Битва при Херонее

(С. Л. Утченко)

Был вечер, когда уставший гонец прискакал в Афины и сообщил, что войска македонского царя Филиппа вторглись в Среднюю Грецию и угрожают Афинам. Страшная опасность нависла над Грецией, и прежде всего над Афинами. Члены афинского Совета совещались недолго. Они направились на рыночную площадь города, вызвали всех людей из лавок, и затем по их приказу лавки были подожжены. Зарево пожара должно было послужить сигналом для жителей окрестных селений, по которому они обязаны поспешить в город. Одновременно было отдано распоряжение глашатаям и трубачам всю ночь обходить город и объявлять о созыве народного собрания.

Рано утром сошлись афиняне на народное собрание. Когда они узнали, какое известие принес гонец, воцарилось тягостное молчание. Уже несколько раз глашатай обращался с вопросом: «Кто желает говорить?», но народ, подавленный страшной вестью, молчал. Никто еще не собрался с мыслями и не мог внести предложение о том, как следует поступить, чтобы предотвратить нависшую над родным городом угрозу. Взоры всех присутствующих были обращены к знаменитому афинскому оратору Демосфену. Все знали его как горячего патриота и заклятого противника македонского царя Филиппа. Демосфен, видя, что собравшиеся с нетерпением ждут его совета, попросил слова. В своей речи он призвал граждан быть мужественными и доказывал, что положение вовсе не безнадежно. Он советовал направить посольство в крупный город Фивы и предложить фиванцам союз. Одновременно следует, говорил Демосфен, послать войско к границам Аттики, чтобы все, в том числе и Филипп, поняли, что афиняне собираются защищать свою свободу и независимость.

Страстная и убежденная речь Демосфена вернула мужество афинянам. Все его предложения были приняты; в Фивы направили посольство, в состав которого вошел и Демосфен.

Демосфен был крупным политическим деятелем и одним из самых выдающихся греческих ораторов. Он с детства стремился к изучению красноречия — искусства, которому древние греки придавали очень большое значение. Рассказывают, что еще мальчиком он как-то раз в суде слышал речь известного оратора и пришел в такой восторг, что решил сам во что бы то ни стало сделаться оратором. Однако это было не так просто. В Афинах, где искусство красноречия было высоко развито и где ежедневно выступали опытные ораторы, публика была очень требовательна и избалована. Каждое неудачное слово, каждое неловкое движение вызывало у слушателей смех, который нередко заставлял оратора покидать трибуну. Оратор должен был иметь громкий, звучный голос, правильный выговор и чистое произношение.

Казалось, у Демосфена нет никаких данных, чтобы стать оратором. Болезненный от природы, он имел чрезвычайно слабый голос, слегка заикался и картавил, кроме того, у него была привычка подергивать плечом. Поэтому, когда Демосфен выступил в первый раз в народном собрании с большой речью, начался такой сильный шум, что ему пришлось замолчать и сойти с трибуны. Вторая его попытка выступить с публичной речью также окончилась неудачей. Упавший духом, закрыв лицо, чтобы не попадаться на глаза знакомым, спешил он домой и сначала даже не заметил, что следом за ним шел один из его друзей, известный афинский актер. Вскоре он нагнал Демосфена, и они пошли вместе. Демосфен начал жаловаться другу на свои неудачи, говорил, что народ, очевидно, не ценит и не понимает глубокого содержания его речей. «Все это так, — ответил Демосфену актер, — но я попробую помочь твоему горю. Прочти мне какой-нибудь отрывок из трагедии Софокла или Еврипида». Демосфен прочел. Когда он окончил, актер продекламировал то же самое, но с такой выразительностью голоса и жестов, что Демосфену показалось, будто он слышит совсем другие стихи. Он понял теперь, чего ему не хватает, и с усердием взялся за работу.

Прежде всего Демосфен принялся изучать греческую литературу и историю. Особенно тщательно он изучал произведения историка Фукидида. Он слушал лекции философа Платона, считавшегося замечательным мастером слова. Затем Демосфен всерьез взялся за укрепление своего голоса и улучшение произношения. Он приучил себя громко декламировать, когда всходил на гору или прогуливался по берегу моря, причем старался перекрыть своим голосом шум волн. Чтобы добиться полной чистоты произношения, Демосфен набирал в рот камешки и старался говорить ясно и громко.

После долгих и упорных усилий Демосфен достиг своей цели и стал выдающимся оратором. Когда ему исполнилось тридцать лет, он начал принимать участие в политической борьбе и всю силу своего ораторского таланта обратил против того, кого считал самым опасным врагом Афин и всей Греции, — македонского царя Филиппа.

Македония находилась на севере Балканского полуострова. Еще недавно она была слабой и отсталой. Однако постепенно Македония становилась крупным государством. При царе Филиппе II, который вступил на македонский престол в 359 г. до н. э., Македонское государство было уже грозной силой.

Филипп ввел новое устройство македонской армии. Воины строились в колонну в 16, а иногда и больше рядов. Они были вооружены громадными щитами, закрывающими все тело, мечами и длинными копьям, которые назывались сариссами. Сариссы достигали в длину пяти и более метров, поэтому воины задних рядов клали свои копья на плечи передних. Таким образом, передние ряды оказывались защищенными несколькими рядами выставленных вперед копий.

Сомкнутая масса воинов, закрытых щитами, ощетинившаяся копьями и двигавшаяся как единое целое, представляла собой в те времена почти несокрушимую силу. Этот строй назывался македонской фалангой. Гордостью македонского войска была и тяжелая конница, носившая панцири. Здесь служила македонская знать — «товарищи царя». Впервые при Филиппе в македонском войске начали применять боевые машины для осады крепостей. Был создан флот.

Филипп II вел войны и значительно расширил границы Македонского государства, подчинив ряд племен, живших на севере Балканского полуострова. Часто он достигал успеха путем переговоров, не брезгал подкупом родовой знати, продававшей независимость своего племени за богатые дары македонского царя.

Когда Македония стала могущественным и богатым государством, Филипп II задумал захватить Грецию. При этом Филипп удачно использовал внутренние раздоры среди греческих государств. Сначала ему удалось подчинить Фессалию и утвердиться в Северной Греции. Но это было только начало.

В самой Греции не было единодушия, и поэтому греки не могли дать Македонии дружного отпора. Некоторые греческие государства, враждуя друг с другом, сами обращались к Филиппу за помощью и были готовы признать его власть. И в Афинах, и в других греческих государствах шла жестокая борьба между богатыми и бедными. Бедняки требовали отобрать и разделить имущество богачей, и в некоторых городах дело дошло до открытых столкновений. Не удивительно, что находились люди, которые иногда прямо говорили, что лучше подчиниться власти македонского царя, чем продолжать бесконечные распри. Это были главным образом богатые рабовладельцы и торговцы, считавшие, что, признав власть Македонии, они смогут спокойно владеть своим имуществом. Если македонское войско займет Грецию, оно не допустит никаких восстаний, не допустит и войн между греческими государствами. Прекращение этих войн будет способствовать развитию торговли, а это выгодно купцам и вообще богатым людям.

Во главе антимакедонской партии встал Демосфен. Он не раз выступал в народном собрании с речами, стараясь разжечь в афинянах патриотические чувства. Он говорил, что необходимо объединить все силы для борьбы с македонским царем, который готовит грекам порабощение. Речи Демосфена, направленные против Филиппа Македонского, стали называться Филиппиками. Филиппикой и у нас называют горячую, страстную речь.

Сначала Демосфену было трудно вести борьбу с богатыми и влиятельными сторонниками македонского царя, но когда македонские войска захватили Фессалию, настроение афинян резко изменилось. Большинство граждан поняло, что владычество македонян уничтожит демократические порядки, которые еще сохранились в Афинах, и решило отстаивать независимость своей родины. Сторонников Македонии предали суду. Афиняне стали готовиться к решительному отпору. Это было время наибольших успехов и славы Демосфена. Он становится руководителем Афинского государства. Ему удается снова укрепить морской флот — главное оружие афинян — и добиться решения народного собрания о том, чтобы государственные доходы шли на военные нужды. Демосфен пытался создать общегреческий союз против Македонии и сам посетил ряд греческих государств, призывая их объединиться с Афинами.

В это время в Афины неожиданно пришло взволновавшее всех известие: взят и разрушен город Амфисса! Войска Филиппа — в Средней Греции! Наступал решающий момент борьбы.

Когда Демосфен во главе афинского посольства прибыл в Фивы, чтобы предложить фиванцам союз против македонского царя, оказалось, что Филипп опередил его. Здесь уже находились македонские послы, которые не скупились на самые щедрые обещания. Однако Демосфен добился блестящего успеха. Его речи о чести и славе Греции, о необходимости дать отпор общему врагу решили дело: фиванцы стали на сторону афинян.

В первых числах августа 338 г. до н. э. около города Херонеи произошло решающее сражение. Объединенные силы греков встретились с македонским войском. Греки превосходили своего противника численностью.

Оба войска на рассвете выстроились в боевом порядке. Правым крылом македонского войска командовал Филипп, левым — его восемнадцатилетний сын, будущий великий полководец Александр. Началось яростное сражение. Долгое время нельзя было понять, на чьей стороне окажется победа. Первым решающего успеха добился Александр: воины, находившиеся под его командованием, нанесли сокрушительный удар «священному отряду» фиванцев. На том фланге, которым командовал Филипп, афинянам удалось прорвать ряды македонян и потеснить их. «За мной! — вскричал афинский военачальник Лисикл, — победа наша! Прогоним этих несчастных обратно в Македонию!» Упоенные успехом, наступающие афиняне расстроили свои ряды. «Неприятель не умеет побеждать», — сказал Филипп, который наблюдал с высоты за ходом боя. Он быстро перестроил свою фалангу и снова ударил по афинянам. Вскоре все греческое войско обратилось в беспорядочное бегство…

Позднее на месте битвы был воздвигнут памятник павшим в сражении фиванцам — Херонейский лев.

Битва при Херонее решила судьбу Греции. Греки надолго потеряли свою свободу и независимость. Всюду власть переходила в руки немногих богачей, сочувствовавших Македонии. Хотя Афины и не были разрушены, афинской демократии пришел конец. Богатые граждане могли теперь не опасаться за свое имущество. Филипп запретил во всех греческих государствах отбирать имущество богатых, производить передел земли, отменять долги и освобождать рабов. Богатые рабовладельцы предали свою родину, и Филипп мог полновластно распоряжаться в Греции. На следующий год он созвал в городе Коринфе общегреческий съезд, на котором было принято решение о «вечном мире и союзе» между всеми греческими государствами и Македонией. Македонский царь назначался верховным командующим объединенными военными силами. На этом же съезде было принято решение о войне с Персией.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх