Глава 34

Конец войны на Апеннинском полуострове

До сих пор мы говорили о боевых действиях в Италии, не имевших отношения к СССР, но представление о которых необходимо нам для понимания последующих событий. А как советское правительство реагировало на капитуляцию Италии?

Еще 3 сентября 1943 г. Рузвельт и Черчилль отправили секретное послание Сталину, где говорилось о «десяти кратких условиях капитуляции», предъявленных Италии.

26 августа 1943 г. британский и американский послы вручили наркому иностранных дел СССР полный текст «исчерпывающих условий» капитуляции Италии, состоявших из 44 статей, которые содержали не только постановления военного характера, но и политические, экономические и финансовые условия, связанные с капитуляцией Италии.

27 августа 1943 г. нарком иностранных дел СССР известил английского и американского послов о том, что советское правительство согласно с «исчерпывающими условиями» капитуляции Италии и уполномочивает генерала Эйзенхауэра подписать эти условия от имени советского правительства.

21 сентября 1943 г. Черчилль писал Рузвельту: «Я и мои коллеги в военном кабинете пришли к следующему заключению:

Весьма важно поддержать авторитет короля и властей Бриндизи как правительства и достигнуть единства командования по всей Италии».

Черчилль имел ввиду правительство Бадольо, образовавшееся на самом юге страны в городе Бриндизи.

«Предоставление правительству Бадольо статуса союзника не входит в наши ближайшие планы. Достаточно предоставить ему статус совместно воюющей стороны. На такой основе мы должны стремиться к постепенному превращению Италии в действенную национальную силу, выступающую против Германии, но, как мы говорили, она должна загладить свою вину. При определении условий перемирия нами будут учтены услуги, оказанные в борьбе против врага. Мы ожидаем, что Бадольо, со своей стороны, будет продолжать действовать в интересах союзников на основе перемирия. Мы будем придерживаться принципа оплаты в зависимости от результатов»[229], — продолжал британский премьер.

Сталин согласился с планами Черчилля о создании контрольной комиссии из представителей Англии, США и СССР, которая должна была управлять Италией. Он даже согласился на сохранение монархии. В августе — ноябре 1943 г. советское правительство выдвинуло несколько предложений по формированию Политико-военной комиссии и по проведению в Италии некоторых реформ. Проблема взаимодействия союзников перешла в практическую плоскость в ноябре, когда в Союзный Совет прибыли заместитель наркома иностранных дел Андрей Вышинский и два его высокопоставленных военных помощника.

Для определения статуса советской стороны в Италии руководители военной администрации обратились к британскому и американскому правительствам. В итоге американцы приняли так называемую «британскую формулу». То есть советское представительство по делам Италии должно было иметь «косметическое значение» в Союзной контрольной комиссии, но исключалось из конкретного процесса управления захваченными территориями. А Вышинского же вообще надо было исключить из Союзной комиссии, оставив ему функции «офицера по связи».

Между тем Вышинский встретился с генеральным секретарем Министерства иностранных дел правительства Бадольо Ренато Прунасом, с которым обсудил возможности улучшения отношений между СССР и Италией. Прунас посетовал, что Италия окружена как бы «китайской стеной», выстроенной союзниками, и это препятствует любым действиям в пользу общей борьбы против Германии.

Затем Вышинский и Прунас обсудили вопрос об изменении сложившейся ситуации. Рассматривались два направления: советское правительство должно было изучить возможности установления прямых отношений с Италией в полном объеме (вопреки перемирию, которое оно подписало и которое ставило под контроль любую дипломатическую инициативу Италии), а итальянское правительство перестало бы чинить препятствия возвращению в Италию ведущему руководителю итальянской компартии Пальмиро Тольятти. Ему отводилась роль выразителя нового политического курса — не противостояние антифашистских партий Савойской династии и Бадольо, вступивших в прошлом в тайный сговор с дуче, а взаимодействие с ними. Сначала надо было выиграть войну, а уж потом обсуждать политическое будущее Италии.

В итоге 7 марта 1944 г. правительство Бадольо (оно в феврале 1944 г. переехало из Бриндизи в Салерно) обратилось к советскому правительству с просьбой «об установлении непосредственных отношений между Советским и Итальянским правительствами и об обмене своими представителями». И марта 1944 г. советское правительство сообщило Бадольо о своем согласии.

В конце марта 1944 г. после 18 лет эмиграции лидер итальянской компартии Пальмиро Тольятти прилетел из Москвы на родину. 31 марта он выступил в Неаполе на историческом заседании национального совета Компартии, где выдвинул программу объединения всех демократических партий и организаций для завершения борьбы против фашизма и германской оккупации. По докладу Тольятти была принята резолюция Национального совета Итальянской Компартии (ИКП), суть которой сводилась к фактической поддержке правительства Бадольо, хотя и с некоторыми оговорками.

Итальянская пресса окрестила эту резолюцию «неаполитанским поворотом». «Неаполитанский поворот» позволил легализовать ИКП, однако союзные войска систематически производили разоружение итальянских прокоммунистических партизанских отрядов.

Союзникам удалось фактически блокировать прямые взаимоотношения итальянского правительства с Москвой. Дипломатические отношения между странами оставались на бумаге. Так, к примеру, итальянские представители въехали в свое новое посольство в Денежном переулке на Арбате лишь 1 декабря 1949 г. Замечу, что в 1941–1945 гг. посольство (особняк Берга) находилось на попечительстве японского посольства, которое представляло интересы Италии в СССР.

18 июня 1944 г. американцы заставили Пьетро Бадольо подать в отставку и вместо него назначили премьер-министром Иване Бономи. Замечу, что, говоря «назначили», я не преувеличиваю, а лишь констатирую факт. Возмущенный самоуправством янки Черчилль пожаловался… Сталину. Но тот не пожелал вступать в конфликт с Рузвельтом.

Чисто формально Бономи подходил в качестве компромиссного варианта. Ему был 51 год. Еще в годы Первой мировой войны он стал одним из лидеров социалистов, а с 4 июля 1921 г. по 26 февраля 1922 г. посидел в кресле премьера, после чего его сменил Муссолини. Далее Бономи тихо сидел в оппозиции. Во второй раз Бономи на посту премьера продержался до 19 июня 1945 г.

Итак, англо-американцы с середины 1944 г. окончательно отстранили Москву от управления Италией, несмотря на все уступки Сталина и итальянских коммунистов. Самое же любопытное, что и Черчилль, и Рузвельт по-прежнему надеялись, что Сталин допустит их к управлению странами, занятыми советскими войсками.

Так исторически сложилось, что Италия оказалась первой страной, оккупированной силами антигитлеровской коалиции, и западные союзники немедленно создали «итальянский прецедент», то есть исключили из игры СССР. Суть прецедента — чья армия оккупирует страну, та и проводит в ней политические и экономические преобразования, невзирая на мнение союзников. Сталин хорошо усвоил «итальянский урок» и уже осенью 1944 г. продемонстрировал Черчиллю и Рузвельту на примере Румынии, что СССР будет действовать в странах Восточной Европы так же, как и англо-американцы в Италии.

Обычно историческим началом «холодной войны», «раскола Европы» и т. д. считается речь Черчилля 5 марта 1946 г. в Фултоне. Однако именно события в Италии в октябре 1943 г. — июне 1944 г. положили начало созданию «прозападных» и «просоветских» режимов в Европе, в зависимости от того, белые или красные звезды были на танках, занимавших европейские города.

Развязка в боевых действиях на Апеннинском полуострове наступила в апреле 1945 г. К началу апреля в Италии по-прежнему находилась германская группа армий — 10-я и 14-я армии, а также армия «Лигурия», всего 26 дивизий. Двадцать дивизий обороняли занимаемый рубеж, а остальные шесть несли оккупационную службу и боролись с партизанами.

Укомплектованность германских дивизий составляла 70–75 %. Нехватка средств передвижения и горючего давали о себе знать. Танков в немецких войсках насчитывалось не более 200, а самолетов (во всей Италии) — 130.

Англо-американцы действовали в составе 15-й группы армий — 5-я американская и 8-я английская армии, всего 21 дивизия и 9 отдельных бригад. Численность соединений и частей в основном была штатной. Танков имелось 2100, самолетов — 5000.

Британские войска перешли в наступление 9 апреля, а американские — 14 апреля. К 18 апреля союзники продвинулись лишь на 15–20 км. Затем наступление развернулось более быстрыми темпами, и 21 апреля англо-американцы заняли Болонью, а 24 апреля форсировали реку По. Союзники шли по Италии победным маршем. Так, 23 апреля была занята Модена, 24 апреля — Феррара и Мантуя, 25 апреля — Верона, Специя и Парма, 27 апреля — Пьяченца и Генуя, 29 апреля — Падуя, 30 апреля — Турин, 1 и 2 мая — Кремона, Венеция, Милан и Удине.

Теперь у генерала Фитингофа[230] оставался единственный выход — капитуляция.

25–26 апреля вся Северная Италия была охвачена восстанием, главную роль в котором играли коммунисты. 28 апреля партизаны захватили Муссолини, пытавшегося бежать в Швейцарию. Он и его гражданская жена Клара Петачи были убиты без суда и следствия, а их тела привезли в Милан, где подвесили за ноги на городской площади.

Как и во Франции, «партизаны последнего дня» совершили множество убийств своих политических противников, включая католических священников, а во многих случаях и с целью грабежа. Никто из них наказан не был в связи с амнистией 1946 г.

В рядах партизан сражалось не менее пяти тысяч советских граждан. Первые советские пленные появились на Апеннинском полуострове в начале 1942 г. Большая же часть советских граждан попала в лагеря уже после немецкой оккупации. В основном это были гражданские и военные пленные из «трудовых батальонов» военно-строительной организации Тодта и узники трудовых лагерей при военных заводах. Особую группу пленных составляли солдаты «восточных» легионов СС, главным образом 162-й тюркской дивизии, состоявшей из представителей кавказских и среднеазиатских народов. Почти вся дивизия сдалась англо-американским войскам в районе Падуи после капитуляции немцев, однако многие еще до этого перебежали к союзникам или партизанам. На территорию Италии были введены и некоторые другие «восточные» формирования, в том числе грузинские.

Было сформировано несколько довольно многочисленных партизанских отрядов, состоявших в основном из советских граждан. Так, в провинции Эмилия-Романья действовал отряд, насчитывавший до тысячи советских граждан. Это был Русский ударный батальон, которым командовал капитан В.Я. Переладов, а комиссаром был А.М. Тарасов. Батальон этот был создан в июне 1944 г. недалеко от города Монтефьорино, освобожденного партизанами и ставшего своего рода «партизанской республикой» в тылу немецкой армии, фронт которой проходил южнее.

Русский ударный батальон объединил русских солдат почти из всех партизанских отрядов Эмилия-Романья. Батальон имел на вооружение автоматическое оружие и подчинялся непосредственно штабу партизанских бригад провинции Эмилии Романьи. Русскому батальону, как правило, поручались особо сложные и ответственные задания. Батальон включал в себя две роты. Первой ротой (и одновременно всем батальоном) командовал В.Я. Переладов, второй ротой командовал Н. Черноус.

В ноябре 1944 г. Русскому ударному батальону было приказано перейти линию фронта и соединиться с американцами, что и было выполнено. Американское командование предложило советским партизанам вступить в американскую армию, но получило категорический отказ. Тогда американцы вывели батальон в тыл своей армии, где он и был расформирован.

«На севере Италии был создан 2-й Русский ударный батальон. Его командиром был советский партизан „Данила“ (Д. Авдеев), зам. командира — Н. Данилевский. Оба командира отряда после окончания войны женились на итальянках и отказались от репатриации.

В провинции Фриули еще с мая 1943 г. в рядах коммунистических отрядов сражались В. Литовко, Ю. Дорохов и еще несколько советских граждан, бежавших из плена. В сентябре 1944 г. Литовко было поручено сформировать отдельный советский партизанский батальон. Через полтора месяца в батальоне, которому было присвоено имя В.И. Чапаева, было уже 150 бойцов. В конце 1944 г. по решению командования партизан батальон В. Литовко перешел на территорию Югославии и вошел в состав 9-го корпуса Народно-освободительной армии Югославии. Вскоре после этого В. Литовко снова вернулся во Фриули и создал здесь новый батальон „Чапаев“.

В провинции Тоскана сражался отряд, состоявший из туркмен (как беглецов военнопленных, так и перебежчиков из тюркской дивизии). Им командовал О.М. Курбан-Ниязов. Отряд насчитывал 18 человек.

Довольно частыми были случаи перехода на сторону партизан солдат „восточных“ формирований вермахта. Так, 3 июля перешли 90 солдат грузинского батальона во главе с капитаном Коте Лежава. С собой они принесли несколько минометов, пулеметов и автоматов. В районе Стреза к партизанам перебежали 73 грузинских легионера. 1 сентября 1944 г. более 50 грузин влились в состав партизанской бригады близ г. Кродо»[231].


Примечания:



2

Почему я привел именно этот пример? Ну, во-первых, дабы показать, что в Ватикане с X века мало что изменилось, а во-вторых, поскольку оная сестра хорошо описана в книгах нашего резидента. О ней мы еще поговорим.



22

В результате сложных придворных интриг в Византии императора Иоанна VI сменил император Иоанн V.



23

Стороженко А.В. Стефан Баторий и днепровские казаки. Киев, 1904.



229

Черчилль У. Вторая мировая война. М.: Воениздат, 1991. с. 106.



230

23 марта 1944 г. вместо Кессельринга командующим группой армий «С» В Италии был назначен генерал Фитингоф, командовавший до этоrо 10-й армией. А Кессельринг стал командующим Западным фронтом.



231

Тюрuн Д. Советские партизаны в Италии. Материалы сайта http://www.russkie.org/index.php?module=fullitem&id=4031





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх