Олимпийские игры

(А. А. Нейхардт)

Стать олимпиоником — победителем на Олимпийских играх — было заветной мечтой каждого греческого юноши.

Пышным и торжественным было прибытие олимпионика на родину. Он въезжал в город, стоя в колеснице, запряженной четверкой лошадей, увенчанный венком, в драгоценной пурпурной одежде. Его окружала толпа друзей и почитателей, для него устраивались торжественные шествия, великолепные пиры, всюду его встречали как героя, прославившего родной город. В честь олимпионика пели гимны, поэты слагали стихи.

Восхищенный красотой и ловкостью юного олимпионика Феогнета, знаменитый греческий поэт Симонид написал четверостишие-эпиграмму, которая была вырезана на пьедестале статуи, изображавшей Феогнета:

— Вот он, смотри, Феогнет, победитель в Олимпии, мальчик
Столь же прекрасный на вид, как и искусный в борьбе,
И на ристалищах ловко умеющий править конями,
Славою он увенчал город почтенных отцов.

Олимпионик, победивший в состязаниях трижды, получал право поставить в Олимпии свою собственную статую. Обычно город, откуда был родом победитель, заказывал статую олимпионика самому прославленному скульптору своего времени, и статуя была не только свидетельством славной спортивной победы, но и произведением искусства.

Завоевать победу на Олимпийских играх было нелегким делом. Ведь на них съезжались самые искусные атлеты древней Греции.

Каждые четыре года в Олимпии — древнем городе в области Элида на Пелопоннесе — можно было встретить жителей из всех городов и областей Греции. Специальные вестники сообщали заранее о начале Олимпийских игр. Они продолжались пять дней, и на это время по всей Греции провозглашался так называемый «священный мир». Все военные столкновения прекращались, и заключалось перемирие, за нарушение которого виновные карались крупным штрафом.

На Олимпийские игры приезжали жители не только из самой Греции, но и с побережья Малой Азии, из Сицилии, Италии, Африки, отовсюду, где находились греческие города-колонии.

Все прибывающие в Олимпию считались «гостями Зевса» — верховного божества древних греков и находились под его защитой. Издревле Олимпия была одной из главных святынь Греции. С Олимпией связана легенда о победе Зевса над его свирепым отцом Кроном, который, боясь, что сыновья отнимут у него власть над миром, пожирал своих детей, как только они рождались. Лишь одного маленького Зевса удалось спасти жене Крона, богине Рее.

Окрепший, выросший Зевс победил Крона и захватил власть в свои руки. В ознаменование победы Зевса над жестоким Кроном а были учреждены священные общегреческие состязания в Олимпии — Олимпийские игры. Их, по преданию, учредил греческий герой, сын Зевса — Геракл.

Все пять дней, в продолжение которых шли состязания, в Олимпии совершались торжественные жертвоприношения и священные процессии в честь Зевса — «отца богов и людей».

На главном алтаре приносились жертвы, которыми все города Греции желали почтить Зевса. Каждое жертвоприношение сопровождалось пением гимнов и пышными шествиями.

Каменная ограда с пятью входами окружала Альтис, место, где находились все главные святыни Олимпии. Люди, приехавшие в Олимпию на празднества, размещались за пределами ограды и на берегах реки Алфея. На время игр люди побогаче ставили кожаные палатки и тростниковые шалаши, а бедняки ночевали прямо под открытым небом. Но это никого не пугало, так как Олимпийские игры происходили обычно после 22 июня (в первый день полнолуния), а это было время большой жары. Вместе с огромным количеством паломников в Олимпию приезжало и множество торговцев самыми различными товарами. Кроме покупки и продажи, крупные купцы различных городов заключали между собой торговые сделки.

До начала состязаний «гости Зевса» осматривали достопримечательности Олимпии, где главной святыней был храм Зевса Олимпийского. В нем находилась знаменитая статуя верховного божества греков, изваянная великим греческим скульптором Фидием. Статуя была сделана из слоновой кости и золота. Созданная замечательным мастером, она поражала величием и красотой.

Зевс был изображен сидящим на троне в спокойной и величественной позе. Голову его венчал золотой венок из оливковых листьев, золотые волосы и борода обрамляли строгое прекрасное лицо. Золотой плащ покрывал полуобнаженную фигуру бога. В правой руке Зевс держал золотую статуэтку крылатой богини победы — Ники. Жезл, на вершине которого сидел орел — любимая птица Зевса, — сделанный также из чистого золота, находился в левой руке статуи.

Ноги Зевса были обуты в золотые сандалии. Все это великолепие усиливалось тем, что поверхность золота была украшена искусной чеканкой. Различные фигуры, цветы, разнообразные узоры украшали плащ и сандалии Зевса. У ног статуи была сделана надпись: «Афинянин Фидий, сын Хармида, создал меня».

Трон, на котором сидел Зевс, был также украшен золотом, слоновой костью, великолепной резьбой. Храм, где находилась статуя, был величественным и строгим зданием. Мощные мраморные колонны (их было 34), мраморные ступени высокого подножия, на котором стоял храм, мраморная черепица, покрывавшая крышу, — все сияло под лучами яркого южного солнца. Пол внутри храма был выложен плитами черного мрамора. Он смягчал яркий блеск золота, которое в таком изобилии украшало статую Зевса.

Почитатели Зевса жертвовали олимпийскому храму богатые дары. В числе пожертвований были чаши, сосуды из драгоценных металлов, статуи. Один из полководцев, захвативший на войне богатую добычу, поднес святилищу Зевса 101 золотой щит.

Часто города, воевавшие между собой, десятую часть трофеев уделяли храму Зевса Олимпийского.

В ограде Альтиса было выстроено большое количество особых сокровищниц для хранения богатых даров. В священной роще, окружавшей храмы святилища, стояли статуи олимпиоников. Их было множество, так как самой большой честью для победителя в состязаниях было право поставить статую в Олимпии. В древней Греции даже ходила поговорка: «Самое драгоценное имущество — золотая статуя в Олимпии».

Но, конечно, главной притягательной силой, привлекавшей в Олимпию такую массу народа в дни священных празднеств, были не столько достопримечательности святилищ — храмы, статуи, прославленный Фидиев Зевс или портик Эхо, где семь раз повторялось сказанное слово, сколько сами состязания. Лучшие атлеты Греции тщательно готовились к состязаниям. Новички, в первый раз выступавшие на олимпийском стадионе, приезжали в Олимпию за месяц до начала игр и под руководством опытных тренеров проходили специальную подготовку.

Имена участников состязания вносились в списки, составлявшиеся за год до начала очередных Олимпийских игр. Этими списками и всем устройством олимпийских празднеств ведали особые лица — элланодики, избранные на должность олимпийских судей.

На них было возложено соблюдение устава, по которому в состязаниях могли участвовать только полноправные, свободнорожденные граждане греческих городов. Человек, запятнавший себя преступлением, не мог появиться на состязаниях, каким бы выдающимся атлетом он ни был.

Устав Олимпийских игр предписывал также, чтобы ни одна женщина под страхом смертной казни не принимала участие в состязаниях. Даже присутствовать на них женщинам было запрещено.

В первый день Олимпийских игр на стадионе, вмещавшем около сорока тысяч зрителей, звучал сигнал трубы и толпа, затаив дыхание, слушала глашатая, объявлявшего о начале состязаний в беге. Он называл имена атлетов, спрашивал у народа, могут ли названные им лица принимать участие в состязаниях, нет ли среди них нарушителя священного устава Олимпийских игр. Если никто не выступал с обвинением против участников состязания, атлеты удалялись в особое здание, где, сбросив одежду, натирали все тело оливковым маслом.

Выйдя на стадион, каждый вынимал из серебряной урны жетон, на котором стояла буква, означавшая номер (в древнегреческой письменности не было цифр, они обозначались буквами алфавита). Элланодик отбирал у атлетов жетоны и распределял спортсменов по группам из четырех человек в соответствии с номерами. По сигналу трубы вперед бросались первые четыре бегуна. Тот, кто первым достигал столба, стоявшего у возвышения, на котором восседали элланодики, объявлялся победителем. После пробега всех групп атлетов начинались состязания победителей отдельных групп. Снова звучала труба, и глашатай объявлял имя первого олимпионика — победителя в простом беге. Его именем называлась вся олимпиада.

Постепенно условия состязаний в беге усложнялись. Были введены состязания в двойном, а затем и в шестерном беге, когда участники забега должны были шесть раз обежать вокруг арены. Самым же тяжелым видом этого состязания был бег в полном вооружении греческого воина — шлеме, поножах, с копьем и щитом в руках.

Затем шли состязания в борьбе. Обнаженные борцы, тела которых были натерты маслом, чтобы легче было выскальзывать из рук противника, подходили к урне с жетонами. Те борцы, у которых буквы на жетонах были одинаковыми, сходились для борьбы. Борец, три раза опрокинувший и прижавший лопатками к земле своего противника, считался победителем. Победители попарно боролись между собой, пока не оставалось двух сильнейших. Их схватка решала, кто же из них будет олимпиоником по борьбе. Кулачный бой, следовавший за борьбой, представлял собой жестокое зрелище. Хотя головы атлетов, бившихся попарно, были защищены бронзовыми колпаками на войлочной подкладке, но кулаки, обернутые кожаными ремнями с металлическими шишками, были страшным оружием. Таким бронированным кулаком часто наносились серьезные, а иногда и смертельные увечья. До наших дней сохранилась статуя работы греческого скульптора Дионисия, изображающая одного из победителей в кулачном бою. Художник мастерски передал сильную фигуру сидящего атлета, положившего на колени мощные руки с тяжелыми кулаками, которые завоевали ему славу олимпионика. Но эта слава досталась спортсмену нелегко.

Лицо атлета изуродовано страшными ударами противников, переносица переломлена, искалечено ухо. Об одном из таких бойцов писал греческий поэт Лукиллий:

— Где только были в Элладе агоны[26] кулачного боя,
Всюду участвовать в них я приходил, Андролей.
В Писе лишился я уха, без глаза остался в Платее,
В Дельфах с арены меня замертво вынесли вон.
Стали уже хлопотать мой отец Дамотел и наш город,
Чтобы хоть мертвым меня с места борьбы воротить.

Позднее (уже с 33-й олимпиады) в число состязаний был введен панкритий — сочетание кулачного боя и борьбы. Однако у бойцов не было защитных шапок и ремней с металлическими шишками для обматывания кулаков.

Состязания в Олимпии начинались с зарей и продолжались до сумерек. Зрители расходились уже при свете факелов, мерцавших в священной роще и на берегах реки Алфея.

Следующий день Олимпиады открывался пятиборьем. Все пять видов состязаний шли одно за другим: снова бег, борьба, метание диска, прыжки в длину и бросание копья. Олимпиоником пятиборья становился атлет, одержавший победу по всем пяти видам состязаний.

В последний день Олимпиады происходили состязания на ипподроме[27] — бег колесниц. Это было захватывающее зрелище.

Тысячи зрителей криками подбадривали состязающихся. На огромной скорости колесницы, запряженные четверками лошадей, неслись по арене ипподрома, стремясь вырваться вперед и оттеснить соперников.

Вознице, правящему лошадьми, требовалось большое искусство и хладнокровие, чтобы подчинить своей воле разгоряченных и рвущихся коней, сдержать их на крутых поворотах, не перевернуть колесницу, огибая конечный столб арены. Двенадцать раз надо было промчаться по ипподрому, обогнав соперников.

Несчастные случаи на ипподроме были очень часты. Колесницы сталкивались, ломались, разгоряченные кони на поворотах разбивали колесницу о конечный столб. Однажды из сорока колесничих, состязавшихся на олимпийском ипподроме, благополучно закончить бег удалось только одному из участников.

Бурей восторженных криков встречали зрители победившую колесницу.

Однако часто возница, благодаря своему мужеству и искусству вышедший победителем, сам не был владельцем коней и колесницы, а звание олимпионика по уставу Олимпийских игр присуждалось хозяину упряжки. И тогда олимпиоником становился богач, вся доблесть которого состояла в том, что он владел колесницей и конями.

По окончании состязаний наступал торжественный момент раздачи наград новым олимпионикам.

Снова звучала труба, и глашатай громко называл имена победителей во всех видах состязаний, имена их отцов и город, из которого они прибыли.

Новые олимпионики в ярких одеждах, окруженные восторженной толпой, направлялись к храму Зевса. Здесь элланодики, облаченные в пурпурные одежды, торжественно возлагали на головы победителей венки из листьев оливы, по преданию посаженной героем Гераклом, сыном Зевса. A венках, перевитых белыми шерстяными лентами, с пальмовыми ветвями в руках, олимпионики вслед за судьями торжественно шествовали к алтарю двенадцати олимпийских богов. Это была пышная процессия, сопровождавшаяся пенном гимнов в честь учредителя Олимпийских игр — могучего Геракла. Шествие замыкали кони-победители, украшенные гирляндами цветов. Под звуки флейт, окруженные жрецами, многочисленными послами греческих городов и почетными гостями, новые олимпионики совершали благодарственные жертвоприношения.

Затем начинались пиршества, часто продолжавшиеся несколько дней, так как победители, желая отпраздновать звание олимпионика, устраивали их одно за другим.

Возвратившись в родной город, победитель на Олимпийских играх получал знаки благодарности и от своих сограждан. Торжественно въезжал он в город и в храме Зевса посвящал божеству свой венок. Снова начинались пиршества, устраиваемые правителем города, желавшим почтить соотечественника, прославившего свою родину. Некоторые города выбивали монеты в честь победы на Олимпийских играх. Олимпионик всю жизнь пользовался большим почетом. Ему отводились лучшие места в театре и на празднествах, часто его освобождали от общих повинностей и налогов, иногда государство назначало ему пожизненную пенсию.

Добиться победы на Олимпиаде — об этом мечтал каждый юноша древней Греции. Но для этого недостаточно было быть свободнорожденным и полноправным гражданином. Чтобы получить звание олимпионика, победив всех соперников на состязаниях, нужна была длительная тренировка, требующая много сил и времени. Это было доступно только людям состоятельным. Владельцами же колесниц и коней могли быть только богатые люди. Держать искусного возницу, умеющего обучить коней, стоило больших денег, и это могли себе позволить люди, принадлежащие к знатным греческим родам. Это значит, что по сути олимпиониками могли стать в основном зажиточные и знатные люди Греции. У бедняков, у простого народа не было ни средств, ни возможностей готовиться к общегреческим состязаниям в Олимпии. Простой народ древней Греции в лучшем случае был зрителем великолепных олимпийских празднеств.


Примечания:



2

Данайцы — греки.



26

Агонами по-гречески назывались состязания.



27

Ипподром — место конских состязаний.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх