№29. ПРОТОКОЛ ДОПРОСА ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИКА Р. ШМИДТА


27 декабря 1947 г.

г. Мюльхаузен (Германия)


Я, офицер Советской Армии гвардии капитан Мелихов, сего числа через переводчика русско-немецкого языка гв[ардии] младшего сержанта Жукова допросил задержанного: Шмидт Рудольф Фридрих, 1886 года рождения, уроженца гор. Берлина, жителя города Нордхайм, Мюленангерштрассе 3 (английская зона оккупации Германии), немца, беспартийного, из служащих, имеющего образование в объеме курса академии Генерального немецкого штаба, ранее не судимого, с 1906 по апрель 1943 года служившего в немецкой армии, имевшего последнее воинское звание — генерал-полковник.

Об ответственности за дачу заведомо ложных показаний по ст. 95 УК РСФСР предупрежден:

РУДОЛЬФ ШМИДТ


Переводчик Жуков об ответственности за заведомо ложный перевод по ст. 95 УК РСФСР предупрежден:

ЖУКОВ


Вопрос: На каком языке Вы желаете давать следствию показания?

Ответ: Я немец и всю свою жизнь проживаю в Германии, а поэтому желаю давать следствию показания на родном немецком языке.

Вопрос: Вам представлен переводчик русско-немецкого языка гв[ардии] младший сержант Советской Армии Жуков. Понимаете ли Вы его и можете ли через него давать следствию показания?

Ответ: Представленного мне переводчика русско-немецкого языка гв[ардии] младшего сержанта Советской Армии Жукова я понимаю хорошо и желаю через него давать следствию показания.

Вопрос: Как правильно пишутся Ваша фамилия и имя?

Ответ: Моя настоящая фамилия Шмидт, зовут меня Рудольф-Фридрих. Других фамилий не имел.

Вопрос: Расскажите, где Вы проживали и чем занимались до призыва Вас на службу в немецкую армию?

Ответ: Родился я в 1886 году в городе Берлине — Шенеберг Айзенахер-штрассе, 40. В 1906 году окончил здесь гимназию. Начиная с 1906 года и по февраль месяц включительно 1943 года, я проходил службу в немецкой армии. Последнее мое военное звание генерал-полковник.

Вопрос: Расскажите кратко о прохождении службы в немецкой армии?

Ответ: До июня 1932 года я проходил службу в различных частях и соединениях. С июня 1932 года и по октябрь месяц 1934 года я являлся начальником военной академии немецкого Генерального штаба. Был ее основателем и организатором. С октября 1934 года и до ноября 1935 года командовал 13-м пехотным полком, имея звание полковник. С ноября 1935 года по октябрь 1937 года занимал пост главного квартирмейстера немецкого Генерального штаба. В этот промежуток времени, то есть в октябре 1936 года, мне было присвоено очередное военное звание — генерал-майор. С октября 1937 года и по 31 января 1940 года я командовал 1-й танковой дивизией, имея уже звание генерал-лейтенант, которое мне было присвоено в июне 1938 года. В сентябре месяце 1939 года вместе со своей танковой дивизией принимал участие в нападении на Польшу. С февраля 1940 года и до декабря 1941 года я являлся командиром 39-го танкового корпуса. В указанный промежуток времени со своим корпусом участвовал в нападении на Голландию и Францию, а также в нападении на Советский Союз в июне 1941 года. 39-й танковый корпус, которым я тогда командовал, тогда входил в состав танкового соединения под названием «Хот»[221]. Мой 39-й танковый корпус в боях против Советского Союза действовал в направлении Вильно—Молодечно, Лепель—Витебск—Демидов. С декабря 1941 года и до 15 апреля 1943 года я являлся командующим 2-й танковой армией, которая до меня находилась под командованием генерал-полковника Гудериана.

В июне 1940 года приказом Гитлера мне было присвоено военное звание генерал танковых войск, а в январе 1942 года — генерал-полковник. Будучи командующим 2-й танковой немецкой армией, я в своем подчинении имел 300 тысяч немецких солдат и офицеров. Всего же боевых машин в моей армии было не больше 100, так как техника была в основном уничтожена в период командования этой армией генерал-полковником Гудерианом.

Таким образом, Гудериан в боях против частей Советской Армии потерял почти всю технику и Гитлером от командования 2-й танковой армией был отстранен. Мне же, как командующему, почти весь вверенный мне личный состав войск пришлось приспособлять в боевых операциях как пехоту. Находясь на территории Советского Союза, 2-я танковая армия, командующим которой я являлся, действовала в направлении Орел—Курск—Брянск—Жиздра—Сухиничи—Волхов.

Наряду с тем, как подчиненные мне войска вели бои с частями Советской Армии, по моему приказу некоторые небольшие танковые группы и пехотные подразделения вели карательную борьбу против советских партизан, которые активно действовали в Брянской области. За период командования 2-й танковой армией я имел у себя адъютантов, сначала полковника Лиссо, а затем полковника Радовиц[222], который впоследствии имел звание генерал-майор. Ординарцем у меня был старший лейтенант немецкой армии, сын фельдмаршала Паулюса, Паулюс Эрнст. Фельдмаршал Паулюс являлся моим личным другом. Летом 1942 года Паулюс прилетал на самолете ко мне в г. Орел. В то время он занимал пост главного квартирмейстера ставки главного командования немецкой армии.

В то время, как я командовал 2-й танковой армией, мой брат Шмидт Хайнц[223] работал статистиком в Министерстве авиации. После поражения немецких войск под Сталинградом я из России послал этому брату письмо, в котором обвинял Верховное главнокомандование немецкой армии в бездарности в вопросе ведения боевых операций. Мое письмо было перехвачено гестапо[224] 15 апреля 1943 года. Генеральным судьей квартиры Гитлера генерал-лейтенантом Закк я в г. Орел был арестован и доставлен на самолете в т. Растенбург, в ставку Гитлера. Под стражей находился до 10 июля 1943 года. В этот промежуток времени подвергался допросам не менее двух раз в неделю. Допрашивал меня генерал-майор Лоттер[225], занимавший тогда пост Государственного судьи, затем меня из-под стражи освободили, но до 2-й половины сентября 1943 года периодически вызывали на допрос к военному следователю ставки генерал-майору Гофман. Меня обвиняли в неточном исполнении приказов Гитлера и Верховного главнокомандования. Несмотря на то, что вина моя доказана не была, тем не менее, в сентябре месяце 1943 года приказом Гитлера я из армии был уволен в запас. С этого времени моя военная деятельность прекратилась.

Вопрос: Расскажите о своих связях с Гитлером в период Вашей службы в немецкой армии?

Ответ: Личных связей и дружбы у меня с Гитлером не было, но я, как и другие генералы, неоднократно вызывался им в ставку.

Первый раз я был на приеме у Гитлера приблизительно в конце 1937 года по случаю вручения под мое командование 1-й танковой дивизии. [Второй] раз был у него на приеме в июне месяце 1938 года по случаю присвоения мне звания генерал-лейтенант. [Третий] раз я был у Гитлера на большом приеме в мае 1939 года, на котором он провозгласил политику захвата Польши. [Четвертый] раз я видел Гитлера в июне—июле 1940 года в городе Берлине в оперном театре «Кроль», где он устраивал прием высшего командного состава немецкой армии по случаю успешного похода на Францию.

Кроме того, в марте 1942 года я вместе с другими генералами посетил Гитлера в его ставке в городе Растенбург (бывшая Восточная Пруссия), куда вызывался на доклад и получения инструкций. В августе 1942 года Гитлер проводил совещание с командующими армий в городе Винница. На этом совещании присутствовал и я.

Последний раз я с Гитлером имел встречу 18 марта 1943 года в городе Смоленске, где он также проводил совещание с командующими армии центрального направления Восточного фронта. Больше с Гитлером никогда не встречался.

Вопрос: Где Вы проживали и чем занимались с сентября месяца 1943 года, после увольнения Вас в запас из немецкой армии?

Ответ: Как только я в сентябре 1943 года был уволен в запас из немецкой армии, то сначала в течение нескольких месяцев нигде не работал. Приблизительно в декабре месяце 1943 года я поступил в Берлине на работу в качестве обыкновенного служащего в бюро химической фабрики на Зигизмундштрассе, дом № не помню.

Здесь я работал по июль 1944 года. Проживал по адресу: г. Берлин, Фриденау Менцельштрассе, дом 22. С июля по ноябрь 1944 года я работал служащим в строительной фирме, находящейся в городе Офенбург, Хауптштрассе, 23. Проживал здесь по Бангофштрассе, 31 (французская зона оккупации Германии). В ноябре 1944 года я в этом городе Офенбург открыл свою фирму «Рейн-Бетон», отделение которой находилось и в Берлине.

Когда же осенью 1944 года французские войска повели наступление в направлении города Офенбург, я вместе с оборудованием своей фирмы эвакуировался в город Вертхайм (американская зона оккупации Германии).

В указанном городе я разместил свою фирму по Уферштрассе, дом 12. В феврале 1945 года я из города Вертхайм поехал в свое отделение «Рейн-Бетон» в Берлин. Потом поехать в Берлин раздумал и осел на жительство в городе Веймар, Тифуртераллее 2, где и проживал до 15 апреля 1945 года. С приходом американских войск в город Веймар моя квартира была занята американцами. Я переехал в другой дом по той же улице, №19. В конце июня 1945 года в город Веймар вступили части Советской Армии, и моя квартира в доме № 19 снова была занята.

После этого я переехал на другую квартиру по улице Песталоцис 8. Как бывший высший офицер немецкой армии я в советской комендатуре города Веймар регистрацию не проходил. В августе месяце 1945 года я из города Веймар выехал в город Берлин в американский сектор, где до июля 1946 года проживал в районе Фридинау, Менцелыптрассе 22, работая в своем отделении «Рейн-Бетон». В июле 1946 года я свое отделение этой фирмы продал и переехал на жительство в английскую зону Германии город Нордхайм, Мюленангерштрассе 3. По этому адресу я проживал до 16 декабря 1947 года, где работал управляющим химико-технического бюро.

16 декабря 1947 года, имея на руках межзональный пропуск, я из английской зоны перешел в зону советских войск в Германии. 24 декабря 1947 года при возвращении обратно в английскую зону ввиду обнаружения у меня 19 шт. боевых патронов к пистолету калибра 6,35 мм я на демаркационной линии был задержан.

Вопрос: С какой целью Вы 16 декабря 1947 года перешли из английской зоны в зону советских войск?

Ответ: Сначала я имел намерение поехать в город Берлин в американскую секцию, чтобы получить там с немца Херберт Дюммлер долг в сумме 4000 марок за проданную ему фирму «Рейн-Бетон». Дюммлер проживает по адресу: г. Берлин-Вильмерсдорф, Хольштейнитерштрассе, дом 5. Наряду с этим я хотел из города Веймар перевезти свою мебель и другие вещи в город Крефельд (английская зона оккупации Германии) к жене Шмидт Фриде, проживающей там со своею матерью по Фридрих-Эберталлее, дом 73. Указанные вещи находятся в городе Веймар на чердаке дома по Тифуртераллее, дом 5, у немца Хольцт. Сохраняет эти вещи житель города Веймар Фрейлихградштрассе, дом 16, немец Цинн Карл. Поехать же в Берлин и Веймар я потом раздумал и как только перешел в советскую зону, сразу направился к своему дальнему родственнику, жителю деревни Гроссвертер, район Нордхаузен провинции Тюрингия, священнику Маккенродт Аугусту. В этот же адрес мною телеграммой из города Веймар был вызван немец Цинн Карл.

В деревне Гроссвертер я находился до 24 декабря 1947 года, где за этот промежуток работу провел следующую:

1. Договорился с немцем Цинн Карлом о том, что он в январе 1948 года все мои вещи из города Веймар перевезет в экспедиционную контору города Зондерсхаузен к немцу Шлуфтер.

2. Ездил в город Зондерсхаузен к немцу Шлуфтер, с которым договорился о том, что он все мои вещи, как только они поступят к нему из г. Веймар, перевезет через демаркационную линию в город Крефельд, в адрес моей жены.

3. Я также ездил в город Нордхаузен к шефу спиртоводочной фабрики «Кнорр» немцу Клюсснер, которому предлагал свой патент на изготовление водки из каштанов. Был также на фабрике «Фридрих», где шефу предлагал патент на изготовление из каштанов сиропа и растительного масла. Указанные фирмы моего патента временно принять воздержались. Проделав такую работу, я, взяв у Маккенрот Аугуста оставленные мною еще в конце 1943 года ордена, фотографии, 19 штук патронов к пистолету 6,35 мм, цианистый калий[226] и некоторое количество носильных вещей и выехал в английскую зону.

Находясь на демаркационной линии в городе Эльрих, я подвергся обыску и задержанию. При этом я цианистый калий сумел спрятать под подкладкой своей шляпы, имея намерение покончить жизнь самоубийством. Этого мне сделать не удалось, так как при повторном обыске в д[еревне] Нидерзахенверфен цианистый калий был обнаружен и изъят. Самоубийством я имел намерение покончить в связи с тем, что у меня при задержании были изъяты боевые патроны, к тому же я боялся ареста советскими властями и ответственности за свою деятельность в прошлом. В момент задержания я о себе давал ложные показания, а на этом допросе рассказал правду.


Протокол с моих слов записан правильно. Мне переводчиком на немецком языке дословно вслух прочитан, в чем и расписываюсь

РУДОЛЬФ ШМИДТ


Допросил: офицер Советской Армии гв[ардии] капитан МЕЛИХОВ

Перевел — переводчик русско-немецкого языка гв[ардии] мл[адший] сержант ЖУКОВ


ЦА ФСБ России. Д. Н-21139. В 2-х тт. Т.1. Л.30—36. Подлинник. Рукопись.



Примечания:



2

Сборник материалов российско-германской научно-практической конференции. Москва—Красногорск, 7—9 сентября 1993 г. Красногорск, 1994; Русский архив: Великая Отечественная. Иностранные военнопленные Второй мировой войны в СССР. М., 1996. Т. 24 (13).; Полян П. М. Жертвы двух диктатур: Остарбайтеры и военнопленные в третьем рейхе и их репатриация. Москва, 1996; Галицкий В.П. Финские военнопленные в лагерях НКВД. М., 1997; Епифанов А.Е. Сталинградский плен 1942—1956: Немецкие военнопленные в СССР // Трагедия войны — трагедия плена. Под ред. А.А. Крупенникова. М., 1999. Том 2.; Немецкие военнопленные в СССР 1941—1955. Том 13/2: Собрание документов; том 13/3: Собрание документов. Под ред. В.А. Золотарева. М., 1999 и 2002; Военнопленные в СССР. 1939—1956: Документы и материалы / Сост. М.М. Загорулько, С. Г. Сидоров, Т. В. Цареве кая. Под ред. М. М. Загорулько. М., 2000; Сидоров С.Г. Использование труда военнопленных в СССР 1939—1956. Волгоград, 2001; Венгерские военнопленные в СССР: Документы 1941—1953 годов. М., 2005; Шнеер А. Советские военнопленные в Германии, 1941—1945. Москва—Иерусалим, 2005; Карель П., Беддикер Г. Восточный фронт. Книга III. Сталинград. Крах операции «Блау»: Военнопленные вермахта за колючей проволокой. М., 2008 и др.



22

Агония и смерть Адольфа Гитлера. С. 237—262.



221

Так в документе, речь идет о 3-й танковой группе генерал-полковника Германа Гота, в состав которой входили XXXIX и LVII танковые корпуса (всего четыре танковых и три моторизованных дивизии).



222

Речь идет о генерал-лейтенанте Йозефе фон Радовице.



223

Так в документе, генерал Шмидт рассказывает о своем родном брате Гансе-Тило Шмидте, который с лета 1931 г. являлся агентом французской разведки; псведоним — Аше (франц. Asche). Продал французам секрет немецкой шифровальной машины «Энигма». За семь лет шпионской деятельности 19 раз встречался с представителями французской разведки. 1 апреля 1943 г. был арестован сотрудниками гестапо, а в сентябре того же года тайно казнен. Подробнее о Г. Шмидте см.: Полмар Н., Аллен Т. Энциклопедия шпионажа. М., 1999. С. 764— 765; Сингх С. Книга шифров: тайная история шифров и их расшифровки. М., 2007. С. 167—169; Фалиго Р., Коффер Р. Всемирная история разведывательных служб. В 2-х тт. Т.1. 1870-1939. М., 1997. С. 268-271.



224

Гестапо (нем. Geheime Staatspolizei / Gestapo) — тайная государственная полиция Германии. 26 апреля 1933 г. декретом Германа Геринга создана тайная государственная полиция (в ведении министра внутренних дел Пруссии). 8 марта 1934 г. образована общеимперская политическая полиция. 20 апреля 1934 г. Геринг передал руководство гестапо Генриху Гиммлеру, а 22 апреля во главе гестапо был поставлен Гейдрих; в том же месяце тайная полиция была переведена в Берлин. 10 февраля 1936 г. Геринг подписал т.н. закон о гестапо, по которому гестапо было поручено расследование деятельности всех враждебных государству сил на территории рейха. Подробнее см.: Деларю Ж. История гестапо. Смоленск, 1993.



225

Так в документе. Возможно, речь идет о генерал-майоре Курте Лоттнере.



226

По факту обнаруженной у Р. Шмидта капсулы с ядом, следствием была проведена экспертиза, акт о которой имеется в материалах дела.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх