№72. ПРОТОКОЛ ДОПРОСА ГЕНЕРАЛ-МАЙОРА О. ФОН НИДЕРМАЙЕРА


16 мая 1945 г.

<б/м, Действующая армия >


1945 года 16 мая допрошен задержанный:

Нидермайер Оскар, 1885 года рождения, уроженец гор. Фрайзинг, Бавария. Из служащих. Отец был архитектором. По национальности немец, немецко подданный. Ранее состоял членом национал-социалистической партии с 1933 по 1935 год. Образование имеет. Высшее. Семейный, жена проживала в Германии в гор. Мюнхен. На военной службе в германской армии был с 1905 г. Имеет звание генерал-майор.


Вопрос: Расскажите про свою службу в германской армии?

Ответ: Начал я свою службу в германской армии с 1905 года, и в первые [годы] службы служил в 10-м артиллерийском полку, который в то время дислоцировался в гор. Эрланген. При полку я проходил начальное военное обучение, и в 1906 году по окончании школы, получил военное звание лейтенант. Затем я был из полка откомандирован на учебу в артиллерийскою школу в гор. Мюнхен, которую окончил в 1910 году, а по окончании снова был направлен в 10-й арт[иллерийский] полк, где непрерывно прослужил до 1912 года. С 1912 по 1914 год я участвовал в научной военной экспедиции и находился в Персии, Индии, Аравии, Египте, Палестине и Сирии, цель экспедиции — изучение географии и геологии указанных местностей. Была эта экспедиция от Академии наук Мюнхена.

В период начала Первой империалистической войны, я имел звание обер-лейтенант, находился к тому времени во Франции в командировке. В конце 1914 года я, по приказу Генерального штаба, получил назначение с полком отправиться в экспедицию [в Персию] и Афганистан для наступления с указанных сторон на английские колонии, в частности, на Индию[550]. Одновременно, я от Генштаба имел задачу: собирать данные об английской армии в указанных местах. В начале 1917 года я вернулся из экспедиции в Германию, причем прибыл только с некоторыми офицерами, так как весь почти состав полка был выведен из строя в боях с англичанами. Несмотря на то, что операциями в Персии и Афганистане ничего выиграно не было, однако, для германского командования была необходима оттяжка войск и командование этому придавало большое значение. За операции в Индии я лично кайзером был назначен на службу в Генеральный штаб, получил звание капитан, и от Генштаба был послан в штаб генерала фон Фалькенгейм[551], этот генерал был главнокомандующим турецким фронтом в Палестине. С этим генералом я участвовал в экспедиции против арабов, имел в то время должность начальника штаба, с 1918 и до конца войны я был на французском фронте в качестве офицера генерального штаба.

Когда кончилась империалистическая война, офицерам в Германии было делать нечего, и я поступил учиться в Мюнхенский университет, и некоторое время обучался по факультетам философии и географии. Должен сказать, что долго мне учиться не пришлось, так как по мере возрождения Германии офицерский состав стал снова использоваться по прямому назначению. Вскоре я из университета был снова взят в армию, и меня назначили адъютантом Военного министерства Германии в Берлине. Летом 1921 года от Военного министерства я был отправлен в город Москву.

Вопрос: Какая цель была посещения вами России, и как долго вы были в Москве?

Ответ: Должен сказать, что в Россию я прибыл как личный представитель военного министерства Германии с задачей выявления возможностей развития в России тяжелой индустрии и военной промышленности. Был я в первый раз в Москве 2—3 недели, и по указанным выше [причинам] имел беседы с Троцким, Рыковым и Чичериным. Выявив возможности развития тяжелой и военной промышленности, между мной и представителями разных наркоматов промышленности России было установлено соглашение в том, что Германия окажет в техническом отношении помощь по возрождению тяжелой и военной промышленности России.

Вторично я прибыл в гор. Москву в конце 1921 года вместе с послом от России неким Коп[552]. Цель вторичного посещения мною России была та же, за исключением, дополнительно я имел задание от министерства военной промышленности Германии выявить в России, где наиболее выгодно строить авиационную, танковую и химическую промышленность.

Кроме того, я в России в разное время был в 1922 и 1923 годах, также по вопросам создания в России тяжелой и военной промышленности. Все это делалось германскими властями для того, чтобы создать в России мощную военную промышленность, так как в самой Германии этого по Версальскому договору делать было нельзя. Германия имела в виду, что после создания промышленности военной в России приобретать военную продукцию для Германии.

Вопрос: Почему вас уполномочивали вести переговоры по вопросам восстановления тяжелой и военной промышленности России?

Ответ: Я являлся членом комиссии Военного министерства и был в секторе по восстановлению промышленности. Я лично первый подал инициативу оказать помощь в восстановлении промышленности России, чтобы потом вывозить необходимую военную продукцию для вооружения германской армии, повторяю, это было все вызвано Версальским договором. Кроме того, я почти в совершенстве к тому времени владел русским языком, потому и меня от Германии посылали в Россию по указанным выше вопросам.

Вопрос: Кроме названных сроков пребывания в гор. Москве, когда-либо вы еще были в СССР?

Ответ: Кроме вышеуказанных сроков пребывания в Советском Союзе и в гор. Москве, я также непрерывно проживал в Советском Союзе с июня м[еся]ца 1924 года по декабрь м[еся]ц 1931 года. В указанный период я также работал от германского министерства по созданию тяжелой и военной промышленности в России, а также работал вообще вместе с советскими специалистами по созданию авиационного завода в Филях, район Москвы, а также занимался вопросами организации школ летчиков и оборудованием авиационных баз.

Вопрос: Находясь в СССР, в какой связи вы были с германским атташатом, находящимся в гор. Москве?

Ответ: Должен сказать, что за период моего нахождения в Советском Союзе, я никакого отношения к германскому атташе не имел, к тому же его в период, когда я был в России, не было. Это было предусмотрено еще Версальским договором.

Вопрос: После 1931 года вы когда-либо в Советском Союзе были?

Ответ: Да, в 1941 году в январе—феврале месяце от Генерального штаба я был послан в командировку в Японию и проездом туда был в Советском Союзе, т.к. мне пришлось ехать через СССР. В Японию я ездил читать лекции о военной политике того времени, и об экономике Советского Союза. Текст указанных лекций у меня хранится и в настоящее время. Должен сказать, что командировке в Японию мне Генштабом было дано задание по пути туда выяснить, какие имеются железные дороги и их пропускная способность в СССР и, главным образом, в Сибири. Но мне ничего по этому вопросу изучить не пришлось.


Записано верно, мне вслух прочитано.

НИДЕРМАЙЕР


Допросил: Зам[еститель] нач[альника] 4 отд[ела] ОКР «Смерш» 13 а[рмии] капитан ПОЛУНИН


ЦА ФСБ России. Р-47474. Л. 13—14 об. Подлинник. Рукопись.



Примечания:



5

Liddel Hart В. Н. The German generals talk. Starting revelations from Hitler’s high command. N.Y., 1948, (русск. перевод — Лиддел Харт Б. Битвы Третьего рейха: Воспоминания высших чинов генералитета нацистской Германии. М., 2005).



55

Речь идет о генерал-фельдмаршале Вольфраме фон Рихтхофене.



550

Речь идет о т.н. миссии Нидермайера — Хентига 1915—1916 гг. Задача германо-турецкой миссии сводилась к доставке эмиру Афганистана Хабибулле-хану личных посланий турецкого султана Мехмета V и кайзера Вильгельма II с предложениями вступления Афганистана под знаменем «джихада» в войну на стороне Тройственного союза. Объектом нападения афганцев должны были стать Индия и Туркестан. Успешному выполнению задачи помешали британские агенты, развернувшие настоящую информационно-психологическую кампанию с целью дискредитации германо-турецкой миссии. Весной 1916 г., убедившись в бесперспективности попыток втягивания Афганистана в войну, руководители миссии свернули свою деятельность. Большая часть миссии разными путями ни с чем вернулась в Германию и Турцию. О целях этой экспедиции подробно рассказано в недавно опубликованных работах российского историка Ю.Н. Тихонова. См.: Тихонов Ю.Н. Афганская война третьего рейха. НКВД против абвера. М., 2003. С. 16—18; Он же. Политика великих держав в Афганистане и пуштунские племена (1919—1945). Москва; Липецк, 2007. С. 11—21.



551

Речь идет о генерале пехоты Эрихе фон Фалькенгайне.



552

Здесь и далее речь идет о советском дипломате Викторе Леонтьевиче Коппе.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх