Часть первая. РЕСПУБЛИКА

ВВЕДЕНИЕ ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ РИМСКОЙ ИСТОРИИ. ЕЕ ПЕРИОДИЗАЦИЯ

Римская история составляет заключительное звено древней истории Средиземноморья. В его восточной половине очень рано возникли классо­вые образования и были заложены основы античной культуры. В истории государств Древнего Востока перед нами выступает первая, в целом еще примитивная стадия развития рабовладельческого общества.

Следующий этап рабовладельческой системы — в районе мира Эгеиды. Благоприятное сочетание географических условий, с одной стороны, и сильного влияния близлежащих восточных государств — с другой, созда­ли предпосылки для расцвета древнегреческих полисов. На базе рабовла­дельческой системы, более развитой, чем на Востоке, сложилась античная демократия, в рамках которой, особенно в Афинах, в V—IV вв. до н. э. были созданы величайшие культурные ценности, легшие в основу куль­турного развития Европы.

Однако тесные границы Эгейского мира и его политическая раздроб­ленность ускорили кризис рабовладельческой системы классической Гре­ции. В узких рамках полисов дальнейшее развитие стало невозможным. Это вызвало переход к новому этапу исторического развития — эллиниз­му. Завоевания Александра Македонского и дальнейшая колонизация Во­стока греками и македонянами создали предпосылки для возникнове­ния более высокой формы рабовладельческой экономики в странах вос­точного Средиземноморья. Эллинистические государства на некоторое время стали ведущими силами исторического процесса, подготовляя пе­реход к четвертой, и последней, эпохе древней истории.

Еще задолго до этого в Италии, на нижнем Тибре, возник маленький город-государство — Рим. До поры до времени он оставался в системе Средиземноморья самостоятельным и относительно изолированным оча­гом исторического развития. Однако это был очаг большой социальной мощи, центр скрещивания разнообразных этнических, хозяйственных и культурных взаимодействий в Средней Италии. Параллельно с развити­ем римской экспансии в Италии (V—III вв.), а затем вне ее — в западном и восточном Средиземноморье (III—I вв.) — Рим втягивался в систему средиземноморских хозяйственных и культурных связей и, в свою оче­редь, стал оказывать на нее сильное влияние. К концу I в. до н. э. сфор­мировалась в основных чертах римская мировая держава, включившая в себя все предшествовавшие ей государственные образования в районе Средиземного моря. Древняя история вступила в свою четвертую, и пос­леднюю, фазу.

Рим, как было сказано, вошел в сложившуюся систему эллинистиче­ского мира. Но, входя в нее, он начал ее преобразовывать. Рабовладель­ческие общества Средиземноморья, в первую очередь сама Италия, в ходе римских завоеваний испытали ряд глубоких изменений: значительный рост денежного хозяйства, огромное развитие рабства, концентрация земли, пролетаризация мелких свободных производителей. Все эти изменения явились специфическими чертами римской хозяйственной системы, кото­рая стала самой высокой формой античного рабовладения.

В римскую эпоху рабский труд как в Италии, так и в значительной части провинций занял ведущую роль во всех областях хозяйственной жизни. Юридическое и бытовое положение рабов значительно ухудши­лось по сравнению с предшествующими периодами и стало близко под­ходить к формуле Аристотеля — Варрона об «одушевленных» и «гово­рящих орудиях». Весь район Средиземного моря с прилегающей к нему широкой периферией был охвачен экономическими связями, достаточно тесными для того, чтобы говорить о зародышах единого средиземномор­ского рынка и о некоторых экономических явлениях, общих для всего района: колебаниях цен, кризисах. Поэтому римская держава, созданная рабовладельческой экспансией, опиралась не только на силу римского оружия, но и на некоторое хозяйственное единство средиземноморского района. И по форме своей эта держава, оставаясь федерацией автоном­ных полисов, приближалась к территориальным государствам эллинис­тического типа.

В области культуры Рим в основном использовал достижения предше­ствующих эпох, особенно эллинизма. Рим был втянут в орбиту средизем­номорских отношений уже тогда, когда культура эллинизма достигла та­кой высоты, что Риму не оставалось ничего другого, как заимствовать ее и подражать ей. Поэтому римская культура не была вполне самостоятель­ной. Значение Рима — главным образом в распространении эллинисти­ческой культуры, приспособленной к римским потребностям, на отсталом Западе.

Однако было бы ошибкой утверждать, что культура Рима была сплошь подражательной. Во-первых, в ранней римской культуре, например в рели­гии, было много самобытных италийских элементов, впоследствии только прикрытых слоем наносных греко-восточных влияний. Во-вторых, даже в позднеримской культуре, в целом наименее самостоятельной, существуют формы, отмеченные печатью высокой оригинальности, в которых римляне были подлинными творцами: право, архитектура, некоторые литературные жанры (сатира). Наконец (и это самое главное), даже копируя многие фор­мы эллинистической культуры, римляне не механически подражали им, а перерабатывали их в своем духе и стиле. В результате этого получились явления, глубоко своеобразные по существу, несмотря на внешне подража­тельные формы, например, лирика конца I в. до н. э. Вот почему в целом мы должны признать римскую культуру своеобразной стадией развития антич­ной культуры.

Доведя рабовладельческую систему до полного развития, Рим тем са­мым довел до максимального напряжения и все ее социальные противоре­чия. Противоречия между свободными и рабами, богатыми и бедными ни­когда в истории древнего мира не достигали такой остроты, как в римскую эпоху. Поэтому ни классический Восток, ни Греция не знали таких гран­диозных социальных битв, как гражданские войны II—I вв. до н. э. или массовые движения колонов, рабов и варваров III—IV вв. н. э. Римская эпоха создала предпосылки для социальной революции, которая вместе с варварскими завоеваниями разрушила рабовладельческое общество Сре­диземноморья и положила начало европейскому Средневековью.

Длительность и сложность римской истории требуют особого внима­ния к ее периодизации. Общепринятым является деление на две большие эпохи: Республика и Империя. Хронологической гранью между ними чаще всего принимают конец 30-х гг. I в. до н. э. (битва при Акции и гибель Антония). Но эта периодизация является далеко не совершенной. Во-пер­вых, представляется спорным, с кого начинать империю: с Суллы — пер­вого диктатора, власть которого была бессрочной, Цезаря — фактическо­го основателя империи или Октавиана Августа, закончившего граждан­скую войну? Если же создателем империи считать Августа (что обычно и делают), то с какого года ее начинать: с 31 г. до н. э. — года битвы при Акции, где Октавиан разбил своего соперника Антония, с 30 ли года (смерть Антония), или же с 27, когда Октавиан отказался от полномочий триумви­ра? Кроме этого, в основу общепринятой периодизации положен не соци­ально-экономический, а надстроечный момент — форма государственной власти.

Тем не менее эта периодизация настолько прочно укоренилась в науке, что менять ее было бы нецелесообразно. К тому же она правильно уста­навливает две основные эпохи римской истории, хотя и определяет их не по основному признаку. Поэтому мы сохраним деление на республикан­скую и императорскую эпохи, но с таким пояснением: эпоха Республики — это история укрепления и высшего расцвета рабовладельческой системы Средиземноморья; эпоха Империи — история ее упадка. Условной гра­нью между ними будем считать 30 г. до н. э., год смерти Антония.

Однако каждая из этих больших эпох нуждается в более дробной пери­одизации. Оставляя пока Империю, примем следующую периодизацию истории Республики (хронологические рамки приблизительны).

I. Так называемый царский период (VIII—VI в. до н. э.) — период позднеродового строя, или военной демократии.

II. Период аристократической республики патрициев и борьбы патри­циев и плебеев (V — начало III в. до н. э.) — формирование римского рабовладельческого полиса и завоевание Италии.

Эти два первых периода обычно называются ранней римской историей.

III. Период олигархической республики нобилей (начало III — 30-е гг. II в. до н. э.) — период больших римских завоеваний; расцвет рабовла­дельческого хозяйства в Италии.

IV. Период гражданских войн (30-е гг. II в. — 30-е гг. I в. до н. э.) — революционно-демократическое движение рабов и свободной бедноты; пе­риод образования мировой римской державы, падение Республики и обра­зование Империи.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх