Глава 2

Истоки вражды Руси и Рима

В VIII–IX веках постепенно рос конфликт между Римом и Константинополем. Так, только одного константинопольского патриарха Фотия римские папы предавали анафеме 12 раз! Фотий пожаловался императору, и тот выставил из Болгарии латинских попов.

Главным теологическим спором между церквями стал догмат об исхождении духа святого. Никейский «Символ веры» утверждал, что дух святой исходит только от Бога-Отца, первого лица троицы. Римская церковь стала настаивать о его исхождении от отца и сына. Это добавление было сделано в 589 г. на третьем Толедском соборе, а затем закреплено при Карле Великом Аахенским синодом в 809 г. Восточная церковь осудила это добавление как ересь. В вину латинянам она также вменяла учение о «благодати», запас которой якобы создавался деяниями святых, что давало возможность западной церкви за счет него отпускать грехи через продажу специальных грамот — индульгенций.

Истории раскола церквей посвящены десятки, если не сотни монографий, изданных в Европе и России в XVIII–XXI веках. К ним я и отсылаю читателей, интересующихся деталями споров пап и патриархов.

На мой взгляд историка — это был спор хозяйствующих субъектов, или, как говорит сатирик Михаил Задорнов: «Всё из-за бабок».

К сожалению, никто из историков не посчитал, какие суммы в VII–X веках взимал со своей паствы в Западной Европе престол святого Петра. Это была и папская десятина, и «динарий св. Петра», оплата различных папских документов, прокурации, то есть сборы в случае проведения папских расследований. Огромные суммы шли за папский арбитраж в спорах монархов и т. д. Наконец, в VIII–XVI веках симония, то есть торговля церковными должностями, была установившейся традицией, скорее даже — неписаным законом. Сохранилась грамота папы от 1345 г., в которой он милостиво освобождает от десятины население Гренландии «из-за терпения ими лишений». К этому времени там оставалось всего несколько человек, но и они вскоре умерли.

Замечу, что сбор налогов папы передоверяли большим банкирским домам Сиенны и Флоренции. Это было удобно престолу святого Петра и позволяло итальянским банкирам сколачивать сказочные состояния.

Любопытный нюанс: почему у католиков целибат, а православные священники перед тем, как получить приход, обязаны жениться. Вспомним грозные постановления московских соборов XVI века — «Вдовым попам не служить». Уверен, что 99 % читателей считают, что сие связано с различием взглядов на мораль и нравственность. Ничуть! Дело опять в деньгах.

В VI–X века в Западной Европе имелись сотни женатых попов, были и женатые епископы. Однако Рим настоял на целибате. Ведь католический епископ как феодал имел куда больше прав и привилегий, чем православный епископ. И если им позволить иметь законных жен, то тогда появились бы и законные дети, которым отцы стремились бы передавать и епископию, и нажитые богатства.

В итоге через поколение или два церковные феодалы мало чем отличались бы от светских и заботились бы более о благах своего рода, нежели об интересах Рима. Понятно, что святой престол подобного допустить не мог. Ну а о морали и сексе попы вспоминали лишь тогда, когда им требовалось скомпрометировать кого-либо.

В X–XX веках при большинстве католических попов, епископов и даже пап постоянно жили хорошенькие служанки, экономки и домоправительницы. Так, в начале 1917 г. папский нунций Эудженио Пачелли в Мюнхене взял себе в экономки монахиню Паскуалину Ленерт, которая была моложе его на 18 лет. На это он, кстати, получил разрешение папы Бенедикта XV.

Папа Пий XI назначил Пачелли своим статс-секретарем и разрешил ему поселить Паскуалину в своих апартаментах на первом этаже апостолического дворца. Паскуалине разрешалось сопровождать Пачелли даже на конклав, она стала первой женщиной, присутствующей на этом форуме.

После избрания Пачелли папой Паскуалина поселилась вместе с ним в его покоях на третьем этаже апостолического дворца. Сестра Паскуалина опекала папу Пия XII 18 лет, до самой его смерти в 1958 г.[2].

В XVI веке протестанты утверждали, что в Риме проживает 30 тысяч проституток, обслуживающих клир. Может, они чуть-чуть преувеличивали, ведь перепись путан не производилась, но численность проституток определялась пятизначной цифрой.

Православные же иерархи решили избавить «белое духовенство», то есть тех, кто постоянно общается с населением, от «экономок» и «домоправительниц», и обязало попов жениться. Главное же то, что и в Византии и на Руси церковная власть была под жестким контролем светской.

С 1032 г. по 1049 г. в Риме сменилось семь пап: Иоанн XIX, Бенедикт IX, Григорий VI, Сильвестр III, Климент II, Дамас II и Лев IX. Как писал современный западный историк церкви Найджел Которн: «После выборов Иоанна XIX, властью в Риме завладела коррумпированная семья Тускулани. Их владения смотрели на Рим с высот Тускула [древний город в Италии]. Когда в 1032 г. Иоанн XIX умер при чрезвычайно подозрительных обстоятельствах, один из его родственников примерил папское одеяние своему двенадцатилетнему сыну, Теофилакту, и посадил его на папский престол под именем Бенедикт IX (1032–1044; 1045; 1047–1048). Новый папа установил рекорд, дважды возвращаясь к власти. Еще ребенком оказавшись в кресле святого Петра, он „рос, не зная никаких ограничений, умудряясь шокировать скандалами в своей повседневной жизни привыкших к самым невероятным вещам современников“».

«Демон из ада в обличье священника занял папский престол», — писал один из современников.

Святой Петр Дамиан сказал: «Этот негодяй с самого начала правления и до конца жизни упивался своей распущенностью».

…В 1044 г. заговорщики, поставившие своей целью спасти Рим от Бенедикта IX, добились успеха. Однако антипапа Сильвестр III (1045), который получил престол при помощи взяток, оказался не самой лучшей альтернативой… Сильвестру удалось прожить в Латеранском дворце всего два месяца — после чего вернулся Бенедикт IX и нашел книгу заклинаний, которую Сильвестр бросил при поспешном бегстве. Антипапа скрылся в Сабинских горах и больше никогда не претендовал на папский престол.

Примерно через два месяца после возвращения Бенедикту наскучило исполнять обязанности папы. Он планировал жениться на своей красивой кузине, дочери Джерарда де Саксо, заявившего, что Бенедикт должен сложить с себя обязанности папы, если хочет получить руку его дочери. В результате Бенедикт продал папский престол своему крестному отцу, Иоанну Грациану, за 1500 фунтов и лепту святого Петра — подарок английской церкви. Грациан стал Григорием VI…

…Однако предполагаемая невеста отвергла Бенедикта. И тогда он «погрузился в самые невероятные наслаждения». Продолжая жить в Латеранском дворце, превратил его в бордель — говорят, лучший в Риме.

Как только выяснилось, что Григорий VI купил право называться папой, он его тут же лишился…

…Король Генрих III из Германии посадил на папский престол Климента II (1046–1047) из Баварии, но после беспорядков в Риме Климент вернулся домой в Бамберг. Объясняя свое отсутствие в Риме в папской булле, он говорит о «милой супруге», с которой не может расстаться. В Бамберге его отравили. Кое-кто обвинял в его смерти Бенедикта IX, вновь занявшего Латеранский дворец.

Бенедикт ничуть не изменился. В 1048 г. его навсегда изгнали из Рима, и он умер в безвестности где-то после 1055 г.

…К счастью, у Генриха III хватало новых кандидатов на папство. Он возвел на престол Дамаса II (1048), который умер, не продержавшись в Латеранском дворце и месяца — вероятно, его тоже отравили. Генрих поставил на его место Льва IX (1049–1054)[3].

Властный и глубоко верующий константинопольский патриарх Михаил Керуиларий выступил с резкими нападками на римский престол. В ответ папа Лев IX направил в Константинополь кардинала Гумберта. 16 июня 1054 г. кардинал демонстративно положил на алтарь величественного храма Святой Софии папскую грамоту с отлучением от церкви патриарха Михаила.

Гумберт в присутствии императора и его вельмож произнес: «„Кто упорно станет противиться вере святого римского и апостольского престола… да будет анафема, да будет анафема, маранафа[4], и да не считается христианином католическим, но еретиком-прозимитом[5]. Да будет, да будет, да будет!“ Наглость папских легатов возбудила против них все население столицы. Только благодаря императору, который уважал в них звание послов, они могли свободно выехать… Патриарх же в заседании „постоянного“ своего синода из 12 митрополитов и двух архиепископов, в присутствии и других семи архиереев, находившихся тогда в столице, 20 июля составил соборное определение, которым осудил действия послов папских и составителей отлучительской грамоты предал проклятию, о чем известил и прочих восточных патриархов. В известительной об этом грамоте говорилось, между прочим, что легаты были ложные и действовали без ведома и уполномочия папского. Так как, действительно, пап Лев IX еще с сентября 1053 г. по март 1054 г. находился в Беневенте, как пленник норманнов, затем, освободившись, умер 19 апреля 1054 года, т. е. за два месяца до окончательного разрыва, то не без основания можно заключить, что легаты были исполнителями воли сильной партии кардиналов римских и других недоброжелателей греческой власти в Италии южной и в своих действиях опирались на живших в Греческой империи латинян, о коих и упомянул патриарх»[6].

В конфликт Первого и Второго Римов были вовлечены болгарский епископ и антиохский патриарх. Ну а как насчет русских князей и церкви? По ряду соображений конъюктурного характера царские, а позже советские историки помалкивали о том, что Русь длительное время была в стороне от войны Рима и Константинополя.

В 1043 г. киевский князь Ярослав объявил войну Византии. Причина этой войны, равно как и предыдущих, была тривиальна — притеснения русские купцов в Константинополе. Однако русский флот, подошедший к Босфору, потерпел поражение в битве с хорошо вооруженным византийским флотом. И в 1046 г. был заключен мир.

Но в 1051 г. отношения с Византией вновь оказались на грани войны. Князь Ярослав делает митрополитом Иллариона — первого русского на киевской кафедре. Константинопольский патриарх отказывается признавать Иллариона. Ведь со времен Владимира Святого и до Ивана III все русские митрополиты утверждались константинопольским патриархом.

Таким образом, в момент окончательного разрыва папы и католического патриарха русская церковь была абсолютно независима от обеих сторон конфликта.

Между тем русские князья и до 1054 г., и как минимум 100 лет после пытались установить дружеские отношения с римскими папами. Так, вдова князя Игоря Ольга, хотя и приняла крещение в Константинополе, по каким-то причинам решила порвать с патриархом и установить связи с Римом. Знаменитый историк церкви А.В. Карташев писал по сему поводу: «Так называемый „Продолжатель Регинона“ (половины X века), современник, под 959 г. сообщает: „Пришли к королю (Оттону I Великому), как после оказалось, лживым образом после Елены, королевы Ругов (Helenae reginae Rugorum), которая при Константинопольском императоре Романе крестилась в Константинополе, и просили посвятить для этого народа епископа и священников“.

Под 960 г. идет продолжение о том же: „Король праздновал праздник Рождества Христова во Франкфурте, где Либуций из братии монастыря св. Альбана (в Майне) досточтимым епископом Адальдагом посвящен в епископы Ругам“.

Под 961 г. читаем: „Либуций, которого в прошедшем году некоторые дела удержали от путешествия, умер 15-го марта сего года. В преемники ему посвящен Адальберт из братии монастыря св. Максимина в Трире. Его (Адальберта) благочестивейший государь, с обычным ему милосердием, снабдив щедро всем нужным, отправил с честью к Ругам“.

962 г.: „В этом году возвратился назад Адальберт, поставленный в епископы для Ругов, ибо не преуспел ни в чем том, зачем был послан, и видел все свои старания напрасными. На обратном пути некоторые из его спутников были убиты. А сам он с великим трудом едва спасся“.

Продолжателя Регинона буквально повторяет летописец Саксонский.

Летопись Гильдезгеймская (копия X в.) под 960 г. повествует: „К королю Оттону пришли послы русского народа (Rusciae gentis) и просили его, чтобы он послал им одного из своих епископов, который показал бы им путь истины. И говорили, что хотят отстать от своего язычества и принять христианскую веру. Король внял их просьбе и послал по вере католического епископа Адальберта. Но они, как показал исход дела, во всем солгали“.

Эту летопись буквально повторяют, с некоторыми добавлениями: летопись Кведлинбургская (XI в.) и Лаберт Ашаффенбургский (XI в.). Летопись Кведлинбургская после слов „во всем согласии“ добавляет: „потому что и сам указанный епископ не избежал смертельной опасности от их коварств“. Летопись Корвейская пишет под 959 г.: „Король Отгон по прошению русской королевы послал к ней Адальберта инока нашей обители, который впоследствии стал первым епископом в Магдебурге“.

Дитмар Межиборский (Мерзебургский, ум. 1018 г.) об Адальберте Магдебургском сообщает, что раньше он был посвящен в предстоятеля Руси — Rusciae, но оттуда был изгнан язычниками. В указе императора Оттона о поставлении Адальберта в архиепископы Магдебургские тоже упоминается, что раньше он был назначен и послан в проповедники к Ругам»[7].

Почему миссия епископа Адальберта закончилась неудачей, наши историки спорят уже два века. Некоторые полагают, что высылка Адальберта и убийство членов его посольства связаны с переворотом в Киеве, в ходе которого княгиня Ольга была отстранена от власти, а ее сын Святослав являлся преданным поклонником Перуна. Это предположение весьма логично, но, увы, бездоказательно. Единственное, что служит косвенным доказательством этой версии, содержится в «Повести временных лет», где «под 6494 (986) г. содержится прямой намек на то, что одним из тех, кто выступил против Адальберта и его людей, был сын княгини Ольги Святослав. Когда к князю Владимиру „придоша немьци от Рима“ с предложением принять католичество, он заявил им: „Идите опять, яко отци наши сего не прияли суть“. О каких „отцах“ здесь идет речь? Ясно, что об отце Владимира Святославе и об отцах его приближенных»[8].

Весной 972 г. князь Святослав был убит печенегами при форсировании днепровских порогов. Правителем Руси становится его старший сын Ярополк. В Никоновской летописи говорится: «В лето 6487 (979) г. Прииде печенежский князь Илдея, и би челом Ярополку в службу; Ярополк же прият его, и даде ему грады и власти, и имяше его в чести велице. Того же лета придоша послы от греческаго царя к Ярополку, и взяша мир и любовь с ним, и яшася ему по дань, якоже и отцу его и деду его. Того же лета приидоша послы к Ярополку из Рима от папы»[9].

Автор Иоакимовской летописи пишет: «Ярополк же бе муж кроткий и милостивый ко всем, любяще христианы, и асче сам не крестися народа ради, но никому не претяше»[10].

Логично предположить, что Ярополк решил пойти по стопам своей бабки и принять «латинскую веру». Однако в 978 г. (по другой версии в 980 г.) Ярополк Святославич был убит варягами, подосланными его младшим братом Владимиром.

Поначалу Владимир Святославич был ярым приверженцем язычества и даже пытался реформировать славянские верования.

В 988 г. Владимир принимает от греков христианство и…. русские летописцы замолкают на целые 27 лет, вплоть до смерти Владимира Красное Солнышко. Нетрудно догадаться, что кому-то очень захотелось скрыть от потомков все происходившие события.

О них мы знаем лишь из зарубежных источников. Так, около 1000 г. Владимир женил своего сына Ярополка на дочери польского короля Болеслава. Вместе с принцессой в Киев прибывает и епископ Кальбера Рейнберн. Наши историки именуют его духовником принцессы, но Титмар Мерзебургский (умерший в 1018 г.) говорит о нем только как о епископе.

В конце 1012 г. или в начале 1013 г. Святополк вместе с женой (дочерью польского короля Болеслава) и епископом Рейнберном Колобрским оказывается в киевской темнице. Подробности ареста туровского князя летописцы до нас не донесли, что дало повод разыграться фантазии историков. Так, Ф.И. Успенский писал: «Епископ колобрежский [Рейнберн], сблизившись со Святополком, начал с ведома Болеслава подстрекать его к восстанию против Владимира… С этим восстанием связывались виды на отторжение России от союза с Востоком [Византией] и восточного православия»[11].

В немецкой хронике Титмара Мерзебургского говорится, что Болеслав, узнав о заточении дочери, спешно заключил союз с германским императором и, собрав польско-германское войско, двинулся на Русь. Болеслав взял Киев и освободил Святополка и его жену. При этом Титмар не говорит, на каких условиях был освобожден Святополк. По версии Титмара Святополк остался в Киеве и стал править вместе с отцом. Нам же остается только гадать, был ли Святополк при Владимире советником, или наоборот, Святополк правил страной от имени отца. Известно, по крайней мере, два типа монет, чеканившихся с именем Святополка.

О разразившейся затем длительной гражданской войне на Руси и приходе к власти Ярослава Мудрого я подробно рассказал в книге «Наша великая мифология. Четыре гражданские войны с XI по XX век» (М.: ACT, 2008). Здесь же нам важен факт присутствия католического епископа в Киеве.

А вот еще таинственная история князя Изяслава, сына Ярослава Мудрого. В 1043 г. он женился на Гертруде, сестре польского короля Казимира Восстановителя. После смерти отца в 1054 г. Изяслав становится киевским князем.

В 1068 г. восставшие киевляне изгоняют Изяслава Ярославича. Князь бежит в Польшу к родне жены. В следующем году Изяслав вместе с королем (князем) Болеславом II и польским войском подходит к Киеву. Киевский князь Всеслав Чародей бежит в родной Полоцк, а Изяслав вновь становится князем Киевским.

В 1073 г. братья Всеволод и Святослав Ярославичи выгоняют Изяслава из Киева, и тот по традиции бежит в Польшу. Но на сей раз ляхи не желают воевать из-за него с Русью, а, ограбив князя, «показывают ему путь».

Наш изгнанник прибывает в город Майну (в Верхней Германии) ко двору короля Генриха IV. Тогда же Изяслав отправляет своего сына Ярополка (православное имя Гавриил) в Рим к папе Григорию VII.

Там Ярополк вновь крестится, естественно, по католическому обряду и получает новое имя Петр. Ярополк признает Русь «папским леном», а Григорий VII объявляет его русским королем. Кроме того, папа в апреле 1075 г. отправляет польскому князю Болеславу послание с требованием помощи Изяславу Ярославичу и Ярополку (Петру) Изяславичу.

Суть переговоров Ярополка с папой хорошо изложена в послании Григория VII Изяславу Ярославичу (христианские имя-отчество Дмитрий Георгиевич): «Епископ Григорий, раб рабов божьих, Дмитрию, королю русскому, и королеве, супруге его, шлет привет и апостольское благословение. Ваш сын во время посещения апостольского престола прибыл к нам, и так как он хотел получить королевство как дар св. Петра из наших рук, изъявив св. Петру, главе апостолов, должную верность, то обратился к нам с покорными мольбами, решительно утверждая, что эта его просьба скреплена вашим согласием, и испытывая уверенность в своих исканиях в случае облагодетельствования его милостью и защитой апостольской власти. Мы снизошли к его просьбам и стремлениям, поскольку они казались справедливыми, и, кроме того, как ввиду вашего согласия, так и по причине преданности просителя, и передали ему управление вашим королевством как частью владений св. Петра»[12].

Комментарии, думаю, к этому посланию излишни.

27 декабря 1076 г. главный противник Изяслава Святослав Ярославич умирает, и через несколько месяцев Изяслав с польским войском идет на Киев, где вновь становится великим князем. Ярополк стал туровским, а затем владимиро-волынским князем.

Ярополк до самой смерти почитал папу римского. Так, в Киеве он построил церковь во имя святого Петра, а на монетах чеканили изображение этого апостола. «Известны также пламенные молитвы за сына его матери к апостолу Петру в так называемом Liber precum Gertrudis, который вместе со знаменитым псалтырем Егберта архиепископа Трирского (конца X века) составляет часть пергаментного кодекса, хранящегося в настоящее время в Cividale, в Италии. На двух его миниатюрах Ярополк и его супруга представлены молящимися св. Петру и коронуемыми Спасителем, а его мать Гертруда (на первой из них) — распростертою у ног Апостола»[13].

Самое любопытное, князь Изяслав Ярославич и его сын Ярополк стали русскими святыми. Поначалу оба были «местночтимыми», а в 1831 г. Ярополк (Петр) стал общерусским святым.

Замечу, что в семействе Ярослава Мудрого (общерусский святой с 1831 г.) святых было пруд пруди. Его дочь Анна Ярославна стала женой французского короля Генриха I. А после смерти короля Анна Ярославна в 1062 г. вторично выходит замуж за богатейшего графа Рауля де Крепи и Валуа. Оный граф длительное время воевал с Генрихом I, но, что гораздо хуже, был уже женат. Папа Александр II объявил новый брак незаконным, граф отказался подчиниться, и тогда римский понтифик предал Рауля и Анну анафеме! Зато сын проклятой Анны Симон Раульевич был причислен клику католических святых.

Можно привести еще множество примеров, когда князья Рюриковичи женились на католичках, выдавали своих дочерей за князей и королей католиков и вообще игнорировали ссору Рима и Константинополя.

Так откуда же взялась почти тысячелетняя вражда Руси и Рима? Дело в том, что папы сделали меч главным оружием в религиозных спорах с православием.

Уже в 1098 г., захватив Антиохию, крестоносцы изгнали престарелого патриарха антиохийского Иоанна и поставили там «латинского патриарха». Все православное духовенство города крестоносцы силой заставили подчиняться своему ставленнику.

«То же было и после взятия крестоносцами Иерусалима (1099 г.); латиняне и здесь поставили своего патриарха. Православный иерусалимский патриарх Симеон, подавший первую мысль об освобождении Святой Земли и гроба Господня, был забыт; он удалился на Кипр и там скоро умер. Хотя православные и выбрали ему преемником Евфимия, но он, не имея возможности устроить свою кафедру в Иерусалиме, проживал все время в Константинополе. Вместе с тем, в завоеванных областях латиняне поставили своих митрополитов и епископов; например, были поставлены митрополиты в Вифлееме, Тире, Кесарии, Назарете и других городах. Все они с подчиненными им епископами были в зависимости от латинского иерусалимского патриарха»[14].

Свое подлинное лицо престол св. Петра показал в ходе Четвертого крестового похода, когда вместо борьбы с сарацинами западноевропейские рыцари обрушились на Византию. Подробнее о Четвертом крестовом походе будет рассказано в следующей главе.

На Руси в X–XII веках неизвестно ни одного случая притеснения католиков. В Новгороде, Смоленске и других русских городах у католиков был свой «двор» — квартал, обнесенный стенами. В 1158 г. к полоцкому князю Владимиру прибыл монах-августинец Майнград. Князь разрешил ему проповедовать «слово Божие» среди своих вассалов из племени ливов. Вскоре в устье Западной Двины появились тысячи проповедников с мечами, копьями и арбалетами.

А вот характерное мнение католических иерархов в середине 40-х годов XII века. Краковский епископ Матфей пишет к Бернарду Клервскому (1091–1153), аббату монастыря в Клерво в Бургундии (позже Бернард будет объявлен святым): «Народ же русский, неисчислимый и многочисленностью подобный звездам, не блюдет правил православной (orthodoxa) [то есть католической] веры и установлений истиной религии. Не разумея, что вне католической церкви нет места для подлинного богослужения, он, как известно, позорно заблуждается не только в богослужении Тела Господня, но и в расторжении браков и перекрещивании [супругов], а также и других церковных таинствах. От самого начала своего крещения преисполненный всевозможными заблуждениями, а вернее сказать — еретическим нечестием, он исповедует Христа разве что по имени, делами же совершенно отвергает. Ведь не желая быть в согласии ни с Латинской, ни с Греческой церковью и отделившись от обеих, названный народ не причастен к принятию таинств ни по тому, ни по другому [обряду]». В итоге епископ Матфей призывает Бернарда лично явиться, чтобы своей «проповедью, что пронзает лучше меча обоюдоострого, истребить» ересь «на Руси, которая — словно другой мир»[15].

Вроде бы пока речь идет о проповедях, но не будем забывать, что именно Бернард был одним из главных вдохновителей Второго крестового похода 1147 г.

Римские папы с конца XII века периодически рассылают буллы (послания, обязательные к исполнению всеми католиками) с призывами к торговой блокаде Руси. Так, например, папа Григорий IX в январе 1229 г. отправил буллу к властям Рима с требованием прекратить торговлю с русскими оружием, лошадьми, кораблями, продовольствием и т. д. А в послании Григория IX Ливонскому ордену (1232 г.) рыцари призывались на борьбу с русскими, которых папа прямо именовал «врагами веры».

Итак, именно Рим развязал тысячелетнюю войну против Руси. При этом разница в обрядах католиков и православных и их догматы всегда были лишь поводом. Вспомним, что папы без особых проблем разрешали униатам сохранять свои обряды, главным было одно — признавай власть папы и плати, плати и плати!

Греческий архимандрит Кирилл Костопулос писал: «Сам папа Григорий IX, обращаясь в письме к Иоанну Кантакузино, признает, что раскол произошел из-за отказа Византийцев признать папский примат (власти)…

Церкви Христовой противно властолюбие, поскольку ее Глава — Богочеловек Господь Иисус Христос, смиривший Себя ради спасения и освобождения падшего человека.

Святой Иоанн Златоуст отмечает властолюбие как причину разделения тела Церкви. Он говорит со свойственной ему проницательностью: „Таким образом, ничто не может так разделить Церковь как властолюбие“. И для всех является фактом, что все доныне совершенные попытки соединить Запад и Восток остались безрезультатными, потому что епископы Рима всегда пребывали непреклонными в вопросе примата власти Римского Понтифика…

Василий Великий презрел скрытую (экклезиологическую) ориентацию Рима, поэтому говорил о высокомерной западной брови (здесь подразумевается надменность).

Плод времени „высокомерная западная бровь“ устремилась поставить под свой контроль любую форму Церковной жизни. Спасение людей, согласно Папскому богословию, становится невозможным без преданности и полного послушания папе!»[16].


Примечания:



1

Китс Дж. История Италии. М.: ACT: Астрель, 2008. С. 40.



2

Почему я привел именно этот пример? Ну, во-первых, дабы показать, что в Ватикане с X века мало что изменилось, а во-вторых, поскольку оная сестра хорошо описана в книгах нашего резидента. О ней мы еще поговорим.



3

Которн Н. Интимная жизнь римских пап. М.: Фирма «Издательство ACT», 1999. С. 113–118.



4

То есть будет отлучен и погибнет в пришествие Господне.



5

То есть не приемлющим опресноков и предпочитающим квасной хлеб.



6

Тальберг Н.Д. История христианской церкви. Киев: Изд-во им. святителя Льва, папы Римского, 2008. С. 538–539.



7

Карташев А.В. Очерки по истории русской церкви. М.: Наука, 1991. С. 101–102.



8

Panoe О.М. Русская церковь в IX — первой трети XII в. Принятие христианства. М.: Высшая школа, 1988. С. 184–185.



9

ПСРЛ. СПб., 1908. Т. IX. С. 39.



10

Цит. по: Татищев В.Н. История Российская. М.: ACT, 2003. Т. I. С. 111.



11

Успенский Ф.И. Первые славянские монархии на северо-западе. СПб., 1872. С. 257.



12

Документы о взаимоотношениях папской курии с великим киевским князем Изяславом Ярославичем и польским князем Болеславом II Смелым в 1075 г. Материалы сайта: http://www.krotov.info/acts/11/3/I075bull.htm



13

Таубе М.А. Рим и Русь в домонгольский период. Материалы сайта: http://www.krotov.infojhistory/11/1/taube.html



14

Тальберг Н.Д. История христианской церкви. С. 543–544.



15

Древняя Русь в свете зарубежных источников / Под ред. Е.А. Мельниковой. М.: Логос, 2003. С. 388.



16

Костопулос К. Папство — это ересь. М.: Пробел-2000, 2001. С. 52–53.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх