и другие.

Знаменитый Архангельский собор Кремля, как и Успенский собор, был первоначально построен русскими мастерами в 1333 г. Он служил местом захоронения московских князей и их родственников. Однако из-за ветхости в 1505 г. собор пришлось разобрать, а 25 княжеских гробниц были временно перенесены в церковь Иоанна Лествичника. В том же 1505 г. по приказу Ивана III итальянский архитектор Алевиз Новый начал строительство Архангельского собора. На его постройку ушло три года.

В 1505–1508 гг. итальянский архитектор Бон Фрязин возводит колокольню «Иван Великий», которая до времен Сталина была самым высоким зданием Москвы. Высота этой столпообразной колокольни около 60 м. В ее основании со стенами толщиной 5 м на оставшейся площади размером всего 25 кв. м разместили старую церковь Св. Ивана Лествинчика.

В 1499–1508 гг. мастер Алевиз построил большой дворец для Ивана III. А в 1487–1491 гг. Марко Фрязин и Пьетро Солари построили Грановитую палату. Свое название это здание получило потому, что стены его облицованы белым камнем, обтесанным на четыре грани. Подобная обработка камня называется «бриллиантовый руст», что характерно для итальянской эпохи Возрождения. Грановитую палату называли также Государевой Золотой палатой, потому что в XVII веке ее своды расписали по золоту.

Стены и башни Московского Кремля также построены под руководством итальянских мастеров Антонио Фрязина (Антонио Джиларди), Марко Фрязина (Марко Руффо), Петра Фрязина (Пьетро Антонио Солари), Алевиза Фрязина Старого (Алоизио де Каркано).

Первый каменный кремль был построен еще при Дмитрии Донском, но его стены из белого камня пришли в негодность, и по приказу Ивана III итальянские мастера с 1485 по 1499 г. возвели новый кирпичный Кремль с двадцатью башнями.

В 1501–1503 гг. итальянские мастера строят собор в Чудовом монастыре в Московском Кремле.

Замечу, что итальянские мастера возводили храмы и фортификационные сооружения не только в столице, но и в других городах Московского государства. Другой вопрос, что имена этих мастеров нам в большинстве случае неизвестны. Из отрывков документов XVI века мы узнаем, что Петр Френчюшко в 1508 г. был послан в Нижний Новгород для строительства там кремля. Мастера Варфоломео Мастеробон (мастер Бон) в 1508–1509 гг. руководили строительством крепости в городе Дорогобуже.

Известно, что в 1515 г. в Тихвине неизвестный итальянский мастер построил Успенский собор. Есть достаточно доказательств работ итальянских мастеров в строительстве загородной резиденции Василия II в Александровской слободе. «Архитектура построек слободы, ее собора (1513 г.) и церкви-колокольни указывает на участие не только итальянских каменщиков-резчиков, но и архитекторов. Именно в период с 1508 и до 1515 гг. в Ростове-Великом и в Хутынском монастыре возводятся соборные храмы, архитектура которых позволяет сделать достоверные заключения об их сооружении итальянскими зодчими»[28].

Чеканка первой золотой монеты в Московском государстве и второй в истории Руси (со времен князя Владимира Святого) тоже связана с итальянцами.

В конце 50-х годов XV века в Москву из Золотой Орды прибыл итальянский купец и мастер Джан Баттиста делла Вольпе. На Руси его прозвали Иван Фрязин. Именно его в 1469 г. Иван III отправил послом в Рим сватать для великого князя византийскую принцессу Софию Палеолог.

Однако в 1472 г. Вольпе попадает в опалу Ивана III. Его имущество разграблено, а сам Вольпе сослан в Коломну. Но через несколько месяцев его возвращают в Москву, где заставляют организовать чеканку золотых монет. Позже их назвали «золотыми угорскими», их вес составлял 3,5 грамма. Дело в том, что по указанию Ивана III монеты повторяли тип венгерской золотой монеты, вплоть до герба венгерских королей и изображения святого Владислава. Любопытно, что население Московии считало его портретом самого Ивана III. А может, и не было приказа великого князя копировать «угорский золотой», а это просто хорошая шутка обиженного мастера Вольпе.

В 1528 г. в Москву приехал итальянский мастер Петрок Малой. Он также был известен как Петр Фрязин, судя по всему, его настоящее имя Пьер Ганнибал. «Летописи сохранили сведения о нескольких постройках Петрока, или Петра Малого Фрязина. В 1534 г. он заложил в Москве земляной город, получивший название Китай. На следующий год он же начал строительство каменного Китай-города. В 1534–1535 гг. Петр Малой строит земляную крепость в Себеже, в 1536 г. — в Пронске. Параллельно с этим он вел строительство Воскресенской церкви в Кремле, рядом со столпом Ивана Великого, она была заложена еще в 1532 г. и завершена без лестницы в 1543 г., полностью закончена и освящена только в 1552 г. уже без участия итальянского мастера»[29].

Замечу, что Петрок Малой строит на Руси не только каменные крепости, но и земляные бастионы, что было новшеством в Московии. В частности, такого типа крепости были построены в городе.

Есть достаточно оснований полагать, что именно Петрок Малой был архитектором знаменитой церкви Вознесения в селе Коломенское под Москвой. Вся документация о строительстве церкви погибла при пожаре, поэтому идут споры о времени строительства. Высказываются и сомнения об авторстве Петрока, но иных кандидатур не находится.

Замечу, что в 1979 г. в ходе реставрации церкви Вознесения были обнаружены на белокаменном корпусе наружных лопаток крестовой части храма вырезанные арабские цифры 1533. В России в XVI веке было совсем иное летоисчисление, и это косвенно свидетельствует в пользу итальянских мастеров.

Работам итальянских мастеров в России во второй половине XV — первой половине XVI веков стоит посвятить многотомную монографию, я же здесь вынужден ограничиться краткой ретроспективой.

В середине XVI века деятельность итальянских мастеров в России прекращается и возобновляется лишь в начале XVIII века в царствование Петра I. Среди архитекторов петровского времени первым следует назвать Доменико Трезини (около 1670–1734) — одного из основоположников так называемого «петровского барокко». Оказавшись без работы при датском королевском дворе Фридриха IV, Трезини в 1703 г. охотно принял приглашение русского посла Измайлова «служить в городовом и палатном строении». В апреле того же года Трезини едет в «Санкт Питербурх». Там он занялся строительством укреплений на острове Котлин. Трезини создает первый форт крепости на искусственном острове на Южном фарватере. Форт получает название Кроншлот. Деревянные, а также каменные форты острова Котлин, возводимые Трезини, современники называли «российскими Дарданеллами». В 10–20-х гг. XVIII века Трезини строит не только укрепления, но и пороховые погреба, склады, казенные здания, прокладывает каналы.

В 1704 г. Петр I отправляет Трезини восстанавливать крепость Нарву, пострадавшую в ходе штурма русских войск.

В 1706 г. Трезини приступил к реконструкции Петропавловской крепости, земляные бастионы которой царь повелел одеть в камень. Завершить основные работы удалось лишь к 1718 г.

В 1712–1733 гг. Трезини в Петропавловской крепости на месте деревянной церкви строит Петропавловский собор, ставший усыпальницей русских императоров. Через год после окончания строительства собора, в 1734 г., Трезини скончался и был похоронен в Санкт-Петербурге.

Не менее интересны творения Луиджи Руска. «Еще мальчиком, в 1767 году, он приехал в Россию с отцом — каменных дел мастером Джованни Руска, приглашенным И.И. Бецким для строительства Исаакиевского собора и памятника Петру Великому. Официально поступил на службу в 1783 году. К основным работам Луиджи Руска в Санкт-Петербурге относятся: дворец Бобринских на Галерной улице, казармы Кавалергардского, Измайловского, Гренадерского, Астраханского полков, дом ордена иезуитов на Екатерининском канале, дом с четырьмя фронтонами на углу Садовой и Итальянской улиц. В Царском Селе в пейзажной части Екатерининского парка по его проекту (1809) была построена Гранитная терраса, а также Большая гранитная пристань на берегу Большого пруда. Руска был избран академиком архитектуры Петербургской академии художеств. По его проектам в Украине построен Нежинский лицей в стиле классицизма (1807–1817), гостинные дворы в Киеве (вместе с арх. Меленским, 1809), Белой Церкви (1809–1814) и Феодосии, церковь в Симферополе (1809). В 1818 году он уволился со службы и вернулся в Италию»[30].

В 1716 г. в Россию по приглашению Петра I прибыл уроженец Флоренции Бартоломео Карло Растрелли. Он взял с собой шестнадцатилетнего сына Франческо. Бартоломео в России считался основоположником стиля барокко в скульптуре.

Бартоломео Растрелли увековечил образ Петра Великого в парадно-триумфальном и конном монументе, отлитом из бронзы в 1745–1746 гг. и в 1800 г. установленном перед Инженерным замком, и большом бюсте, отлитом из бронзы в 1723–1729 гг. и установленном в Эрмитаже. Среди других произведений мастера — бюст А.Д. Меншикова (1723–1729, Русский музей, Петербург), группа «Императрица Анна Ивановна с арапчонком» (бронза, 1733–1741, Русский музей) и др.

Его сын Бартоломео Франческо Растрелли (1700–1771) по праву считается крупнейшим представителем русского барокко. В 1730 г. он стал придворным архитектором императрицы Анны Ивановны. В 1736–1740 гг. Франческо строит для графа Бирона дворцы в Рундале и Митаве в Курляндии. В 1745–1757 гг. он руководил работами по перестройке царских резиденций в Петергофе и Царском Селе. В 1754–1762 гг. по проектам Растрелли возводился новый Зимний дворец. Среди других произведений Растрелли — Воронцовский (1749–1757) и Строгановский (1752–1754) дворцы в Петербурге.

В царствование Елизаветы Федоровны Франческо Растрелли был допущен к проектированию православных храмов в Киеве, построенных в 1748–1767 гг. Растрелли построил в 1745–1752 гг. Мариинский дворец, который ныне является резиденцией президента Украины.

Самым крупным из церковных комплексов зодчего явился Смольный монастырь в Петербурге (1748–1764) с жилыми корпусами и храмами.

Скончался Франческо Растрелли в Петербурге в 1771 г.

В 1751 г. гетман Кирилл Розумовский пригласил в Малороссию из Италии архитектора — Антонио Ринальди (около 1710–1794), который работал в Киеве и на Черниговщине.

В 1754 г. император Петр III поручил Ринальди строительство дворцового комплекса в Ораниенбауме под Петербургом. По его проектам здесь были возведены: дворец Петра III (1759–1762), впечатляющий декоративно-пластической изысканностью Китайский дворец (1762–1769) и уникальная Катальная горка (1762–1774). Среди других произведений итальянского архитектора особо стоит отметить Мраморный дворец в Петербурге (1768–1783, ныне отдел Русского музея) и дворец в Гатчине (1766–1781).

Об итальянских мастерах конца XVIII — начала XIX века можно написать многотомную монографию, но здесь придется ограничиться лишь упоминанием знаменитых имен: Джакомо Кваренги (1744–1817), Франческо Кампорези (1747–1831), Карло Росси (1775–1849).

Как видим, вклад итальянских мастеров в архитектуру, скульптуру, живопись, фортификацию и даже артиллерию России трудно переоценить. Это была попытка экспорта интеллекта и прекрасного.


Примечания:



2

Почему я привел именно этот пример? Ну, во-первых, дабы показать, что в Ватикане с X века мало что изменилось, а во-вторых, поскольку оная сестра хорошо описана в книгах нашего резидента. О ней мы еще поговорим.



3

Которн Н. Интимная жизнь римских пап. М.: Фирма «Издательство ACT», 1999. С. 113–118.



26

Цит. по: Алексеев Ю.Г. Походы русских войск при Иване III. СПб.: Издательство С.-Петербургского университета, 2007. С. 203.



27

Полное собрание русских летописей. Т. С1. Софийская вторая летопись. СПб., 1853. С. 235.



28

Баталов А.Л. Судьбы ренессансной традиции в средневековой культуре. Итальянские формы в русской архитектуре XVI века // Искусство христианского мира: Сборник статей. Выпуск. 5. М.: Издательство Православного Свято-Тихоновского Богословского института, 2001. С. 136.



29

Подъяпольскии С.С. Архитектор Петрок Малой. // Памятники русской архитектуры и монументального искусства. Стиль, атрибуции, датировки. Москва, 1983. С. 35.



30

Материалы сайта http://www.italcult.ru/famous_4_2_4.php.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх