№46. ПРОТОКОЛ ДОПРОСА ПОДПОЛКОВНИКА М. БРАУНА


2 февраля 1951 г.

Москва


Браун М., 1893 года рождения, уроженец гор. Фрайзинг (Бавария), немец, беспартийный, с высшим военным образованием, бывший подполковник германской армии.


Допрос начат в 14 ч. 30 мин.


Вопрос: Генерал германской армии Хойзингер вам известен?

Ответ: Да. Я слышал о генерале Хойзингере от своих близких знакомых — генерала танковых войск Лютц[358], бывшего помощника германского военного атташе в Болгарии майора фон Приттвица, германского военного атташе в Румынии полковника Юст, а также других германских офицеров, с которыми мне приходилось встречаться в период пребывания в Румынии. Лютц и фон Приттвиц служили ранее в Генштабе ОКХ и были хорошо знакомы с Хойзингером.

Вопрос: Покажите подробно все, что вам известно о Хойзингере?

Ответ: Впервые я услышал о Хойзингере в 1940 году, вскоре после прибытия в Румынию германской военной миссии от одного из офицеров этой миссии, фамилии его я сейчас не помню, который в разговоре со мной упомянул фамилию Хойзингера, возглавлявшего в то время реферат I-а в Оперативном отделе Генштаба германской армии. В дальнейшем от различных лиц я неоднократно слышал о том, что Хойзингер имеет большое влияние в штабе германского Верховного командования. Однако более подробные данные о Хойзингере я получил от Лютца и фон Приттвица.

Генерал Лютц в связи с назначением на пост германского военного представителя и советника при губернаторе так называемой Трансильвании, проезжая в Одессу через Бухарест, посетил меня в конце 1942 года и, в разговоре о положении в Германии и делах в германском Верховном командовании рассказал мне также о генерале Хойзингере, являвшемся в то время начальником Оперативного отдела Генерального штаба германской армии.

Вопрос: Как характеризовал Лютц Хойзингера?

Ответ: Лютц говорил мне, что генерал Хойзингер — способный генштабист, имеющий за плечами большой опыт штабной работы. По словам Лютца, он имел решающее значение в вопросах подготовки и ведения второй мировой войны, поддерживал тесную связь с генерал-полковником Йодль и пользовался у него большим авторитетом. Будучи ярым врагом Советского Союза, Хойзингер считал, что основной военной задачей гитлеровской Германии является уничтожение любыми средствами Советского государства и покорение его территории. Он был предан Гитлеру и одобрял преступный план германского командования относительно вооруженного нападения на Советский Союз.

Являясь единомышленником Гитлера, Хойзингер так же, как и ряд других гитлеровских генералов в ходе войны против Советского Союза энергично выступал за «наступление на Востоке любой ценой». Лютц характеризовал Хойзингера как исключительно жесткого генерала, который был сторонником радикальных действий и, не считаясь ни с чем, бросал в бой новые войска в надежде на достижение успеха.

Хойзингер принадлежит к числу тех генералов из штаба германского Верховного командования, которые, будучи увлечены идеей «молниеносной войны» против Советского Союза, не обеспечили германские войска на Восточном фронте теплым обмундированием, в результате чего армия имела большие потери.

По выражению Лютца и фон Приттвица Хойзингер был гитлеровским генералом типа Шёрнер и Моделя, который был полностью на стороне Гитлера, и который даже тогда, когда бессмысленность продолжения войны была очевидной, считал, что нужно сражаться до последнего солдата. Хойзингер, как говорил мне фон Приттвиц, поддерживал связь с фельдмаршалом Шёрнером.

Вопрос: Что вам известно об участии Хойзингера в злодеяниях немецко-фашистских войск на временно оккупированной советской территории?

Ответ: От Приттвица, который часто посещал меня в Бухаресте, мне известно, что Хойзингер играл решающую роль в Генштабе германской армии при отдаче Гитлером приказа о расстреле политруков Красной Армии и расправе с заложниками, а также при выполнении этих преступных приказов. Мой начальник, полковник Юст, также говорил мне о том, что Хойзингер виновен в том, что он одобрял и способствовал отдаче гитлеровским командованием приказы о расстреле политруков Красной Армии.

В 1943 г., в период пребывания в гор. Бухаресте, я имел встречу с командиром одной немецкой пехотной дивизии генералом Шпонек[359], который по приказу германского Верховного командования был тогда срочно отозван с Восточного фронта в Берлин для предания суду за то, что он самовольно отступил со своей дивизией с фронта и тем самым вынудил к отступлению немецкие войска на всем Керченском фронте.

Впоследствии Шпонек был осужден особым генеральским судом под председательством Геринг и по настоянию последнего к смертной казни, однако, я не знаю, был ли приговор приведен в исполнение или нет. Разговаривая со мной о положении немецких войск в Крыму, Шпонек характеризовал его, как очень напряженное и говорил, что в связи с этим германское Верховное командование и, в частности, генерал Хойзингер требуют жестокого обращения с мирным советским населением, опасаясь роста партизанского движения.

Вопрос: Что вам известно об участии Хойзингера в антигитлеровском заговоре в июле 1944 года?

Ответ: Я ничего не слышал о принадлежности Хойзингера к числу генералов и офицеров германской армии, участвовавших в подготовке антигитлеровского заговора, который был раскрыт в июле 1944 года.

Вопрос: В чем заключалась связь Хойзингера с руководством национал-социалистической партии, СС и германской разведки?

Ответ: Несомненно, что как начальник Оперативного отдела Генштаба германской армии Хойзингер был связан с руководством национал-социалистической партии, Абвером и СС, так как он был очень влиятельный человек, с мнением которого в штабе германского Верховного командования считались. Как рассказывал мне фон Приттвиц, Хойзингер имел влияние на смещение с поста начальника Генерального штаба ОКХ Цейтцлера и Гальдера, который является, между прочим, моим дальним родственником и назначение на эту должность Гудериана.

Вопрос: До какого времени Хойзингер находился на посту начальника Оперативного отдела Генштаба германской армии?

Ответ: Не знаю, так как в конце августа 1944 года я был интернирован в Румынии командованием Советской армии.


Допрос окончен в 17 ч. 30 мин.


Протокол с моих слов записан правильно, и мне прочитан в переводе на немецкий язык.

БРАУН


Допросил: следователь Следотдела 2 Гл[авного] упр[авления] МГБ СССР старший лейтенант СМИРНИЦКИЙ


ЦА ФСБ России. Д. Н-20839. В 4-х тт. Т.3. Л.115—120. Подлинник Рукопись.



Примечания:



3

Die deutschen Kriegsgefangenen des Zweiten Weltkrieges. Bd. 11-VIII: Zur Geschichte der deutschen Kriegsgefangenen in der UdSSR. Mtinchen—Bielefeld, 1965—1971; Streit Ch. Keine Kameradon. Stuttgart, 1978; Blank A. Die deutschen Kriegsgefangenen in der UdSSR. Koln, 1979; Frieser K.-H. Krieg hinter Stacheldraht. Die deutschen Kriegsgefangenen in der Sowjet-union und das “Nationalkomitee Freies Deutschland”. Mainz, 1981; Lehmann A. Gefangen-schaft und Heimkehr. Deutsche Kriegsgefangene in der Sowjetunion. Mtinchen, 1986; Kamer S. Im Archipel GUPVI. Kriegsgefangenschaft und Intemierung in der Sowjetunion 1941 — 1956. Wien—Mtinchen, 1995; «Gefangen in RuBland». Die Beitrage des Symposions auf der Schalla-burg 1995. Graz—Wien, 1995; Kriegsgefangene — Военнопленные. Sowjetische Kriegsgefangene in Deutschland. Deutsche Kriegsgefangene in der Sowjetunion. Dtisseldorf, 1995; Chavkin B. Deutsche Kriegsgefangene in der Sowjetunion // Europaische Sicherheit. Hamburg — Bonn, 1995, № 11; Chavkin В. Die deutschen Kriegsgefangenen in der Sowjetunion 1941—-1955 // Forum fur osteuropaische Ideen und Zeitgeschichte. 1997, № 2. Советские и немецкие военнопленные в годы Второй мировой войны / Сост. В. Селеменев, Ю. Зверев, К-Д. Мюллер, А. Харитонов. Дрезден—Минск, 2004. Более полную библиографию немецких исследований по проблеме пребывания военнослужащих вермахта в советском плену см.: Мюллер К.-Д. Немецкие военнопленные. Современное состояние исследований и будущие перспективы // Советские и немецкие военнопленные в годы Второй мировой войны. С. 338—351.



35

Рейхсмаршал авиации 22 ноября 1942 г. заверил Гитлера, что проблема снабжения всем необходимым окруженной под Сталинградом 6-й армии будет решена люфтваффе. Командование 6-й армии сообщало, что необходимые ежедневные потребности группировки составляют не менее 700 тонн грузов (боеприпасы, снаряжение, обмундирование, продукты и т.п.). Геринг обещал фюреру, что люфтваффе будет ежедневно поставлять 500 тонн, в то время как командование ВВС считало, что в действительности транспортная авиация сможет перебрасывать лишь до 350 тонн. В целом по «воздушному мосту» армия получала ежедневно не более 100 тонн. В ходе операции по воздушному снабжению окруженной под Сталинградом 6-й армии германские ВВС потеряли 488 транспортных самолетов, что составляло две трети численности самолетов германской транспортной авиации. О невыполненном обещании Г. Геринга обеспечить снабжение по воздуху окруженной 6-й армии после войны писал генерал Г. Гудериан. См.: Гудериан Г., Опыт войны с Россией // Типпельскирх К., Кессельрынг А., Гудериан Г., и др. Итоги Второй мировой войны. Выводы побежденных. СПб.; М., 1998. С. 128.



358

Речь идет об одном из создателей германских танковых войск, генерале танковых войск Освальде Луце.



359

Речь идет о генерал-лейтененте Гансе фон Шпонеке. После неудачного покушения на фюрера в июле 1944 г. был обвинен в связях с заговорщиками и 23 июля 1944 г. казнен.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх