Глава 39

Отношение России и Италии в послевоенный период

20 июня 1945 г. в Италии было образовано правительство во главе с одним из руководителей партизанского движения Ферручио Пари. В него вошли представители всех партий, кроме, разумеется, распущенной фашистской.

Однако уже 9 декабря 1945 г. власть перешла к правительству Альчиде Де Гаспери, который представлял христиан-демократов (ХДП). Гаспери длительное время работал госслужащим Ватикана и был близок к Святому престолу. Равно его можно назвать и «агентом влияния» Ватикана.

Американские войска, оккупировавшие Италию, постоянно готовились к вооруженному вмешательству в случае кардинальной победы левых сил, то есть союза коммунистов и социалистов.

Достаточно консервативный историк Джонатан Китс дипломатично писал: «В условиях холодной войны Италия одной из первых оказалась в числе объектов „мягкого воздействия“ по причине успеха ее коммунистической партии, получившей поддержку во всех слоях общества. В какой мере определяющим было это вмешательство американцев во внутренние дела итальянского государства — вопрос, до сих пор относящийся к области догадок, а учитывая свойственную политической культуре этой страны закулисную секретность — заведомо безнадежный для расстановки всех точек над „i“. Единственное, о чем можно с уверенностью сказать, так это наиболее очевидное — по сравнению со всеми остальными демократическими режимами послевоенной Европы — присутствие бдительного ока американской администрации именно в Италии»[255].

Что же касается Святого престола, то он в нарушение всех законов Италии и Лютеранских соглашений открыто ввязался в политическую борьбу Папа Пий XII, «выступая 7 сентября 1947 г. на площади Св. Петра в Риме перед активистами „Католического действия“, заявил: „Драгоценна каждая минута. Пора раздумий и проектов прошла. Настало время действовать. Вы готовы? Два враждебных лагеря в религиозной и моральной области вырисовываются все с большей ясностью. Пробил час испытаний“. В том же году в рождественском послании Пий XII четко сформулировал свою позицию в международных делах, заявив, что он против деления мира на фашистов и антифашистов. Такому делению он противопоставил свою формулу: „За или против Христа“ („за“ — все капиталистические страны, „против“ — разумеется, СССР и все, кто его поддерживает). Эта формула соответствовала лозунгу, выдвинутому итальянскими демохристианами на выборах 1948 г., — „Рим или Москва“. В своем послании Пий XII объявил „дезертиром и предателем любого, кто окажет материальную поддержку, предоставит свои услуги и способности, помощь и голос партиям или властям, не признающим Бога“…

Составной частью стратегии Ватикана в борьбе за голоса избирателей на парламентских выборах 18 апреля 1948 г. стало запугивание прогрессивно настроенных деятелей католической церкви. Пий XII не доверял служителям церкви, участвовавшим в партизанском движении. Он считал их „друзьями коммунистов“. Но некоторые священники открыто заявили о своей поддержке антифашистского Национального фронта и, игнорируя прямое указание Ватикана, отказались „предавать анафеме марксистов“.

Американское посольство встревожилось и направило своего представителя Парсона за разъяснениями в Ватикан. Как свидетельствует телеграмма Парсона государственному секретарю США, в Ватикане ему обещали сурово наказать священников, сотрудничающих с коммунистами, „поскольку поддержка партии атеистов — это политический акт, противоречащий учению церкви“»[256].

Надо ли говорить, что подобные выступления ставили католиков вне закона в СССР и других странах Восточной Европы, где были у власти коммунисты. На мой взгляд, тут Сталин упустил шанс нанести решительный удар по Ватикану. Борьба с враждебными религиозными течениями исключительно с позиции государственного атеизма бесперспективна. И это Сталин понял уже в 1942 г., следствием чего стало восстановление Патриаршества, открытие сотен закрытых храмов в СССР и т. д.

Если римский папа являлся врагом России, то нужен… другой папа.

Блестящий советский историк, разведчик, диверсант и посол республики Коста-Рика в Италии Иосиф Григулевич писал: «Нет сомнения, что, не располагай сегодня США в Европе поддержкой сил, связанных с Ватиканом, не могло бы быть и речи о контроле США над Западной Европой. Отсюда, естественно, такой вывод: любой удар по Ватикану — это удар по нашему главному противнику — американскому империализму.

Если бы нам удалось расшатать эту международную ватиканскую организацию, внести в нее смуту, фронду, раскол, то мы тем самым нанесли бы серьезный удар, в первую очередь, европейской реакции, идеология которой сегодня исходит из Ватикана, и сильный удар по ее союзнику и покровителю — американскому империализму.

Возможно ли это? Думаю, что имеются неплохие предпосылки для реализации такого плана.

В странах народной демократии католическая церковь является последней опорой реакции, которая, опираясь на ее организацию и при ее поддержке, оказывает последнее бешеное сопротивление. Правительства народных демократий ведут против руководства и актива католической церкви политическую и административную борьбу. Но воспитательная работа, отнятие материальной базы у духовенства и репрессии против отдельных прелатов — не очень пугают Ватикан: церковь только очищается этим, приобретает мучеников и святых. Поэтому пока основная масса попов идет за папой и слепо следует догме Ватикана, ватиканская агентура будет жить и преуспевать. Единственное, чего боится Ватикан, — это того, что мы используем против него всю силу государственного аппарата и все силы идеологического воздействия. Образование автономных, национальных католических церквей, их последующее объединение в автономную антипапскую церковь страшит Ватикан не только тем, что это означало бы смерть для его агентуры в странах народной демократии, но и тем, что эта церковь могла бы перейти к офензиве и перенести борьбу в Западную Европу, поставив под угрозу существование самого Ватикана. Такой вывод основан на историческом опыте, на прошлом католической церкви»[257].

Григулевич около двадцати лет изучал историю католической церкви и предложил достаточно разумный рецепт: «История католической церкви полна расколами, смутами и фрондами. Расколы и различные фронды вызвали острые кризисы в католической церкви и неоднократно ставили под угрозу существованием самого Ватикана. За сравнительно недолгую историю можно насчитать 28 антипап, каждый из которых символизировал определенный кризис в католической церкви. Но только те расколы увенчались успехом, которые имели поддержку государственного аппарата.

Может ли быть создано новое движение в странах народной демократии с помощью государственного аппарата? Даже Ватикан отвечает утвердительно. Это может быть реализовано организацией в отдельных странах автономных от Ватикана католических церквей с провозглашением автономного Папы со своей коллегией кардиналов и прочей парафериалией.

Следует отметить, что Ватикан и католическая церковь в Западной Европе переживает, несмотря на свои успехи, глубокий политический и идейный кризис. Признаки этого кризиса многочисленны: движение молодых попов в Италии, рабочих попов во Франции, всевозможные католические социальные и социалистические течения и движения. К этому феномену следует отнести радикализацию крестьянских профсоюзов, в частности, в Италии и Франции, а также появление левых оппозиционных движений почти во всех католических партиях в Европе. Ватикан исключительно обеспокоен этими признаками разложения.

По признанию кардинала Боргончини Дуки, Министерством внутренних дел Ватикана только за последний год было отлучено в Западной Европе от католической церкви около 1000 священников за политическую крамолу и отсутствие политической дисциплины (за участие в движении за мир, за участие в организациях, руководимых коммунистами, за сопротивление директивам Ватикана в массовых католических организациях, за самовольную организацию разных „социальных“ движений и т. д.). По словам кардинала Дуки, эта цифра отлученных наиболее высокая за последние 50 лет. Ватикан делает все возможное, чтобы скрыть этот факт, для этого совершаются расправы втихомолку, а расстриженных попов стараются замучить или соблазнить всяческими мерами, чтобы заручиться их молчанием»[258].

В конце концов Григулевич «назвал кошку кошкой»: «Краков — город идеальный для нового Авиньона». Он имел в виду, что с 1309 по 1377 г. этот французский город был резиденцией римских пап, при этом существовали и параллельные папы в других городах Европы.

Естественно, создание «нашего» папы в Кракове породило бы массу проблем, например, с возвращением греко-католиков в лоно Русской православной церкви.

На каком уровне были отвергнуты предложения Григулевича, неизвестно. Это, как и многое другое, является тайной архива в Ясенево.

В 1945 — начале 1946 г. власть короля в Италии была чисто номинальной. Формально он назначал правительство и принимал его отставку. Но реальной власти у Савойской династии не было. 9 мая 1946 г. 77-летний Виктор Эммануил отрекся в пользу принца Умберто, которого стали называть «майским королем».

2 июня 1946 г. состоялся референдум по вопросу сохранения монархии. На юге Италии позиции монархистов были еще сильны, но центр и север страны категорически высказались за республику. Немалую роль сыграли и женщины, которые впервые в истории Италии участвовали в голосовании. Король очень надеялся на то, что их голоса окажутся в его пользу, но в этом он ошибся. Конечный результат голосования был таков: 54 % избирателей высказались в пользу республики. (И это при миллионе украденных бюллетеней!) Это стало приговором для короля Умберта II, и он отправился в изгнание, сначала в Португалию, а затем — в Египет.

В Конституцию Итальянской республики была включена статья XIII, запрещавшая пребывание бывшего короля в Италии. Имущество королей, их владения переходили в собственность государства. Но об этом Виктору Эммануилу уже не суждено было узнать. За три дня до вступления в силу конституции (1 января 1948 г.) Виктор Эммануил III скончался в Египте. Стоит отметить, что с 1936 г. в Риме под крышей Савойской династии жили и их русские родственники. Речь идет о князе императорской крови Романе Петровиче и его семействе. Замечу, что и Роман, и его дети именуют себя великими князьями. Однако по законам Российской империи последним великим князем был отец Романа Петр Николаевич, внук императора Николая I. Все дальнейшие потомки могли иметь только титул князей императорской крови.

Матерью князя Романа Петровича была Милица Черногорская, родная сестра жены короля Виктора Эммануила II Елены Черногорской.

Семья Романа Петровича распространяла версию о том, что Муссолини в 1942 г. предложил двадцатилетнему Николю Романовичу стать черногорским королем. По этой версии, с таким предложением в их дом внезапно явился министр королевского двора герцог Аквароне. Однако Роман Петрович и его сын отказались от престола. В интервью русской службе Би-би-си, данном несколько месяцев назад, Николай Романович объяснял свой отказ антипатией к фашизму и тем, что он русский князь и «Черногория меня не интересует». Замечу, что к 1942 г. немцы были уже разбиты под Москвой, а Югославия охвачена партизанским движением, и значительная часть ее территории контролировалась партизанами Тито. Так что принимать черногорскую корону в такой ситуации было более чем рискованно.

После референдума 1946 г. семейство Романа Петровича вслед за королевским семейством также отправилось в Египет.

10 февраля 1947 г. в Париже произошло подписание мирного договора Италии со странами антигитлеровской коалиции. Договором границы Италии были определены по состоянию на 1 января 1938 г. с изменениями, содержащимися в статьях 2, 3,4,11, 22, где указывалось, какие территориальные уступки в исправлении границы (обычно на 0,5–2 км) делались Италией в отношении Франции или Югославии, а также намечалась новая граница с Триестом (Свободная территория Триест).

Италия была вынуждена отказаться от колоний — Ливии, Эритреи и Сомали. Италия передала Греции Додеканезские острова.

Согласно договору, «Италия не должна иметь, производить или экспериментировать»:

— любые виды нового вооружения;

— любые управляемые снаряды;

— какие-либо орудия, стреляющие на дистанцию свыше 30 км;

— морские мины или торпеды с неконтактным взрывателем;

— любые торпеды, управляемые боевыми пловцами.

После вступления Италии в НАТО были нарушены все без исключения вышеуказанные пункты договора.

Согласно мирному договору, Италия должна была выплатить СССР в качестве репараций 100 млн долларов в течение семи лет. Репарации должны выплачиваться поставками промышленной продукции и изъятием итальянских активов в Болгарии, Румынии и Венгрии.

22 декабря 1947 г. Учредительное собрание приняло Конституцию Итальянской республики. Главой парламентской республики стал президент, избираемый на 7 лет на совместном заседании палат с участием специальных делегатов от областных собраний. Президент назначает выборы, имеет право отлагательного вето, а также досрочного роспуска парламента (но не менее чем за 6 месяцев до окончания президентского срока), назначает членов правительства (Совет министров) во главе с председателем Совета министров.

По Конституции законодательная власть осуществляется парламентом, состоящим из двух палат: палаты депутатов и сената.

Палата депутатов избирается на 5 лет прямым голосованием по норме один депутат от 80 тыс. жителей. Сенат избирается прямым голосованием (две трети членов) и областным собранием (треть членов). Один сенатор избирается от 200 тыс. жителей. Правом заседать в сенате пожизненно пользуются только бывшие президенты. Срок полномочий сената — 6 лет.

28 июня 1948 г. премьер-министр де Гаспери подписал соглашение, согласно которому на Италию был распространен план экономической помощи США, так называемый «план Маршалла». Оценки влияния «плана Маршалла» на развитие экономики Италии весьма противоречивы. Так, либеральные экономисты утверждают, что «за 1950–1963 гг. общий объем ее промышленного производства возрос втрое. Особенно высокими темпами развивались некоторые специализированные отрасли химической промышленности (переработка нефти и газа и производство синтетического волокна за 1953–1962 гг. дали прирост продукции в 28 раз, производства пластмасс — в 10 раз) и точное машиностроение. Менее чем за полтора десятилетия Италия из страны среднего уровня промышленного развития превратилась в высокоразвитую в промышленном отношении страну. Этот рывок был совершен благодаря крупным капиталовложениям в ключевые отрасли производства, позволившим коренным образом обновить их»[259]. Есть и иные оценки «плана Маршалла» в Италии. «В результате маршаллизации итальянская экономика оказалась полностью подчиненной интересам американских империалистов. Общий уровень промышленности к началу 1951 г. не достигал уровня 1938 г. Промышленность была загружена лишь на 30–74 % своей мощности.

„План Маршалла“ подорвал сельское хозяйство Италии, так как американские экспортеры ввозят в страну продукты сельского хозяйства, которые Италия производит сама; сельскохозяйственное производство составляло в 1950 г. около 87 % от уровня 1938 г.

Внешняя торговля Италии не достигла довоенного уровня, „план Маршалла“, разрушая исторически сложившиеся торговые связи Италии, вынуждает ее ввозить товары главным образом из США (в 1949 г. 36,2 % всего импорта) при ничтожном итальянском экспорте в США (в 1949 г. 3,8 % всего экспорта). Вследствие взятых Италией обязательств по „плану Маршалла“ срывается и ее торговля со странами народной демократии и Советским Союзом. В стране растет безработица. Даже по официальным, преуменьшенным данным, в 1950 г. насчитывалось более двух миллионов полностью и почти три миллиона частично безработных.

Стоимость жизни по сравнению с довоенным уровнем к 1951 г. увеличилась в 48 раз, а с января 1950 г. по январь 1951 г. индекс оптовых цен поднялся на 21 %. Средний месячный заработок рабочего в Италии — 23 500 лир, батрака — 13 346 (на севере) и 3868 лир (на юге). 70 % итальянского населения не имеет дохода, необходимого для прожиточного минимума; 3,5 млн трудящихся относятся к категории „нищенствующих“; в стране насчитывается 1,5 млн пенсионеров, получающих от трех до четырех тысяч лир в месяц (при прожиточном минимуме 60 тыс. лир в месяц на среднюю семью в 4 человека), и миллион стариков и инвалидов, лишенных пенсии, 5 млн итальянцев не имеют жилищ и ютятся в пещерах, заброшенных помещениях, самодельных хижинах»[260].

Замечу, что все сказанное относится к Италии 1950-х годов. Просмотрев фильмы Витторио Де Сика, Пьера Пазолини, Эамано Ольми и других, снятые в 1950–1960-е годы, нетрудно увидеть уровень жизни простых итальянцев. Так что негативные оценки «плана Маршалла» соответствуют действительности.

«План Маршалла», направленный на восстановление разрушенного войной хозяйства, был принят Италией в 1948 г. сроком на два года, но потом продлен. Сначала в Италию ввозились только продукты питания, а затем начался импорт промышленного оборудования. Общий объем поставок по «плану Маршалла» составил вначале 1,5 млрд долларов, причем США контролировали расходование поступавших средств. Впоследствии финансовая помощь США составила свыше 3 млрд долларов. При этом не стоит забывать, что англо-американская оккупация обошлась стране 10–12 млрд долларов, что почти в полтора раза превышало убытки итальянского хозяйства в 1940–1944 гг.[261].

Зависимость Италии от США явно не способствовала налаживанию товарообмена с СССР. Серьезным препятствием для развития советско-итальянской торговли в первые послевоенные годы стало отсутствие между обеими странами торгового соглашения, так как после 1941 г. потеряли свою силу Договор о торговле и мореплавании 1924 г. и другие экономические соглашения между СССР и Италией. Помимо этого, в соответствии с положениями Мирного договора необходимо было определить конкретный порядок выплаты Италией репараций СССР.

Для урегулирования всех этих вопросов в августе 1948 г. в Москву прибыла итальянская правительственная делегация. После долгих переговоров, 11 декабря 1948 г., советские и итальянские представители подписали несколько экономических соглашений: «Договор о торговле и мореплавании», «Торговое соглашение», «Соглашение о платежах», «Соглашение о выплате Советскому Союзу репараций». В результате подписания этих соглашений объем советско-итальянского товарооборота стал возрастать и в 1949 г. достиг 158,6 млн рублей. Заключенные в Москве в декабре 1948 г. соглашения стали главными послевоенными экономическими договорами между СССР и Италией. А некоторые из них, например, о правовом положении Торгового представительства, действуют и сейчас.

«Договором о торговле и мореплавании» устанавливалась правовая база для экономических отношений между нашими странами, определялись основные принципы урегулирования вопросов в отношении торговли между СССР и Италией, торгового судоходства, транзита, исполнения арбитражных решений и др. В приложении к этому договору «О правовом положении Торгового представительства Союза Советских Социалистических Республик в Италии» сказано, что советское торгпредство в Риме содействует развитию экономических отношений между СССР и Италией, представляет интересы СССР в Италии во всем, что касается внешней торговли, осуществляет торговлю между нашими странами. Советское торгпредство является составной частью посольства СССР в Италии. Торгпред и его три заместителя пользуются всеми иммунитетами и привилегиями, присвоенными членам дипломатических представительств. Занимаемое советским торгпредством помещение пользуется правом экстерриториальности. Торгпредство имеет право открыть свои отделения в городах: Милане, Генуе и Неаполе по соглашению между правительствами СССР и Италии.

«Договор о торговле и мореплавании» и приложение к нему «О правовом положении Торгового представительства Союза Советских Социалистических Республик в Италии» был подписан с советской стороны министром внешней торговли А.И. Микояном, а с итальянской — депутатом парламента Уго Ла Мальфа. В 1949–1955 гг. объем советско-итальянского товарооборота в общем товарообороте Советского Союза был относительно небольшим и составлял 0,5–1,3 %, причем в товарообороте СССР со странами Запада на Италию приходилось 2,5–6,1 %. Во внешней торговле Италии объем товарооборота с СССР также был невелик, так, в 1956 г. он составил всего 1,1 % товарооборота Италии.

С 1948 г. по 1956 г. товарооборот между СССР и Италией возрос с 6,9 млн рублей до 53,9 млн рублей.

Из Советского Союза в Италию экспортировались товары, крайне необходимые для этой страны. С 1948 г. традиционными статьями советского экспорта были антрацит, нефть, мазут, чугун, пшеница, пиломатериалы, марганцевая руда, хлопок, нафталин и т. д.

Советский импорт из Италии 1948–1952 гг. на 60 % состоял из машин и оборудования. Но уже с 1952 г. структура импорта стала существенно меняться и начала повышаться доля полуфабрикатов и продовольствия. Так, 1953–1956 гг. на долю машин и оборудования приходится лишь 20 %. Однако к 1960 г. эта цифра снова возрастает и составляет уже 34 %.

28 декабря 1957 г. между СССР и Италией было подписано первое долгосрочное «Соглашение о взаимных поставках товаров в 1958–1961 гг.», что значительно оживило советско-итальянскую торговлю. Одновременно с долгосрочным соглашением было заключено «Соглашение о платежах» от 28 декабря 1957 г., по которому устанавливалась новая система расчетов в переводных лирах, которая заменила прежнюю клиринговую форму расчетов.

После подписания долгосрочного «Соглашения о взаимных поставках товаров в 1958–1961 гг.» торгово-политические отношения между СССР и Италией значительно улучшились — резко возрос товарооборот между нашими странами, начали устанавливаться коммерческие связи с крупнейшими итальянскими фирмами, которые раньше не желали иметь финансовых отношений с советскими внешнеторговыми организациями.

Так, в конце 1958 г. с фирмой «Шатийон» был подписан контракт на поставку в Советский Союз завода по производству высокопрочного кордного волокна. В 1959 г. было заключено соглашение с крупнейшим химическим концерном «Монтекатини» на поставку в СССР трех химических заводов. В 1960 г. с этим же концерном было подписано соглашение на поставку оборудования для производства аммиака, а с фирмой «Сниа-Вискоза» — на поставку оборудования для регенерации капролактама из промывных вод.

В 1960 г. был заключен контракт с крупнейшим итальянским государственным объединением по добыче, переработке и транспортировке нефти и газа «ЭНИ» на поставки в Советский Союз оборудования и труб (240 тыс. т) для нефтепровода и синтетического каучука. Наша страна обязалась поставить этому концерну в 1960–1965 гг. 12 млн тонн нефти и нефтепродуктов. В 1961 г. с «ЭНИ» был заключен контракт на поставку оборудования для производства аммиака и метанола.

Далее, до 1980-х годов, торговля между СССР и Италией развивалась на основе долгосрочных торговых соглашений и десятилетних программ о развитии экономического, промышленного и технического сотрудничества. Товарооборот между нашими странами увеличился с 67,1 млн рублей в 1957 г. до 1887 млрд рублей в 1977 г.

В середине 1970-х годов Италия находилась на пятом месте среди развитых капиталистических держав в торговле СССР с этой группой стран. В 1976 г. доля Италии во внешнеторговом обороте СССР составила уже 3,1 %. А Советский Союз в это время занимал десятое место во внешней торговле Италии (на 1976 г. удельный вес товарооборота составил 2,8 %).

Но самых высоких темпов товарооборот между СССР и Италией достиг во второй половине 1960-х — начале 1970-х годов, когда были осуществлены наиболее крупные совместные проекты. С 1967 по 1976 г. объем товарооборота между нашими странами увеличился в 5 раз.

Основным товаром в экспорте СССР в Италию по-прежнему оставалась нефть. Так, в 1976 г. ее удельный вес в общем экспорте составил 56,1 %. Доля нефтепродуктов в советском экспорте в Италию в том же году составила 17,1 %, природного газа — 4,9 %, каменного угля — 4,0 %.

Удельный вес машин и оборудования в общем экспорте СССР в Италию оставался на низком уровне (1,1 % в 1976 г.). Доля машин и оборудования в советском импорте из Италии в середине 1970-х годов не превышала 45 %. СССР импортировал из Италии в основном комплектное оборудование для автомобильной, металлургической, пищевкусовой, химической, текстильной, кожевенной, строительных материалов и других отраслей промышленности, а также станки, газоперекачивающие агрегаты, измерительные машины и др. Значительное место в советских закупках в Италии занимали также трубы (29,2 % в общем импорте в 1976 года), химические продукты (3,9 %), прокат черных металлов (2,4 %), текстильное сырье и полуфабрикаты, а также полуфабрикаты для обувной промышленности (5,3 %)[262].

За эти годы Италия проявила себя как надежный торговый партнер и даже иногда действовала в обход соглашений между странами «общего рынка». Так, невзирая на соглашение об ограничении сроков кредитов социалистическим странам пятью годами, Италия в 1964–1965 гг. предоставила СССР кредиты на сумму до 100 млн рублей сроком на 10 лет из расчета 6,2 % годовых для финансирования поставок машин, оборудования и судов из Италии в СССР. А при заключении договора о товарообороте на 1966–1969 гг. Италия вопреки обязательствам, принятым ее как членом ЕЭС, отказалась от оговорки о праве расторжения соглашения, если оно не будет соответствовать решениям «общего рынка».

Новым торговым соглашением между Советским Союзом и итальянским нефтегазовым объединением «ЭНИ» в 1965–1970 гг. СССР обязался продать в Италию 25 млн тонн нефти с поставкой и закупить товаров этой компании в объеме 60 % стоимости поставляемой нефти.

В 1960-х годах в СССР неуклонно возрастала потребность в легковых автомобилях. Рост благосостояния наших граждан позволял воплотить мечту о личном автомобиле в реальность. Но возможностей таких у государства не было. Выпуск легковых автомобилей в стране в начале 1960-х годов составлял всего около 150 тыс. единиц, причем в розничную сеть поступало лишь 40 % от этого количества.

По предварительным расчетам стране было необходимо увеличить выпуск легковых автомобилей до одного миллиона в год, но путем реконструкции существующих заводов (ГАЗ, МЗМА, ЗАЗ) организовать выпуск такого количества автомобилей было нереально. Требовался еще один автозавод, причем огромной мощности, не менее 700 тыс. машин в год.

Выход из этого положения советское руководство видело лишь в приобретении у крупной зарубежной автостроительной компании оборудования, документации на современную технологию производства и лицензии на выпуск современного автомобиля. Выбор пал на крупный итальянский концерн FIAT.

4 мая 1966 г. в городе Турине было подписано «Соглашение о научном и техническом сотрудничестве». Соглашение подписали с советской стороны министр автомобильной промышленности СССР А.Тарасов, а с итальянской — почетный президент Общества FIAT.

15 августа 1966 г. было подписано Генеральное соглашение с концерном FIAT о строительстве в СССР автозавода производительностью 600 тысяч автомашин в год. Протокол о достижении такого соглашения был одобрен правительствами обеих стран. Вскоре начались поставки оборудования и технологической документации на выпуск модели FIAT-124, которая в 1967 г. стала лучшим автомобилем года.

В мае 1966 г. итальянский государственный кредитный институт И.М.И. предоставил Внешторгбанку СССР кредит на 288 млн рублей на 8 лет из расчета 5,6 % годовых для оплаты поставок в СССР машин и оборудования, технической документации, услуг по монтажу и пуску в действие нового Волжского автозавода.

Площадкой для строительства нового автозавода стал город Тольятти (до 1964 г. Ставрополь-на-Волге). Наличие там крупнейшего строительного треста с огромным опытом работы и богатейшей материальной базой и определило выбор территории для ВАЗа.

Строительство нового автозавода развернулось практически сразу же после подписания Соглашения — в 1966 г. Для сокращения сроков строительства и быстрейшего освоения выпуска продукции строительство ВАЗа велось в три очереди. Уже в марте 1971 г. была сдана в эксплуатацию первая очередь завода мощностью 220 тысяч автомобилей в год. В конце того же года сдали в эксплуатацию и вторую очередь такой же мощности. Третья очередь автозавода с той же мощностью вошла в эксплуатацию в декабре 1972 г.

6 мая 1967 г. в Москве был подписан Протокол по вопросу об учреждении в городе Турине отделения Торгпредства СССР в Италии и о пребывании в городе Тольятти дипломатического сотрудника посольства Италии в СССР в связи с выполнением Соглашения с концерном FIAT о строительстве автозавода.

В 1992 г., после того как все обязательства сторон по данному соглашению были выполнены, отделение советского торгпредства в Турине закрылось.

Крупными итальянскими партнерами советских внешнеторговых организаций были фирмы «Оливетти» (электронное счетное оборудование), «Монтэдисон» (химия и нефтехимия), «Пирелли» (резинотехнические изделия), «Сниа-Вискоза» (синтетические ткани) и некоторые другие.

В декабре 1969 г. советскими внешнеторговыми организациями было подписано соглашение с «ЭНИ» о поставке в Италию в течение 20 лет более 100 млрд кубометров природного газа. По этому же соглашению Италия обязалась поставить в СССР в кредит труб большого диаметра и оборудования для газопроводов на сумму свыше 300 млн долларов при постепенном погашении этого кредита за счет средств, которые поступят от экспорта советского газа в Италию. Договор этот имел большое значение для развития советско-итальянской торговли.

В сентябре 1973 г. был подписан контракт на 600 млн долларов с концерном «Монтэдисон», который должен был поставить в СССР оборудование для семи химических заводов в течение 10–12 лет. В мае 1974 г. подобный контракт о строительстве шести химических заводов был подписан Министерством внешней торговли СССР с концерном «ЭНИ».

В сентябре 1974 г. было заключено Генеральное соглашение с фирмой «Финсидер» (группа ИРИ) о поставках в Советский Союз в 1975–1979 гг. 2,3 млн тонн труб большого диаметра и о поставках в Италию советских сырьевых товаров.

Учитывая значение дальнейшего развития торгово-экономических отношений между СССР и Италией и исходя из необходимости расширения своего экспорта, Италия в 1975 г. предоставила СССР новые долгосрочные банковские кредиты на общую сумму около 2 млрд долларов США для закупки труб большого диаметра, комплектного оборудования у «Монтэдисон», «ЭНИ» и «Прессиндустрия» для реализации Долгосрочной программы углубления сотрудничества в области экономики и промышленности, а также для закупок оборудования и труб для газовой промышленности в связи с увеличением поставок советского природного газа в Италию. Бойкая торговля с СССР не мешала итальянскому правительству проводить активную антисоветскую политику. Так, в 1967–1975 гг. итальянский флот вместе с 6-м флотом США достаточно агрессивно вел себя по отношению к 5-й эскадре советских кораблей, постоянно находившейся в Средиземном море. При этом замечу, что 5-я эскадра находилась в этом районе исключительно для защиты арабских государств от агрессии США и не представляла никакой угрозы Италии. А вот инцидент с участием итальянских боевых кораблей против 5-й эскадры мог привести к ядерной войне. Причем даже в случае локальной ядерной войны на Средиземном море погибли бы миллионы итальянских граждан.

Помимо этого, итальянское правительство совершило еще ряд шагов, направленных на ухудшение отношений с Россией, как, например, бойкот летних Олимпийских игр в Москве в 1980 г. Тут я еще раз вынужден повторить, что непосредственно интересы Италии и СССР ни разу не сталкивались с 1945 г. ни в одной точке земного шара. Все конфликты были связаны лишь с тем, что итальянское правительство следовало указаниям Госдепартамента США.

Объем книги не позволяет достаточно полно рассказать об антисоветской и антироссийской деятельности римского престола с 1945 по 1999 г. Если термин «разрядка напряженности» может быть применен в 1970–1980-х годах к отношениям СССР с западными державами типа Франции, ФРГ и Италии, то никогда никакой «разрядки» или дружественных отношений с Ватиканом не было. Дошло до того, что в конце 1940-х — начале 1950-х годов «духовные лица», прошедшие обучение в специальном колледже Ватикана, сбрасывались с парашютами с британских самолетов над западными районами СССР.

В любых беспорядках и восстаниях в странах Варшавского пакта, как то в Венгрии в 1956 г., десятки раз в Польше и т. д., во главе погромщиков и хулиганов стояли католические кардиналы и епископы.

Но вот в 1991 г. произошел развал СССР. Коммунисты были отстранены от власти. Новые правители начали неумело креститься в храмах. Таким образом, в одночасье были удовлетворены все претензии Ватикана. Раз нет большевистской атеистической России, то и конфликтовать вроде бы не с кем? Но, увы, римские папы ненавидят Русь уже тысячу лет, и война против РПЦ и России в целом продолжалась.

С благословления римского папы униаты силой захватили десятки православных храмов на Западной Украине. В последние годы Ватикан реанимирует культы давно забытых католических святых, прославленных за призывы к крестовым походам против схизматиков и за убийства православных.

Речь идет о полоцком епископе Иосафате Кунцевиче, который призывал вырывать из земли трупы православных людей и бросать их собакам, о шведской психопатке Бригитте — настоятельнице Вадестенского монастыря и т. д. Бригитта отличилась тем, что основывала смешанные монастыри, где жили монахи и монахини (примерно поровну). Согласно ее учению, вера помогала человеку «победить свою природу». Увы, мы никогда не узнаем, что творилось в этих совместных монастырях. Во всяком случае, после смерти Бригитты все смешанные монастыри были закрыты.

Но сейчас об этом иерархи католической церкви помалкивают. Они выпячивают роль Бригитты в организации крестовых походов на Русь. В ноябре 1999 г. папа Иоанн Павел II освятил в Ватикане скульптуру святой Бригитты, которую называют ангелом-хранителем Европы. В Ватикан для участия в оной церемонии прибыли 23 человека из Эстонии во главе с вице-спикером эстонского парламента Тунне Келамом. Пятиметровая статуя святой Бригитты была установлена в одной из внешних ниш базилики Святого Петра.

Риторический вопрос: как соотносятся подобные действия Ватикана со словами о примирении церквей?

Распад СССР привел к падению товарооборота между нашими странами. Однако вскоре в Италии возрос интерес к российской нефти и особенно газу. Так, ОАО «Газпром» и итальянская компания «Eni» в конце ноября 2007 г. договорились о создании совместного предприятия по проектированию газопровода «Южный поток». Общий объем капиталовложений в этот проект оценивается в сумму более 10 млрд долларов.

Морской участок газопровода «Южный поток» должен пройти по дну Черного моря от российского берега до болгарского. Общая протяженность морского участка — около 900 км, максимальная глубина — более 2 км. Для строительства наземного участка рассматриваются несколько различных вариантов маршрутов, проходящих по территории стран-членов ЕЭС.

Среди европейских стран итальянский рынок природного газа является третьим по величине после Англии и Германии. Доля газа в энергетическом балансе Италии превышает 30 %. В 2005 г. около 86 % потребностей в природном газе Италия покрыла за счет импорта, основными же поставщиками газа являются Алжир и Россия.

Следует заметить, что у итальянского правительства хватило ума, чтобы в августе — сентябре 2008 г. не направить итальянские военные корабли вместе с кораблями США и других стран НАТО в Черное море для оказания «гуманитарной помощи» Грузии после пресечения Россией грузинской агрессии в Южной Осетии.

На мой взгляд, у российско-итальянских отношений хорошие перспективы. Для этого понадобятся лишь две вещи. Во-первых, резкое увеличение объемов торговли, в особенности углеводородами. А во-вторых, воссоздание боевой мощи Черноморского флота и превращение Севастополя в полноценную военно-морскую базу Российской Федерации, как, скажем, английская база Гибралтар в Испании или американская база Гуантанамо на Кубе.

Не стоит забывать о завете Александра III Миротворца: «У России есть только два союзника — ее армия и флот».

Если Россия будет слабой, мы в очередной раз увидим десанты англосаксов, французов и итальянцев на берегах Черного моря. Будет у нас восстановлена 5-я средиземноморская эскадра — найдется немало кандидатов к нам в «стратегические партнеры».


Примечания:



2

Почему я привел именно этот пример? Ну, во-первых, дабы показать, что в Ватикане с X века мало что изменилось, а во-вторых, поскольку оная сестра хорошо описана в книгах нашего резидента. О ней мы еще поговорим.



25

Мuфтахов З.З. Курс лекций по истории татарского народа (1225–1552 гг.). Казань, 2002. Ч. II. с. 262.



26

Цит. по: Алексеев Ю.Г. Походы русских войск при Иване III. СПб.: Издательство С.-Петербургского университета, 2007. С. 203.



255

Китс Дж. История Италии. С. 199.



256

Григулевич И.Р. Папство. Век XX. с. 171–172, 173.



257

цит. по: Чиков В.М. Наш человек в Ватикане. М.: Куликово поле, 2009. С. 443–444.



258

цит. по: Чиков В.М. Наш человек в Ватикане. М.: Куликово поле, 2009. С. 444–445.



259

Материалы сайта http://italija.name/?p=30



260

Календарь-справочник СССР. 1952 г. Материалы сайта http://breznardini. blog.espresso.repubblica.it/breznardini/2007/08/1952.html



261

Там же.



262

По материалам сайта http://www.torgpredstvo.ru/





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх