№61. ПРОТОКОЛ ДОПРОСА ГЕНЕРАЛА АРТИЛЛЕРИИ Г. ВЕЙДЛИНГА


25 ноября 1951 г.

Москва


Вейдлинг Гельмут, 1891 года рождения, уроженец гор. Хальберштадт (Германия), немец, германский подданный, бывший командующий обороной Берлина, генерал артиллерии.


Допрос начат в 14.15 — окончен в 19.40


Переводчик немецкого языка Макеев об ответственности за ложный перевод по ст. 95 УК РСФСР предупрежден.

МАКЕЕВ


Вопрос: Какие известны вам преступные приказы Гитлера в отношении захваченных в плен политработников Советской Армии?

Ответ: Мне известно, что в начале войны с Советским Союзом Гитлер отдал приказ попавших в плен политработников Советской Армии расстреливать. В письменной форме я этот приказ не видел.

Вопрос: Арестованный бывший генерал-полковник германской армии Шмидт Рудольф на допросе 31 октября 1951 года показал, что приказ Гитлера о расстреле пленных политработников Советской Армии был устно оглашен за несколько дней до начала войны с Советским Союзом?

Ответ: Видимо это так и было, ибо, в противном случае, копия письменного экземпляра упомянутого приказа должна была находиться в штабе моей дивизии.

Вопрос: От кого вы узнали о наличии этого варварского приказа Гитлера?

Ответ: Впервые я услышал о существовании такого приказа в первые дни нахождения на советско-германском фронте. Примерно 2 января 1942 года я прибыл в расположение 86-й пехотной дивизии, которой мне было приказано командовать. При приеме штабных дел дивизии мой начальник штаба подполковник германского Генштаба фон дер Гребен доложил мне, что существует приказ Гитлера о расстреле политработников Советской Армии.

Вопрос: Как вы выполняли этот приказ Гитлера?

Ответ: В части указанного приказа Гитлера я никаких распоряжений не давал и оставил все так, как было до того.

Вопрос: То есть подчиненные вам военнослужащие 86-й пехотной дивизии продолжали расстреливать пленных политработников Советской Армии?

Ответ: Я не помню случаев расстрела моими подчиненными политических комиссаров Советской Армии. Не отрицаю, что случаи расстрела политкомиссаров могли иметь место, но мне об этом не докладывали, а я, в свою очередь, не требовал от подчиненных отчетности по данному вопросу.

Вопрос: Подобно неписанным правилам бандитской шайки. Не так ли?

Ответ: Действительно, приказ Гитлера о расстреле пленных политработников Советской Армии появился в свет и выполнялся тайно, без каких бы то ни было письменных следов, подобно обычаям группы заговорщиков.

Только в плену я понял всю преступность гитлеровского заговора против человечества. А тогда я верил нацистской пропаганде относительно превосходства немецкой расы над другими народами. В моих глазах русские не были тогда полноценными людьми, а поэтому их жизнь нисколько не ценилась.

Я признаю себя виновным в том, что не отменил по своей дивизии преступный приказ Гитлера и тем самым способствовал проведению этого приказа в жизнь. Правда, я пытался перед вышестоящими инстанциями поставить вопрос об отмене приказа.

Однако, опасаясь за свою личную служебную карьеру, я практически ничего не предпринял для того, чтобы воспрепятствовать выполнению преступного приказа Гитлера в моем соединении.

Вопрос: Вы не полностью откровенны в своих показаниях и это свидетельствует, что вы не до конца осознали свою вину. В распоряжении следствия имеются материалы о том, что ваши подчиненные из 86-й дивизии расстреливали даже рядовых солдат Советской Армии и раненных бойцов, взятых в плен. Почему вы об этом молчите?

Ответ: Я признаю, что подчиненные мне военнослужащие 86-й дивизии расстреливали военнопленных — солдат Советской Армии. Об этом мне докладывали, и я ничего против этого не предпринимал.

В отношении же расстрела пленных тяжелораненых советских бойцов я не помню ни одного случая и сомневаюсь, чтобы это было при мне.

Вопрос: В вашем подчинении был полковник Шенеман?

Ответ: Да, в моем подчинении находился командир 184-го полка, входившего в состав 86-й дивизии, полковник Шенеман. Относительно его я уже дал показания.

Вопрос: Бывший пленный солдат 184-го полка 86-й дивизии Вагнер Генрих[482] в своем заявлении указывает: «Одиночек в плен не брали. Сначала их использовали в качестве носильщиков пулеметов и боеприпасов, а вечером расстреливали. С ранеными русскими вообще не возились, так как их расстреливали сразу же на месте. Однажды мы прибыли поздно вечером в одну русскую деревню. Наш взвод занял дом, где находилось 11 раненых красноармейцев (я находился в то время в 8-й роте 184-го полка 86-й пехотной дивизии). Наш командир взвода фельдфебель Фогель отдал приказ собрать раненых в сарай и расстрелять их. Приказ был выполнен.

В другой раз наш полк занял крупную деревню (название ее я забыл). В этой деревне имелось каменное здание, в котором лежало 200 тяжелораненых русских... Командир полка, полковник Шенеман, отдал приказ расстрелять этих тяжелораненых». Вы должны эти факты знать.

Ответ: Я не подвергаю сомнению заявление Вагнера об имевшихся случаях расстрела советских военнопленных, в том числе и тяжело раненых. Но считаю, что описанные случаи произошли еще до моего прибытия в дивизию.

Вопрос: Если вы хотите этим сказать, что при вас таких случаев не было, то вы противоречите сами себе. Вы ведь признали, что бесчеловечные распоряжения своего предшественника в отношении политработников были вами оставлены в силе, а, следовательно, ваши подчиненные могли беспрепятственно продолжать любые зверства над советскими военнопленными?

Ответ: Правильно. Я все оставил так, как это было при моем предшественнике Витгефте. Я признаю, что случаи зверств над русскими военнопленными продолжали иметь место и в мою бытность командиром дивизии. Моя большая вина в том, что я не отменил жестокие приказания бывшего командира дивизии Витгефта в отношении военнопленных.

Вопрос: В своих собственноручных показаниях от 10 января 1946 года вы заявляете, что вами был оставлен в силе приказ Витгефта об отмене расстрела взятых в плен советских политработников. С какой целью вы дали такие показания?

Ответ: Мои показания от 10 января 1946 года были написаны тогда, когда я еще не осознал свои преступные действия в лучшем свете.

На самом деле, я не оставил в силе такой приказ Витгефта об отмене расстрела политкомиссаров, так как такого приказа не могло и быть. Витгефт не взял бы на себя ответственность отменить приказ Гитлера.

Мне подполковник фон дер Гребен говорил, что, якобы, Витгефт пытался обойти приказ Гитлера, направляя военнопленных комиссаров в лагеря, но я и этому не верю. При мне приказ Гитлера относительно расстрела политкомиссаров оставался в силе.

Вопрос: Полковник Шенеман, конечно, не без вашего ведома расстреливал тяжелораненых советских военнослужащих?

Ответ: Лично мне полковник Шенеман о подобных случаях не докладывал. Но в дивизии было известно, что он участвовал в расстрелах советских военнопленных. Так, летом 1942 года во время боев в «Ржевском мешке» в 184-м полку, которым командовал Шенеман, его подчиненные расстреливали взятых в плен русских солдат.

Хочу заметить, что гитлеровские газеты, печатавшие статьи о так называемых «зверствах большевиков», разжигали в немецких солдатах низменные животные инстинкты и толкали их на путь преступлений.

Вопрос: Вы знали о зверствах, чинимых полковником Шенеман?

Ответ: Я знал о случаях расстрела русских военнослужащими полка Шенемана, но ничего не предпринимал в смысле пресечения дальнейших зверств над военнопленными.

Вопрос: Тем самым, вы являлись соучастником совершения тех злодеяний, которые совершали ваши подчиненные?

Ответ: Я признаю, что являлся соучастником совершения злодеяний над советскими военнопленными, чинимых в подчиненной мне дивизии.

В этом смысле мои действия, как командира дивизии, носили преступный характер и шли в разрез с законами и обычаями войны

Вопрос: Бывший ваш подчиненный Вагнер в своем заявлении далее сообщает: «Во время нашего бегства от Красной Армии в начале 1942 года мы получили приказ создать 50-километровую зону, где все должно быть сровнено с землей... Гражданское население терпело нечеловеческие муки под нашим произволом. Все население — женщины и дети выгонялись часто при 30—40-градусном морозе из своих домов, и они не знали, куда им деваться. Кто сопротивлялся насильственным мероприятиям немцев, наказывался смертью». Вы подтверждаете это?

Ответ: Целиком и полностью подтверждаю показания Вагнера. Хочу внести только поправку: описанные Вагнером события происходили весной 1943 года, а не в 1942 году. В начале 1943 года, в связи с планировавшимся летним наступлением в районе «Курской дуги» было решено освободить для этой цели группу соединений, безнадежно застрявших в «Ржевском мешке». Командующий 9-й армией Модель разработал план под названием «Движение буйволов», по которому громадная территория «Ржевского мешка» должна была стать после отступления немецких войск «зоной пустыни». По этому плану моя дивизия, отступая на запад, уничтожала после себя буквально все: сооружения, здания сжигались или взрывались, а население угонялось. Сопротивляющихся расстреливали.

Вопрос: План Моделя был детальный?

Ответ: План Моделя в основном содержал общие указания и намечал полосы «уничтожения» для каждой дивизии. В соответствии с этим планом каждый командир дивизии издавал приказ с учетом всех деталей, предстоявшей «операции».

Вопрос: Как вы это практически осуществляли?

Ответ: В марте 1943 года я отдал приказ: при отступлении из «Ржевского мешка» уничтожалось все на пути отхода, население угонялось на запад, а сопротивляющихся расстреливали. Приказ за моей подписью был разослан во все подразделения дивизии для непосредственного исполнения.

Вопрос: Ваш приказ был выполнен?

Ответ: Да, мой приказ был выполнен. После отхода дивизии из «Ржевского мешка» остались лишь одни руины, все было сожжено и взорвано, население угнано на запад.

Вопрос: Этот приказ был вызван военной необходимостью?

Ответ: Нет, приказ сровнять все с землей на территории в десятки и сотни квадратных километров не был вызван военной необходимостью.

Вопрос: Бывший военнослужащий 5-й роты 167-го полка 86-й пехотной дивизии Блюменкамп Герберт по поводу отступления немцев из района Ржев—Белый заявил: «В этом же районе я видел, как служащие полевой жандармерии 86-й пехотной дивизии избивали гражданское население без всяких причин, как они гнали гражданское население на принудительные работы и беспощадно отнимали все то, в чем они нуждались»[483]. Такие факты имели место?

Ответ: Я думаю, что Блюменкамп изложил правду. Лично я таких случаев не наблюдал.

Вопрос: Но полевая жандармерия руководствовалась вашими указаниями?

Ответ: Я действительно отдавал приказы полевой жандармерии заставлять гражданское население выполнять различные принудительные работы по очистке улиц, дорог и т.п. Выполняя мой приказ, жандармы прибегали и к мерам физического воздействия на лиц, не желавших работать на немцев.

Вопрос: Кроме показаний ваших бывших военнослужащих, в своей преступной деятельности вы изобличаетесь документами Чрезвычайной Государственной комиссии: актом о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков в Ржевском районе, сообщением Чрезвычайной Государственной комиссии о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков в городах Вязьме, Гжатске и Сычевке Смоленской области и в гор. Ржеве, Калининской области от 6 апреля 1943 года, актом о злодеяниях немцев в гор. Ржеве от 20 октября 1943 года.

В этих актах указывается, что военнослужащие частей и соединений, входивших в состав 9-й армии Моделя и 27-го армейского корпуса, а, следовательно, и вашей дивизии, не только избивали мирное население, жгли, разрушали сооружения, угоняли советских людей в рабство, но и подвергали ни в чем неповинных людей нечеловеческим пыткам и истязаниям, расстреливали и вешали советских военнопленных, грабили и морили голодом гражданское население. Вы признаете свое участие в преступлениях, совершенных немцами на территории Ржевского района?

Ответ: Подчиненные мне военнослужащие 86-й пехотной дивизии совершали такие же преступления, какие указаны в актах Чрезвычайной Государственной комиссии. Моя 86-я дивизия входила в 27-й армейский корпус, который подчинялся непосредственной 9-й армии.

Я, как бывший командир указанной дивизии, несу ответственность за те преступления, которые совершили мои подчиненные. Прошу только заметить, что в самом городе Ржеве ни я, ни мои войска не были и я не ответственен за совершенные там злодеяния.

Вопрос: В актах о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков в Ржевском районе (дело №510, л.11—13) отмечено следующее: «В дер. Старушевцы, Ченцовского сельсовета при отступлении немцы угоняли в тыл все мирное население, двоих из них расстреляли за то, что они отказались идти в рабство, а другое население, которое не могло идти, было загнано в сарай, который был подготовлен к поджогу и только подоспевшая разведка Красной Армии спасла несчастных людей от смерти». Вот как практически выглядел ваш приказ: население угонять на запад, сопротивляющихся — расстреливать?

Ответ: За давностью времени я не помню отдельных случаев расправы над жителями, а также забыл названия населенных пунктов, через которые мы отступали. Помещенный в акте факт зверств немецких солдат над жителями мог иметь место и в черте отступления 86-й дивизии.


ВЕЙДЛИНГ


Показания с моих слов записаны верно и мне в переводе на немецкий язык зачитаны.

ВЕИДЛИНГ


Допросил: Пом[ощник] нач[альника] отделения Следотдела 2 Гл[авного] Упр[авления] МГБ СССР ст[арший] лейтенант ЛИСОВЕЦ

Переводил: Переводчик Следотдела 2 Гл[авного] Упр[авления] МГБ СССР лейтенант МАКЕЕВ


ЦА ФСБ России. Д. Н-21146. В 2-х тт. Т 2. JL 64—79. Подлинник. Рукопись.



Примечания:



4

Военнопленные в СССР. 1939—1956: Документы и материалы. М., 2000; Всеволодов В А. Лагерь УПВИ НКВД № 27 (краткая история), или «Срок хранения — постоянно!». М., 2003; Кузьминых А.Л. Иностранные военнопленные Второй мировой войны на Европейском Севере СССР (1939—1949 гг.). Вологда, 2004; Суржикова Я.В. Иностранные военнопленные Второй мировой войны на Среднем Урале (1942—1956 гг.). Екатеринбург, 2006.



48

Гауляйтером Мекленбурга в 1925—1930 и 1931 — 1945 гг. был Фридрих Гильдебрандт.



482

Заявление солдата Г. Вагнера (из материалов Чрезвычайной Государственной комиссии, д. №39, л. 73). (ЦА ФСБ России. Д. Н-21146. В 2-х тт. Т. 2. Л. 192.)



483

Копия заявления ефрейтора Г. Блюменкампа (из материалов Чрезвычайной Государственной комиссии, д. №28, л. 87) подшито в следственное дело Ф. Шёрнера (ЦА ФСБ России. Н-21146. В 2-х тт. Т. 2. Л. 192).





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх