№37. СОБСТВЕННОРУЧНЫЕ ПОКАЗАНИЯ ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТА Ф. ФОН БЕНТИВЕНЬИ «ХАРАКТЕРИСТИКА ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИКА ШЁРНЕРА»


5 марта 1947 г.

Москва


Перевод с немецкого.

Копия


С генерал-полковником Шёрнер я познакомился в середине июля 1944 года, когда он был назначен командующим Северной армейской группы. Уже до этого его имя неоднократно называлось в кругах офицеров армейской группы (командиров, офицеров генштаба). Он был особенно известен своими энергичными действиями в качестве командующего Южной армейской группы. Говорили, что благодаря драконовским мерам весной 1944 года ему удалось установить относительный порядок в потерпевшей катастрофу Южной группе. Эти меры были, якобы, беспощадными и жестокими. Они были направлены, в первую очередь, против немецких солдат, которые, по его мнению, не выполнили своего долга. Так, например, рассказывали, что незначительный проступок был для него уже достаточным поводом для вынесения и утверждения смертного приговора. Но конкретные факты в этом отношении мне неизвестны. До назначения командующим Южной армейской группы он возглавлял, временно, в ОКХ национал-социалистическое воспитание войск[291]. На эту должность он был назначен Гитлером, так как Шёрнер слыл генералом, который во всех отношениях отвечал национал-социалистическим идеям и ради них не жалел своих сил.

Назначение Шёрнера командующим Северной армейской группы последовало в июле 1944 года после смещения с этого поста двух его предшественников (генерал-полковника Линдемана и генерал-полковника Фризнера[292]), которые не были согласны с оперативными приказами Гитлера. От Шёрнера ожидали, что он целиком и полностью будет проводить в жизнь оперативные и тактические планы Гитлера. Но, прежде всего, в главной квартире Гитлера полагали, что Шёрнер, благодаря жестоким насильственным мероприятиям, которые он в свое время проводил на румынской территории, был способен предотвратить на участке Северной армейской группы катастрофу, подобную той, которую пережили в первой половине 1944 года как Южная[293], так и Центральная[294] армейская группы[295].

Будучи командующим Северной армейской группы, Шёрнер лишь в незначительной мере вмешивался в оперативное руководство. Оперативное руководство он возложил, в первую очередь, на тогдашнего начальника штаба генерала фон Вальцмер[296]. Свои главные задачи Шёрнер видел в том, чтобы:

1. путем частых и неожиданных посещений командиров корпусов и полков убеждаться в их командирских качествах;

2. решительно действовать против всякого шкурничества и наводить жестокими мерами порядок в тыловых частях;

3. заботиться о национал-социалистическом воспитании войск.

Его письменные приказы, которые он издавал сам лично, содержали опыт тактического руководства и конкретные примеры отрицательных фактов на фронте и в тылу. О русских солдатах он отзывался в этих приказах, как о «сброде» и тому подобных выражениях, свойственных национал-социализму.

Большое значение он придавал качествам офицеров — представителей нацистской партии[297] при высших оперативных штабах. При штабе 16-й армии представителем был майор Хаусбок, с которым Шёрнер был в дружбе. Этот национал-социалистический офицер был до войны крейсляйтером в Гармиш. Этого человека Шёрнер забрал с собой, когда в конце января 1945 года он сдал руководство Северной армейской группой генерал-полковнику Рендулич.

Приказы разжигания вражды к русским солдатам, составлявшиеся национал-социалистическим офицером, подписывал Шёрнер. Эти приказы содержали сплошную ложь. Так, например, в приказах говорилось, что немецкие солдаты, попавшие в плен к «русским извергам», немедленно расстреливались, что немецкое население из Восточной Пруссии и Силезии вывозилось советским командованием в Сибирь. Отпечатанные типографским способом и распространяемые среди немецких солдат листовки содержали такой призыв: «Сделаем из сволочи кровавое месиво!».

В пределах действия Северной (впоследствии Курляндской) армейской группы Шёрнер стал скоро известен в широких офицерских кругах как человек несправедливый и чрезвычайно грубый. Его несправедливые и жестокие действия может характеризовать тот факт, что он неоднократно отдавал устные приказания командирам дивизий о расстреле солдат, случайно встреченных им позади линии фронта без проведения предварительного следствия для установления, являются ли эти солдаты дезертирами или нет.

Я сам в октябре 1944 года во время боев под Аутц (Латвия) получил подобный приказ от Шёрнера. Речь шла об отдельных солдатах 189-го пехотного полка, которых он встретил на дороге позади линии фронта. Моим заявлением, что солдаты для расследования дела должны быть переданы сначала военно-полевому суду, Шёрнер был очень возмущен. Во всяком случае, согласно письменных приказов армейской группы, такие дела должны были передаваться на расследование военно-полевого суда. В данном случае я не выполнил приказ Шёрнера. Командиру 189-го пехотного полка я отдал приказ о передаче этого дела военно-полевому суду, но вследствие критического положения в армейской группе, этому делу не был дан ход. Позже, по окончании боев, я вообще отказался от передачи этого дела в суд. Свидетели: начальник отдела «1-А» майор Кюн и сопровождающий офицер капитан Пюпке.

В качестве примера его бесцеремонного образа действия я привожу следующий инцидент: на одной из дорог в Латвии осенью 1944 года Шёрнер встретил грузовой автомобиль, принадлежащий воздушному флоту, который был нагружен различными вещами. Установив проверкой, что машина не имеет путевки, Шёрнер приказал выбросить все вещи в кювет и поджечь.

Мне неизвестны факты, чтобы в районе действия Северной (Курляндской) армейской группы Шёрнер издавал приказы преступного характера, направленные против русских солдат и мирного населения.


БЕНТИВЕНЬИ


5/III-1947 г.


Показания отобрал: пом[ощник] нач[альника] отд[еле]ния 4 отдела 3 Гл[авного] управления контрразведки МГБ СССР майор МАСЛЕННИКОВ

Перевела: переводчик 4 отдела 3 Гл[авного] управления [контрразведки МГБ СССР] ст[арший] лейтенант ПОТАПОВА


ЦА ФСБ России. Д. Н-21136. В 3-х тт. Т.2. Л.120—122. Заверенная копия. Машинопись. Подлинник на немецком языке — т. 2, л.д. 123—128.



Примечания:



2

Сборник материалов российско-германской научно-практической конференции. Москва—Красногорск, 7—9 сентября 1993 г. Красногорск, 1994; Русский архив: Великая Отечественная. Иностранные военнопленные Второй мировой войны в СССР. М., 1996. Т. 24 (13).; Полян П. М. Жертвы двух диктатур: Остарбайтеры и военнопленные в третьем рейхе и их репатриация. Москва, 1996; Галицкий В.П. Финские военнопленные в лагерях НКВД. М., 1997; Епифанов А.Е. Сталинградский плен 1942—1956: Немецкие военнопленные в СССР // Трагедия войны — трагедия плена. Под ред. А.А. Крупенникова. М., 1999. Том 2.; Немецкие военнопленные в СССР 1941—1955. Том 13/2: Собрание документов; том 13/3: Собрание документов. Под ред. В.А. Золотарева. М., 1999 и 2002; Военнопленные в СССР. 1939—1956: Документы и материалы / Сост. М.М. Загорулько, С. Г. Сидоров, Т. В. Цареве кая. Под ред. М. М. Загорулько. М., 2000; Сидоров С.Г. Использование труда военнопленных в СССР 1939—1956. Волгоград, 2001; Венгерские военнопленные в СССР: Документы 1941—1953 годов. М., 2005; Шнеер А. Советские военнопленные в Германии, 1941—1945. Москва—Иерусалим, 2005; Карель П., Беддикер Г. Восточный фронт. Книга III. Сталинград. Крах операции «Блау»: Военнопленные вермахта за колючей проволокой. М., 2008 и др.



29

Также имеется машинописная копия протокола опроса Г. Геринга, хранящаяся в Государственном архиве Российской Федерации (ГА РФ. Ф. 9401. Оп. 2. Д. 97. Л. 394—414). Документ начинается двумя вопросами следователей, которые отсутствуют в публикуемом протоколе: «Вопрос: Владеете ли вы русским языком? Ответ: Нет, я знаю только одно русское слово — “великий”. Вопрос: Чем это слово оказалось для вас примечательным? Ответ: Под Великими Луками мы столкнулись с большими затруднениями в войне с русскими. Тогда я потребовал разъяснить мне, что означает слово “великие”».



291

С 18 февраля по 7 апреля 1944 г. генерал-полковник Ф. Шёрнер являлся начальником Штаба по национал-социалистическому руководству Верховного командования сухопутных войск (нем. NS-Fuhnrungsstab; NSF/OKH).



292

Так в документе, речь идет о генерал-полковнике Йоханнесе Фрисснере.



293

Речь идет о Ясско-Кишиневской наступательной операции, проведенной 20—29 августа 1944 г. войсками 2-го и 3-го Украинских фронтов во взаимодействии с Черноморским флотом и Дунайской военной флотилией. В результате операции была разгромлена группа армий «Южная Украина», уничтожено 22 немецких дивизии и почти все румынские дивизии, находившиеся на фронте. Были освобождены Молдавская ССР и Измаильская область, выведена из фашистского блока Румыния, которая объявила войну нацистской Германии. Подробнее см.: Великая Отечественная война 1941—1945. Энциклопедия. С. 825—826.



294

Речь идет о группе армий «Центр» (нем. Heeresgruppe Mitte) — оперативно-стратегическом объединении сухопутных войск германской армии. Сформирована путем переименования командования группы армий «Б». В июле 1944 г. потерпела тяжелое поражение в Белоруссии, и ее остатки отступили в Восточную Пруссию. 21 января 1945 г. переименована в командование группы армий «Север», в тот же день командование группы армий «А» переименовано в командование группы армий «Центр».



295

Речь идет о Белорусской наступательной операции, проведенной советскими войсками 23 июня — 29 августа 1944 г. Целью операции был разгром группы армий «Центр» и освобождение Белоруссии. Подробнее см.: Великая Отечественная война 1941 — 1945. Энциклопедия. С. 83—85.



296

Так в документе, речь идет о генерал-лейтенанте Ольдвиге фон Нацмере.



297

Речь идет об офицерах по национал-социалистическому руководству (нем. Nationalsozialistischer Fuhrungsofflzier; NSFO).





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх