2. Фидон Аргосский

В ближайшее время после переселения Гераклидов Аргосское государство занимало первое место между дорическими колониями в Пелопоннесе. Уважение и перевес, которыми эта страна пользовалась под могучим домом Пелопидов, как центр древнего господства ахеян в Пелопоннесе, перешли и к новому государству, которое превосходило прочие государства полуострова по величине и могуществу. К югу его владычество простиралось на весь восточный берег Пелопоннеса, до мыса Малеи и острова Киферы; к северу аргосцы утвердили свою верховную власть над Симоном, Флиунтом, Эпидавром и Тризиной. Они поддерживали морем сообщение с дорическими переселенцами на островах Крит, Родос и в Карии, которые отправлялись туда от Аргосского берега. Но со временем могущество Аргоса пало; связь с городами, признавшими аргосскую верховную власть, была ослаблена или уничтожена, царская власть была ограничена и ослаблена внутренними беспорядками, — вероятно, непокорностью дворянства. Когда Фидон, седьмой или десятый потомок Темена, вступил в 770 году до P. X. на престол, страна Темена разделена была на много частей.

Фидон могучей рукой снова восстановил старую царскую власть и распространил господство Аргосского царства далеко за прежние пределы. История оставила нам мало сведений об этом замечательном человеке, но эти сведения, однако, показывают нам, что он был человек могучей силы, преследовавший с твердой волей обширные планы. Писатели позднейших столетий называют его самым своевольным тираном, какой когда-либо господствовал в Пелопоннесе. Мы не можем теперь более решить, насколько этот упрек основателен; впрочем, эти писатели, по-видимому, обсуждали стремление Фидона с точки зрения собственной эпохи, когда в Аргосе господствовала демократия, а Спарта занимала первое место в Пелопоннесе; они находили в его образе действий дерзкое посягательство против таких порядков и учреждений, которые на самом деле вовсе не существовали во время Фидона.

Ближайшая задача, которую поставил себе Фидон, была, без сомнения, восстановление старой верховной власти Гераклидов и уничтожение ограничений, которыми дворянство страны окружило эту власть. По укреплении своей власти, которую позднее называли тиранией, он покорил города, отказавшиеся признавать верховную власть Аргоса, и принудил их снова восстановить древний Аргосский союз, во главе которого стоял город Аргос. Он принудил и царя Коринфа признать его верховную власть. Таким образом, он овладел главным укреплением полуострова, во главе которого он хотел поставить Аргос. Основываясь на своем прямом происхождении от Темена, старшего из Гераклидов, вторгнувшихся в Пелопоннес, Фидон делал притязания на верховную власть над всеми странами Пелопоннеса, которые когда-либо были завоеваны Геркулесом, Поэтому он старался положить пределы и возрастающему могуществу спартанцев, которые, укрепившись внутри, благодаря законодательству Ликурга, все далее простирали свои виды; он послал вспомогательное войско Элосу, осажденному спартанцами.

На этом же основании, по которому Фидон изъявлял притязания на гегемонию над всеми землями Пелопоннеса, покоренными Геркулесом, он требовал, чтобы ему уступили верховный надзор за жертвоприношениями, которые совершали вместе эдеяне и спартанцы в Олимпии, со времени договора Ликурга с Ифитом. Жители Пизы, в области которой находилась Олимпия, дали ему случай осуществить свои притязания. Право на эти жертвоприношения принадлежало прежде жителям Пизы; но элеяне покорили их и присвоили себе это преимущество. Для возвращения своего старинного права жители Пизы призвали на помощь Фидона. Фидон прошел с войском Пелопоннес, победил элеян и в 748 году до P. X. праздновал с жителями Пизы восьмую Олимпиаду; вместе с ними он приносил жертвы и раздавал награды при состязательных играх.

О могучем и влиятельном положении, которое Аргос занимал в царствование Фидона, свидетельствует то особенно важное известие, что Фидон первый в Греции велел чеканить золотую и серебряную монету и что установленные им веса, монеты и меры вошли в употребление у большей части греков. Меры, веса и монеты Фидона происходили из Вавилона, откуда они привезены были на запад торговыми финикиянами. Аргос познакомился с ними благодаря своему мореплаванию и сообщением с восточными колониями. Фидон принял за единицу для своих монет Вавилонский талант (с лишком 92 фунта нашего веса), который он разделил, по примеру вавилонян и финикиян, на 60 частей, сохранивших свое семитическое название — мины. Мина разделялась на 100 драхм, которых таким образом приходилось по 6000 на талант.

По этой системе Филон велел чеканить первые золотые монеты в священном округе храма Аргосской Геры, а первые серебряные монеты — по преданию — на острове Эгине, который принадлежал к Аргосскому союзу. Маленькие металлические палочки (обелиски, палочки), вымеренные по известному весу, которые до тех пор служили деньгами при обмене товаров, Фидон повесил как дары в храме Геры. Подобно весу и монете, Фидон установил и меры длины и жидкостей.

Фидона постигла смерть среди его обширных планов, прежде чем он достиг своих высших целей и дал прочность тому, чего он достиг. Его особенно занимало утверждение своей верховной власти в сильно населенном и богатом торговом городе Коринфе, с его сильным укреплением Акрокоринфом. Чтобы ослабить жителей Коринфа и отнять у них силу и решимость к возмущению и отделению, он потребовал у коринфского царя вспомогательное войско в 1000 человек, самых сильных и храбрых юношей города, с тайной целью уничтожить все это войско. Войско прибыло под предводительством Дександра; но один аргосец, по имени Аврон, которому, вместе со многими другими доверенными, Фидон сообщил свой план, открыл все дело Дександру, который у него гостил, так что коринфяне могли еще вовремя ретироваться и спастись в стенах своего города. Аврон последовал за ними со всем своим семейством и поселился в Коринфе. Фидон хотел поправить свою неудачу и отправился в Коринф; но здесь он нашел свою смерть, вследствие измены друзей или вследствие предательства враждебной ему партии. Это было в 745 году до P. X.

Создание Фидона рушилось скоро после его смерти; его преемникам недоставало силы для продолжения начатого им дела. Уже в 744 году до P. X. элеяне и спартанцы снова праздновали вместе жертвоприношения в Олимпии.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх