№17. СОБСТВЕННОРУЧНЫЕ ПОКАЗАНИЯ ГЕНЕРАЛ-ФЕЛЬДМАРШАЛА Ф. ШЁРНЕРА


15 декабря 1945 г.

Москва


Перевод с немецкого


1. Осведомленность или предположение в отношении нападения на Советский Союз

Разговор с рейхсфюрером СС (примерно в ноябре 1939 г. после войны с Польшей) сводился, в основном к следующему (я хорошо помню эти слова): Договор с Россией есть лишь временное «тактическое мероприятие»[180]. Он ни в коем случае не имеет в виду решительного отказа от борьбы против Советского Союза.

Совершенно понятно, что уже в момент подписания договора (1939 г.) налицо сознательное и ясное намерение — этот договор не выполнять.

Я был чрезвычайно удивлен этим заявлением и спросил Гиммлера, является ли это его личным мнением или это официальная точка зрения германской политики. Я хорошо помню, что Гиммлер высказался о своем заявлении как неизменной цели политики правительства или Адольфа Гитлера.

Далее он высказался коротко об уже известных причинах территориальной экспансии на Восток. Насколько я помню, что высказывание не содержало ничего существенно нового, и было в духе тогдашней пропаганды.

Этот вопрос Гиммлеру я задал, прежде всего, исходя из полученного мною опыта в Риме, куда я был командирован в конце октября 1939 г. читать лекции по вопросу опыта Польской кампании (лекции я читал офицерам генерального штаба Париани, в помещении военного министерства в Риме, затем военной академии в Турине). В Риме мне задавали неоднократно вопросы в отношении планов Адольфа Гитлера, но, будучи в то время лишь командиром полка, я действительно ничего не знал, кроме как о начавшемся походе против Франции.

Обращали на себя вопросы о наших планах в отношении Советской России. Я припоминаю, что такой вопрос мне задавал итальянский генерал Роатта, которого я знал по моей службе в прошлом.

Совершенно недвусмысленное заявление Гиммлера было уже потому неожиданным, что народ и армия восприняли договор с Россией как искренний и приветствовали его как большой политический успех. Я хорошо помню, что этот договор вызвал тогда общее приподнятое настроение и убеждение, что Адольф Гитлер сделал свое величайшее политическое дело.

О том, что этот договор есть сознательный обман, смысл которого мне стал полностью ясным лишь в настоящее время, что это лишь обусловленное временем «тактическое мероприятие» — никто из нас в то время не предполагал.

Следует отметить, что при подготовке к войне против Советской России, с момента заключения договора в 1939 г[оду] и до лета 1941 года, пропаганда была выключена — факт необходимый для сохранения момента внезапности нападения.

До 1939 года пропаганда была очень сильной и острой. Идейную борьбу против большевизма в ее действии и в связи с преследуемыми экономическими целями, можно было рассматривать как пропаганду войны. Эта пропаганда направлялась правительством и обосновывалась идеологическими, политическими причинами. Других мыслей в этом отношении официально не существовало.

Вполне определенно, что, несмотря на всю пропаганду, солдаты германской армии до самого последнего момента не верили в возможность войны с Россией, и что война для них ни в коем случае не являлась популярной. Для ведения подобной войны оказалось необходимым разбудить фанатичный дух в армии. Этим можно объяснить также восхваление германской традиции и другие всевозможные преувеличения. При восхвалении германской нации невольно пришли к недооценке других народов и рас. На эти цели указывает, между прочим, направленность партийных съездов, антибольшевистские музеи, передвижные выставки, публикации по поводу Антикоминтерна[181] и пр.

Об «уничтожении» других народов пропаганда не велась. Я совершенно уверен, что германский народ в его массе довести до этого было невозможно. По моему мнению, в самой партии в то время, если это вообще было возможным, в отношении соответствующих мероприятий могли быть информированы только члены СС.

а) Упомянутое выше организованное истребление других народов или рас ни в коем случае не могло стать популярным среди германского народа; это ужасное мероприятие проводилось, по-видимому, лишь определенными частями или группами и, во всяком случае, при закрытых дверях.

С самого начала Польской кампании я находился на фронте (Санок-Львов). Впервые я услышал об этих злодеяниях по окончании кампании, в частности в связи с уходом из армии генерал-полковника Бласковиц, который не потерпел подобных бесчинств или выразился соответствующе резко против бесчинств частей СС.

Во имя справедливости следует заметить, что армия, как солдаты, так и командиры, редко выполняли подобные приказы полностью, или вообще в том смысле, как этого требует морально безупречный приказ. Этот факт, разумеется, не меняет значения и порочности таких приказов, и никоим образом не умаляет ответственности. Этот факт заслуживает быть упомянутым, дабы повысить значение и авторитетность абсолютно объективного приговора общественности.

б) Сюда относятся приказы в отношении расстрелов советских комиссаров. Я помню разговор с генерал-полковником Дитль (позже командующий 20-й горной армии[182] в Финляндии) осенью 1941 года, который говорил об имевшихся случаях выполнения этого приказа в 1944-м горно-егерском полку 2-й горной дивизии[183], и в одной из частей 3-й горной дивизии[184] (19-я горная армия[185]). Дитль охарактеризовал тот приказ как, по меньшей мере «подрывающий дисциплину», и недостойный немецкого солдата, как и некоторые подобные факты, имевшие место в свое время в период Польской кампании. Этот приказ на Арктическом фронте (р-н Мурманска) больше ни разу не выполнялся. Правда, там действовали горные дивизии, укомплектованные исключительно имперскими немцами.

Подобным же образом обстоит дело в отношении приказа об уничтожении всех парашютистов и английских «коммандос», если даже эти команды одеты в солдатскую форму. Войскам этот приказ был объяснен в том смысле, что парашютисты — это партизаны и диверсанты, которые находятся вне закона военного времени, и поэтому заслуживают соответствующего с ними обращения. Такие команды, состоявшие как из русских, так и англичан, я видел лично на финско-норвежском фронте (в районе Мурманска и полуострова Рыбачий). Они переправлялись по морю на подводных лодках или небольших кораблях. Последние захваченные в то время в плен русские принадлежали к 513-му (?) крепостному пехотному батальону, а англичане — к 14-му пулеметному батальону. Я лично сам видел пленных, захваченных во время этих обеих операций, и с частью из них разговаривал. Некоторые участники этих команд были убиты во время боя, захваченные в плен расстрелу не подвергались. Насколько я помню, этот приказ был впоследствии отменен.

в) Следующий документ: приказ, запрещающий немецким солдатам иметь какое-либо общение с русскими или польскими женщинами и девушками. Этот приказ, якобы, исходил из неполноценности других национальностей. Будучи еще на Балканах летом 1941 года я узнал (насколько помню, в реферате 2а штаба 12-й армии) о том, что несколько немецких солдат за нарушение этого приказа были приговорены к смертной казни, и что приговоры были приведены в исполнение. Позже для ознакомления войск в части были спущены документы подобного содержания (приговоры).

г) Положение на территории Украины. 27 ноября 1943 года я получил приказ о моем назначении на должность командующего группировкой (V[186], XVII[187] и XXIX[188] корпуса), в связи с чем часто бывал в Никополе и Каменке.

В Никополе я узнал от гебитскомиссара Штельцнера (позже гебитскомиссара в Кривом Роге) о совещании гебитскомиссаров у гауляйтера Коха. На этом совещании присутствовал также местный хозяйственный руководитель г. Никополь (фамилию которого не помню). На этом совещании у Коха было дано указание о беспощадном ограблении страны, причем на мирное население не должно было обращаться никакого внимания, а все запасы страны должны были быть учтены и вывезены в Германию. При этом имелись в виду, как продукты сельского хозяйства, так и полезные ископаемые и промышленная продукция.

Насколько я знаю, письменных приказов на этот счет армии не давалось. Согласно моим наблюдениям, тесное сотрудничество местных хозяйственных органов с армией и армейской группировкой не существовало. О распоряжении Коха штабы местных войсковых соединений на Украине были осведомлены довольно широко.

Разговор с генералом танковых войск, командиром 40-го танкового корпуса Штумме в декабре 1940 года в Вене.

В подчинении Штумме в то время находились 2-я[189] и 5-я[190] танковые дивизии и моя (приданная) 6-я горная дивизия. Это было в первый раз, когда я явился к Штумме на доклад и за получением приказа. С меня было потребовано особое обязательство о хранении разговора в секрете, и сообщено о предполагаемых задачах моей и 5-й горной дивизии[191] в намеченном походе против Греции. О Югославии при этом ничего не говорилось. В основном речь шла о разведке с целью прорыва линии Метаксиса[192].

Я был удивлен ограниченностью данного мне срока. По этому поводу Штумме выразился примерно следующим образом: «Проведение этой операции во времени очень ограничено. В нашем распоряжении всего несколько (три?) недель. Я, собственно, не имею права говорить об этом, но под большим секретом могу сказать, что война против России намечена непосредственно по окончании операции в Греции. Для этой цели, по крайней мере, должны быть освобождены сильные части наших вооруженных сил». Далее он сказал: «Подробности мне самому неизвестны».


ШЁРНЕР


15.12.1945 года


Перевела: переводчик 4 отдела 3 ГУКР МГБ СССР ст[арший] лейтенант ПОТАПОВА


ЦА ФСБ России. Д. Н-21138. В 2-х тт. Т.1. Л.102—107. Заверенная копия. Машинопись. Подлинник на немецком языке — т.1, л.д. 108—113 об.



Примечания:



1

Типпельскирх К. История Второй мировой войны. М., 1956; Erich v. Manstein. Verlorene Siege. Bonn, 1955 (русск. перевод: Маншпгейн Э. Утерянные победы. М., 1957); Меллентин Ф. Танковые сражения 1939—1945 гг. М., 1957; The fatal decisions. Ed. by Seymour Freidin and William Richardson. Translated from the German by Constantine Fitzgib-bon. New-York, 1956 (русск. перевод: Вестфаль З., Крейпе В., Блюментрит Г., Байерлейн Ф., Цейтцлер К., Циммерманн Б., Мантейфель X. Роковые решения. М., 1958) и др.



18

РГВА. Ф. 463-п. On. 1а. Д. 109.



19

ЦА ФСБ России. Д. Н-21138. В 2-х т.



180

Так в документе.



181

Речь идет о т.н. Антикоминтерновском пакте — международном договоре, подписанном в Берлине 25 ноября 1936 г. И. фон Риббентропом (от имени Германии) и К. Мусякодзи (от имени Японии), состоявшем из трех статей и Дополнительного протокола, а также Секретного приложения. Пакт стал юридическим оформлением блока стран, союзниц Германии. 6 ноября 1937 г. к пакту присоединилась Италия, 24 февраля 1939 г. — Венгрия и Маньчжоу-Го, 27 марта 1939 г. — Испания. 25 ноября 1941 г. пакт был продлен еще на пять лет, тогда же к нему присоединились Финляндия, Хорватия, Дания, Румыния, Словакия и Болгария, а также китайское правительство Ван Цинвея.



182

Двадцатая горная армия (нем. 20. Gebirgs-Armee) — оперативное объединение германской армии. Командование армии сформировано 22 июня 1942 г. путем переименования командования армии «Лапландия». С июня 1942 г. находилось в подчинении ОКВ в Финляндии и Северной Норвегии; с конца 1944 г. — в Норвегии. С декабря 1944 г. ее командующий одновременно являлся командующим вермахтом в Норвегии.



183

2-я горно-стрелковая дивизия (нем. 2. Gebirgs-Division) — тактическое соединение сухопутных войск германской армии. Сформирована в апреле 1938 г. в Австрии. В июне 1940 г. — в Норвегии, с июля 1941 г. в Норвегии и Финляндии. В январе 1945 г. — на Западном фронте.




184

3-я горная дивизия (нем. 3. Gebirgs-Division) — тактическое соединение сухопутных войск германской армии. Сформирована в апреле 1938 г. в Граце из 5-й и 7-й дивизий австрийской армии. С сентября 1939 г. в Польше, с октября — в Германии. С марта 1940 г. в Норвегии, с декабря 1941 г. в Финляндии. С сентября 1942 г. на советско-германском фронте. С октября 1944 г. — в Венгрии, с ноября — в Словакии. С февраля 1945 г. — в Верхней Силезии.



185

Так в документе, вероятно речь идет о Двадцатой горной армии.

Девятнадцатая армия (нем. 19. Armee) — оперативное объединение германской армии. Командование армии сформировано в августе 1943 г. на базе армейской группы «Фельбер» и LXXXIII армейского корпуса. С сентября 1943 г. находилась в подчинении группы армий «Д» (Запад), с мая 1944 г. — группы армий «Г» (Запад). В январе 1945 г. передана в подчинение командующего на Верхнем Рейне, с февраля — вновь в группу армий «Г».



186

Пятый армейский корпус (нем. V. Armeekorps) — общевойсковое соединение германской армии. Сформирован в октябре 1934 г. на базе 5-й дивизии рейхсвера в Штутгарте. С января по май 1942 г. входил в 4-ю танковую армию; в мае—июле в распоряжении ОКХ; с июля — в группе армий «Юг»; с августа — в группе армий «А» (Кавказ). С октября 1942 по июнь 1943 г. также именовался группой «Ветцель» (нем. Gruppe Wetzel). В мае 1944 г. уничтожен в Крыму, остатки штаба были отведены на отдых и в июле 1944 г. использованы для формирования штаба IX армейского корпуса СС.



187

Семнадцатый армейский корпус (нем. XVII. Armeekorps) — общевойсковое соединение германской армии. Сформирован в апреле 1938 г. после аншлюса Австрии. С декабря 1942 по апрель 1943 г. также именовался группой «Холлидт».



188

Двадцать девятый армейский корпус (нем. XXIX. Armeekorps) — общевойсковое соединение германской армии. Сформирован в мае 1940 г. в IV военном округе.



189

2-я танковая дивизия (нем. 2. Panzer-Division) — тактическое соединение сухопутных войск германской армии. Сформирована 15 октября 1935 г. в Вюрцбурге (XIII военный округ); после аншлюса передислоцирована в Австрию. В 1939 г. участвовала в Польской, в 1940 г. во Французской кампаниях, после чего в 1940—1941 гг. возвращена в Польшу. Весной 1941 г. участвовала в Балканском походе; с июня на советско-германском фронте. Участвовала в сражениях под Москвой (1941) и Курском (1943), затем была направлена для восстановления во Францию. В 1944 г. участвовала в боях в Нормандии, почти полностью уничтожена в Фалезском котле, затем вновь восстановлена. Участвовала в обороне Рейна. В мае 1945 г. капитулировала перед американскими войсками в Плауэне.



190

5-я танковая дивизия (нем. 5. Panzer-Division) — тактическое соединение германской армии. Сформирована 24 ноября 1938 г. в Оппельне (VIII военный округ). С сентября 1939 г. в составе VIII армейского корпуса (АК) 14-й армии группы армий «Юг» (Силезия, Польша), в декабре — в составе группы армий «Б» (Нижний Рейн). В январе—июне 1940 г. в составе группы армий «Б» во Франции (Эйфель, Камбрэ, Лилль); с июня в составе XV АК в танковой группе (ТГ) Э. фон Клейста (Руан, Брест), с сентября — в составе XIV АК 12-й армии группы армий «Б» в Польше. В 1941 г. в составе XIV АК 12-й армии в Румынии и Югославии; в мае-июле в составе ХХХХ АК в Греции, в июле—августе в резерве ОКХ и резерве ОКХ III Военного округа (группа армий «Центр»). С октября 1941 по март 1942 г. в составе XXXXVI АК 4-й танковой группы (затем 4-й танковой армии, ТА) на советско-германском фронте (под Вязьмой, Москвой и Гжатском). С марта 1942 г. в составе V АК 4-й ТА, затем XXXXVI АК 3-й ТА; с июля — в XXIII и XXXIX АК 9-й армии группы армий «Центр» (Ржев). С января 1943 г. в составе XXXXVI АК 3-й танковой, затем 4-й армии группы армий «Центр» (под Вязьмой и Спасск-Демьянском); с марта по август в составе 2-й ТА (Орел); с августа в составе LV армейского корпуса 2-й ТА, с сентября XII армейского корпуса 2-й армии (Брянск, Гомель, Припять). В январе—феврале 1944 г. в составе сначала LVI и XX АК 2-й армии, в марте — в составе LV АК 9-й армии, с апреля — вновь в LVI АК 2-й армии (группа армий «Центр»; Припять, Бобруйск и Ковель); в июне в составе 4-й ТА группы армий «Северная Украина»; в июле — в VI АК 4-й армии. С августа 1944 по январь 1945 гг. ХХХХ АК 3-й ТА и XXXIX АК 4-й армии группы армий «Центр» (Литва, Курляндия и Восточная Пруссия). В феврале—апреле 1945 г. в составе группы армий «Север» (под Кёнигсбергом и в Восточной Пруссии). В апреле 1945 г. капитулировала перед советскими войсками под Данцигом.



191

5-я горная дивизия (нем. 5. Gebirgs-Division) — тактическое соединение сухопутных войск германской армии. Сформирована летом 1940 г. из 100-го егерского полка. С октября 1940 г. — в Германии, с марта 1941 г. — в Болгарии, с апреля — в Греции и на Крите (в составе XVIII горного корпуса генерала горных войск Ф. Бёме), с ноября — в Германии, с апреля 1942 г. на советско-германском фронте, с декабря 1943 г. — в Италии. В мае 1945 г. сдалась в Турине американским войскам.



192

Речь идет об оборонительных сооружениях, т.н. линии Метаксиса, созданных на севере и северо-западе Греции по приказу премьер-министра страны генерала И. Метаксиса. Оборонительная линия была создана по последнему слову техники накануне Второй мировой войны. Она включала в себя железобетонные бункеры, расположенные по скалистым кручам, поднимавшимся на высоту до 2000 м. Являлась одним из самых современных оборонительных сооружений своего времени.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх