27. Пелопид Фиванский

Пелопид, сын Иппокла, бывший вместе с Эпаминондом разрушителем преобладания Спарты, основателем и опорой гегемонии фиванской, происходил от всеми уважаемого рода, но, несмотря на свое богатство, увеличенное еще вследствие выгодного брака, жил просто и умеренно. Великодушно делился он своими излишками с неимущими и друзьями и тратил свое время не на сохранение и увеличение своего имущества, а на службу государству, так что богатство его принимало все меньшие и меньшие размеры. Когда друзья порицали его за это и заметили ему, что он выпускает из рук необходимые средства к жизни, он указал на слепого калеку и сказал: «Вот для этого человека деньги — необходимое средство к жизни». Высотой и благородством духа он равнялся с другом своим Эпамнондом, с которым до самой смерти сохранил близкую связь. Чуждые зависти, честолюбия и желания господствовать над другими, два великие друга заботились только о полезном служении отечеству. Хотя Пелопид — характер пылкий и необузданный — уступал своему другу в самообладании и в нравственном развитии, но был одинаковых с ним чистоты сердца и твердости правил. Эпаминонд предавался наукам и философским созерцаниям; Пелопид искал деятельности в практической жизни; один находил более удовольствия в философских беседах, другой — в телесных упражнениях в палестре или на охоте. Дружбу свою заключили они на поле сражения. В битве при Мантинее, в 385 году, где оба сражались рядом, среди присланного спартанцам вспомогательного фиванского войска, Пелопид пал на землю во время горячей схватки с аркадцами, получив семь ран в грудь. Эпаминонд заслонил его собой, решась до последнего дыхания жизни защищать против превосходного числа неприятелей тело и оружие павшего. Уже был он ранен копьем в грудь и в руку ударом меча и едва мог стоять на ногах, когда спартанский царь Агезиполис подоспел вовремя на помощь теснимым фиванцам.

Когда летом 383 года спартанец Фивид завладел посредством измены Кадмеей и учредил в Фивах олигархическое правление, Пелопид бежал из города с 400 демократами и нашел с ними убежище в Афинах, так же как во времена 30 тиранов бежавшие из Афин демократы нашли приют в Фивах. Фиванские олигархи через герольдов объявили своих перебежчиков изгнанными из отечества и так как афиняне, несмотря на запрещение Спарты, приняли их под свое покровительство, то подослали к ним тайных убийц, чтобы извести тех из них, которые были опаснее и деятельнее. Андроклид, считавшийся главой демократов, пал под их ударами. Тогда Пелопид, хотя был одним из младших, стал во главе бежавших из Фив и своим пылким красноречием и решительностью побудил их сделать попытку возвращения в отечественный город, чтобы спасти его от владычества тиранов. Они могли рассчитывать на помощь и содействие фиванских друзей своих, между которыми Горгид сообщал им все, что делалось в Фивах, а Харон и Филлид так умели вкрасться в доверенность властей, что те считали их своими приверженцами и имели полное к ним доверие. Филлид исправлял даже должность секретаря у полемархов, бывших во главе управления, и был послан ими с поручением в Афины. Здесь-то условился он со своими друзьями о том, как им вернуться в отечество.

В назначенный день в конце 379 года изгнанники собрались в Фриазийской равнине, на границе Виотии. Здесь большинство их осталось под начальством Ференика, а двенадцать из младших, в том числе Пелонид, Меллон, Дамоклид, Феопомп, люди из первых домов фиванских, пошли вперед с целью проникнуть в город и умертвить тиранов. В коротких плащах, снабженные различными принадлежностями охоты, с собаками, прошли они через Киферон, дабы встречные не возымели на них подозрения, а подумали, что они охотятся. Вблизи Фив они разделились и, переодевшись простолюдинами, прошли поодиночке в город различными воротами, чтобы соединиться в доме Харона, которого они известили о своем прибытии. Хотя было еще светло, однако никто не заметил и не узнал их, и, тем более что по случаю ветра и снежной вьюги большая часть жителей рано укрылась в домах своих. Главные из олигархов, полемархи Архий и Филипп были в этот день приглашены со своими товарищами на пир в дом Филлида и здесь они должны были пасть под ударами заговорщиков.

Уже наступила ночь, когда 48 заговорщиков один за другим собрались в доме Харона, готовые начать свое отважное дело. Вдруг послышался сильный стук в двери; то были два служителя Архия, сообщившие Харону приказание немедленно явиться к Архию, в дом Филлида. Все думали, что тайна их предприятия открыта, и находились в большом страхе, но Харон неустрашимо отправился в дом Филлида, где нашел Архия и друзей его уже в нетрезвом состоянии. К тиранам дошел уже неопределенный слух о событиях этого дня; потому-то Архий и велел позвать к себе Харона, чтобы расспросить его обо всем и поручить ему сделать надлежащие розыски. Харон и Филлид умели успокоить полемархов, которые опять начали пировать и предались необузданной радости, когда Филлид уверил их, что скоро явятся перед ними обещанные им танцовщицы. Едва только Харон удалился, как Архию подали письмо, полученное из Афин, с приглашением прочесть его немедленно, потому что в нем заключалось весьма важное известие. Но уже Архий был в совершенно бесчувственном состоянии; он сказал, смеясь: «Важные дела до завтра», — и спрятал нераспечатанное письмо под ковер, на котором лежал, чтобы продолжать веселый разговор с Филлидом. Письмо было от иерофанта* Архия из Афин, у которого фиванский Архий когда-то гостил в доме, и заключало в себе все подробности заговора.

* Иерофантом называли главного жреца при Елевзинских таинствах.

Когда заговорщики в доме Харона решили, что настало время для исполнения их предприятия, они, ободренные известиями Харона, разделились на два отряда. Одни, под предводительством Пелопида и Дамоклида, отправились к дому Леонтиада, не приглашенного Филлидом, того самого, который побудил Фивида к занятию войсками Кадмеи; другие, во главе которых были Харон и Меллон, одетые сверх панциря в женские платья, с венками из оливковых и сосновых ветвей на головах, чтобы прикрыть свои лица, отправились к дому Филлида. Когда они показались в дверях залы, их приняли с рукоплесканиями и с громкой радостью, потому что сочли за обещанных танцовщиц. Но мнимые женщины, осмотревшись в зале и выбрав себе по одному из гостей, обнажили мечи и бросились через столы на Архия и Филиппа. Отягощенные вином тираны и все те, которые пытались защитить их, были без труда умерщвлены; те же, напротив, которые последовали совету Филлида и не сопротивлялись, были пощажены заговорщиками.

В более затруднительном положении были Пелопид и его спутники; они напали на трезвого, сильного человека — Леонтиада. Так как он уже лег спать, то они нашли дом его запертым и должны были долго стучаться, пока их услышали. Едва отворил им служитель, как все они ворвались в дом и поспешили в спальню хозяина. Леонтиад, услышав шум, соскочил с ложа своего и стал у двери с обнаженным мечом, но на беду забыл задуть свет. Первого вошедшего к нему в комнату — Кефисодора — он поразил мечом, потом схватился с Пелопидом. Оба были люди сильные и долго боролись отчаянно, затрудняемые еще лежавшим у ног Кефисодором. Наконец Пелопид низверг на землю своего противника и заколол его, перегнувшись через едва дышащего Кефисодора, который, радуясь гибели врага, протянул еще руку победителю и потом спокойно умер. Затем заговорщики поспешили к дому жившего вблизи олигарха Ипата, который пытался убежать через крышу, но был пойман и также умерщвлен.

Совершив все это, заговорщики опять собрались и вместе отправились в темницы, где томились заключенные тиранами друзья их, освободили их и послали всадников к оставшимся на афинской границе изгнанникам, чтобы призвать их в город. В то же время велели они при звуке труб возвестить городу, что тираны умерщвлены и, что граждане должны готовиться к защите новой, дарованной им свободы. Еще в ту же ночь нахлынула в взволнованный город целая толпа граждан, которых снабжали оружием из взломанных лавок оружейников, из храмов и священных мест, между тем как другие, чувствовавшие себя не в безопасности, бежали в цитадель, к спартанцам. Эпаминонд и Горгид также показались со своими благоустроенными отрядами, которых они уже прежде под глазами тиранов и с их позволения собрали для воинских упражнений. Эпаминонд, хотя брат и лучшие друзья его находились в числе заговорщиков, с твердостью отказался принимать участие в умерщвлении олигархов, потому что, по его понятиям, было несправедливо убивать гражданина, не выслушав его оправданий. Он знал, что при революционных смятениях часто приобретают власть люди, руководимые злыми и пылкими страстями, и следствием этого бывает бесконечное кровопролитие. Но теперь, когда тираны были уже низвергнуты, выступил он вперед как мужественный защитник свободы и, неповинный в пролитой крови, свободный от всякой страсти, старался водворить в городе спокойствие и согласие.

С наступлением утра прибыла от афинских грани вооруженная толпа изгнанников, собрались фиванские гоплиты и всадники и созван был весь народ. Пелопид друзья его, окруженные жрецами, возбуждавшими граждан к войне за свободу и богов, введены были в собрание Эпаминондом и Горгидом. При виде их встал весь народ, чтобы принять их с рукоплесканиями и радостными криками, как благодетелей и спасителей города. В этом первом народном собрании Пелопид, Меллон и Харон немедленно избраны были в виотархи, как стяжавшие наиболее чести в деле освобождения отечества. Выбрали виотархов, а не полемархов, дабы возобновлением этой должности показать, что Фивы, освобожденные от владычества олигархов, снова приобретают прежнее право господства над Виотией.

Пелопид немедленно начал осаду и штурм крепости, где держался еще спартанский гарнизон. Все меры были приняты, чтобы овладеть ею прежде, чем могло прийти из Спарты вспомогательное войско. Отовсюду стекались из виотийских городов друзья демократии на помощь фиванцам. Из Афин прибыли два стратига, бывшие заодно с заговорщиками, и привели с собой многих волонтеров. Так как для долговременной осады гарнизон крепости не был снабжен достаточными средствами продовольствия, то начальники крепости прислали виотархам предложение о капитуляции. Они заключили перемирие и получили позволение удалиться со своим оружием. При Мегаре встретились они с царем Клеомвротом, который шел на Фивы с сильным войском. В Спарте их присудили к смерти.

Во время последовавшей затем фиванско-спартанской войны Пелопид и Горгид хитростью привлекли афинскую республику на сторону Фив, побудив спартанца Сфодрия, легкомысленного и честолюбивого человека, бывшего армостом в Феспиях, предпринять безрассудный поход против Пирея, чтобы среди мира отнять его у афинян. Предприятие не удалось; но так как Сфодрий, защищаемый Агесилаем, не был наказан в Спарте, но афиняне взялись за оружие и заключили союз с фиванцами. Пелопид со времени освобождения Фив пользовался полным доверием граждан и, до самой своей смерти, почти каждый год избираем был в виотархи, или в предводители так называемого священного отряда. Этот отряд был первоначально собран и устроен Горгидом и состоял из благородных юношей, которые были все вместе связаны друг с другом тесной дружбой и любовью. Впервые годы войны постоянно деятельный Пелопид более всех других парализировал повторявшиеся нападения спартанцев на фиванскую область, посредством беспрерывных походов и незначительных стычек; он учил в школе войны фиванское юношество мужеству и стойкости и приготовлял его к большим сражениям. Первый замечательный военный подвиг его был совершен в 476 году. В то время предпринял он поход против Орхомена, в надежде найти этот город оставленным защитниками его, так как до него дошла весть, что тамошний спартанский гарнизон намеревался произвести набег на Локриду. Но найдя город занятым другим войском, он, ничего не сделав, возвратился домой через Тегиру. Перед этим городом встретил он возвращавшихся из Локриды спартанцев. Он имел при себе только священный отряд, состоявший из 300 гоплитов и нескольких всадников; сила неприятеля состояла из 1000, а по другим данным из 1800 человек. «Мы наткнулись на врага», — сказал Пелопиду один из испуганных воинов, увидев две спартанские моры* (полка), выходящие из Тегирского ущелья. «Отчего же не враг на нас?» — сказал Пелопид, и тотчас послал своих всадников против неприятеля, а между тем построил своих гоплитов в густую массу для нападения.

*Спартанская мора заключала в себе от 500 до 900 человек.

Произошло кровопролитное сражение; наконец спартанцы разомкнули ряды свои, чтобы пропустить неприятеля и потом с обеих сторон напасть на него. Но Пелопид не дал себя обмануть; напротив, он напал на густую массу спартанцев и после жестокой битвы обратил их в полное бегство. Это был первый пример победы малочисленных неприятелей над превосходившими их числом спартанцами.

В сражении при Левктрах (371) Пелопид был также предводителем священного отряда и немало способствовал этой великой победе быстрым и сильным своим нападением. Когда он перед этим сражением выходил и своего дома во главе войска, жена провожала его со слезами и умоляла беречь себя. «Милая жена, — отвечал он, это надо советовать простому воину, но полководцу следует советовать беречь других». При первом вторжении фиванцев в Пелопоннес, он, как виотарх, предводительствовал войском вместе с Эпаминондом; но во втором походе в Пелопоннес (летом 369 года) Эпаминонд был один предводителем, потому что Пелопид с этого времени преимущественно занят был фессалийскими делами, между тем как Эпаминонд вел войну со Спартой в Пелопоннесе.

Фессалийцы призвали к себе на помощь против тирана Александра Ферейского македонского царя Александра. Но так как этот последний сам замышлял утвердиться в Фессалии, то они обратились к фиванцам, которые, в 369 году, послали им войско под начальством Недопила. Он освободил фессалийцев от македонского гарнизона в Лариссе, принудил Александра Ферейского заключить сделку, на основании которой отдельные города получили снова свою независимость, и пошел потом в Македонию, где заключил союз с царем Александром, и брата его Филиппа, впоследствии знаменитого царя и отца Александра Великого, задержал у себя заложником, вместе с другими отроками из знатных семейств. Вскоре после того во второй раз был им послан вместе с Немением в Фессалию, без войска, в качестве посла, чтобы обуздать произвол Ферейского тирана. Александр с помощью коварной хитрости заключил их обоих в темницу. Фиванцы выслали войско, чтобы освободить заключенных, но оно принуждено было удалиться, претерпев неудачу. Когда же потом Эпаминонд вступил с войском в Фессалию, Александр поспешил прислать гонцов, чтобы извиниться перед ним и заключить мир. Эпаминонду не захотелось заключать мир и дружбу с человеком, который был запятнан неслыханными жестокостями и коварствами, но, чтобы не подвергнуть опасности жизнь друзей своих, находившихся еще в руках тирана, он согласился заключить перемирие на один месяц и привез с собой в Фивы обоих освобожденных друзей.

Еще в том же 368 году Пелопид и Исмений были отправлены ко двору персидского царя, куда в то же время прибыли посольства от Спарты и Афин. Персидский царь снова должен был сделаться судьей между греками в раздорах их между собой и диктовать им статьи мира. Слух о сражении при Левктрах и о походе Пелопида в Эпаминонда до самых ворот когда-то столь могущественной Спарты распространился по всей Азии; при проезде через персидские провинции фиванский герой был принимаем с удивлением и почестью; блистательный прием ожидал его и со стороны царя Артаксеркса. Он приобрел ловким, но честным образом личное благоволение царя и извлек из этого ту пользу, что в мирных условиях, которые должны были быть предложены от имени царя греческим государствам, включены были все желания фиванцев. Мессиния должна была сделаться свободным и независимым государством, Афины — обезоружить свои корабли, а если бы афиняне вздумали уклоняться от этого условия, то следовало принудить их к тому силой. Но с Фивами царь заключил мир и союз. Этот мир, впрочем, не был приведен в исполнение; но, во всяком случае, фиванцы приобрели ту выгоду, что Спарта теперь не могла уже более ссылаться на Анталкидов мир и что персы признали гегемонию Фив и смотрели на Мессинию, оторванную Фивами от Спарты, уже как на свободное государство.

В 364 году Пелопид снова отправился с войском в Фессалию против Александра Ферейского, который опять начал жестоко притеснять фессалийцев. Эти последние просили в Фивах вспомогательного поиска и вождем своим желали иметь Пелопида. Когда Пелопид намеревался уже выступить с 7000 тяжеловооруженной пехоты, произошло солнечное затмение, и так как это считалось вообще дурным предзнаменованием, то он оставил войско и выступил только с 300 всадниками — волонтерами и частью наемных войск, полный мести против коварного тирана, заключившего его в темницу. В Фарсале собрал он боевые силы фессалийцев и начал отыскивать тирана, который с вдвое сильнейшим войском встретил его при Кинокефале. Его сильная, храбрая конница скоро обратила в бегство всадников Александра и преследовала ее по равнине, между тем как Александр со своей пехотой занял крепкую позицию на ближайших высотах. Пелопид стремительно атаковал его и сбросил с высот после многих сильных приступов. Увидав с высоты Александра, старавшегося привести в порядок свое расстроенное правое крыло, он устремился на него один, побуждаемый ненавистью, и вызвал его на бой. Александр укрылся за своими телохранителями; Пелопид стремительно вторгнулся в их ряды и после отчаянной борьбы пал, пораженный их копьями. Воины Пелопида явились уже поздно, но отомстили за смерть своего вождя кровавым побоищем неприятеля. Более трех тысяч врагов пали на поле битвы.

Скорбь о павшем была всеобщая. Фиванские воины, плача, называли его своим отцом и избавителем, который вел их к высшему, прекраснейшему счастью; фессалийцы так поражены были горем, что никто не снимал с себя панциря, не разнуздывал лошади, не перевязывал ран своих. Они толпой бросились к убитому, окружили его взятой в сражении добычей, обрезали гривы у коней своих, обрезали собственные свои волосы на голове. Многие вошли в свои палатки, не разведя огня, не взяв с собой ни пищи, ни питья. Молчание и уныние царствовали во всем лагере, как будто не была одержана славная, великая победа, как будто воины принуждены были подчиниться долговременному рабству под властью тирана. Когда разнеслась печальная весть, из городов явились власти, юноши, отроки, жрецы, чтобы с почетом принять тело убитого вождя, и положили на носилки трофеи, венки и полные золотые вооружения. Когда пришло время хоронить тело, фессалийские старшины приступили к фиванцам с просьбой, чтобы им было позволено похоронить усопшего. Фиванцы согласились на это и таким образом тело Пелопида было предано земле народами и городами Фессалии при многочисленных проводах и с блистательными торжествами. После того они еще чествовали своего благодетеля, воздвигали в честь его медные статуи, украшали их венками и отдали в пользу детей его большую полосу земли.

Фиванцы, узнав о смерти Пелопида, тотчас вступили в Фессалию с войском из 7000 пехоты и 700 всадников, чтобы отомстить за него, и принудили Александра отказаться от владычества над Фессалией, исключая только Фер, и поклясться — по требованию фиванцев принимать участие в их походах. В 357 году Александр был умерщвлен своей женой Фивой и ее братьями. В то время, когда Пелопид был заключен в Ферах, Фива часто тайно посещала его темницу, чтобы видеть великого мужа и говорить с ним; эти беседы с ним, как говорят, возбудили в ней с самого начала ненависть и презрение к ее недостойному супругу.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх