Глава 12

Александр I затевает новую войну

Вскоре на политическом горизонте Европы стали сгущаться тучи. 18 марта 1803 г. Англия объявила войну Франции. Война «кита и слона» заранее была бесперспективной. Главное же, что «просвещенные мореплаватели» давно привыкли воевать чужими руками. И в этом случае Лондон надеялся на террористов и русско-австрийское пушечное мясо.

Бонапарт не желал войны. Почти два года первый консул трудился над созданием знаменитого Гражданского кодекса. К началу 1804 г. все 2281 параграф Кодекса были составлены и окончательно отредактированы. 30 вантоза XII года (21 марта 1804 г.) был принят, наконец, закон о введении Гражданского кодекса в действие.

Во Франции с приходом к власти Наполеона начался процесс консолидации нации. 26 апреля 1802 г. Наполеон амнистировал всех эмигрантов и разрешил им вернуться домой. 15 апреля 1804 г. первый консул подписал закон о конкордате, то есть о новом устройстве католической церкви во Франции. Гонения на церковь ушли в прошлое, а церковь в свою очередь решительно поддержала государственную власть. В 1802 г. началась реформа народного образования, которая продлится почти два века. Наконец, Бонапарт решил сделать свою власть наследственной и 18 мая 1804 г. постановлением Сената «правительство Республики доверялось императору, который примет титул императора французов»[80]. Кстати, первое время на французских монетах чеканилась надпись: «Французская республика. Император Наполеон».

Риторический вопрос — нужна ли была война Франции или самому Бонапарту в столь переломный момент развития страны?

В феврале 1804 г. французской полиции удалось раскрыть заговор роялистов, задумавших убийство первого консула. В ходе следствия было установлено, что в 8 километрах от французской границы в герцогстве Баденском проживает Луи-Антуан де Бурбон-Конде, герцог Энгиенский — один из руководителей роялистского движения. По приказу Бонапарта в ночь на 15 марта герцог был схвачен отрядом конной полиции, привезен во Францию и через 5 дней расстрелян по приговору военного суда. В романе «Война и мир» Лев Толстой устами Пьера Безухова даст очень точное определение этой акции — «государственная необходимость». И действительно, покушения роялистов на Наполеона разом прекратились. Но зато это дало повод Александру I вновь втянуть Россию в войну против Франции.

30 апреля (12 мая) 1804 г. русское правительство направило в Париж ноту с резким протестом против казни герцога Энгиенского. «Наполеон приказал своему министру иностранных дел Талейрану дать знаменитый ответ, который никогда не был забыт и не был прощен Александром, потому что более жестоко его никто никогда не оскорблял за всю его жизнь. Смысл ответа заключался в следующем: герцог Энгиенский был арестован за участие в заговоре на жизнь Наполеона; если бы, например, император Александр узнал, что убийцы его покойного отца, императора Павла, находятся хоть и на чужой территории, но что (физически) возможно их арестовать, и если бы Александр в самом деле арестовал их, то он, Наполеон, не стал бы протестовать против этого нарушения чужой территории Александром. Более ясно назвать публично и официально Александра Павловича отцеубийцей было невозможно. Вся Европа знала, что Павла заговорщики задушили после сговора с Александром и что юный царь не посмел после своего воцарения и пальцем тронуть их: ни Палена, ни Беннигсена, ни Зубова, ни Талызина и вообще никого из них, хотя они преспокойно сидели не на „чужой территории“, а в Петербурге и бывали в Зимнем дворце»[81].

Лично я не склонен, подобно академику Тарле, переоценивать личную обиду Александра в качестве причины вступления России в новую войну с Францией.

Дореволюционные историки объясняли это приверженностью царя к священным правам легитимизма и т. п., советские историки — заинтересованностью дворянства в торговле с Англией. Хотя уж в чем дворяне, и особенно их жены и дочери, были заинтересованы, так это во французских товарах. На самом деле решающими оказались два субъективных фактора — влияние «немецкой» партии и честолюбие молодого царя. Матерью Александра была вюртембергская принцесса София Доротея, а женой — Луиза Баденская, при переходе в православие получившие имена Мария Федоровна и Елизавета Алексеевна. Вместе с ними в Россию наехала толпа родственников и придворных. Я уже не говорю о «гатчинских» немцах, которым Павел доверил самые ответственные посты в государстве. Вся это компания настойчиво требовала от Александра вмешательства в германские дела — у кого были там корыстные интересы, а у кого на родине от Наполеона пострадали родственники. Свои интересы были и у «польских друзей» императора Адама Чарторыского и К°. Все они доказывали царю, что дело герцога Энгиенского касается всей Германии. Неприкосновенность ее границ нарушена самым наглым образом, и т. д., и т. п.

Следует учесть и субъективные факторы: Александр был крайне честолюбив и жаждал воинской славы, надеясь, что она покроет позор отцеубийства. Император решил лично предводительствовать войсками, двинувшимися в Германию.

Наконец, дворянство было избаловано прежними победами русских войск. Бахвальство и откровенная глупость царили в гостиных и салонах Петербурга и Москвы. Узколобые аристократы забыли, что всеми победами и территориальными приобретениями Россия обязана мудрой внешней политике великой императрицы, а не каким-то мифическим «непобедимым россам».

25 октября (6 ноября) 1804 г. Австрия и Россия подписали в Петербурге союзный договор, направленный против Франции, а 11 мая 1805 г. был подписан и аналогичный англо-русский договор. Так была образована Третья антифранцузская коалиция. Согласно договоренности союзников новой коалиции, Россия обязывалась выставить 180-тысячную армию, Австрия — 300-тысячную. Англия ассигновывала по 1 125 000 фунтов стерлингов на каждые 100 тысяч союзных войск и принимала на себя сверх того четвертую часть расходов по мобилизации.

Увы, и сейчас находятся историки, объявляющие казнь герцога Энгиенского 20 марта 1804 г. преступлением, вызвавшим новую войну. Предположим, что это так. Но попробуем перенестись на два месяца назад, когда герцог еще жил припеваючи в Баденском герцогстве. 6 февраля 1804 г. из Севастополя в море выходит отряд капитана 1-го ранга Н.С. Леонтовича. На борту фрегатов[82] и транспортов сухопутные войска, боеприпасы и продовольствие, предназначенные для Корфу. Элементарный расчет показывает, что приказ об отправке войск на Средиземное море «властитель слабый и лукавый» мог отдать не ранее осени 1803 г. Зачем? На Средиземном море мир и благодать, в 1803 г. в Европе не произведено ни одного выстрела.

Нравится нам или нет, но посылка отряда Леонтовича свидетельствует о том, что еще в середине 1803 г. Александр I принял решение начать войну, и любые действия Наполеона, как-то: казнь герцога и террористов, мелкие административные изменения в Северной Италии — были лишь предлогом для объявления войны.

Кстати, все эти акции Наполеона никоим образом не противоречили мирным договорам, заключенным в 1801–1802 гг. Францией с Австрией, Англией и Россией.

По плану Александра корпус графа Толстого должен был вместе со шведами наступать на французов в Северной Германии. В Центральной Германии должны были действовать русская и австрийская армии под командованием генерала Мака. Другая австрийская армия под командованием эрцгерцога Карла должна была выбить французов из Северной Италии. С юга Апеннинского полуострова должны были наступать неаполитанские и русские войска. Кроме того, русским войскам надлежало овладеть побережьем Адриатики — Далмацией, Иллирией и Истрией. На средиземноморском театре вместе с русскими должны были действовать англичане.

И вот вслед за отрядом Леонтовича из Севастополя, Одессы, Очакова и Николаева летом — осенью 1804 г. отправляются в Корфу десятки боевых и транспортных судов с войсками, оружием и продовольствием. Кавалерийские и артиллерийские части перевозятся вместе с лошадьми.

8 мая 1804 г. из Очакова уходит отряд капитана 1-го ранга Салтыкова (корабли «Св. Параскева», «Симеон и Анна» и другие суда) с батальоном Сибирского пехотного полка.

28 июня 1804 г. из Севастополя вышел отряд капитана 1-го ранга П. Макшеева в составе корабля «Мария Магдалина» (2-я) и фрегата «Михаил» с 14-м егерским полком.

В июне того же года к Корфу отправился отряд капитана 1-го ранга Т. Мессера в составе кораблей «Варахаил», «Победа», а также других судов с Витебским полком.

Ряд судов шел отдельно. Так, 11 августа 1804 г. из Одессы на Корфу вышел новый фрегат «Григорий Великия Армении». «Транспорт большого размера» «Григорий» в 1801–1804 гг. совершил три плавания на Корфу и обратно.

В итоге численность русских войск на Ионических островах с середины 1803 г. до конца 1804 г. возросла с 1,2 тысячи человек до 8 тысяч. Командовал сухопутными силами генерал-майор граф Р.К. Анреп.

За неимением достаточного количества транспортных судов в составе Черноморского флота производилась закупка бригов и бригантин у частных лиц, переделывались в транспорты бомбардирские суда и т. д.

Перевозки на Ионические острова требовали огромных финансовых затрат. Перевезенных на Корфу денег не хватало. Поэтому русский посланник на Корфу граф Мочениго затеял большие аферы с константинопольскими банкирами Хубши и Самони. Только по двум векселям они ссудили графу 37 тысяч и 47 тысяч пиастров.

Начиная с 1802 г. турки стали чинить мелкие препятствия при проходе русских военных судов через Проливы. В частности, они пытались даже досматривать наши суда. Поэтому ряд русских кораблей и фрегатов миновали в 1804 г. Проливы не под Андреевским флагом, а под коммерческим, то есть нынешним «триколором». Пушек на палубах не было: часть их оставили в Севастополе, а часть спрятали в трюмах.

Однако осенью 1804 г. отношения Оттоманской империи и Франции вновь ухудшились. Турки опасались нового десанта французов в Египет или даже в Грецию и Дарданеллы. И, надо заметить, что подобные планы у Наполеона были. Так, 30 января 1803 г. в английской газете «Монитор» был опубликован отчет французского полковника Себастьяне, который осенью 1802 г. посетил на фрегате порты Ливии, Египта и Сирии. В отчете утверждалось, что «шеститысячное французское войско было бы доставлено для завоевания Египта». Ионические острова, по данным отчета, были будто бы также готовы объявить себя на стороне Франции при первом же удобном случае.

Отчет этот был фальшивый, однако не совсем ясно, кому принадлежало авторство этой «дезы» — английской или французской разведке. Наполеон, как уже говорилось, не хотел войны, но интенсивно к ней готовился. Он собирался нанести главный удар по Англии. Позже, 2 июля 1804 г., он четко сформулировал свои идеи в письме к адмиралу Латушу: «Пусть только мы сделаемся господами Канала на шесть часов, и тогда мы сделаемся господами всего света». Соответственно, французская разведка подкидывала англичанам различные планы, в том числе высадки в Египте, Дарданеллах и т. п., дабы отвлечь внимание противника от строительства десантных судов и сосредоточения войск в районе Булони.

Несколько месяцев британский кабинет свято верил во французскую дезинформацию. На нее клюнул и адмирал Нельсон. 16 мая 1803 г. Англия объявила войну Франции, а 18 мая Нельсон поднимает флаг на своем любимом корабле «Виктория» и через два дня отплывает в Средиземное море и принимает там командование над всеми британскими силами.

Там 23 января 1804 г. великий адмирал пишет: «Только что полученное мною известие заставляет меня думать, что французский флот готовится выйти в море на восток, к Неаполю и Сицилии». 10 февраля: «Тридцать тысяч французов готовы сесть на суда в Марселе и Ницце, и я должен думать, что феррольские корабли двинутся в Средиземное море. Цель Бонапарта — Египет»[83].

Как тут бедным туркам не испугаться злодея Буонапарте?

В ноябре 1804 г. посол Франции генерал Брюн покинул Константинополь, и отношения между двумя союзниками были разорваны. Волей-неволей Россия и Турция вновь стали союзниками. В декабре 1804 г. в Стамбуле начались переговоры между русским послом А.Я. Италинским и турецкими министрами о подписании нового союзного договора. На них вопрос о Проливах занимал центральное место.

Новый русско-турецкий союзный договор был подписан 23 сентября 1805 г. Он состоял из 15 явных и 10 секретных статей, которые полностью регулировали сложные отношения между Россией и Турцией. В целом соглашение было направлено против Франции.

А между тем 2 декабря 1804 г. в соборе Парижской Богоматери состоялась коронация Наполеона. По такому случаю глава католической церкви его святейшество римский папа Пий VII прибыл в Париж, чтобы освятить восшествие на трон императора Наполеона I. Бонапарт, не желая получить корону из рук папы, в самый последний момент вырвал ее из рук Пия VII и сам надел ее на себя.

Еще в 1798 г. пьемонтский король Карл-Эммануил II заключил с французами соглашение о передаче им Пьемонта, а сам удалился на остров Сардинию. Столицей теперь стал город Кальяри. Там Карл издал манифест, которым объявил недействительными все договора с французами, в том числе и отказ от Пьемонта.

В июне 1804 г. указом первого консула Пьемонт был присоединен к Французской республике и разделено на шесть департаментов, управляемых префектами, назначаемыми Бонапартом.

В начале мая 1805 г. император Наполеон I прибыл в Милан, где был радостно встречен тысячами горожан. В тот же день он подписал указ о присоединении Генуи к Франции. Генуэзский дож стал французским сенатором.

А 26 мая в Миланском соборе состоялась коронация короля Италии Наполеона I. И так же, как и в Париже, Наполеон вырвал железную корону лангобардов из рук кардинала Капрора и сам надел на себя. При этом новый король изрек: «Бог мне ее дал, и горе тому, кто ее тронет».

Понятно, что повелителю всей Европы, да еще и занятому непрерывными войнами, было недосуг вникать в рутинные вопросы. По сему поводу был учрежден титул вице-короля. Им стал 24-летний пасынок Бонапарта Евгений Богарне. А для пущей важности вице-короля, 14 января 1806 г. Наполеон женил его на Августе-Амелии, дочери баварского короля Максимилиана.

Щедрый итальянский король Наполеон I ежегодно выплачивал французскому императору Наполеону I 36 млн. франков золотом. Часть французской армии дислоцировалась в королевстве Италия и снабжалась исключительно за счет королевской казны.

Сразу после коронации в Милане Наполеон основал Туринский университет и учредил высшую награду Италии — орден Железной короны. Кстати, орден так прижился в Италии, что в 1816 г. австрийский император Франц I был вынужден сделать его официальной наградой в своих итальянских владениях.

23 июня 1805 г. Наполеон сделал городок Лукку столицей одноименного княжества, а свою сестру Элизу назначил туда княгиней. Кстати, эта скандальная дама показала себя и «крепким хозяйственником», так что через некоторое время Наполеон доверил ей и все герцогство Тосканское. Любопытно, что до сих несколько улиц в Лукке носят имя Наполеона, а на площади Наполеона находится Палаццо Публик — бывший дворец Элизы.

Понимая, что возможностей Черноморского флота для организации грандиозной экспедиции в Средиземное море недостаточно, Александр решает привлечь к ней и корабли Балтийского флота.

7 сентября 1804 г, главный командир Кронштадтского порта П.И. Ханыков получил через товарища морского министра П.В. Чичагова повеление Императора срочно подготовить и отправить на Средиземное море наиболее боеспособные корабли «Ретвизан», «Елена», фрегаты «Автроил» и «Венус». 19 сентября командующим эскадрой назначили капитан-командора А.С. Грейга. Еще до того, 8–12 сентября, началось снаряжение судов. Ханыков обещал вооружить их за три недели. Суда снабжали всем необходимым, а экипажи обеспечили жалованьем и обмундированием сроком на год.

Эскадра пришла в Гибралтар 26 декабря, сутки потратила на заливку водой, отправилась далее и 11 января 1805 г. прибыла на Корфу, где Грейг явился к русскому министру (послу) Моцениго и генерал-майору Анрепу. Он принял в командование местное адмиралтейство и суда, которые ранее прибыли с Черного моря. Капитан-командор потребовал от Моцениго срочно предоставить запас провизии на три месяца и необходимые материалы для ремонта. Однако оказалось, что на Ионических островах таких материалов нет, и их необходимо закупать в заграничных портах по довольно высоким ценам.

До прибытия Грейга русской Средиземноморской эскадрой командовал капитан-командор (капитан 1-го ранга) А.А. Сорокин. Поскольку Грейг и Сорокин были в равных чинах, между ними возник местнический спор. В конце концов Сорокин написал жалобу царю. В результате Сорокину вернули командование судами, не входившими в эскадру Грейга.

Первым делом Грейг решил устроить каперскую эскадру. Некий Спиридон Бонавенуто привел на острова Санта-Мавро канонерскую лодку. Грейг присвоил ему унтер-офицерский чин. На Мальте у каперов был куплен быстроходный бриг с обшитой медью подводной частью. Летом 1805 г. капитан-командор просил выслать два-три брига или люгера с Черного моря и выделить деньги на покупку двух стоявших в Неаполе испанских корветов. Но при рассмотрении корветы оказались ветхими.

30 сентября 1805 г. король Фердинанд тайно прислал в Корфу три неаполитанские бригантины «для использования в качестве почтовых пакетботов». Ну никак почтовое сообщение с Корфу нельзя было наладить легально! Затраты на организацию каперских судов быстро окупились.

В 1805 г. продолжали регулярно приходить транспортные и боевые суда с Черного моря. Так, 4 апреля прибыли корабль «Исидор» (74 пушки), фрегат «Назарет» и три вспомогательных судна капитана 1-го ранга Перского, они доставили боеприпасы, продовольствие и 1669 человек сухопутных войск. Фрегат «Назарет» Грейг оставил на Корфу, отправив на ремонт в Россию «Поспешный».

15 сентября на Черное море ушли фрегат «Николай Беломорский» и бриги «Александр» и «Диана», 20 сентября — корабль «Павел» и бриг «Диомед» из отряда капитана 1-го ранга Мессера; 5 октября ушел транспорт «Царь Константин». Транспорт «Григорий» Грейг оставил на Корфу для перевозки леса из Албании.

До середины апреля 1805 г. неаполитанское правительство (имеется в виду королева Каролина и ее фавориты) пыталось балансировать между союзниками и Францией. Но 170 тысяч фунтов стерлингов, переданные Лондоном Неаполю «на восстановление армии», решили дело. 10 сентября 1805 г. было заключено соглашение с Россией, по которому в Неаполь направлялся экспедиционный корпус Третьей коалиции. Забавно, что 21 сентября королева заключила с Францией соглашение о нейтралитете.

Взамен на обещание закрыть порты для англичан французы обязались в течение месяца вывести свои войска, что, по мнению Каролины, облегчало предстоящую высадку русских.

В ноябре 1805 г. на рейд Неаполя прибыл коалиционный флот, были высажены греко-албанские и английские части. Прибыв 7 ноября 1805 г. в Неаполь, русские войска под командованием генерал-поручика Б.П. Ласси[84] (Сибирский Гренадерский полк и греко-албанские отряды) начали продвигаться к Риму и уже будучи в ста верстах от города (близ Гаэты) 24 ноября получили приказ возвращаться в черноморские порты.

Что же произошло? 20 октября 1805 г. генерал Мак сдал крепость Ульм и 32 тысячи солдат. Продолжая движение на Вену, Наполеон взял в плен еще 29 тысяч австрийцев, 200 пушек стали трофеями французов. Правда, на следующий день после Ульма адмирал Нельсон у мыса Трафальгард, вблизи Кадикса, разгромил объединенный франко-испанский флот. Но 20 ноября (2 декабря) 1805 г. в Аустерлицком сражении Наполеон вдребезги разбил русско-австрийскую армию. Александр I и австрийский император Франц бежали с поля боя. Оба императора были страшно испуганы.

14 (26) декабря 1805 г. Австрия подписала Пресбургский мир с Францией. Австрия уступала часть своей территории Баварии, Вюртембергу и Бадену (немецким союзникам Наполеона), Франция же получала Венецианскую область, почти всю Истрию, Далмацию и Которскую бухту.

В тот же день, 14 (26) декабря, Наполеон отдал приказ генералу Сен-Сиру взять Неаполь. Войскам зачитали приказ императора: «Солдаты!.. Неаполитанская династия перестала существовать. Ее существование несовместимо со спокойствием Европы и честью моей короны… Опрокиньте в море… эти дряхлые батальоны морских тиранов». В свое время А.З. Манфред обратил внимание на странное сочетание слов «честь моей короны» и «тираны». В этом и был весь Наполеон. Недаром его называли императором революции.

В январе 1806 г. русские и британские войска покидают Неаполитанское королевство (точнее, его континентальную часть). В феврале французская армия, возглавляемая Жозеформ Бонапартом, вступает в Неаполитанское королевство. Замечу, что фактически армией управлял маршал Массена.

11 февраля была осаждена Гаэта, 13 февраля капитулировала Капуя, 14 февраля сдался Неаполь. Жозеф торжественно вступил в город 11 марта, «приветствуемый оркестрами, колоколами и пушками форта».

Несколькими днями позже генерал Ренье достиг Мессинского пролива. Бурбоны бежали в Сицилию: Фердинанд IV — уже 23 января, а королева — 11 февраля.

«Я хочу, чтобы мое потомство царствовало в Неаполе так же долго, как и во Франции», — заявил Наполеон. Император послал к Жозефу Мио де Мелито — бывшего полномочного министра Директории при великом герцоге тосканском, комиссара в Риме и посла в Турине: «Вы передадите ему, что я делаю его неаполитанским королем… Не то малейшее колебание, какая бы то ни было неуверенность его совершенно погубит… Все чувства и привязанности сегодня уступают перед государственной необходимостью. Я признаю родственниками лишь тех, кто мне служит. Я более не могу иметь родственников на незавидных амплуа. Те, кто не поднимутся вместе со мной, перестанут быть членами моего семейства. Я из всех сделаю семейство королей, Верне, вице-королей».

Жозеф принял корону, которую ему вручили до декрету от 30 марта 1806 г.

Надо признать: этот назначенный декретом суверен оказался прекрасным королем. Жозеф любил Италию и итальянский язык, на котором отлично говорил. Он умел вести роскошный образ жизни, что лишь льстило неаполитанцам: блеск его приемов в Неаполе, Каподимонте или Казерте надолго остался в памяти.

Аристократия, поколебавшись некоторое время (скорее, из соображения приличий), вновь нашла дорогу ко двору. Самым решительным аргументом были деньги. Жозеф снял секвестр с имущества тех, кто признал новый порядок, раздавал доходные должности, множил празднества. Никакого сравнения со скаредностью Фердинанда IV!


Примечания:



8

Panoe О.М. Русская церковь в IX — первой трети XII в. Принятие христианства. М.: Высшая школа, 1988. С. 184–185.



80

Цит. по: Манфред А.З. Наполеон Бонапарт. С. 444–445.



81

Тарле Е.В. Сочинения в 12 т. М.: Издательство Академии наук СССР, 1959. Т. 7. С. 146–147.



82

Фрегаты «Иоанн Златоуст», «Поспешынй» (2-й) и «Крепкий».



83

Мэхэн А.Т. Влияние морской силы на Французскую революцию и Империю. В 2 т. М.: ACT; СПб.: Terra Fantasticf, 2002. Т. 2. С. 188.



84

Ласси Борис (Мориц) Петрович (1737–1820) — участник штурма Измаила. В начале 1805 г. в качестве частного лица был послан Александром I в Неаполь с «секретным поручением», а в июле того же года был назначен главнокомандующим соединенной русско-английско-неаполитанской армией. В 1806 г. убыл в Россию.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх