Глава 3

Как Черное море стало «итальянским озером»

В 1095 г. в Клермоне в Средней Франции папа Урбан II выступил перед огромной толпой верующих с призывом начать священную войну против мусульман и отнять у них «гроб Господень». При этом мудрый папа не забыл упомянуть о богатой добыче, ожидавшей на Востоке «освободителей». Призыв папы нашел широкий отклик среди населения. Урбана II встречали криками «Бог так хочет!» и нашивали на одежду кресты из красной материи («принимали крест»), тем самым обязываясь идти в поход.

Крестоносцы получили от церкви большое количество льгот. Так, их имущество и семьи на время их отсутствия находились под охраной церкви. Тот, кто «принял крест», освобождался от уплаты долгов на все время пребывания в крестовом походе. Так что многие «принимали крест» только для того, чтобы не платить долгов, в то время как свое участие в походе откладывали на неопределенное время. Крепостные, отправлявшиеся в поход, становились свободными.

По всем западноевропейским государствам разъехались проповедники крестовых походов. Сделано это было по указанию папы. И уже к 1096 г. многочисленное войско крестоносцев двинулось в путь.

Так началась эпоха крестовых походов, продолжавшаяся с 1096 по 1270 г. Без преувеличения можно сказать, что крестовые походы кардинально изменили жизнь Западной Европы. С Востока поступала огромная добыча, еще большую роль играли культурные ценности Востока, его наука и техника. Между прочим, именно крестовым походам Западная Европа обязана появлением новым сельхозкультурам — гречихе, рису, кунжуту, абрикосам, арбузам, лимонам, фисташкам. В Европе появляется сахар, добываемый из сахарного тростника. Есть теория, что именно в Сирии европейцы позаимствовали ветряные мельницы.

Восточная техника оказала огромное влияние на текстильную промышленность и обработку металлов. Название тканей «дамаск», «муслин» и др., которые начали производить в западноевропейских странах, носят чисто восточный характер и указывают на свое восточное происхождение.

Текстильная промышленность Запада сильно зависела от ввозимых с Востока товаров — шелка, хлопка, некоторых красителей и квасцов, применяемых для закрепления красок. Такие предметы вооружения, как арбалет, труба, барабан, также были заимствованы на Востоке.

Ближнему Востоку крестовые походы принесли лишь смерть миллионов людей и тотальную разруху. Имя христиан-европейцев, «франков», стало ненавистным и презираемым на всем Востоке.

Участие итальянских рыцарей в крестовых походах было минимальным. Зато итальянские города-республики — Генуя, Венеция и Пиза — обеспечивали перевозку крестоносцев морем и их снабжение продовольствием и оружием. Крестовые походы стали буквально «манной небесной» для итальянских купцов, к концу XIII века подчинивших себе почти всю средиземноморскую торговлю.

В истории русско-итальянских отношений важное место занимает Четвертый крестовых поход.

В 1201 г., в первую неделю Великого поста, шесть рыцарей под предводительством маршала Шампани Жоффруа де Виллардуэна прибыли в Венецию. На заседании Большого совета они изложили свою просьбу и через 8 дней получили ответ. Республика Венеция обязалась предоставить на один год суда для перевозки 4500 рыцарей и столько же коней, 9000 оруженосцев и 20 тысяч пеших воинов вместе с оружием и снаряжением, а также продовольствие, которым она обязалась снабжать войска в течение 9 месяцев. Цена этого составляла 84 тыс. серебряных марок[17].

Помимо этого, Венеция обязалась на свои средства снарядить на годичный срок 50 полностью экипированных галер при условии, что она получил половину всех завоеванных территорий.

Первоначальной целью Четвертого похода был Египет. Однако, как и следовало ожидать, запрошенной венецианцами суммы у рыцарей не оказалось. Тогда дож Венеции Энрико Дандоло предложил руководителям крестового похода в качестве компенсации ограбить город Зару на побережье Адриатического моря и расплатиться частью добычи. К тому же Зара была торговым конкурентом Венеции. Ну а то, что Зара была населена христианами и являлась владениями венгерского короля, никого не смутило.

8 ноября 1202 г. крестоносцы отплыли из Венеции, направляясь в Четвертый крестовый поход, — 480 кораблей, возглавляемые галерой самого дожа, «окрашенной в алый цвет, с шелковым тентом того же цвета, под стук кимвал, под пение четырех серебряных труб».

Перед отплытием Дандоло произнес патетическую речь: «Синьоры! отныне вы соединились с самыми достойными людьми на свете и ради самого высокого дела, которое кем-либо и когда-нибудь предпринималось!»[18].

24 ноября Зара была взята и разграблена, большая часть жителей перебита или продана в рабство. «Между венецианцами и франками почти немедленно развязалась драка за добычу, что вряд ли предвещало благополучный исход экспедиции, тем не менее мир был восстановлен, и две группы зазимовали в разных частях города»[19].

Ну а далее крестоносцы решили освобождать не гроб Господень от арабов, а жителей Константинополя от их имущества. Самое любопытное, что о замысле крестоносцев знал папа Иннокентий III, благословивший рыцарей на сей «подвиг».

12–13 апреля 1204 г. крестоносцы овладели столицей Византии и подвергли ее неслыханному разграблению.

Весть о трагедии Царьграда вызвала всеобщее возмущение на Руси. Это нашло отражение в известном древнерусском произведении «Повесть о взятии Цареграда крестоносцами». Имя автора повести до нас не дошло, но, несомненно, он получил информацию от участников событий, если не сам был очевидцем. Автор обличает бесчинства крестоносцев, которых именует фрягами: «А на утро, с восходом солнца, ворвались фряги в святую Софию, и ободрали двери и разбили их, и амвон, весь окованный серебром, и двенадцать столпов серебряных и четыре киотных; и тябло разрубили, и двенадцать крестов, находившихся над алтарем, а между ними — шишки, словно деревья, выше человеческого роста, и стену алтарную между столпами, и все это было серебряное. И ободрали дивный жертвенник, сорвали с него драгоценные камни и жемчуг, а сам неведомо куда дели. И похитили сорок сосудов больших, что стояли перед алтарем, и паникадила, и светильники серебряные, которых нам и не перечислить, и бесценные праздничные сосуды. И служебное Евангелие, и кресты честные, и иконы бесценные — все ободрали. И под трапезой нашли тайник, а в нем до сорока бочонков чистого золота, а на полатях и в стенах и в сосудохранильнице — не счесть сколько золота, и серебра, и драгоценных сосудов. Это все рассказал я об одной лишь святой Софии, но и святую Богородицу, что на Влахерне, куда святой дух нисходил каждую пятницу, и ту всю разграбили. И другие церкви; и не может человек их перечислить, ибо нет им числа. Одигитрию же дивную, которая ходила по городу, святую богородицу, спас бог руками добрых людей, и цела она и ныне, на нее и надежды наши. А прочие церкви в городе и вне города и монастыри в городе и вне города все разграбили, и не можем ни их перечесть, ни рассказать о красоте их. Монахов и монахинь и попов обокрали, и некоторых из них поубивали, а оставшихся греков и варягов изгнали из города»[20].

А вот что писал очевидец грек Никита Хониат: «Тому же, что за богохульство творили они в Великой церкви [храм Святой Софии] трудно поверить. Алтарный престол, сложенный из драгоценных материалов, необыкновенный и вызывавший удивление у всех народов, был разбит и разделен на части между грабителями… Они ввели в храм лошадей и мулов, чтобы вывезти оттуда священные сосуды, а также серебро и золото, вырванное из трона, кафедры, дверей и мебели. Когда животные скользили по гладкому полу и падали, они закалывали их мечами, оскверняя храм их кровью и пометом.

На патриаршем престоле проститутки распевали песни, оскорбляющие Иисуса Христа, отплясывали в святом месте непристойные танцы… честных женщин и даже монахинь насиловали в храме»[21].

После трехдневной резни в Константинополе союзники приступили к дележу добычи. Венецианцы получили 37 % награбленного, плюс крестоносцы заплатили Дандоло 50 тысяч серебряных марок, которые задолжали республике. Уладив эти формальности, обе стороны занялись выбором императора. В конце концов, избрали Балдуина, графа Фландрского. 16 мая 1204 г. он был коронован в храме Святой Софии. Новое государство назвали Латинской империей. Патриархом в ней стал венецианец Томазо Морозини. При этом никого не смущало, что он не был посвящен в духовный сан. Морозини сразу же сделали дьяконом, через две недели — священником, на следующее утро — епископом, а затем уже и патриархом.

В итоге на Балканах образовались четыре важнейших «латинских» государства: Латинская империя со столицей в Константинополе, Фессалоникийское королевство, Ахейское княжество (в Пелопоннесе) и Афинско-Фиванское герцогство. Каждое из них в свою очередь делилось на ряд графств и сеньорий.

Дандоло добился для Венеции права на «три восьмых Византийской империи». Таким образом, Венецианская республика получила часть Константинополя, Ионические острова, часть Кикладских и Спорадских островов, юго-западную часть Пелопоннеса, Галлиполи и некоторые земли в Албании. Вскоре византийцы получили еще и Крит.

Надо ли говорить, что 13 апреля 1204 г. в Константинополе был разгромлен и русский торговый квартал (святого Маманта).

После 1204 г. исчезают всякие сведения о движении русских судов в Черном море и присутствии русских купцов в Константинополе. Кстати, Черным море назвали турки в 1453 г., а с IX века арабы звали Русским морем. После 1204 г. Русское море стало итальянским. А о том, какое значение придавали ему венецианцы и генуэзцы, говорит то, что они называли Черное море «Великим морем».

Прерыванием торговли Византии с Русью воспользовались итальянские купцы. И уже в 1247 г. путешественник и посол Плано Карпини находит в Киеве трех венецианских и двух генуэзских купцов.

Князья Рюриковичи не признавали ни Латинской империи, ни «латинских патриархов». Русские считали законным властителем Царьграда императора Никейской империи (основанной в Малой Азии). Русские же митрополиты продолжали подчиняться константинопольскому патриарху, жившему в Никее.

Следует заметить, что первыми итальянцами, проникшими в Черное море, были не венецианцы, а генуэзцы. Республика Генуя еще в середине XII века заключали договор с Византийской империей, по которому генуэзские купцы свободно плавали по Понтийскому (Русскому) морю. После 1204 г. проход в Черное море для генуэзских судов был временно закрыт. Венецианские купцы беспошлинно торговали в Константинополе, а генуэзцев, да и то с большими ограничениями, венецианцы допустили в Черное море лишь по договору 1218 г.

Чтобы сломить могущество венецианцев на Черном море, генуэзцы в 1261 г. вступили в союз с императором Никейской империи Михаилом Палеологом. В июне 1261 г. войска Михаила Палеолога с помощью генуэзцев овладели Константинополем. Латинской империи крестоносцев пришел конец. Была формально восстановлена Византийская империя, а Михаил Палеолог стал основателем последней династии Второго Рима.

Венеция крайне нуждалась в «Великом море», и уже в 1265 г. ее послы прибыли в Константинополь с просьбой допустить военные корабли в Черное море. В 1268 г. в Венеции разразился голод. Срочно понадобилось много зерна и рыбы. И тогда император Михаил в качестве противовеса генуэзцам допустил в Черноморье венецианцев.

В 1294–1299 гг. на Черном море велась полномасштабная генуэзско-венецианская война. В 1295 г. генуэзцы в виду Константинополя разгромили венецианскую эскадру. Однако в следующем году сорок венецианских галер под командованием адмирала Морозини прорвались через Дарданеллы, взяли штурмом и сожгли Галату (генуэзский квартал Константинополя). Затем Морозини с несколькими сотнями пленных генуэзцев вернулся в родную лагуну.

В том же 1296 г. другая венецианская эскадра под командованием Джованни Соранцо прошла проливы и напала на главную базу генуэзцев в Крыму — город Каффу (Кафа, ныне Феодосия). Венецианцы сожгли стоявший в гавани генуэзский флот и разрушили многие здания в самом городе. Однако зимовать в Каффе Соранцо не решился и в октябре отправился восвояси.

Тотальная война шла не только в Черном море и Проливах, но и по всему Средиземному морю.

Так, в 1298 г. венецианец Доменико Скьяво, до этого отличившийся при нападении на Каффу, проник во внутреннюю гавань Генуи с тремя галерами, захватил, по крайней мере, часть города и перед уходом, в качестве последнего оскорбления, отчеканил в Генуе несколько венецианских монет.

Наконец, в 1299 г. обе республики заключили компромиссный мирный договор. Интересны условия этого договора, иллюстрирующие отсутствие существенных различий в действиях военных флотов государств и банальным пиратством. Обе стороны посчитали недостаточным заявить о взаимном ненападении. Каждый венецианский капитан был обязан лично поклясться в том, что не станет атаковать любое генуэзское судно, и наоборот.

После этого свыше сорока лет Венеция и Генуя находились в состоянии мира, хотя отношения были достаточно натянутыми.

В 1344 г. генуэзские и венецианские фактории в Причерноморье подверглись нападению крымских татар, и суда обеих республик были обязаны защищать свои города. Дож Генуи Симон Бокканегра (герой оперы Верди) отправил в Венецию посольство с предложением совместно бойкотировать татарские товары. Но татары, когда не грабили сами, были самыми выгодными торговыми партнерами, так что соглашение между партнерами было обречено на неудачу с самого начала.

Вскоре возник повод для войны. Генуэзские власти в Трапезунде запретили венецианцам укреплять стены своего квартала. В ответ на жалобы венецианских купцов им отвечали, что Трапезунд — сфера влияния Генуи и что венецианские купцы находятся как там, так и по всему побережью Черного моря только благодаря терпению и милости Генуи. Это было прямым вызовом всей законной торговле Венеции в этом регионе. Война была неизбежна. Но случившееся бедствие, по сравнению с которым все проблемы венецианской торговли ушли на второй план, не дало ей развязаться.

Среди прочих грузов, регулярно вывозимых венецианскими и генуэзскими купцами из Крыма в начале 1348 г., оказались и крысы, принесшие в Европу «черную смерть». К концу марта 1348 г. в Венеции уже вовсю бушевала чума, а летом, когда жара усилилась, за день в городе умирало по 600 человек.

Не меньше от чумы страдали жители Флоренции, Пизы и Генуи.

Тем не менее в 1350 г. генуэзцы внезапно, без всякого повода, захватили несколько венецианских судов, стоявших на якоре в порту Каффы. Посольство, отправленное дожем Дандоло в Геную с протестом и требованием компенсации, подверглось оскорблениям.

6 августа 1350 г. венецианский Сенат объявил войну Генуе. 35 галер под началом Марко Рудзини двинулись в Эгейское, Мраморное и Черное моря. Блокировав подходы к Босфору, венецианские корабли захватывали генуэзские галеры, шедшие из Азовского моря, Каффы и Херсонеса. В начале 1352 г. венецианские корсары атаковали и сожгли генуэзские суда, стоявшие на рейде Трапезунда.

На сей раз Венеции согласились помогать король Педро Араганский и даже византийский император Иоанн VI. Дело в том, что в генуэзском квартале Галата товарооборот был в семь раз был больше, чем во всем Константинополе. Иоанн предложил дожу в случае победы разрушить Галату до основания.

Решающее сражение произошло 13 февраля 1352 г. у входа в Босфор под стенами Галаты. Венецианской эскадрой командовал Николо Пизани, а генуэзской — Паганино Дориа. Сражение шло до глубокой ночи при свете десятков горящих кораблей. Наконец венецианцы, против которых были и ветер, и течение, отступили. Они потеряли большую часть своих галер и около полутора тысяч солдат и матросов. Однако утром Паганино увидел, что его потери не меньше, чем у венецианцев.

Император Иоанн VI был вынужден подписать сепаратный мир с Генуей, по которому генуэзцам разрешалось расширить свои владения в Галате и запрещалась торговля в Азовском море всем, включая и местных греков.

1 июня 1355 г. Венеция и Генуя подписали мирный договор, согласно которому каждая республика, помимо прочих, менее важных обязательств, обещала не вторгаться в воды другой и в спорную акваторию Азовского моря в течение трех лет. Каждая из сторон вносила в залог соблюдения этих обязательств 100 тысяч золотых флоринов, которые передавались на хранение независимой стороне.

В марте 1376 г. большая венецианская эскадра под командованием генерал-капитана Марко Джустиниани появилась перед Константинополем. Флот пришел с ультиматумом: если император Иоанн V[22]хочет жить с Венецией в мире еще пять лет, то он должен погасить свои основные долги и отдать в залог остров Тенедос.

Замечу, что, владея островом Тенедосом, венецианцы могли контролировать вход в Дарданеллы.

Одного вида венецианского флота у самого входа в бухту Золотой Рог оказалось достаточно, чтобы Иоанн Палеолог согласился на все. Он расплатился и отдал Тенедос на указанных условиях, попросив только разрешения вывешивать на острове знамя Византийской империи наравне со знаменем Святого Марка и сохранить там влияние православной церкви под властью византийского патриарха.

Но вскоре в Царьграде произошел очередной дворцовый переворот, Иоанн V был свергнут и отправлен в темницу, а на трон взошел его сын Андроник, который решил передать Тенедос генуэзцам. В итоге началась новая война между республиками. В ней боевые действия происходили уже не в Черном, Мраморном или даже Белом (так турки называли Эгейское море) море, а в Тирренском, Адриатическом морях и даже в Венецианской лагуне.

Рассказ об этом весьма драматичном конфликте выходит за рамки нашего повествования, и я сразу перейду к миру, заключенному в августе 1381 г. в Турине. Хотя Венеция и вышла победительницей в войне, она потеряла Далмацию и Тенедос. Их захватил австрийский герцог Амадей VI Савойский.

После войны Генуя стала приходить в упадок. Ее система правления начала рушиться. Республику раздирала на части борьба фракций. За 5 лет в Генуе сменилось 10 дожей, а затем она на полтора века попала под французское владычество. И только в 1528 г. под предводительством Андреа Дориа Генуя смогла вернуть себе независимость.

Следует заметить, что помимо международных войн обеим республикам на Черном море приходилось бороться с пиратами.

Так, в 1374 г. любопытную пиратскую экспедицию предпринял генуэзец Лючино Тариго, проживавший в Каффе. Собрав отряд авантюристов, он с одной вооруженной галерой прошел Керченским проливом в Азовское море, затем поднялся по Дону до волока, соединявшего Дон с Волгой, и стал спускаться по ней к Каспийскому морю, грабя все встречные торговые суда. Обратно отряд Тариго пробирался в основном по суше. Часть богатой добычи у итальянцев отбили грабители, но кое-что Тариго все же довез до Каффы. Описание этой удивительной экспедиции содержится в «Дневнике Антония», хранящейся в Публичной библиотеке Генуи.

В 1361 г. воссозданный корсарский флот Синопа снова напал на Каффу, причинив генуэзским купцам значительный материальный ущерб. Чтобы отомстить туркам, генуэзцы снарядили в Каффе и Пере боевые галеры и, настигнув синопскую эскадру, разгромили ее.

Из генуэзских документов середины XV века известно, что в 1437 г. в трапезундском порту Лo Вати был ограблен большой торговой корабль с рабами и ценным грузом, принадлежавшим Филиппе ди Мелоде. Патроном корабля был купец из Каффы Мервальдо Спинола. В одной из петиций говорилось: «Джероламо ди Негро, посланный трапезундским императором с вооруженными галеей и наветой [купеческие суда — А.Ш.], неожиданно и по-пиратски напал на корабль и захватил Мервальдо Спинола со всеми товарами. Товары были разгружены, а Мервальдо Спинола брошен в карцер, корабль же его находился во власти императора или его доверенных лиц. Затем, натолкнувшись на скалу, он разбился и затонул. Узнав об этом насилии, Филиппе ди Мелоде обратился к консулу Каффы и добился от него, чтобы императору были написаны письма с требованием восстановления правосудия. Филиппе отправился в Трапезунд и представил императору эти письма, однако тот их не прочитал…»

Чтобы возместить убытки от потери корабля и груза, его владельцы подали дожу и Совету старейшин Генуи петицию, в которой просили предоставить им корсарский патент для действий «против императора и его подданных на море и суше».

В 1444 г. через Проливы в Черное море вошли корсарские корабли герцога Бургундского. Капитанами кораблей были Валеран Ваврэн и Джакомо Билья, общее же руководство экспедицией осуществлял рыцарь Жоффруа де Туаси. В 1445 г. бургундцы совершили пиратский налет на Вати (нынешний Батум), но потерпели поражение, а Жоффруа де Туаси стал пленником князя Гурии и был отпущен на свободу лишь по настоянию трапезундского императора Иоанна IV. Большой урон бургундской флотилии нанесли и генуэзцы Каффы. В 1450 г. Ваврэн и Билья требовали от дожа и Совета старейшин Генуи «компенсировать ущерб, нанесенный им в Каффе во время экспедиции их флота в Черное море». Судя по всему, пиратством на Черном море занимались и жители «Великого луга», то есть запорожцы. Другой вопрос, что их тогда не называли запорожцами. А может, и называли? Так, А.В. Стороженко[23] упоминает о греческой надписи, найденной в Судаке (Сугдейская приписка в греческом Синаксаре): «В тот же день (17 мая 1308 г.) скончался раб Божий Альмальчу, сын Самака, увы, молодой человек, заколотый казаками». Тут нам остается лишь гадать, где убили бедолагу Альмальчу — на суше или на море, и был ли тот казак татарином или русским.

В моей книге «Запорожцы — русские рыцари» (М.: ACT, 2008) показана несостоятельность официальной версии, что-де население за порогами Днепра появилось в XVI–XVII веках и состояло из крепостных крестьян, бежавших от произвола помещиков. На самом деле жизнь в плавнях за порогами была всегда и даже не прерывалась Батыевым нашествием. Так что русские люди уже в XIII–XV веках ходили на абордаж итальянских судов.

Несколько слов стоит сказать и об отношениях итальянских городов-колоний с золотоордынскими ханами. Замечу, что не всегда и не все татары были дикими кочевниками.

Уже к концу XIII века на территории Золотой Орды были выстроены десятки огромных цветущих городов. Эти города были в основном административно-торговыми центрами. В каждом из них функционировали и сотни различных ремесленных мастерских. Однако именно торговля способствовала процветанию приволжских городов.

Ханы Золотой Орды, как, впрочем, и другие монгольские ханы, поощряли торговлю и старались обезопасить водные и караванные пути. Так, итальянец Пеголотти утверждал: «Путь из Таны[24] в Китай вполне безопасен и днем, и ночью; только если купец по дороге туда и обратно умрет, то все его имущество передают государю страны, в которой он умер, и будет взято его чиновниками…, но если вместе с ним там окажется его брат или близкий друг, который скажет, что он брат умершего, то ему и будет отдано имущество умершего, и оно, таким образом, будет сохранено».

С Волги товары шли или караванным путем в Китай и Среднюю Азию, или на запад — в Крым. Кроме того, в XIV–XV веках периодически использовался волок между Доном и Волгой («сухой путь» составлял около 60 км).

Поднимаясь вверх по Волге, итальянские купцы торговали с городами Золотой Орды и русскими княжествами. Наиболее же короткий путь из Москвы был по Москве-реке, Оке и далее волоком до притоков Верхнего Дона, а оттуда — в Азовское море.

В Москве и Великом Новгороде были землячества итальянских купцов. На Руси их звали сурожанами по названию города Сурож (современный Судак). Сурожанами русские называли как генуэзцев, так и византийцев, без разбора. Многие купцы нанимались на службу к русским князьям. Так, известно о после и разведчике Дмитрия Донского Захарии Тютьшове, сыне купца Тутче, поселившегося в Москве в середине XIV века. Если верить родословным, от этого Тутче и пошел известный дворянский род Тютчевых.

В ряде исторических произведений упоминается о «черной генуэзской пехоте», выведенной ханом Мамаем на Куликово поле в 1380 г. По сему поводу у наших мэтров историков разыгралась неуемная фантазия. Они в деталях расписывают действия генуэзской пехоты, ее вооружение и т. д. Но, увы, нет ни одного реального доказательства участия в Куликовской битве хотя бы дюжины итальянцев.

Да и вообще, татарские ханы ни до 1380 г., ни после не использовали пехоту в бою, ни свою, ни тем более генуэзскую.

Все объясняет одна фраза профессора Зуфара Мифтахова: «…генуэзцы Крыма выделили темнику Мамаю деньги, на которые он нанял ясов, касогов, крымских караимов и других для похода против московского князя»[25].

Замечу, что генуэзцев не было в войсках золотоордынского хана Тохтамыша, взявшего Москву в 1381 г., равно как нет сведений об участии итальянцев хотя бы в одном дальнем походе татар.

Десятки итальянских колоний располагались огромной дугой по Черноморскому побережью бывшего СССР от Измаила до Батума. Наиболее крупные из них находились в Крыму.

Так, крупным центром генуэзской торговли были Каффа (Феодосия). С 1281 г. упоминается о генуэзском консуле Каффы. Первоначально город был окружен валом и деревянным частоколом.

В 1299 г. хан Ногай разорил город, но уже через несколько месяцев жизнь в Каффе возобновилась.

В 1307 г. войска золотоордынского хана Тохты осадили генуэзский город Каффу. Любопытно, что все требования татар к генуэзцам были экономическими. Итальянцы тоже показали характер и эвакуировали население города на кораблях. Татары с горя разгромили город. Только в 1313 г. генуэзцы получили разрешение от нового сарайского хана Узбека на восстановление Каффы. Город продолжал обладать статусом торговой фактории, обязанной платить не поземельную подать, а исключительно коммеркий. Так называлась торговая пошлина в ханскую казну в размере 3–5 % от стоимости ввозимого и вывозимого товара.

В 1322 г. Каффа получила civitas — официальный статус города в акте папы римского Иоанна XXII. Любопытен и состав городского населения Каффы на 1380 г.: генуэзцев — 42,7 %, армян — 32,3 %, греков — 19,5 % и мусульман, включая татар, — 4,5 %. Официальными языками города были латинский, греческий и татарский. Но на бытовом уровне население общалось на жаргоне «lingua franca», который с должной натяжкой можно считать диалектом латыни.

1276 г. в Каффе чеканилась серебряная монета. На одной ее стороне изображался символ Генуи и надпись на латинском языке, а на другой стороне стояли имя правящего золотоордынского хана и его тамга.

С 1320 по 1340 г. в Каффе строится внушительная каменная цитадель. К этому времени в Каффе известно двенадцать церквей. Кафедральным храмом служил величественный собор Святой Агнессы. Во второй половине XIV — первой половине XV века в городе оформилась светская высшая школа. В ней преподавали, в частности, генуэзцы Альберто Альфиери, Винченцо Мерлали и другие.

Город Сугдея (Судак) был основан греками в VII веке до н. э. После 1261 г. византийский порт Сугдея переходит к венецианцам. Любопытно, что родственники венецианского торговца и путешественника Марко Поло имели в этом городе недвижимость. Под 1287 годом венецианские документы даже свидетельствуют о присутствии здесь консула.

В 1298 г. хан Ногай сжег Сугдею. 8 августа 1322 г. темник Толан-Темир захватил Сугдею без боя. Татаро-монголы «сняли все колокола, и разбили иконы и кресты, и двери закрыли…» 26 января 1323 г. монголы появились в Сугдее снова: «В этот день сломали безбожные агаряне святую икону Спасителя нашего Иисуса Христа в царских вратах богоспасаемого города Сугдеи».

Римский понтифик Иоанн XXII был вынужден вмешаться. В 1323 г. в письме к хану Узбеку он просил разрешения христианам вернуться в город и возвратить им церкви, которые за это время были превращены в мусульманские храмы.

В июле 1365 г. Сугдею захватили генуэзцы и владели ей 110 лет. В 1365–1382 гг. они обнесли город земляным валом высотой более шести метров и деревянным частоколом. В первые десятилетия своего пребывания в Сугдее гарнизон крепости состоял из 60–80 наемников-латинян.

Договоры 1380–1381 гг. с золотоордынским ханом Тохтамышем утверждали права «великой коммуны Генуи» на обширные территории в горной части Крымского полуострова, населенными преимущественно христианами. В состав этих территорий входила Готия с казалиями (число их в договоре не уточнено) и Сугдея с восемнадцатью казалиями в ее округе. К этому времени относится строительство в Сугдее мощной каменной цитадели (замка Св. Ильи), а затем и сам город был обнесен каменной стеной.

В современной Балаклаве греки поселились еще в VII веке до н. э. Тогда ее называли Сюмболок-Лимена — «Гавань предзнаменования». Город был захвачен генуэзцами в 1343–1344 гг. и назван Чембало. Как и в других местах, генуэзцы для начала построили крепость с деревянными стенами на земляных валах. Не позднее 1357 г. началось строительство каменной крепости, о чем говорит строительная закладная плита генуэзского консула Чембало Симоне дель Орто.

Цитадель на вершине горы была посвящена Святому Николаю. Там находились консульский замок, здание городского совета, небольшая церковь, помещения для охраны, прислуги и прочих наемных работников. Более просторная нижняя часть крепости носила имя Святого Георгия.

Согласно уставу 1449 года, в Чембало положено было иметь 40 стрельцов из баллист и одного пушкаря. Замечу, что речь идет не о рядовых, а о высококвалифицированных офицерах, которые в военное время будут командовать резервистами из числа горожан. Недавно в консульском замке археологи обнаружили склад каменных ядер весом от 30 до 70 кг, общим весом свыше 7,5 тонны. Такие ядра могли служить боеприпасами как для метательных машин (баллист), так и для огнестрельных орудий (бомбард).

Большую часть населения Чембало составляли греки. Зимой 1432/1433 г. вспыхнуло восстание греческого населения города. Латиняне были частью перебиты, частью бежали, а 6 человек из генуэзского гарнизона греки ослепили. На помощь восставшим пришли войска соседнего княжества Феодор.

В марте 1434 г. из Генуи в Чембало отправилась карательная экспедиция под командованием Карло Ломеллини. У него было двадцать судов с шестью тысячами наемников.

4 июля 1434 г. эскадра Ломеллини появилась у входа в Балаклавскую бухту, которую защитники Чембало перегородили железной цепью. Тем не менее генуэзцам удалось высадить десант. Корабли открыли артиллерийский огонь по крепости. Судя по всему, у генуэзцев имелись мощные бомбарды, поскольку вскоре одна из башен была полностью разрушена. Чембало пала, а наемники устроили в городе резню.

Древний Херсонес был основан в V веке до н. э. выходцами из греческого города Гераклеи. В 1278 г. хан Ногай разрушил Херсонес (называвшийся тогда Херсоном). Когда город попал под контроль генуэзцев, пока точно не установлено. Археологические находки, связанные с присутствием в городе генуэзцев, фиксируются со второй четверти XIV века. А из писем папы Иоанна XXII и из других источников следует, что английский доминиканец Рикардус 15 июля 1333 г. был назначен католическим епископом в Херсон, а Франческо да Камерино 1 августа того же года назначен архиепископом Боспора. Из этого следует, что в Херсоне к тому времени уже существовала католическая епископия и имелся католический монастырь братьев миноритов. 18 сентября того же года папа римский назначил архиепископом Чембало некоего Николая.

Середина XIV века стала вершиной экономического могущества Херсонеса. Ежегодно туда приходили десятки кораблей. Городом правил генуэзский консул. Во второй половине XIV века в Херсонесе восстанавливается православная епископия. Однако в 1396 г. свирепый Тамерлан разрушил Херсонес, и он уже больше не восстанавливался.

К сожалению, объем книги не позволяет рассказать о городах Крыма Чодан-Куле, Луста и Гурзуф, равно как и об итальянских поселениях на Северном Кавказе.

В заключение я скажу пару слов о Тане — крупнейшем городе Азовского моря, городе, который можно равно назвать как генуэзским, так и венецианским. Согласно договорам 1169 и 1192 гг., византийский император разрешил генуэзским кораблям ходить в Черное море, но Азовское море оставалось для них закрытым. Лишь после 1204 г. первые генуэзские корабли приходят в устье Дона. Где-то в 20-х годах XIII века генуэзцы основали поселение Тано — от итальянского произношения названия реки Танаис. Сейчас это место находится на территории города Азова. Рядом с Таной татары построили город Азак.

В 1268 г. в Тане появляются венецианцы, хотя генуэзцы продолжают удерживать ключевые позиции в управлении городом. Главными товарами, вывозимыми из Таны, становятся донская рыба и русские рабы. Татары планировали набеги на юго-восточные русские княжества так, чтобы доставлять рабов к первому каравану судов в мае — начале июня, и ко второму каравану — в августе — начале сентября. Купцы Каффы предлагали татарам серебро, шелковые ткани Моссула, полотна Витри и Ломбардии, крашеные и хлопчатобумажные ткани, клеенку, ковры, крашеные козлиные шкуры, фрукты, льняное масло, вино, красители, киноварь, пряность рокцеллу. Судя по актам генуэзского нотария Ламберто ди Самбучетто, закупка рыбы, икры, бычьих шкур привлекла в Тану самые крупные генуэзские купеческие фамилии. В 1289–1290 гг. по объему капиталовложений в торговлю Тана превосходила все итальянские колонии Черноморья.

В 1304 г. генуэзская флотилия в Тане имела уже консульскую гражданскую курию со своей печатью. Ее возглавлял консул Ансальдо Спинола. В 1306 г. венецианские купцы из Таны вместе с послами хана Тохты прибыли в столицу Китая.

Любопытно, что, согласно уцелевшим документам в 1325–1326 гг., в Тане были одновременно и венецианский, и генуэзский консулы.

Подобно византийским императорам, татарские ханы лавировали между генуэзцами и венецианцами. Так, в 1332 г. татары сами передали венецианцам во владение ключевой порт Воспоро (бывший Пантикапей, современная Керчь).

9 октября 1332 г. венецианский посол Андрей Дзено с помощью консула Таны Николо Джустиниана получил, наконец, ярлык, по которому венецианцы обрели право вести торговлю во всех городах Орды. За венецианцами был закреплен участок земли в Тане, на берегу, с условием, что они там построят дома и пристань для судов.

Из Таны в Китай венецианцы отправлялись в 1336 и 1339 гг. В 1338 г. венецианцы отправились в Индию по маршруту Тана — Астрахань — Ургенч — Ганза, однако путешествие это закончилось неудачей. От Таны до Астрахани венецианцы добирались по суше на волах за 25 дней, а на лошадях за 10–12 дней. Но водным путем можно было добраться быстрее. Поэтому часть товаров перевозили в ладьях, которые шли вначале вверх по Дону, затем через Переволочну попадали в Волгу и спускались до Астрахани.

Через Тану лежал путь из Москвы, Булгара и Сарая в Константинополь. Так, из Москвы в Константинополь через Тану было два пути: вниз по Дону до Таны и вниз по Волге до Сарая, затем волоком суда перетаскивались в Дон, откуда шли по Дону в Тану На обратном пути из Константинополя шли следующим маршрутом: из Синопа в Судак, а оттуда, минуя Каффу, в Тану, где товары перегружались на речные суда. По Дону суда поднимались до селения Дубок, откуда шла дорога на Рязань и Москву.

Порт Тана входил в целую систему приазовских портов, снабжавших итальянцев продовольствием и другими товарами. У современного Таганрога находился порт Порто-Пизано, там корабли с большой осадкой останавливались в пяти милях от берега. В устье Миуса находился порт Росси. К югу от нынешнего Мариуполя, у Белосарайской косы, имелась корабельная стоянка Паластра (Палестра, по-тюркски Баласыра). К югу от Таны находились порты Бальчимахи (современный Ейск) и Фаро (современный Ахтарск). Здесь корабли останавливались в трех милях от берега. В порту Иль Пеше (современный Темрюк) корабли грузились в пяти милях от берега. Последним портом на выходе из Черного моря был Воспоро (Керчь).

Корабли отправлялись из Венеции в Тану и Трапезунд два раза в год: в июле — августе, иногда в феврале — марте, и возвращались в Венецию в марте и сентябре, изредка в начале января. Путь от Венеции до Таны занимал 3 месяца, а туда и обратно — полгода. Зимовка в Черноморских портах запрещалась. Суда шли караваном, торговые суда прикрывали военные галеры.

К концу XIV века на итальянских судах в Черном море появились пушки. Так, на генуэзских торговых судах типа кокка водоизмещением 300–500 тонн в 1399–1400 гг. было положено иметь по три бомбарды (тип пушек), три баллисты и 35 арбалетов. Это вооружение не было излишним, поскольку происходили нападения на купцов венецианских и генуэзских кораблей.

Конец итальянскому владычеству на Великом море положил захват турецким султаном Мехметом II Константинополя 29 мая 1453 г.

Турки не пожелали терпеть итальянские колонии на берегах Великого моря, и они все были разрушены в 1475–1480 гг. Большая часть итальянцев была убита или продана в рабство. Лишь нескольким сотням удалось бежать через Великое княжество Литовское и вернуться на родину. Тысячи итальянцев остались в Крыму под властью турок и татар. Постепенно их язык засорялся тюркизмами, многие женились на татарках и переходили в ислам. К середине XVIII века в Крыму оставались лишь несколько сот потомков колонистов, говоривших на смеси итальянского и татарского языков и еще исповедовавших христианство. К концу XVIII века все их следы затерялись.

Русское море, оно же Великое море Италии было названо турками Черным и на 300 лет стало османским озером.


Примечания:



1

Китс Дж. История Италии. М.: ACT: Астрель, 2008. С. 40.



2

Почему я привел именно этот пример? Ну, во-первых, дабы показать, что в Ватикане с X века мало что изменилось, а во-вторых, поскольку оная сестра хорошо описана в книгах нашего резидента. О ней мы еще поговорим.



17

Следует заметить, что в то время марка была не монетой, а мерой веса, и в разных регионах была различной.



18

Цит. по: Норвич Дж. История Венецианской республики. М.: ACT, 2009. С. 179.



19

Цит. по: Норвич Дж. История Венецианской республики. М.: ACT, 2009. С. 180.



20

Изборник (Сборник произведений литературы древней Руси). М.: Художественная литература, 1969. С. 287.



21

Цит. по: Норвuч Дж. История Венецианской республики. С. 191–192.



22

В результате сложных придворных интриг в Византии императора Иоанна VI сменил император Иоанн V.



23

Стороженко А.В. Стефан Баторий и днепровские казаки. Киев, 1904.



24

В черте современного г. Азова, подробнее об этом мы поговорим ниже.



25

Мuфтахов З.З. Курс лекций по истории татарского народа (1225–1552 гг.). Казань, 2002. Ч. II. с. 262.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх