Загрузка...



  • Архаический период истории Египта
  • Мир египетских богов и богинь
  • Египет – цивилизация, воплощенная Нилом
  • Роль образования, знаний и писцов
  • Пирамиды и храмы – молчаливые стражи Египта
  • Искусство в Древнем Египте
  • Жизнь народа, фараонов и вельмож
  • Иго гиксосов. Иудеи в Египте
  • Фараон-реформатор. Эхнатон и Нефертити
  • Внешняя политика и войны Египта
  • Женщины – правительницы Египта
  • Египет – «царство мертвых» или «царство живых»?
  • Влияние египетской культуры на западную цивилизацию
  • Александрия и Каир – жемчужины Египта
  • Египет в новое время. Спустя тысячелетия
  • Великие египтологи и научные открытия
  • Египет и Россия – духовные и культурные связи
  • Глава 3. Солнечная земля Египта

    Египет… Этот мир неизменный, удивительный, с историей, наполовину лишь разгаданной, с мудростью, четырьмя тысячелетиями предшествовавшей времени Авраама и Якова.

    (В. Андреевский)

    А более всего я люблю египтян. Не буду отвергать и не буду порицать… Но никогда греки и римляне меня не притягивали, а евреи притягивали лишь временно, – и, как я потом догадался, они притягивали меня отсветом, какой на них упал от Египта. Корень всего – Египет…

    (В. В. Розанов. Возрождающийся Египет)

    Архаический период истории Египта

    Обратимся теперь к Египту… Порой встречаем недооценку роли Египта как важнейшей основы, и даже праматери мировой культуры. Так, по словам Эрмана, Египет всегда играл второстепенную роль во всемирной истории. При всем нашем уважении к автору книги «История Востока» (Л. Васильеву), мы не можем принять ряда его оценок. Автор говорит о изоляции Египта (пусть даже и относительной), что «не пошла на пользу его развитию». Месопотамский культурный образец с его динамикой он считал «предпочтительнее». В подтверждение своего тезиса он, признав роль письменности, архитектуры, искусства, наук, религии, мифологии Египта («математика, астрономия и медицина были вполне на уровне своего времени»), утверждал, что древнеегипетская культура внесла в историю мировой цивилизации гораздо меньший вклад, чем месопотамская, даже принимая во внимание реформы Бокхориса или косвенное воздействие их на реформы Солона, сыгравшие революционную роль в античной Греции. Такая точка зрения, на наш взгляд, является не только односторонне-тенденциозной, но абсолютно неверной. Полагаю, самое тщательное и бесстрастное исследование выдвигает египетскую цивилизацию в сравнении с узкими и замкнутыми культурами Месопотамии на первое место в древнейшем табеле о рангах.

    Возможно, правильнее было бы говорить о наличии в районе Ближнего и Среднего Востока двух или более параллельных и мощных цивилизаций… Египетская и Шумеро-Аккадская цивилизации развивались одновременно, не только в жестком противоборстве, но и в тесном соприкосновении. Д. Уилкинсон, автор работы «Центральная Цивилизация», говоря о народах этих двух регионов, считает, что им все же удалось создать нечто единое и целое. Всю эту конструкцию он характеризует – «Центральная» и «Средневосточная цивилизации». Между Египтом, Шумером, Персией и Вавилоном имелись многочисленные культурные и деловые связи. Скажем, в амарнский период (XIV в. до н. э.) египетский двор для связей с сирийскими вассалами или с другими государствами пользовался вавилонским диалектом аккадского языка. Известно также, что среди амарнских текстов в Египте найдены вавилонские мифологические произведения с пометками египетских писцов, и в то же время в большой библиотеке ассирийского царя Ашшурбанипала сохранялось немало египетских текстов.

    Карта Древнего Египта


    Первые египетские земледельцы появились в районе Дельты и Фаюмского оазиса в V тысячелетии до н. э., а возможно и гораздо раньше. Некоторые указывают на время еще более позднее: жрец Манефон, Большой сфинкс в Гизе, египетский календарь говорят о периоде до 20 000 года до н. э. Но А. Карпичечи в книге «Искусство и история. Египет: 5000 лет цивилизации» пишет о генезисе египтян осторожнее: «Между 8 000 и 5 000 гг. до Р.Х. продолжаются процессы переселения народов через Верхний и Нижний Египет: потоки людей двигаются из Азии, из Центральной Африки и с Запада, включая, возможно, уцелевших жителей легендарной Атлантиды. И именно здесь в IV тысячелетии разовьется необыкновенный народ, способный регулировать илистые воды на километровых пространствах, координировать сельскохозяйственные работы на тысячах гектаров, создавать города и поселки, давая таким образом начало невиданному большому организованному обществу среди всех существовавших до той поры. Бледные аналоги подобного опыта обнаруживаются только в Месопотамии (Урук, Ур, Лагаш)». Примерно к X тысячелетию до н. э. на землях Египта обитали две расы, африканская и средиземноморская, сформировавшие две цивилизации: первую, Меримду, – на севере страны в Дельте с 22 городами, а вторую – на юге, с главным городом Тасом.

    Пирамиды перед лицом вечности


    Видимо, государство в Египте существовало еще до потопа. Это утверждали в IX в. арабский ученый Альбумасар и историк и путешественник Аль-Масуди, прозванный в Европе «арабским Геродотом». Последний упоминает имя властителя Сурида, якобы правившего тут за 300 лет до потопа. Вспомним так называемую «короткую» и «длинную» хронологии Египта. Геродот поместил в один ряд фараонов Асихиса (2480 г. до н. э.) и Анисиса (715 г. до н. э.). И таких странных скачков в истории немало. Разница в датах жизни иных исторических фигур действительно изумляет. Г. Бругш признавал: вряд ли можно считать окончательно установленными в хронологическом отношении те или иные эпохи и моменты истории фараонов. Если когда-либо кто-то обращается за разъяснениями к таблицам, составленным учеными, он с удивлением останавливается перед различными мнениями в вычислениях годов (этих фараонов), сделанных представителями новейшей школы. Так, даже у обычно славящихся точностью немецких ученых время восшествия на престол Мена, первого фараона, разнится. Боек относит это событие к 5702 году до н. э., Унгер – к 5613-му, Бругш – к 4455-му, Лаут – к 4157-му, Лепсиус – к 5702-му, Бунзен – к 3623-му. Разность между крайними выводами этих чисел поразительна, составляя 2079 лет… Причем самые основательные работы и изыскания, проведенные компетентными учеными для проверки хронологической последовательности царствований фараонов или порядка перемены целых династий, доказывали вместе с тем неминуемую необходимость допустить в списке Манефона одновременные, параллельные царствования, чем заметно уменьшалась сумма времени, необходимая логически для владычества над страной тридцати династий Манефона. Несмотря на все открытия египтологии в этой области, до сих пор числовые данные находятся в неудовлетворительном состоянии (даже в XXI в.). Шампольон относил время воцарения фараона Мена к 5867 году до н. э., а Пальмер – к 2224 году до н. э. Разница амплитуды, таким образом, составила 3643 года! При этаких временных удалениях определить точное время правления того или иного фараона, пожалуй, труднее, чем определить возраст Сфинкса.

    Караван путешественников перед Сфинксом. Картина Д. Робертса


    Известна масса случаев, когда даже у отстоящих далеко друг от друга династий обряды, царские титулы, обычаи, предметы искусства и особенности языка становятся похожими и одинаковыми (как у 19 и 4 династий). Аналогичные парадоксы или странности нередко встречаются и в Месопотамии. К примеру, известный ученый Л. Вулли, сообщая о золотых вещицах, найденных им при раскопках царских гробниц, с изумлением отмечал, что «один из лучших экспертов заявил, что это вещи арабской работы XIII века н. э.» (тогда как согласно хронологии их относят якобы к III тысячелетию до н. э.). Пытаясь найти ответ на эти загадки и нестыковки, Ньютон спрессовал историю Древнего Египта (охватывающую тысячи лет) в короткий отрезок времени длиною в 330 лет (от 946 г. до н. э. и выше). В итоге ряд важнейших, фундаментальных дат египетской истории были им приближены на 1800 лет. Порой задают резонный вопрос: «Но, может быть, естественней все объяснить ошибкой самих историков, раздвинувших на 2–3 тысячи лет соседствующие династии? А то слишком много «тысячелетних провалов» обнаруживается в хронологии» (А. Т. Фоменко). Что тут скажешь! История слишком ценный товар, чтобы в ней не было места мифам, легендам, фальсификациям, ошибкам. Обращаясь к ней, некоторые жаждут не истины, а громких сенсаций или денег.

    Реконструкция царского дворца Древнего царства. III тыс. до н. э.


    Египет – одна из древнейших цивилизаций. Древние египтяне называли свою страну «Кемет» (Qemt), что значит «Черная». Иногда они добавляли к эпитету «Черная Земля» (черной почве Нильской долины) еще и «Красная Земля» (красный покров пустынь). Ближе к современному названию все же греческое «Айгюпетс» (от искаженного «Хеткаптах»). Так именовали греки государство Нижнего Египта со столицей в Мемфисе. Было у Египта и еще одно смысловое значение – «загадка», «тайна» (Бадж). Возникшая в горловине Нильской долины земля чем-то напоминает горло волшебного кувшина, откуда появился вдруг могущественный джинн. Нил, изливая с дивным постоянством воду, восстанавливая плодородие почвы, дает жизнь всем, кто тут обитает. География определила политику и этнологию. Брестед и Тураев отмечали: «Мир египтянина был, таким образом, резко ограничен: глубокая и узкая долина, несравненная по плодородию, и по обе стороны ее две безжизненные пустыни, являющие собой замечательное окружение, – местоположение, какого нет больше во всем мире. Подобное окружение оказывало могущественное влияние на дух и мышление египтянина, обусловливая и определяя его воззрение на мир и его понимание таинственных сил, управляющих им». Племена были изолированы друг от друга границей реки и рамками пустынь. Египет состоял из двух частей – Верхний и Нижний Египет. Поэтому народ называл свою землю «Две страны». Одна часть соответствовала Дельте, другая – долине Нила.

    Рельеф статуи Санусерта I. Каир


    Верхний Египет располагался в нижней части течения Нила. Его ландшафт суров. Нижний Египет, напротив, щедро питается водами Дельты и более населен. В Нижнем Египте возникли первые поселения. Каждое имело своего царя. Выделялись Саис и Метелис (сюда шло золото из Нубии и дерево из Сирии), а также Леополь. Греки назовут его Гелиополь (город Солнца). С Гелиополя и началось религиозное и социальное объединение частей Египта. Затем власть перешла к городу Буто, где возник первый «ном» в истории Египта, во главе с номархом. По воле народа главой стал Анджти – «Защитник». Цари Буто короновались в Гелиополе. На юге резиденцией фараонов был город Нехеб. Острая борьба развернулась за земли Среднего Египта, находившиеся в общем владении царей Севера и Юга.

    Две короны фараонов – Нижнего и Верхнего Египта


    По словам известного египтолога У. Питри, первые три династии правителей Египта не оставили следов своего культурного и литературного влияния, если не считать некоторых материальных памятников культуры. «Для нас это всего лишь миф или литературная традиция. Как цари – основатели Рима или первые короли Ирландии… О первых трех династиях до нас дошло только несколько записей придворного летописца, и то сделанных лишь три тысячи лет спустя, и мы должны рассматривать их как таковые, не более, ибо никаких материалов того периода уже тогда не сохранилось». Однако время, усилия археологов, сухой климат помогли внести серьезные коррективы в эти утверждения более чем столетней давности.

    В древнейший период страна состояла из 22 провинций Верхнего Египта и 22 провинций Нижнего Египта. В какой-то период царь по совету старейшин («десяти великих с Юга») отделился от царства Буто, перенес свою столицу в Абидос, а затем вторгся на земли Дельты. Древнейший город Мендес он разрушил, а последний город Верхнего Египта, Метелис, захватил после жестокой битвы. Фараон Нармер, сровняв непокорный город с землей, обезглавил 10 старейшин и возложил на себя «красную корону» Нижнего Египта, еще красную «от крови убиенных собратьев». Это был жестокий фараон. В древней надписи о нем говорится: «Это дробитель голов… он не щадит». На знаменитой «стеле Нармера» (74?сантиметровая плита) он изображен в короне Верхнего Египта, держащим одной рукой за волосы поверженного врага, другой – палицу. На обратной стороне стелы он – в короне Нижнего Египта (перед массой врагов с отрубленными головами). Белая и красная корона соединились (см. рисунок). Так началась первая династия в истории Египта. Это важнейшее событие египетской истории, видимо, имело место в конце IV тысячелетия до н. э.

    Мир египетских богов и богинь

    Отдельная тема – роль религий в жизни Египта, да и всего Востока. Нет сомнений в том, что религиозные верования и обряды играли исключительную роль повсюду, где обитал человек, ибо тот, как справедливо заметил Т. Тэйлор, – религиозное животное. Древний Восток – родина всех религиозных систем. Не были исключением и египтяне, «самые богобоязненные люди» (как говорил о них Геродот). Множество их богов различалось лишь головами, тогда как человеческие тела были одинаковы. Египтяне почитали дождь, как слезы Нила, поклонялись Солнцу, почве, камням, животным, деревьям и растениям. Вначале среди египтян господствовала «естественная религия», единство духовного и природного начал. Народы в своих поступках и инстинктах руководствуются не столько писаными законами или мыслями книжников, рекомендациями ученых и политиков, а некими давно устоявшимися канонами и культами, напоминающими чары мифологии и колдовства. Гегель так объяснял эту склонность людей к религии: «Убеждения, настроенность человека не обязательно принимают форму религии; они могут сохранять известную неопределенность. Однако для тех, кого называют народом, последняя истина содержится не в форме мыслей и принципов; народ склонен считать правом лишь то, что ему дано как определенное, особенное. Эта определенность права и нравственности обретает для народа свое наиболее убедительное подтверждение только в форме существующей религии…»

    Возможно, это имеет место потому, что в таком природно-религиозном единстве легче постигается и сам бог. По свидетельству ученых, в Месопотамии и Египте (у египтян и у шумеров) уже к началу III тысячелетия до н. э. существовали тщательно разработанные религиозные системы. Египтяне считали, что бог создал все земли, но ранее других – все же землю Египетскую. История религиозных представлений древних египтян, по словам Б. Тураева, несомненно, является одним из основных элементов истории их культуры («последняя может быть понятна только при основательном знакомстве с первой»). Однако понятно и то, что в готовом виде религии не могли появиться на свет. В работе Г. Редера о народной религии в Египте показано, как мелкие культы с годами сливались в более крупные, создавая таким образом сложные богословские системы. Небесный мир строился по образцу земного египетского государства. Боги возникали из небесного хаоса. У каждого поселения имелись собственные божества (животные, растения, небесные светила и т. д.). Многие божества представлены в образе человека (богиня правды Маат изображалась в виде женщины с пером на голове, а уже упомянутый бог мудрости Тот – в образе человека с головой ибиса). Согласно египетской мифологии, мир возник из цветка лотоса (священного лотоса над великим озером). Лотос дал жизнь юному солнечному богу Ра. По другим преданиям, солнце явилось в виде золотого теленка. Тексты Пирамид повествуют о Ра, «золотом теленке, рожденном небом». Фараоны Египта в дальнейшем часто изображались в облике сына небесной коровы.

    Божества Древнего Египта


    В других сказаниях создателями мира выступают не птицы и животные, а боги и богини (богиня-женщина Нут или боготворец Хнум, вылепивший мир на гончарном круге). В них находили отражение реальности окружающей жизни (рождение младенца, изобретение гончарного круга и т. д.). В эпоху матриархата божества-покровители номов Египта – это в большинстве своем женщины (богиня неба Нут и др.), а в эпоху патриархата на первые места выходят боги-мужчины. М. Матье описывает, как мемфисский бог Птах творит богов, города, искусства, жизнь для праведных или смерть для грешных: «И была дана жизнь миролюбивому, и была дана смерть преступнику, и были созданы всякие работы и всякие искусства, труды рук, хождение ног, движение всех членов, согласно этому приказанию, задуманному сердцем и выраженному языком и творящему назначение всех вещей… И он родил богов, он создал города, он основал их храмы, он создал их тела по желанию их сердец. И вошли боги в свои тела из всякого дерева, из всякого камня, из всякой глины». Таковы были представления древних египтян о миссии разного рода божеств и их роли в повседневной жизни. Боги – воплощения законов небесных и земных, суровые стражи порядка.

    Священная корова у египтян


    Можно сказать, что Египет – родина первых божеств. Как утверждал Гермес Трисмегист, «наша страна – всего мира святилище». Такой же точки зрения придерживались греки. Один путешественник-грек говорил: «Почти весь мир научили египтяне поклоняться богам, и мы знаем, что боги обитали и доныне обитают здесь». Ученые разделяют точку зрения, что первое представление о божественном слове как творческой силе мироздания возникло в Египте. Дж. Брестед считает, что родиной учения о логосе является Египет. Сравним с Библией, Евангелием от Иоанна: «Вначале было слово, и слово было у бога, и слово было бог. Все через него». Это же можно сказать о мифах. Если признать, что в «древней Европе не было богов» и что Европа заимствовала мифические элементы повсюду – у Египта, на Крите, в Вавилоне и Палестине, как и то, что статуя так называемого гелиополитанского Зевса была по своей природе египетской, то можно предположить, что и миф возник там же. Возможно, что в сущности мифологии всех народов являются повторением одной-единственной прамифологии. Ю. Браун в «Естественной истории сказаний» выражал уверенность, что исходным пунктом этих великих мифологических переселений был Египет. По его словам, человечество владеет вобщем-то небольшим запасом фундаментальных идей и образов, которые создали наши представления о жизни и смерти. В большинстве случаев все эти идеи космологического характера, и явились они из Египта. «Отсюда этот единственный духовный, основной капитал человечества эмигрировал, как одна цельная масса сказаний, в Исландию, Эфиопию, Индию, Мексику, Новую Зеландию, в греко-романский и германский миры», – пишет В. Вундт, развивая концепцию Брауна.

    Фигура божества

    Богиня Неба Нут


    В египетской истории порой трудно отличить сказку от реальности. Сведения греков (скажем, Диодора Сицилийского) также звучат довольно фантастично… Царям предшествовал род богов. Исчисляя время, истекшее от царства Солнца до похода Александра, говорят о 23 тысячах лет. «Они говорят – это, очевидно, сказка, – что из богов, царствовавших на земле, старейшие владели скипетром по 12 веков каждый, а потомки их – не менее чем по 300 лет». Первым царем египтян, согласно мифологии, было Солнце, затем правил Сатурн, который дал жизнь Осирису и Исиде. Миф об Осирисе и Исиде лежит в основе системы религиозной мысли египтян. Пантеон богов состоял из «Гелиопольской девятки»: бога Амона-Ра, создателя вселенной, и четырех пар божеств. Египетская религия вызывала большой интерес у древних народов. Плутарх, «последний универсальный ученый эллинизма», даже посвятил этой теме специальный труд. Все крупные египтологи писали о религии Египта (Г. Масперо, А. Эрман, Х. Бонне, З. Моренц, Б. Тураев, М. Коростовцев и др.). Для египетской религии характерны политеизм, синкретизм, веротерпимость и относительная свобода религиозных воззрений. Вера египтян не была застывшей формой, она развивалась и эволюционировала в направлении монотеизма, хотя процесс сей занял много лет.

    Бог Гор

    Бог Осирис. Поздний период


    Среди божеств египтян особенно популярны были Ра, Тот, Осирис, Исида… Первым родился Осирис. В момент его появления на свет некий голос якобы возвестил, что родился «властелин всей земли». На четвертый день в болотах Нила родилась Исида. Опять же согласно легенде Осирис и Исида полюбили друг друга, находясь еще в чреве матери. Став царем Египта, первым фараоном, Осирис научил египтян выращивать злаки, повышать плодородие земли, дал им основной свод законов, приучил к почтительности к богам. Он просвещал и наставлял народ, вывел его из нищеты и варварства. По этой причине его ставят на одну ступень с Ра, богом солнца, а порой и выше…

    Культ Осириса, который обещал людям воскрешение и вечную жизнь, просуществовал долго. Миссию заступницы и покровительницы у египтян выполняла богиня Исида. Ей были известны загадки земли и неба, она заслоняла людей от сил зла, поддерживая мировой порядок. В ней видели символ мудрости и глубокомыслия. Исида играет главенствующую роль в египетском пантеоне. Ее обычно изображают в длинном одеянии, с коровьими рогами, в ее руках – копье, систр и пальмовая ветвь, символизирующая древо жизни. Место зарождения культа – один из номов Нижнего Египта. Легенда гласит, что ее и ее сына после гибели мужа, Осириса, преследовали враги. Тогда она спрятала сына, младенца Хора, в зарослях Дельты, но, вернувшись после короткой отлучки на то же место, обнаружила его тело бездыханным.

    Будучи искусной волшебницей, магией заклинания Исида спасла сына, затем хитростью отвоевала для него престол. Ее популярность и авторитет у простого народа объясняются тем, что именно народ пришел ей на помощь, когда она пыталась спасти сына. Никто из знатных семей не внял мольбам. Лишь простые рыбаки протянули ей руку помощи и поддержки. Народ с энтузиазмом собирался на празднества в ее честь в Бусирисе (в середине египетской дельты), где находился самый большой храм благословенной Исиды.

    Культ Осириса процветал в древнем городе Тасу (греки называли его Абидос). Жители сооружали тут величественные монументы богу. Увы, большинство их засыпано песком. До нашего времени дошли лишь руины святилища и древнего города. Хотя сохранился храм фараона Сети I и другие храмы, что известны превосходной живописью. Страбон отозвался о некоторых из них как о прекраснейших строениях. В Египте считалось почетным и престижным, если египтянину удавалось возвести в Абидосе заупокойную молельню или мемориальную стелу.

    Изображение Исиды


    Богиня материнства и плодородия Исида – верная супруга и любящая мать. Она – божественная мать фараона, кормящая его грудью. Как и Хотхор, богиня любви, она покровительница женщин, олицетворяет собой образ женщины-матери. Впервые в мире египетское искусство, пишет Матье, привлекло внимание к такому глубокому человеческому чувству, как материнство, и высоко подняло его, закрепив в облике Исиды с младенцем Гором. В возникшем на почве народной мифологии образе Исиды издревле сосредотачивались чаяния тысяч египетских матерей, веривших, что она может так же избавить от болезней и смерти их детей, как, по легенде, спасла она от смертельной опасности своего сына. Созданный искусством образ Исиды-матери был широко распространен среди населения Египта, сыграв в дальнейшем немалую роль в сложении христианской историографии. «Глубокая любовь, которой проникнут миф об Осирисе, – пишет Карпичечи, – окружила милосердием и нежностью фигуру Исиды, богини, наиболее близкой египетскому народу, самому человечному и страстному созданию, когда-либо появлявшемуся в древнем мире».

    Боги Хор, Осирис, Исида. Лувр


    Авторитет Исиды был высок не только в Египте, но в Риме, Греции, Галлии, Британии и Германии, на Апеннинском и Иберийском полуостровах, в Северной Африке, Нубии, на Черноморском побережье, в Месопотамии. Как объяснить популярность культа Исиды, женщины, знавшей магические слова? О причине повсеместного обожания Исиды В. В. Розанов сказал так: «Египтяне, и только они одни во всемирной истории, среди всех цивилизаций Востока, взяли – как я указываю – для изображения Изиды самый острый, страстный и нежащий «уголок материнства» – кормление грудью младенца. Кроме них ни один народ этого не сделал; и хотя мне раз это попалось на халдейском рисунке, но только раз: и в Халдее оно почему-то не удержалось.

    Храм в Эдфу. Реконструкция


    Почему не удержалось? Не нашлось вкуса и понимания. Египтяне одни ухватили, что это – центр и суть. И самой «кормящей матери», как и младенцу, они придали вид исключительной нежности и глубины: сосок – уже во рту младенца, и сам он положил младенческую ручку на большую руку матери. Следовало бы написать особые диссертации и собрать в них всю, – говоря терминами археологии, – «иконографию Изиды», т. е. все варианты ее представления, изображения и воображения о ней как у народа, так и у жрецов. Можно сказать, нахождением «изображения Изиды» египтяне так же много оказали услуг всемирной цивилизации, как и созданием ее понятия и сути. Нужно удивляться непониманию всемирному, каким образом молодые матери, всегда так счастливые «кормить своего ребенка», хотя бы для домашнего и уединенного наслаждения и для памятования детей своих – не снимаются на картинах и фотографиях в минуты «кормления ребенка», что гораздо интереснее картин и фотографий «со шлейфом»… У египтян это «зерно их веры» отразилось чудесным образом на сложении… цивилизации: все отсюда и после этого пошло в нежность, деликатность, кротость. Ни жестоких войн, ни грубых нравов не могло уже образоваться. Зрелище прекрасного, – даже прекраснейшего в мире, – «умягчило злые души, когда они и рождались»». И хотя слова мыслителя, пожалуй, грешат некоторым идеализмом, в них есть доля истины.

    Исида из Саиса


    Каждый народ искал и находил корни ее происхождения в окружающем мире. У всех она появляется под разными именами как символ плодородия, знаний и мудрости. Исида считалась дочерью Гермеса или Прометея (возможно, аллегорически). Плутарх перевел это слово как «мудрость». Диодор, говоря о надписи на колонне в Низе (Аравия), приводит слова Исиды: «Я, Исида, – царица этой страны. Я переняла мудрость от Меркурия. Никто не может нарушить установленных мною законов. Я старшая дочь Сатурна, древнейшего из богов. Я жена и сестра Осириса. Я первая научила людей земледелию. В мою честь был возведен город Бубаст. Возрадуйся, о Египет, возрадуйся, о земля, меня родившая!» Утверждают, что египетский миф об Исиде проник даже к майя, где богиня известна как Королева Му. Говорят, что и троянцы сражались у ворот Трои якобы именно из-за этой «лунной Елены». В Песне Песней Соломона ее называют «черной девой Иерусалима», богиней с тысячью имен. Затем в христианстве она превратится в Непорочную Марию. В одной руке она держит крест, символ вечной жизни, в другой – увенчанный цветами скипетр, символ власти. Исида символизирует природу, тайну которой открывает далеко не всем. Она символ великих и мудрых людей, своего рода божественный аналог Философского Камня и Эликсира Жизни.

    Рамсес III перед Исидой



    Среди ее почитателей – ремесленники, торговцы, воины, писцы. «Ты подумала обо всем, чтобы дать людям жизнь и мир. Ты установила законы, чтобы царил порядок, изобрела искусства, чтобы жизнь была хороша… Все народы, какие живут на бескрайней земле, – эллины, фракийцы, варвары – все прославляют Твое прекрасное благое имя, хотя на родном языке каждый зовет Тебя по-своему…» Или же: «Я Исида, госпожа всей земли… Я показала людям мистерии. Я научила людей создавать изображения богов. Я установила божьи храмы. Я свергла тиранов. От меня произошла любовь мужчин к женщинам. Благодаря мне правосудие сильнее золота и серебра, а правда прекрасна. Я создала супружеские союзы». Почитателем Исиды и Осириса был римлянин Апулей (II в. н. э.), автор «Золотого осла», вложивший в уста ритора, героя романа, слова, посвященные Исиде: «Ты также святая и вечная спасительница человеческого рода». Напомним и известные брюсовские строки, обращенные к богине:

    Я – жрец Изиды светлокудрой;
    Я был воспитан в храме Фта,
    И дал народ мне имя «Мудрый»
    За то, что жизнь моя чиста.

    Вид на Карнакский храм и священное озеро


    Следует заметить: установки древних религий не были догматичны. Они терпимы по отношению к верованиям иных народов. Хотя богов в пантеоне было иногда такое множество, что трудно уследить за всеми. Источники говорят о «тысяче богов и богинь Хатти» (боги Хеттской державы). У тех же хеттов боги считались владыкой и господином народа. Им приносили дары, удовлетворяя «телесные нужды» божества. Бога следовало омыть, одеть, накормить, напоить, ублажить танцами и музыкой. К богу грозы, который изображался в облике быка (рельеф из Аладж-хююка), обращались так: «О бог грозы Циппаланды, живой облик божества, вкушай и насыться, пей и будь доволен».

    Одежда египетских фараонов и знатных особ


    Любопытно то, что боги – Египта, Месопотамии, хеттов, Палестины, Сирии, Персии, Греции, Рима – пользовались уважением у других народов, даже если это боги соперника или противника. Скажем, персы имели обыкновение приносить жертвы греческим богам «по эллинскому обычаю» даже тогда, когда находились в состоянии войны с греками. При отправлении культа своего, иранского бога Ахура-Мазды отпускали даже в три раза меньше вина, чем предназначалось чужому богу, эламскому богу Хумбану. Дело, разумеется, не в вине, а в отношении к вероисповеданию. Важно и другое: древние научились почитать нравы, порядки и культы других народов. Сражаясь с противником иногда не на жизнь, а на смерть, и даже убивая его, они тем не менее пытались не рвать жизненную, духовно-нравственную пуповину, связывавшую их со всем человечеством.

    Хотя вера египтян (в образном смысле) и была «звероподобной». В отличие от греков, воспринимавших богов своих в образе людей, жители Древнего Востока считали творцами мира существа, имевшие обличье зверя. У шумер и вавилонян – это Тиамат (крылатый дракон), у китайцев – женщина-змея, Нюйва, слепившая первых людей из глины, у египтян – бог-демиург Хнум, представленный в виде барана (бараночеловека), создавший из глины первые человеческие существа. Египтяне щедро населяли божественный мир животными. Небо представлялось им в образе гигантской небесной коровы, богини Нут, солнце – в виде золотого теленка, древнейший бог Нун (мировой хаос) – в виде лягушки, Гор, бог солнца и неба, являлся в виде сокола, человека с головой сокола или солнечного диска. Древние индусы считали прародителями мира божественных быка и корову. Финикийцы демиургом называли Илу, являвшегося в образе старца или в образе быка. Творцом мира у самаритян считался бог-козел. Древние майя и ацтеки создателями мира считали фантастических животных. У майя творцом мира выступала Ицамна – рептилия с чертами птицы и ягуара, а в религиозных культах Латинской Америки крылатый змей Кецалькоатль («змей, покрытый зелеными перьями») рассматривался как творец человека и мира. Считалось, что он обучил ацтеков строить дома, выращивать рис и т. д. и т. п.

    У. Блейк. Бог Илу

    Крылатый змей Кецалькоатль. Камень


    В то же время верованиям Востока присущ дух свободы… М. А. Дандамаев пишет: «Для Древнего Востока была характерна полная свобода вероисповедания, причиной которой были не политические или моральные мотивы, а полное отсутствие понятия о ложной вере, о каких-либо формах ереси. Еретические учения не могут возникнуть при политеизме, так как всякий культ считается правомерным и имеющим право на существование. Раз признается многобожие, вполне логично и полезно в случае необходимости добавить к своим традиционным богам и богов чужеземных. В силу указанных причин Древний Восток, в отличие от более поздних периодов, не знал крестовых походов с целью распространения какой-либо религии… Еще в прошлом веке некоторые ученые высказывали совершенно неверное мнение, что Древний Восток погиб из-за религиозного разделения людей, из-за презрения к культам иноверцев, затруднявшим контакты между людьми… Однако в действительности прозелиты никому не были нужны в древности, ибо никто не был заинтересован в том, чтобы делиться с ними отнюдь не безграничными благодеяниями своих богов. Когда стало складываться учение о строгом монотеизме, в V веке до н. э. иудейские законоучители насильственно внедряли его среди своих соплеменников. Так был нанесен первый самый серьезный удар древним плюралистическим (религиозным) представлениям». Удары палкой, которые обрушились на тех, кто поклонялся финикийско-ханаанским божествам наряду с Яхве и заключал смешанные браки, встретили яростное сопротивление со стороны народа. Но после долгой и яростной борьбы, унизительных и мучительных наказаний, демагогии и важных экономических реформ удалось добиться торжества монотеизма. То, что палка для Яхве стала главным аргументом веры, немудрено. Но и христианство, пришедшее в Египет в III веке н. э., а перед тем в Рим или Иудею, как и ислам, вошедший в жизнь и обиход стран Востока с VII века н. э., часто обращались к насилию как к аргументу веры.

    Абидос – святилище Осириса


    О верованиях древних египтян хотелось бы сказать еще вот что… В их религии возникли закрепленные признаки богов. В сознании бог Сет служил олицетворением зла, а бог Осирис был его антиподом – олицетворением добра. Восток не знал еще тогда эсхатологических учений, грозно повествующих о рае и аде. Ученые отмечают: не только в клинописной, но и в обширной ветхозаветной литературе ни рай, ни ад «ни разу не упоминаются». Характерен отрывок из «Книги Мертвых», принадлежавший жрецу Ани, современнику Сети I, где содержится диалог между умершим Ани и богом Атумом. Ани высказывает сомнение в том, что предстоящее загробное существование будет лучше земного. Атум пытается уверить его в обратном: «Ани: «О, Атум, что это (значит), что я отправляюсь в пустыню? Там ведь нет воды, нет воздуха, она глубока-глубока, она темна-темна, она вечна-вечна!» Атум: «Ты будешь в ней жить с удовлетворенным сердцем». Ани: «Но в ней нет радостей любви!» Атум: «Я дал просветление вместо воды, воздуха и радостей любви, умиротворение сердца вместо хлеба и пива!»». Аргументы в пользу «рая» явно звучат не очень убедительно.

    Акт воздаяния здравицы в честь фараона совершался в Египте ежедневно. Так некогда молились за здоровье государя императора в храмах России. Царь – наместник бога на земле. «Как наверху, так и внизу», – гласила древнеегипетская пословица. Воспевание фараона как подлинного бога – литературная гипербола. Ее следует понимать как молитву египтян, обращенную к богу. В ней они молят проявить любовь к царю, даровать ему здоровье и долгую жизнь. Подтверждений подобной интерпретации молитв в египетских текстах множество (гимн Сенусерту III, или «Повесть о Синухе», воспевающую как бога фараона Сенусерта I). В построенном царицей Хатшепсут храме имелась надпись. В ней «царь богов» Амон прямо указывает на разделение своих полномочий с царицей: «Мое имя – во главе всех богов, твое имя – во главе всех людей». Фараон предстает перед людьми в облике «богочеловека», мыслится как «богочеловек», но заключенное в нем человеческое начало сближает его со смертными. Он зависел от богов и нуждался в их помощи. В молитвах фараон постоянно подчеркивал, что «послушен» воле богов. И еще один любопытный факт: в провинциальных центрах «отцом» фараона считался местный верховный бог. На всем протяжении истории Египта между богами и фараонами существовал неукоснительно соблюдавшийся нерушимый «договор», основанный на принципе «do ut des» («даю, чтобы ты дал»), – боги даровали фараону долголетие, личное благополучие и процветание государства, фараон же, со своей стороны, обеспечивал богам соблюдение культа, строительство храмов, дары и т. д. (М. Коростовцев).

    Фасад большого храма Рамсеса II в Абу-Симбеле


    Естественно, он делал это не единолично: происходил взаимный обмен услугами между миром богов и Египтом в целом. Миссию посредника между богами и людьми призван был осуществлять фараон – «богочеловек», приближенный к богам уже даже обстоятельствами своего появления на свет. Мысли о божественном происхождении власти, о «богочеловеке», его близости к миру богов повлияли на дальнейшее развитие образа царской власти. Договор между Церковью и царем обретал таким образом не только провиденциальные, духовно-религиозные, но и прагматические, сугубо земные очертания.

    Бог Птах – главный бог Мемфиса

    Статуэтка Имхотепа. Поздний период


    Фараон окружен ореолом святости. Народ благоговел перед ним. По праву ли? Да, были фараоны, служившие национальным интересам Египта, обустройству страны. Иные даже оставили предписания, как должен вести себя царь. Диодор отмечал, что день и ночь фараона были строго расписаны. Ему надлежало неукоснительно исполнять «предписание законов, а не собственные желания». Фараоны жили и действовали в «тесных смирительных рубашках предписаний» (Уилсон). У них было меньше соблазнов, а потому и меньше возможностей впасть в ошибки. Разумнее, думаю, было бы следовать законам государства и законам совести.

    Положивший начало III династии фараон Джосер утвердил главенство Мемфиса. Мемфис стал центром культа бога Птаха и средоточием богатств, достигнув наибольшего расцвета при VI династии. Некоторые считают, что название страны – Египет произошло от древнего названия этого города. Некогда этот город назывался «Гекапт» («святилище божества Птаха»). Рамсес II обращается к Птаху со словами: «В Мемфисе я воздвиг твой храм, я создал его благодаря упорной работе, украсил золотом и драгоценными камнями…» Тут находился центр производства боевых колесниц и крепость «Белые стены», строительство которой началось при Имхотепе. Считают, что многими успехами фараон обязан своему выдающемуся советнику и мудрецу – Имхотепу. Тот был не только зодчим, создателем знаменитой пирамиды Джосера, но канцлером, звездочетом, верховным жрецом «города колонн» Анну и личным врачом фараона. И. Эдвардс в книге «Пирамиды Египта» писал: «Имхотеп, архитектор Джосера… был создателем искусства обтесывания камня… его достижения стали легендарными у последующих поколений египтян, которые смотрели на него не только как на архитектора, но как на волшебника, астронома и отца медицины… (и) …греки стали считать его своим собственным богом, Асклепием». В священном городе Анну, который греки называли Гелиополь, он выполнял важнейшие функции верховного жреца храма бога солнца Ра. Жрецам принадлежала ведущая роль и в обожествлении фараона. Даже спустя века египтяне распевали пословицы Имхотепа. Спустя 2500 лет он стал богом медицины, и египтяне воздвигли ему храм в Мемфисе. В каждом музее есть одна-две статуэтки этого мудрого управителя, зодчего и врача. Видевшие в нем своего покровителя писцы в начале рабочего дня совершали возлияния в его честь. При Джосере и канцлере Имхотепе возникло постоянное войско, Египет стал крепким централизованным государством, столицей стал Мемфис, и окончательно оформилась и закрепилась власть фараона.

    Доброй памяти удостоен и Снофру. Вся страна процветала при сильном и дальновидном фараоне Снофру. Он создал для речной торговли суда в 170 футов длиной, утвердил господство над Синайским полуостровом (где располагались богатейшие медные рудники), построил крепости у Горьких озер на Суэцком перешейке, проложил в Восточной Дельте дороги и станции. Говорят, и спустя 15 веков после его смерти те носили его имя. Поэтому когда в Египте делалось нечто важное и особенно ценное, люди говорили, что такого не было «со времен Снофру».

    Гор-младенец попирает тварей Сета


    Порой боги «меняли ориентацию». Интересна трансформация культа Сета. Первоначально сей бог отнюдь не считался воплощением зла. Но по мере того как распространялся культ Осириса как образ доброго царя, коварно убитого братом, и он завоевывал всенародную любовь, возникло и стало укореняться представление о Сете как о ненавистном боге. Однако лишь в XVII веке до н. э., когда Египет был покорен гиксосами (и целое столетие находился под их властью) и когда захватчики объявили Сета своим верховным божеством и усиленно стали его почитать, Сет в глазах многих египтян сделался ненавистным богом зла и угнетения. Правда, культ Сета в тот период даже расцвел, ему поклонялись как хотя жестокому и чужому, но все же могущественному богу, богу-властелину и единственному царю. Каждый месяц в Древнем Египте был посвящен какому-то богу. С помощью прорицателя можно было заранее предугадать судьбу родившегося в тот или иной день. Знамениям и чудесам тут придавалось больше внимания, чем где-либо еще.

    Как выглядит хронология Египта в свете современной истории? Существовал доисторический период, относящийся к каменному веку (до 4000 г. до н. э.). В ту пору возникли селения Эль-Фаюм, Меримде-Бени, Саламе, Эль-Омари в Нижнем Египте, Таса и Бадари в Верхнем Египте. Период халколита или медно-каменного века (с 4000 до 3000 г. до н. э.) отразился в Бадарийской и Негадской культурах (на юге) и в Гелиопольской культуре (на севере). Это так называемый додинастический период.

    Архаический или династический периоды – это время с 3200 по 2686 год до н. э. В Египте существовала летопись, где учтен и назван каждый царь (по годам их царствования), а также упомянуты важнейшие события. Такая летопись велась уже при Пятой династии, т. е. спустя 700 лет после объединения Египта. Представьте, если бы наши предки вели подробнейшую летопись событий хотя бы с эпохи Владимира Ясное Солнышко, насколько более полной и ясной предстала бы наша история. А ведь египтяне с успехом делали это 5000 лет назад!

    Стелла правителя под знаком Скорпиона


    Додинастический период истории Египта, а также эпоха первых двух династий известны благодаря археологическим исследованиям и находкам англичанина У. Эмери, профессора египтологии Лондонского университета. Он вел раскопки в урочище Саккара (в некрополе древнего Мемфиса) в 1936–1956 годах и обнаружил там не менее десяти гробниц, останки царей и одной царицы первых двух династий. Он же указал на наличие несомненной связи между древнейшими очагами цивилизации – на берегах Тигра и Евфрата и в долине Нила. Известно, что при I и II династиях египтяне вели торговлю в странах Леванта, добывали медь на Синае, ездили в Библ за древесиной из Ливана и Амана и, видимо, посещали остров Крит с целью приобретения там масла.

    Верблюды – корабли пустыни


    История династического Египта от царя Менеса до Александра Македонского (с XXX в. до конца IV в. до н. э.) описана Манефоном. Тот был верховным жрецом в египетском Илиополе, одном из центров египетской учености. Египтянин из Севеннита Манефон жил во времена Птолемея Филадельфа (283–246 гг. до н. э.). Ныне многие называют его «Отцом египетской истории». Дело в том, что вплоть до дешифровки египетских иероглифов Шампольоном (1790–1832) европейская наука преимущественно черпала сведения о Египте из его труда «Египетская история», написанного по-гречески (после завоевания Египта Александром Македонским). Этой личности посвятил свою работу прекрасный ученый В. В. Струве. Он был родом из «русских немцев», и в его роду были такие замечательные ученые, как В. Я. Струве, основатель, первый директор Пулковской обсерватории. Обучаясь в университете Петербурга, В. В. Струве, конечно же, не мог не подпасть под влияние таких выдающихся фигур, каковыми были историк Древнего Востока, египтолог Б. А. Тураев и М. И. Ростовцев.

    Драгоценный амулет в виде священного скарабея


    Так пути юноши вместо русской истории пролегли к долинам и пустыням Египта. В 1911 году В. Струве был оставлен при университете «для приготовления к преподавательской и профессорской деятельности». Во время краткого визита в Германию он познакомился со многими видными учеными. С особой теплотой говорил он об Эд. Мейере, универсальном историке Древнего мира. Ю. Перепелкин вспоминал, что Струве хотел «стать советским Эдуардом Мейером». В дальнейшем он станет одним из ведущих специалистов по Египту. В своем фундаментальном труде «Манефон и его время» В. Струве объяснял, почему труд Манефона был так популярен в эпоху Античности: «Древняя и непрерывная историческая традиция в Египте производила, как известно, громадное впечатление уже на первых греков, знакомящихся с египетской культурой. И Гекатей Милетский, и Геродот, и Платон, и другие полны восхищения и удивления перед этой традицией, обнимающей своим точным знанием столько же тысячелетий, сколько греческая традиция обнимает столетий. Это преклонение перед историческими знаниями египетских жрецов должны были чувствовать, может быть, еще в большей степени, Александр и его преемники. Поэтому немыслимо, чтобы жрецы Птолемеевской эпохи отказывались от одного из наиболее ценных наследий своей древней культуры – от анналов, увековечивших важнейшие вехи великого прошлого своей страны». К сожалению, от естественно-научных и богословских, да и исторических трудов ученого жреца до нас дошли «самые жалкие фрагменты» (хотя труд по истории дошел в более приличном виде, и прежде всего более или менее полно сохранившиеся царские списки). О том, что влияние работы Манефона распространилось не только на греков и западный мир, свидетельствует приведение его списка царей и в работах выдающегося арабского ученого эпохи Средневековья Бируни.

    В истории принято делить историю Египта на три периода – Древнее, Среднее и Новое царства. Ход ее таков. Еще до царей Первой династии в Египте были цари по имени Селк, т. е. «Скорпион», и Нармер (археологи нашли часть булавы первого и палетку второго). Пару десятков номов Верхнего Египта и столько же номов Нижнего Египта объединились под скипетром двух правителей. Затем между ними развернулась острейшая борьба за власть. В итоге победил правитель Верхнего Египта, короновавший себя обеими коронами, легендарный Нармер или Менес (Мина), который и стал фараоном. Термин сей пришел из греческого, восходя к наименованию царя эпохи Нового царства (перо), что звучало как «Большой дом». Он стал неограниченным хозяином Нового царства. Он руководил работой по строительству каналов, на рисунках его изображали с мотыгой в руках. Болота осушались, где были пески, там появлялась вода, зеленели поля, и народ получал хлеб и жизнь. Имя фараона, «сына Солнца», было священно и вызывало трепет.

    Менес (согласно Геродоту) основал Мемфис, обезопасил его от наводнений и воздвиг храм местному богу. Диодор считал Менеса учредителем богопочитания и богослужения, а вот сооружение дворца в Мемфисе приписал Ухоревсу. По Плинию, Менес изобрел письмена; по Диодору и Плутарху, способствовал распространению удобств и роскоши. Согласно Манефону, основатель I царского дома долго воевал за пределами страны. Диодор писал, что Менеса чуть не растерзали его собственные псы, но спас крокодил. В благодарность за это царь основал город, строго наказав местным жителям почитать священных крокодилов. Диодор, чьи сведения путаны, говорит, что Менес построил в тех краях пирамиду и знаменитый Лабиринт. В царских списках Манефона содержатся сведения о преемниках фараона. Единственная проблема: труд Манефона был утрачен, дойдя до нас в отрывках тех, кто ознакомился с его содержанием столетия спустя после его смерти. Это оставляет вопросы.

    Первым фараоном (после Менеса) был его сын, Афофис. Он воздвиг дворцы, упражнялся во врачебном искусстве, писал даже анатомические книги. Но при четвертом царе, Уенефисе, страну постиг голод. Однако тогда же появились новые пирамиды. При седьмом царе, Семемпсисе, имели место знамения и великая порча, а при первом представителе II царского дома, Воифосе, в Вувастисе (Бубастисе) разверзлась земля и многие погибли. При следующем царе, Кеехосе, быки Апис в Мемфисе и Мневис в Илиуполе, как и мендесский козел, были провозглашены божествами. Третий царь II царского дома, Винофрис, распространил на женщин право на царский сан. Восьмой царь, Сесохрис, как утверждали, был ростом в 5 локтей и 3 ладони (т. е. выше 2,5 метра); а о седьмом представителе того же дома, Неферхерисе, сообщалось нечто баснословное: якобы «Нил при нем тек 11 дней с примесью меда». В такие чудеса не верится.

    Вероятно, им предшествовали какие-то еще более древние цари. Тому подтверждением служит ряд находок, сделанных на рубеже XIX и XX веков. Француз Е. Амелино нашел в Среднем Египте, неподалеку от древнего города Абады, гробницы «богов», нашлась гробница прославленного египетского бога Усири (Усире) – Осириса греков… Там обнаружили каменное ложе с почившим Усири, приношения и череп, в полном соответствиии с преданием, что в Абаде (Эботе) была погребена голова Усири (Усире). В 1897 году немцу К. Зэте удалось отождествить некоторые из найденных им царских имен с именами царей манефоновских и египетских списков. Он выяснил, что Абадское (эботское, авидосское) кладбище было местом погребения I царского дома. Так некоторые замечательные памятники древности увидели свет.

    Государственный строй Египта походил на самодержавную монархию (от греческих слов: «монос» – один и «архо» – управлять). Власть монарха была ничем не ограничена. Его окружала многочисленная бюрократия, «класс людей, управляющих с письменного стола». Царь, будучи первосвященником, совмещал в себе административную и религиозную власть. В его руках находилась судьба «тайных советников», «казначеев», «управляющих государственных имуществ», «смотрителей царских хранилищ», «заведующих приемом прошений», «надзирателей публичных работ». Шампольон называл первоначальную форму правления в Египте теократией: «В начале своей цивилизации египтяне управлялись жрецами. Жрецы управляли каждым округом Египта…» Они, по его словам, препятствовали «продвижению к цивилизации». В стране при Птолемее, сыне Лага, было более 30 000 «деревень» и городов, а население достигло 7 млн человек. Оно долго держалось примерно на одном уровне, во времена Тутмоса III (1505–1450 гг. до н. э.) численность населения Египта была примерно такой же.

    Египет – цивилизация, воплощенная Нилом

    Египетская цивилизация рождена Нилом… Древние египтяне называли Нил – Хапи и пели ему хвалу: «О Нил! Твоя вода, текущая через поля, подобна амбре, она вкусна, как мед». Геродот отмечал: «Египет – дар Нила». Завоеватель Египта Ибн Аль-Ас писал, что все богатство страны происходит от благословенной реки, которая течет по ней с достоинством халифа. «Приходит час, когда все источники мира должны платить дань этой королеве рек, которую провидение вознесло высоко над всеми другими: тогда вода поднимается, разливается выше русла, заливает равнину и оставляет там плодородную грязь. Тогда все деревни отрезаны одна от другой. Только лодки могут проходить между ними, и они бесчисленны, как листья на пальмовом дереве. Но затем в своей мудрости река входит в границы, определенные ей судьбой, так что те, которые живут близ нее, могут собрать богатства, которые она передала матери-земле. Таким образом, Египет представляет собой поочередно картину сухой песчаной пустыни, полосу серебряных вод, болота, покрытые густой грязью, роскошного зеленого луга, сада, богатого многими цветами, и снова полей, покрытых великолепным урожаем» (VII в. н. э.).

    Воды Нила


    Нил создал своего рода страну-оазис. Нил простирается на 6500 км, от Больших Африканских озер до Средиземного моря, обогащая почву плодородным слоем речных отложений. Река возникла в результате слияния Белого и Голубого Нила, что берут начало в озерах юга (Виктория и Тан). На Египет приходится северная часть реки, от Асуанского водопада до моря. Посетивший эти места инок Варсанофий заметил: «Великая же река златоструйный Нил течет от полуденныя страны на полунощь в Белое (Средиземное. – Ред.) море по Дамияты». Греки называли великую реку – Гион. Позже в обиход у египтян даже вошла пословица: «Кто владеет Нилом, тот владеет миром»…

    Поливка садовых деревьев с помощью шадуфа


    А. С. Хомяков скажет: «Египет, как замечено даже древними, есть творение Нила». Египтяне поклонялись Нилу, как высшему божеству, причисляя Хапи к сонму богов. Бог лил из кувшинов воду и снабжал поля драгоценной влагой. Согласно легендам, обитал он далеко на юге, в пещере, охраняемой змеем. Его изображали в образе тучного мужчины с сосками и жирным животом. Толщина и жир в фигуре человека всегда считались на Востоке символами богатства и процветания. Голову Хапи украшал венок из водяных растений, в руках он держал поднос с рыбой, утками, цветами и снопами пшеницы. Его звали «отцом богов», многие города носили его имя. Считалось полезным и необходимым преподносить ему богатые дары. Во времена царствования Рамсеса III была даже заведена (или возобновлена) особая «книга Хапи». Туда заносились все жертвоприношения Нилу. К берегам и в храмы доставлялось огромное количество продуктов, вина и зерна. Ремесленники в мастерских изготавливали тысячи маленьких фигурок Хапи из золота, серебра, меди, свинца, фаянса, украшенные бирюзой и лазуритом, а также печатки, подвески и статуэтки Репит, супруги Хапи. Перед разливом Нила и в самый его пик все эти богатства в качестве дара богу бросались в воды.

    Судоходство по Нилу и лодка фараона


    Такое большое внимание к Нилу вполне объяснимо и закономерно. Количество осадков в Египте – ничтожно (до 150 мм в год, большей частью зимой). Судьба урожаев – в руках оросителей, а их труд зависел от нрава Нила. Древнеримский поэт Тибулл писал (I в. до н. э.): «Отче Нил, благодаря тебе Египет никогда не сеет в жертву ливням и иссохшая былинка не склоняется в ожидании милостей Иовы-Дождетворца». Порой Нил разливался паводком и менял русло. Тогда-то и возникло круглогодичное орошение. Вначале воду вынуждены были носить в мехах и горшках, затем изобрели водоподъемные устройства (шадуф) и подвели каналы. Во время подъема Нила в каналы напускали воду, которая сохранялась на полях от 40 до 60 дней. Позже один из современных ученых назовет Нил «настоящим правителем Египта» (Е. Крупп).

    Деревянная ладья египтян из музея в Чикаго


    Первым строителем дамб для регулирования тока вод Нила стал все тот же Менес (ок. 3400 г. до н. э.). На одном из древних изображений царь представлен в образе земледельца, лично участвующего в церемонии закладки и открытия ирригационного сооружения. Все это отражает историю возникновения и развития жизни в Древнем Египте. Рано перейдя к оседлому образу жизни, египтяне селились в деревнях, строили колодцы, защитные валы, дамбы. Жрецы у Гелиодора показывают колодезь – своего рода измеритель, типа мемфисского, выложенный ровно обтесанными камнями, с вырезанными на нем, на расстоянии локтя друг от друга, письменами. Речные воды, попадая в него и доходя до уровня письмен, указывали жителям не то, как прибывает или убывает вода. Глядя на эти отметки, можно было легко определить уровень воды в Ниле. Порой Нил выходил из берегов, прорывал дамбы и затоплял страну. Когда уровень реки спадал, между берегом и пустыней оставалось много воды. Вода уходила на север, прокладывая себе русло. В Ватиканском музее находится скульптура, на которой Нил изображен старцем. Вокруг него сидят 16 младенцев (на высоту стольких локтей поднимался Нил при разливах). Одновременно с развитием сети каналов строились дороги и земляные дамбы (которые не заливало во время разливов). Это облегчало передвижение людей.

    Модель корабля для дальних морских походов


    Роль каналов и ирригации была в древнюю эпоху исключительно велика. Хотя почтенный Карл Маркс и заявлял, говоря о роли искусственного орошения в судьбах азиатских стран, что «трудно придумать более солидную основу для застойного азиатского деспотизма», но вопрос следовало бы поставить иначе: дело в том, что невозможно «придумать» иной способ поддержания жизни и сельскохозяйственного производства в крупнейших очагах древних цивилизаций, кроме орошаемого земледелия… Возможно, именно по этой причине в Египте так почитают Менеса, первого оросителя и ирригатора, а в Китае до сих пор известностью и уважением пользуются правитель Кун и его сын Юй. Жившие около 42 веков тому назад, оба китайца прославились строительством гидротехнических сооружений. Многие годы Юй изучал движение вод и характер реки. Он даже расспрашивал крестьян, пытаясь понять нрав реки и тем самым уберечь народ от страшных разливов Хуанхэ. Затем принялся возводить дамбы и каналы. Усилия его увенчались успехом, и народ в награду избрал его императором. После смерти благодарные соплеменники оказывали ему великие почести. В Китае и поныне на берегах каналов можно видеть посвященные ему храмы.

    Возможно, в роли «главного инженера» в Египте некогда выступал Иосиф, регулируя сток вод русла Нила, чтобы «снабжать водой Фаюм или даже чтобы отвести избыточную воду обратно в Нил» (Г. Херст). О жителях древних Фив, столицы Египта, говорили, что они «оседлали» Нил… Ныне своенравный режим реки находится под строгим контролем. На острове Сехел можно увидеть и «ниломер», измеряющий высоту уровня воды в реке. Но ведь так было далеко не всегда. Жителям Египта не раз пришлось испытать на себе все причуды и гнев Нила. В одной из характерных сказок Древнего Египта (сказка «Два брата») говорится:

    Нил оскудел. В немой печали
    Спадали воды. Дул хамсин.
    В багрово-серой мутной дали
    Клубились пыль и прах долин.
    Нил убывал. Зияли мели,
    Пески неслись на берега,
    В бессильи сохли и желтели
    Поля, и рощи, и луга.
    Во прах поник бутон нарцисса,
    Увял персеи пышный цвет,
    Над мертвым телом Осириса
    Явился Сет, злорадный Сет.
    Смеясь слезам благой богини,
    Он подымал свирепый вой,
    Дышал в лицо песком пустыни,
    Клубился огненной змеей.
    И, задыхаяся от зноя,
    Иссушена, обнажена,
    Поникла в мертвенном покое
    Нагая Черная страна.
    Ни на полях, ни на каналах
    Не видно было ни души,
    И только дикий вой шакалов
    Порою слышался в тени…

    Все понимали исключительное значение реки для судеб народа. В «Гимне Нилу» сказано: «Ты покрыл живущими всю землю и благодаря тебе все они благоденствуют… Едва подымаются твои воды, земля наполняется ликованием, все живущее веселится… Ты несешь с собою чудные продукты, создаешь вкуснейшие вещи… Нил для того… чтобы наполнить продуктами все склады, все житницы, чтобы приготовить пищу для бедных… Доблесть его – щит бедняков. Тебя не изображают на камне, тебе не воздвигают статуй, тебе не платят подати и не приносят жертв…» Гимн древних фивян славил Нил. Они считали, что тот явился на землю, дабы «подарить жизнь Египту». И часто обращались к нему с молитвой: «Пусть упадет на людей тысяча тысяч осадков!» Даже в начале XX века многие египтяне считали, что воды Нила ниспосланы с небес, а народные врачи рекомендовали своим «пациентам» использовать воды Нила как целебное средство, помогающее от всех болезней.

    Фелюга, скользящая по воде


    Говоря о Египте, обычно подчеркивают значение Нила как важнейшей дороги жизни египетской цивилизации. Это бесспорно. Однако не надо забывать, что Египет был и крупнейшей морской державой древности. Морскими и торговыми центрами были древние города Атриби, Мендес, Буто, Саис, Танис, Бубастис (Бубаст). Последний располагался на канале, соединявшем Средиземное море с Красным. Морские порты обеспечивали надежность торговых связей. В 1500 году до н. э. в г. Фарос был выстроен волнолом (2100 м длиной и 50 м шириной), выдвинутый далеко в море. Он, наряду с пирсом, обеспечивал порт акваторией в 60 гектаров. Создана была и огромная сеть складских помещений и торговых зон. Таким образом, египетская цивилизация по праву могла бы также называться и морской.

    О необычном изобилии земель Египта писали многие античные авторы (Теофраст, Страбон, Диодор). Теофраст приводил строки из «Одиссеи» Гомера: «Земля там богатообильная много злаков рождает и добрых, целебных, и злых, ядовитых». Египет действительно был исключительно богат дарами природы, превосходя в этом плане другие страны. Изобилие продуктов и фруктов поражало воображение греков. Тут в пищу шло почти всё: пшеница, ячмень, тростник, лотос, бобы, маслины, виноград, рыба и т. д. Основной рацион питания включал мясо домашнего скота и птицу (волы, газели, антилопы и даже гиены). Фрукты всегда в изобилии – финики, абрикосы, апельсины, гранаты. Среди напитков – молоко, вода, вино, пиво. Побывав в Египте, на этой плодороднейшей земле, тысячелетия спустя российский философ Вл. Соловьев писал:

    Золотые, изумрудные,
    Черноземные поля…
    Не скупа ты, многотрудная,
    Молчаливая земля!

    Экономическая жизнь в эпоху Старого царства была достаточно примитивной. Денег как таковых не существовало. Оплата товаров и расчеты в Старом царстве производились натурой (хлебом, ячменем, полбою, пивом, медом, полотном, одеждами, благовониями, медью, златом). Стоимость товаров обозначалась с помощью куска медной проволоки (утен). Так устанавливались цены товаров при покупках и продажах. Другой единицей измерения был дебен (кольцо). Обычно за товары расплачивались золотыми кольцами, браслетами или ожерельями. Схожие единицы стоимости существовали в других странах ойкумены. Халдеи использовали при торговле слитки металла. Внутренняя торговля была развита слабо, а уж об оптовых торговцах тогда никто и не слыхивал.

    Б. Фредман-Клюзель. Невеста Нила

    Медальон на тунике – бог Нила


    Каждый вельможа, фараон, жрец имел подсобное хозяйство, обеспечивавшее его всем необходимым. Египетские крестьяне обменивали произведенные продукты на продукцию ткачей, плотников, пивоваров и т. д. На ранней стадии цивилизации Египет представлял собой замкнутый рынок. Меновая торговля с ближними и дальними соседями существовала задолго до эпохи первых двух династий. Центрами поставок сырья были Саккара, Абидос, Иераконполис, а также другие места, порой отдаленные. Продукцию ремесленников (драгоценные камни, слоновую кость, зерно и т. п.) Египет вывозил в различные страны. По мере расширения границ «империи» и распространения власти египетских фараонов на ближайшие страны (Ливия, Нубия, Сирия) заметно расширилась внешняя торговля: слоновая кость, эбеновое дерево, золото, драгоценности, обезьяны, пантеры, жирафы, львы и леопарды. Египтяне торговали с Критом, Сирией, страной Пунт, островами Эгейского моря. Везли быков, лошадей, коров, корабли, колесницы, оружие, вина, одежды, предметы роскоши. Торговля облагалась налогами. Средства шли на содержание свит фараона, жречества и чиновников.

    Спуск ладьи на воду в Египте


    С развитием мастерских и ремесленничества менялся характер торговли. Помимо хлеба египтяне имели в своих руках такой важный источник богатства, как золото Абиссинии, россыпи Итбея и Синая, драгоценные камни. В иных источниках встречаются фразы: «В Египте у царя золота что пыли…», «дорожная пыль – это чистое золото». Часть золота прибывала из Нубии, но больше всего его добывали в пустыне, к востоку от Египта. В выжженных солнцем бесплодных пустынях Красной земли таилось золото, предмет зависти царей многих стран и важнейший фактор богатства Египта. В музее Турина сегодня можно увидеть любопытнейший папирус – самую древнюю в мире карту сокровищ. На ней отмечены золотые шахты Восточной пустыни, вдоль тропы Хашаманат, что почти у дверей Египта. Под своей суровой поверхностью пустыня – это просто ларец с драгоценностями.

    Строительство лодки «Ра» у подножия пирамид


    Но у египтян была еще причина, по которой они решались отправляться в пустыню. По Вади Хаммамат караваны из Египта могли дойти до Красного моря, и из портов египтяне отправляли торговые экспедиции на юг, вдоль побережья Африки. Там располагалась страна, которую египтяне поэтически именовали «землей богов». Из этих мест в Египет прибывали обезьяны и слоновая кость, золото и черное дерево, шкуры пантер, перья страусов, ладан и мирра. «Мы не знаем точно, где находилась эта экзотическая страна, важнейший торговый партнер, но существует предположение, что поблизости от современного Сомали», – пишет Б. Мертц.

    Последняя прижизненная фотография Тура Хейердала


    Стремясь добыть как можно больше столь необходимого золота, египтяне постоянно направляли в эти места экспедиции. Древняя столица Верхнеегипетского государства даже получила наименование «Золотого города». Здесь обнаружены богатейшие гробницы Египта, додинастического и раннединастического периодов, найдено немало чудесных золотых украшений (подвески, браслеты, ручки ножей с тончайшими золотыми рельефами). Произведения сирийских и халдейских мастерских можно видеть на барельефах храмов, на стенописи ряда фиванских гробниц и т. д. (золотые, серебряные, бронзовые вазы, утварь, оружие с художественной резьбой). Все это изготавливалось из полученного в Египте сырья («один Египет мог доставлять им его по дешевым ценам, если хотел фараон»). Причем, скажем, договор Рамсеса II c хеттами имел специальные пункты, запрещавшие обеим странам переманивать местных рабочих и похищать друг у друга производственные тайны.

    Пробегающие паруса яхт, словно чайки, скользят над сероватой гладью великого Нила… Первые конструкции деревянных судов, видимо, родились из камышовых ладей. Произошло это в прилегающих к Средиземноморью областях (Египет, Двуречье, Сирия, Ливан, Кипр, Италия, Ливия, Алжир и т. д.). Как говорил знаменитый путешественник современности Тур Хейердал, человек «поднял парус раньше, чем оседлал коня». Египтяне разработали специальную оснастку, позволяющую кораблям из папируса чувствовать устойчивость на сильной волне. Это давало возможность поддерживать постоянную торговлю между странами морским путем.

    В Финикии была специальная гавань (порт Библ), предназначенная для торговли с Египтом, откуда шел папирус и гранит и куда широким потоком направлялся ливанский кедр. В Двуречье найдены многочисленные египетские изделия (в музее Багдада им отведен целый зал), и наоборот, месопотамские поделки обнаружены в Египте. Известны связи Египта с Индией. Еще до гибели Александрийской библиотеки ее хранитель Эратосфен оставил упоминание о том, что «папирусные суда с такими же парусами и снастями, как на Ниле», доходили до Цейлона и даже до устья Ганга (вероятно, они везли товары).

    К югу от пирамиды Хеопса туристы могут увидеть музей Солнечной ладьи, где находятся обнаруженные во второй половине XX века ладьи фараона Хеопса. Они считаются самыми древними в истории кораблями. Длина первой ладьи достигала 32,5 метра, а ширина – 5 метров. Она покоилась в специально созданном для нее храме-склепе. Все ее детали, а это ни много ни мало 650 частей и 1224 отдельных элемента, пролежав на дне траншеи почти 4600 лет, прекрасно сохранились. Эти образцы помогли Туру Хейердалу построить гигантские лодки «Ра I» и «Ра II», спущенные на воду в Красном море, в финикийском порту Сафи. Кстати говоря, чтобы их ему построить, пришлось тщательно изучить старые рисунки египтян.

    Тяжелые грузы, как считает директор Немецкого археологического института в Каире Р. Штадельман, перевозили на специальных баржах. Так, на южном портике нижней терассы храма царицы Хатшепсут (ок. 1503–1482 гг. до н. э.) в Дейр-эль-Бахри изображена баржа, везущая два огромных обелиска. Баржу тянет целая флотилия из 27 лодок, впереди которой идет судно-лоцман. Для перевозки северного колосса Мемнона (800 тонн) архитектор Аменофис, жрец храма Аменофиса III в Луксоре, построил в Фивах специальное судно, которое назвал «Кораблем восьми» (1350 г. до н. э.). Все крупные объекты, типа каменных глыб или гранитных колоссов, доставлялись по каналам к Нилу для их дальнейшей транспортировки.

    Роль образования, знаний и писцов

    Тайна письменности многим казалась сродни волшебству. В Египте существовало два вида письменности. Один из них был тайнописью и его скрывали от простолюдинов. Вспомним, как царь Ашшура с гордостью сообщал потомкам о своих успехах в деле овладения письменностью: «Я, Ашшурбанипал, постиг мудрость Набу (Набу – бог науки и письма у обитателей Двуречья), все искусство писцов, усвоил знания всех мастеров, сколько их есть. Постиг скрытые тайны искусства письма…» Учеба в Египте начиналась с пятилетнего возраста и продолжалась 12 лет. Процесс обучения «в школах» ограничивался передачей простейших знаний и представлений о мире. Важно было научиться писать красиво и четко. В программах обучения молодежи Египта в древности преобладали культовые тексты, памятные надписи, астрологические подсчеты, чиновничьи формуляры, письмовники и т. д. Заучивая классические тексты, «Гимн Нилу» и «Поучение Аменемхата», египтянин затем учился считать, овладевал искусством рисунка, учил историю и географию, знакомился с законами и уложениями страны. Впрочем, все это относилось уже к египетской «высшей школе», где профессиональное обучение длилось довольно долго, иногда до 25–30 лет. Наукам и письму вначале обучались лишь избранные, египетская элита.

    Девочка с табличками для письма


    Обучение шло в основном в рамках устных традиций, ведь папирус стоил недешево… А. Хомяков, автор знаменитой «Семирамиды» (он писал ее 20 лет, столько же строили пирамиду Хеопса), писал: «Просвещение ранних веков передавалось не книгами и не журналами, но живою речью и живыми сношениями народов». Однако рождение письменности стало событием исключительным. Многие приписывают себе первенство в этом важнейшем изобретении, хотя, возможно, системы письма рождались одновременно в разных частях мира. «Один факт не подлежит сомнению, это тот, что Египет ни от кого не заимствовал своей первоначальной грамоты и что эта грамота была чисто образная, иероглиф в своей первобытной простоте… Отсутствие иероглифов в Индии и на Востоке доказывает, что начала религиозное и племенное были… перенесены с берегов Африки в Южную и островную Азию, прежде чем Египет достиг своей самостоятельной жизни. Нельзя отрицать связи между системою китайцев и египетскою, но невозможно и доказать прямую зависимость китайских письмен от египетских…»

    Юные египтянки


    Великая империя, а таковой бесспорно тридцать три с половиной века тому назад был Древний Египет, нуждалась в большом числе обученных ремесленников и мастеров. При резиденциях фараонов, в главных храмах создавались школы и учебные заведения. С помощью учителей совершалось превращение «примитивного дикаря в варвара», а затем того же варвара – в образованного египтянина или грека. Прежде чем достигнуть состояния цивилизации, примитивный дикарь должен был из варвара превратиться в «человека низкого типа», а затем в грека гомеровского века, еврея времен Авраама, китайца эпохи Конфуция. Прогрессивное развитие периода цивилизации в той или иной мере было свойственно человечеству. Такие места, где совершалось подобное таинство, пользовались почетом. Учебные заведения находились при известных храмах (храм Пта в Мемфисе, храм Солнца в Гелиополисе, храм Осириса в Абидосе и др.). Властители, разумеется, были заинтересованы в высоком уровне подготовки своих специалистов. Ведь это они возводили каналы, строили храмы, создавали жилища для вечности (гробницы).

    Гермес Меркурий Трисмегист


    Образование первоначально носило культово-религиозный характер. Учителя и ученики восхваляли мудрость всесильных богов, пытаясь снискать их благословение – Амона, Ра и Пта в Египте, Зевса и Афины – в Греции, Юпитера и Минервы – в Риме, Тинит и Ваал-Мелькарта – в Карфагене и т. д. Вспомним, как в одноименной трагедии Эсхила Прометей утверждает, что он сделал неразумных людей разумными, обучив их искусству мысли. «Я научил их первой из наук – науке чисел и грамоте; я дал им и творческую память, матерь Муз», – восклицает он. Древнегреческий драматург в образной форме выразил тут пантеистические взгляды современников. Просветителей нередко обожествляли. Вавилоняне наделяли фантастическими чертами некоего Оаннеса, сообщавшего людям массу важных и нужных сведений. Греки возвели в ранг полубога мореплавателя Кадма, якобы привезшего в Грецию искусство письма. Египтяне, как известно, обожествили Тота.

    Кем он был в действительности? Человек он или бог? Некоторые комментаторы полагают, что он был одновременно тем и другим. Его путают с другими богами (были первый и второй Гермес). Тота называли изобретателем иероглифов, покровителем наук и переводчиков. Он мастер всех наук и искусств, знаток всех ремесел, Правитель Трех Миров, Писец Богов и Хранитель Книг Жизни. Писцы считали его своим покровителем и несли ему щедрые дары. Палетка писца была его атрибутом. Письменный прибор у египтян имел священное значение и считался «останками Осириса». Тот – покровитель науки, как бог Пта – бог искусств и покровитель художников. Развитие египетской цивилизации немыслимо без имени Тота, ибо все мудрое, творческое, познавательное, созидательное шло от него.

    Символический образ Гермеса


    Египтяне считали, что Тот измерил землю, небо, сосчитал звезды («сосчитал небо и (все), что на нем»). Тоту приписывают «Книгу Мертвых» (первая глава книги влагается в его уста, тогда как главы 30?я и 64?я идут как откровение бога). Он считался у египтян «идеалом высшей премудрости и правды, олицетворением лучших сторон человеческой природы, воплощением идеи откровения», олицетворением ума. В царстве живых Тот выступал как автор священных книг, он вел хронику царей, записывая имена на листьях священного древа. Его изображение можно было видеть на видном месте в библиотеках, канцеляриях и кабинетах. У писцов он считался наивысшим авторитетом, его имя использовали как заклинание. Писец Эннана, закончив одну из книг, скажет: «Кто будет возражать против этой книги, да будет Тот ему врагом!» В загробном царстве Тот держал в руках весы, на которых взвешивались все поступки покойного (неправедные поступки). Тот выступает в роли адвоката перед судом присяжных. Вокруг него боги слушают так называемую отрицательную исповедь усопшего и готовы пожрать виновных. Именно великий маг, чародей Тот воскресил Озириса, убитого Сетом. Так гласит легенда.

    Интеллектуальная жизнь Египта шла под его знаком. Он управлял языками, записывал дни рождения и смерти, вел летописи. Покровительством Тота пользовались архив и библиотека Гермополя. В эллинистический период ему приписали создание священных книг, таких как «Книга дыхания», якобы обладавшая магической силой. Эту книгу, как и «Книгу Мертвых», помещали в гробницу. Считалось, что он царствовал на земле после Гора в течение 7726 лет.

    Бог Тот – ибисоголовый


    Гермес Трисмегист, имевший общее имя с богом Тотом, выступая в роли тайновидца незримого мира, походил на Гермеса греков. Выступая провожатым царства мертвых, он присутствовал на суде у Осириса. Гермес Трисмегист считался отцом оккультных наук, он – автор 18 трактатов-диалогов на греческом и латыни, объединенных в сборник «Поймандр» («Пастырь мужей»). Он считал: лишь с помощью совершенного знания можно обрести бога и стать его живым воплощением.

    Гермес попал в мифологию греков, а затем римлян под именем Меркурия. Герметизм представлял собой комбинацию стоических, платоновских и аристотелевских идей и, вероятно, относился к III или II векам н. э., когда в кругу образованных египтян возникла необходимость осмыслить греческое наследие. Элементы египетского культурного национализма говорят скорее в пользу этого предположения, чем наоборот. То обстоятельство, что ни человек огромных энциклопедических знаний Климент Александрийский (конец II – начало III в. н. э.), ни Ориген (185–255 гг. н. э.) ничего не говорили о герметических сочинениях, упоминая лишь об одном египетском мудреце, Тоте, подтверждают предположения ученых.

    Тот – бог Разума, наук, знаниий, мудрости, образования и мысли. Английское слово «thought», означающее «мысль», произошло от имени «Тот». Тот вел счет дням, месяцам и годам, и его называли «владыкой времени». Он создал письменность, научил людей счету и письму, совмещая в себе функции бога мудрости, изобретателя письма, покровителя науки и литературы. Именовали Тота – «который подает словеса и писание», «владыка Слова Божия». «Слово Божие» в этом случае выступало как технический термин для иероглифического письма и для выражения словесности. Почитали бога со времен фараонов I династии, о чем говорят палетки с его изображением и святилища его имени времен царя Нармера. Святилище Тота находилось в скрытой зоне района пирамид в Гизе. Говорят, Большой сфинкс смотрит на тайное святилище Тота, охраняя вход в него. Изображали его в виде человека с головой ибиса (болотной птицы). Полагали, богу ведома тайна особой премудрости.

    Откуда явился к египтянам сей бог? Как свидетельствует Б. Тураев, во все времена египетской истории богу Тоту сопутствовал эпитет «владыка Града Восьми», то есть владыка города, носившего в древности имя Хмуну, в греческие времена – Гермополя Великого, в коптское время – Шмун, в арабскую эпоху – Ашмунейн. Город и относящийся к нему ном располагались в центре Нильской долины, находясь на пересечении торговых путей, ведущих в Судан и Азию. Масперо нашел данные о существовании там таможни (в греческую эпоху). Видимо, в глубокой древности область благодаря благосостоянию и богатству раньше других смогла вступить на путь культуры. В конце II тысячелетия до н. э. гермопольские монархи, являвшиеся жрецами Тота, носили титул «сыновей Тота». Во времена XIX династии Тота изображали записывающим имя фараона на священной сикиморе. Некоторые фараоны брали себе его имя, звучавшее как «дитя Тота».

    Его женой называли богиню письма Сефхетабуи (Сешат). Тот выступал в роли писца и секретаря бога Ра, записывая его указы и откровения. В загробном царстве на суде Осириса он записывал результаты взвешивания сердец умерших на весах истины. Поэтому его называли «владыкой истины». Эмблемы Тота – знак жизни анкх, лунные диск и полумесяц, чернильница, крест тау, число «восемь», секира, весы и палитра. В незапамятные времена в Египте (стране Мизраим) у жрецов города Мемфиса якобы существовала некая волшебная книга из 78 страниц (каждая страница – золотая пластина). Анонимным автором ее считался Гермес или Тот. Страницы книги содержали ряд чисел и букв, смысл которых, как считалось, находится в таинственном соотношении с людьми и предметами. В «золотой книге» якобы и была сокрыта вся мудрость Древнего Египта. Тот собственноручно изложил мудрость мира в 42?томном сочинении. Ямвлих же утверждал, что сей бог был автором целых 20 тысяч книг.

    Надпись на египетской стеле


    Климент Александрийский, который еще застал Египет сохранившим древние традиции (во II в.), говорит о 42 «гермесовых» книгах, ставших каноном священной египетской литературы. Из этих 42 книг, по словам Климента, в 36 и была заключена вся философия египтян, их выучивают жрецы. Шесть остальных касаются пастофоров, они медицинского содержания и говорят об обустройстве тела, о болезнях, об органах, лекарствах, глазах и, наконец, касаются женской гинекологии. Среди тех, кто исправлял соответствующие функции, были певцы, поющие гимны богам и царям, знатоки астрономии, грамматики, математики, юриспруденции и экономики (у египтян профит заведовал распределением доходов). К священной литературе относили и научные произведения. О том, насколько высоко в то время ценили научные и медицинские познания, говорят, скажем, такие факты: некий медицинский рецепт якобы нашли в ковчежце под ногами бога Анубиса в Сехеме (Летополе), при его величестве царе Усафае. Другая книга благодаря таинственным действиям богини попала в руки главного чтеца храма. «Земля тогда была во мраке, но луна осветила лучами книгу. Ее принесли как чудо царю Верхнего и Нижнего Египта Хеопсу». Так же обнаружили 64?ю главу Книги мертвых – ее нашли в Гермополе, в храме, лежащей у ног великого бога Тота.

    Видимо, из страниц «Книги Тота» родилась магическая колода карт Тарот, излюбленное средство средневековых оккультистов и гадалок. Знатоки эзотеризма утверждают, что таинственная «Книга Тота» представляет собой колоду Тарот из Богемии. В ней 78 листов с разными диковинными изображениями, включая сценки из жизни египетских богов. Другие считают, что великая «Книга Тота», являвшаяся «ключом к бессмертию», была утеряна. Хотя иные говорят, что все же удалось спасти драгоценные знания, и они по-прежнему передаются от мага к магу, минуя профанов и непосвященных. Тота и Гермеса Трисмегиста именовали «Трижды Величайший». Его считали величайшим среди философов, величайшим из жрецов и величайшим из царей. И еще один показательный эпитет Тота: «Первый Интеллигент».

    Небольшую группу жрецов, писцов, фараонов, купцов можно назвать «грамотными» или «посвященными», т. е. умеющими читать и писать. Жрецы считались носителями высших знаний. Отдельную группу составляли маги. Они могли предсказать будущее и якобы даже вернуть жизнь умершему. Подобные люди считались в Египте чародеями и носили особый титул – «человек-амулет».

    Возможно, под именем Тота или Гермеса Трисмегиста выступало целое сообщество писателей и ученых древности. Дж. Браун отмечал в «Истории химии»: «Оставляя позади халдейский и ранний египетский периоды, о которых у нас нет письменных свидетельств и из которых до нас не дошло имен химиков или философов, мы приближаемся сейчас к историческому периоду, когда книги стали писаться не на пергаменте или бумаге, а на папирусе. Целый ряд ранних египетских книг приписывается Гермесу Трисмегисту, который, может быть, был настоящим ученым или же персонификацией многих поколений писателей… Он идентифицировался греками как бог Гермес и египтянами как Тот или Тути, бог луны, и рисовался в древности как человек с головою ибиса, увенчанный серпом луны. Египтяне считали его богом мудрости, письма и летописи. Вследствие огромного уважения, которое питали старые алхимики к Гермесу, химические сочинения назывались «герметическими»… Мы обнаруживаем тот же корень в герметической медицине у Парацельса и в герметическом масонстве средних веков». Слава его дошла до нас.

    Расклад магической колоды карт Тарот


    В сегодняшней России иные, пытаясь обрести не только «истинные знания», но и установить «передовое сознание XXI века», также обращаются к писаниям Гермеса Трисмегиста. Они утверждают, что Свет сегодня идет не с Востока. «Духовный Свет проливается через Северные Врата», из зоны Северного полюса. Объясняют они свои построения тем, что якобы с севером были в далеком прошлом связаны легендарные земли, гора Меру и первая цивилизация таинственной Гипербореи. Заманчиво, но туманно звучит мысль: «Первая истинно духовная цивилизация истинно духовной расы, населявшая северные земли, принесла и подарила людям Свет».

    Молодое человечество жадно впитывало в себя новое знание. «Касты ученые или высшие принимали знание со всеми его символами, потому что символы, соединявшиеся в целый и полный миф, дают мысли прочность и неизменность; они – говоренное письмо, имеющее жизненную силу, чуждую самой мысли, но вспомогательную для нее; они – замена грамоте писаной». Видимо, не стоит недооценивать уровень грамотности жителей Древнего Египта. Особенно если принять во внимание груды документов, которые дошли до нас из глубин тысячелетий. Эти горы высотой в 20–70 метров, которые арабы называли «ком», существовали едва ли не в каждом поселке. Они и стали в наше время главным местом находок папируса.

    Надпись Аменемхета III


    Древнее общество, как и наше, не могло обойтись без чиновников. Обществу требовался довольно многочисленный класс «грамотеев», который мог вести и содержать в должном порядке документацию. Писцы составляли всевозможные письма, жалобы, разного рода прошения типа «Пожалей меня, бедного (умеренного)» и т. п. Отец приучал сына уважать труд писца: «Я постиг тяжелый физический труд – отдал сердце буквам. Я также любуюсь человеком, который свободен от физического труда, поистине нет ничего более ценного, чем буквы». В ходу у древних египтян были такие выражения, как: «Лишь письмена имеют память!», или наставления: «Люби писания и ненавидь пляски… День пиши и читай ночью». Писцы пользовались авторитетом. Карьера их привлекательна в первую очередь для «разночинной интеллигенции». В стихотворении «Прославление писца» есть строки:

    Мудрые писцы
    Времен преемников самих богов,
    Предрекавшие будущее,
    Их имена сохранятся навеки.
    Они ушли, завершив свое время,
    Позабыты все их близкие.
    Они не строили себе пирамид из меди
    И надгробий из бронзы.
    Не оставили после себя наследников,
    Детей, сохранивших их имена.
    Но они оставили свое наследство
    в писаниях,
    В поучениях, сделанных ими.
    Писания становились их жрецами,
    А палетка для письма – их сыном.
    Их пирамиды – книги поучений,
    Их дитя – тростниковое перо,
    Их супруга – поверхность камня.
    И большие и малые —
    Все их дети,
    Потому что писец – их глава.

    Со временем и важные сановники Египта, обладавшие высокими званиями, не гнушались скромным званием писца… На печатях времени II царского дома «писец» встречается в качестве должностного звания владельца печати (а это – символ власти). Высшие писцовые школы назывались «Дом жизни» (перанх), являясь местом средоточия ученых, жрецов, мудрецов. Тут составлялись «Анналы» фараонов и храмов, фиксировались научные открытия и изобретения (тайнопись и криптография), хранились и переписывались старинные папирусы. Развалины такого Дома жизни были обнаружены в столице фараона Эхнатона. Знания имели культовый или прикладной характер. В Египте технические и научные знания входили в программу специального образования писца. Математические знания применялись при обработке земли, изучении карты звездного неба, определении времен года. Аменехмет I установил границы номов на основании того, что нашел в книгах и древних писаниях. Найденные при раскопках пирамид рисунки указывают на использование знаний при обмере земель, создании карт. Со временем некоторые писцы стали высшими должностными лицами, даже фараонами. Как правило, все они были состоятельными людьми. Скажем, писец сокровищницы Джхутинефер, живший при фараоне Аменхотепе II, как отмечают, построил себе двухэтажный дом, в подвале которого была ткацкая мастерская и хлебопекарня. Потолок первого этажа имел в высоту около трех метров. Тут находилась прихожая с двумя колоннами и более высокий центральный зал с окнами под потолком. В помещениях второго этажа также были колонны, на крыше были амбары и хранилища.

    Кольца-печати, написанные именами Аменхотепа III и его супруги Тийи


    Писцы в Древнем Египте составляли умственную элиту, так сказать, тогдашнюю египетскую «интеллигенцию». Хотя не все согласятся с подобным определением роли писцов Египта. Скажем, историк Ковельман утверждал: «Положим, уже писцы Древнего Египта несли свою образованность как знак касты, как высшее достоинство, дающее право на презрение к профанам. Но не было у них стремления светить и просвещать, воспитывать народ даже вопреки его воле. Не было того, что в новое время назвали долгом интеллигенции перед народом. Конечно, искать у деятелей второй софистики четкую концепцию такого долга было бы недопустимой модернизацией». И все же полагаю, в Египте имелись ростки думающей элиты, которая возникла задолго до появления культуры греков и римлян.

    Фигура египетского писца


    Как бы там ни было, эта прослойка стала привилегированной группой. По словам автора одной древней сатиры о ремеслах, должность писца была единственной без подчинения, ибо «писец сам руководит другими, а также освобожден от всяческих лишних повинностей и защищен от всякой работы». Фактически в Египте он же являлся важным чиновником, руководившим административно-хозяйственной деятельностью (строительством, сбором налогов, учет и т. д. и т. п.). Но чтобы представить воочию, как выглядел в жизни египетский писец, сходите в Пушкин-ский музей, где сможете увидеть фигуру писца Сен-Нефра (из собрания ГМИИ), с покоящимися на коленях руками. Можете сравнить его и с фигуркой из Лувра, имеюшей особенно рельефные портретные характеристики: выдающиеся скулы, разрез крепко сжатых губ, говорящих о суровом характере, пронзительный взгляд глаз со зрачками из горного хрусталя. Тут отчетливо выражены психологизм и внутренняя жизненная сила писцов (или их «ка»).

    Фигура египетского писца


    Учеба в Египте считалась чрезвычайно важным и ответственным делом. Процесс обучения шел при «прямом» покровительстве богов или близких к ним существ (жрецов). Учителя обращались к Тоту (Джехути). Вот как это представлено у Вал. Брюсова (в стихотворении «Египет»):

    Тот, владыка написанных слов,
    Тот, царящий над мудростью книг!
    Научи меня тайне письмен,
    Подскажи мне слова мудрецов.

    Аменхотеп в образе писца


    Как отмечалось, творец интеллектуальной жизни, владыка мудрости Тот выступал патроном писцов. Он обязан был поддерживать общественный порядок в стране («владыка правды», «царь правды»). Носитель справедливости и истины. Соответствующим образом находившиеся под его покровительством писцы должны были выполнять роль защитников правды и справедливости. В одном из поучений сказано: «Не свидетельствуй ложно, не обманывай кисть свою, чтобы навредить кому-либо». Хотя Тураев пишет, что «бог премудрости и правды Тот оказывал плохую услугу египетской культуре и справедливости» уже в силу того, что своим вмешательством «сводит этот нравственный элемент почти на нуль». Он учил покойника формулам, которые позволяли ему найти дорогу к сердцам судей. А может быть, к их кошелькам?! «Знание этих формул и имен судей делает нравственную чистоту излишней». Поразительно! Минули тысячелетия, сменились поколения судей, но характер «волшебных формул Фемиды» в ряде случаев остался почти неизменным.

    Писец Шери с семьей. XVIII династия (Аменхотеп II). Фивы


    Писец должен был научиться читать и писать без ошибок, их учили арифметике, геометрии, иностранным языкам, риторике, музыке. Затем он обязан был учить других подростков-учеников. В эпоху Среднего царства появляются в Египте и специальные ведомственные учебные заведения, которые стали целенаправленно готовить чиновников для административного аппарата. В качестве учебных материалов использовался ряд поучений, принадлежавших мудрым людям. К началу XII династии оформилась так называемая книга «Кэми», своеобразный компендиум школьных упражнений, служивший пособием на начальном этапе обучения. С его помощью египетские юноши овладевали азами грамотности. Коростовцев (вслед за Тураевым) говорит об утилитарном характере профессии египетского писца.

    Надпись иероглифами на каменной плите. Палермский камень


    По мнению О. Камнева, на начальном этапе обучения превалировали простые тексты, не обремененные высокой философией и строгими нравственными установками. Как мог древний педагог заинтересовать юношу образованием, которое воспринималось им скорее как тягота или мучение, если не пообещать получения благодаря образованию целого ряда преимуществ и свобод, да безбедной жизни, а не расписывать «высокие материи и прелести духовного развития». Подобные практические и жизненные интересы были ему куда ближе. О весомости статуса писца свидетельствует следующая поговорка: «Остается только быть писцом (скрибом), говорят мудрые, ибо скрибу достается все лучшее на этом свете». Должность писца передавалась по наследству, но ее можно было и заслужить, проявив немалое трудолюбие и обнаружив способности в учебе. Среди писцов были одаренные дети из незнатных семей. Образование для бедняка – единственная возможность проникнуть в привилегированные классы египетского общества. Такие социальные подвижки власть порой даже поощряла. О том, что писцы стали со временем привилегированным слоем, говорят и изображения в образе писцов самых знаменитых и влиятельных людей государства – жрецов, фараонов и даже богов.

    Жрец и визирь со свитком папируса на коленях


    Сначала письмена высекали на камне, затем в качестве писчего материала использовали глину, а позднее, за 2800 лет до н. э., стали применять папирус (cyperus papyrus). Это растение из семейства осоковых, ранее обильно произрастало в болотистых районах Нижнего Египта. Папирус употреблялся не только в качестве писчего материала, но и в пищу (его ели в сыром, вареном или печеном виде). Писали египтяне деревянным резцом сначала на глиняных плитках и обжигали их, дабы записи были долговечнее, а затем на папирусе, который, как скажет поэт, стал для них «тетрадкой, альбомом и блокнотом художникам, поэтам и звездочетам»… Папирус стал эмблемой Нижнего Египта, как лотос – эмблемой Верхнего Египта. Из папируса также делали лодки, из его коры плели паруса, рогожи, подстилки, одежду, канаты, а из корней делали разного рода утварь. Корень папируса шел и в кузницы – из древесины изготовляли уголь, необходимый для горнов.

    Процесс изготовления писчего материала был таков… Сердцевину стебля растения разрезали и расстилали, лист прессовали и шлифовали. Несколько листов склеивали в длинную ленту, а затем скатывали ее в рулон. На нем плотными колонками писались тексты. Писали текст, держа свитки на коленях, или стоя, держа папирус в левой руке. Писчие принадлежности хранились в сундучках или ларцах, украшенных инкрустациями из слоновой кости. Пергаментные и папирусные свитки держали в особых шкафах. Их связывали в пачки и, запечатав, укладывали в особые кожаные сумки.

    Папирусы являются бесценными свидетелями событий тех давних лет. Основную часть информации о Древнем Египте получали из папирусов, найденных в районах мусорных куч (высотой до 12 м), в районе города Оксиринха, «города папирусов», что в 400 км от Александрии, между Нилом и Западной пустыней. Тут нашли больше папирусов, чем где-либо еще в Египте. В 1897 году тут вели работы Б. Гренфелл и А. Хэнт. В дальнейшем к поиску папирусов подключились и другие исследователи (Э. Пистелли, Э. Бреччой, Ф. Питри). До нас дошли немало документов на папирусах, что ныне хранятся в Каирском и других музеях. Поэтому поиски их ведутся с неослабной интенсивностью. Заслуга расшифровки иероглифов принадлежит англичанину Т. Янгу и французу Ф. Шампольону. Они почти одновременно стали изучать их, но француз был удачливее. Когда в 1799 году капитан французской армии Бушар нашел знаменитый «розеттский камень», он и не предполагал, что в нем лежит ключ к разгадке тайны. Плита из черного базальта (находится в Британском музее), как выяснилось, содержала часть священного декрета в честь Птолемея Епифана. В ней говорилось: «Этот декрет, выбитый на твердых каменных плитах в трех видах письма – иероглифическом, демотическом и греческом, должен быть выставлен во всех больших храмах Египта».

    В?Институте папируса


    Казалось, тайна изготовления папируса утеряна. Когда его пытались воспроизвести современники, пользуясь древними описаниями и инструкциями, вместо подлинного папируса получались грубые подделки. Заслуга возвращения искусства изготовления папируса принадлежит Хасану Рагабу. В прошлом офицер, член организации «Свободные офицеры», затем дипломат, он решил посвятить жизнь раскрытию тайны предков. Поискам и трудам он отдал все свои (и родных) средства. Сколько дней и бессонных ночей провел в изысканиях – не перечесть… Когда покидала надежда, он упорно повторял поговорку: «Ассабр гамиль» («Терпение прекрасно»). Наконец Хасан достиг своего – выяснил секрет папируса. Оказывается, при его изготовлении клей вовсе не применялся. Полоская стебли в нильской воде, египтяне использовали природные свойства сахарного сока. Тот скреплял намертво части папируса, делая бумагу гибкой и надежной для письма.

    После этого открытия древний папирус получил «официальный статус» в Египте. На нем уже в наше время стали печатать дипломы египетских научных учреждений, приглашения на важные и престижные приемы, изысканные визитные карточки. Домик Хасана Рагаба на Ниле, где произошло «новое рождение» папируса, превратился в Институт папируса. Сегодня есть и специальные музеи папируса.


    Палетка (паллета) фараона Нармера: лицевая и оборотная стороны


    Несколько слов о тогдашней технике и средствах письма. Напомню, древние народы в качестве писчего материала часто использовали глину. Они писали с помощью тростниковых палочек, а затем металлическими стержнями. Техника письма становилась совершеннее. Количество букв сократилось. В Египте существовали различные типы иероглифов. Одни относились к эпиграфической или монументальной группе, другие – к разряду рукописных иероглифов. Первые скульптор и художник обычно использовали в монументальных произведениях по камню и дереву. Недаром храмы, внутренние помещения пирамид ученые порой называют «гигантскими каменными книгами». Действительно, художники задействовали все доступные им поверхности (архитравы, колонны, основания, пилоны, плиты и стены), чтобы покрыть их различного рода рисунками или письменами. Кстати говоря, словосочетание «палитра художников» произошло от египетской «паллеты». Для исследователей культуры они представляют особую ценность, так как ни одна иная система письма не позволяла столь наглядно проследить историю ее становления и развития как иероглифическое письмо египтян. Обычно египетское письмо включало до 700 знаков.

    Такого рода монументальное письмо сохранялось до III века н. э. С его помощью писцы заносили священные и религиозные тексты на свитки папируса, кожаные и деревянные поверхности. Раскопки некрополя в Саккара показали, что папирус как писчий материал существовал уже в эпоху Раннего царства, то есть еще до I династии. В деревянных шкатулках нашли готовые к употреблению в качестве писчей бумаги рулоны папируса. Минули тысячелетия, прежде чем (в конце II в. до н. э.) на смену папирусу пришел пергамен. Самый большой из дошедших до нас свитков – «папирус Харриса» имел в длину 40,5 метра, в ширину – 64,25 см (1200 г. до н. э.), и хранится в Британском музее. Были более крупные свитки. Свиток с поэмами Гомера «Илиада» и «Одиссея» достигал в длину 150 м, а свиток «Истории Пелопоннесской войны» Фукидида – 801 м.

    Исчерпывающее представление о письменных инструментах того периода дали находки в гробнице Тутанхамона. В сокровищнице фараона найдена палетка для письма. Здесь же находились и другие письменные принадлежности. На одной палетке (с красками и тростниковыми перьями – каламами) было начертано имя царя. В письменный набор, обитый листовым золотом, входили: футляр-пенал для тростниковых перьев, выполненный в виде колонны с капителью из стилизованных листьев пальмы, инструмент из слоновой кости, служивший для разглаживания папируса. Все это ныне можно увидеть в музее. Известна и так называемая палетка Нармера (Менеса), имевшая церемониальное значение. Кстати, никто в мире (кроме египтян) так и не додумался обожествить письменный прибор.

    «Если бы когда-нибудь за наше воспитание, – писал И. Кант, – взялось существо высшего порядка, тогда действительно увидели бы, что может выйти из человека». Похоже, что тогда большой разницы между образованием и воспитанием не видели. С эпохи Древнего царства нет и специальных терминов, различающих оба эти понятия. Воспитание давалось с трудом, и даже обращение к Тоту не всегда помогало. Учителя прибегали к более веским аргументам – для научения уму-разуму не жалели палок. Слово «обучение» нередко было синонимом «человека с палкой» («рука с палкой»). Писец Аменемопе вдалбливает ученикам в голову одну доходчивую мысль: «Не проводи ни одного дня в безделье, иначе буду бить тебя. Уши юноши на спине его, и он внемлет, когда бьют его. Пусть внемлет сердце твое тому, что сказал я, – будет это полезно тебе. Обучают же обезьян танцам, объезжают лошадей, помещают коршуна в гнездо и за крылья ловят сокола. Будь настойчив в получении советов! Не ленись! Пиши! Не поддавайся и пресыщению (письмом), отдай ему сердце и внимай словам! Найдешь ты их полезными». Другой писец, доказывая ученику важность работы с папирусом, уверяет, что общение с источником знаний приятнее хлеба и пива, важнее, чем наследство, почетнее возведения после смерти гробницы.

    Писец Небмертуф и бог мудрости Тот


    Увы, не всегда даже пламенные увещевания оказывались эффективными. Молодежь относилась к учебе с прохладцей. Многое зависело от ума и воспитания учеников в семье. Богатые и знатные относились к учебе основательно и серьезно. Диодор сообщал, что в Египте лишь дети жрецов получали настоящее образование, тогда как основная масса народа, как правило, так и оставалась неграмотной и невежественной. Полагаем, что его словам вполне можно доверять.

    Знания требовались всюду: от прокладки дорог и строительства каналов и пирамид до хозяйственных экспедиций, целью которых была добыча полезных ископаемых. Масштабы работ были таковы, что поневоле приходилось привлекать также людей неопытных, неумелых, а то и просто неграмотных. В помощь таким работникам были прописи, слепки с особенно часто используемыми написаниями (сделанные с образцов, выполненных опытными мастерами). Такие прописи с именами и званиями солнца, царя или царицы (своего рода трафареты) были найдены в разных местах. Больше всего их обнаружено во дворцах жрецов или фараонов. Рядом – остатки снесенных впоследствии жилищ, видимо строительных рабочих. В одном египетском изречении поучительно рекомендуется: «Советуйся с невежественными, как со знающим».

    Знающих людей все же выделяли. К примеру, в другом поучении сказано: «Сделают все, что ты скажешь, если ты будешь знающим. Тогда и все, что ты скажешь, будет прекрасным». К услугам «интеллигенции» были библиотеки и книжные дома. Одна из гробниц в Египте упоминает имя сановника времен VI династии, называя его «заведующим книжным домом».

    Богиня Исида, фараон Рамсес III и его умерший от эпидемии сын


    Значительны заслуги древних египтян в развитии наук. Они создали систему исчисления, близкую к десятичной, выработали специальные знаки-числа: 1 (вертикальная черта), 10 (знак скобы или подковы), 100 (знак закрученной веревки), 1000 (изображение стебля лотоса), 10 000 (поднятый человеческий палец), 100 000 (изображение головастика), 1 000 000 (фигурка сидящего на корточках божества с поднятыми руками). Умели производить сложение, вычитание, умножение и деление. Год у них не всегда соответствовал 365 дням, ибо имелись три различные календарные системы.

    Славились они и врачебным искусством. Врачи исследовали тело и состав тканей человека. Практика бальзамирования трупов стала главным источником знаний о строении тела. Это потребовало разработки нужных реактивов, позволявших сохранять тело. Результат налицо: трупы захороненных много тысячелетий тому назад прекрасно сохранились. По ним ныне исследуют состояние их здоровья или определяют характер болезни. Древнейшие медицинские трактаты египтян до нас не дошли. Среди 10 основных врачебных папирусов (с более ранних трактатов) старейший датируется примерно 1800 годом до н. э. Папирус Эберса (свиток длиной в 20,5 м) и папирус Эдвина Смита (длиной в 5 м) по сути представляют собой медицинские энциклопедии древнего мира. Одни разделы посвящены ведению родов, другие – лечению животных. Жрец Манефон упоминает трактат Атотиса (второй царь I династии), рассказывающий о строении тела человека. Есть и иные документы.

    Для египетской медицины была характерна узкая специализация. «Каждый врач, – отмечал Геродот, – излечивает только одну болезнь. Поэтому у них полно врачей, одни лечат глаза, другие – голову, третьи – зубы, четвертые – желудок, пятые – внутренние болезни». Врачи знали и применяли разные методы лечения и могли излечить примерно сотню болезней. Основы врачевания, как утверждают, заложены самой богиней Исидой. Римский врач-фармацевт Гален упоминает лекарства с именем Исиды. Среди известных врачей славился уже упомянутый нами ранее Имхотеп, автор древнейшего медицинского папируса (увы, несохранившегося). Египтяне заложили и основы химии. Некоторые считают, что название этой науки (химия) произошло от древнего названия Египта – «Кемет».

    Косметические ложечки. Лейденский и Каирский музеи


    Знания египтян в области анатомии и медицины были выше, чем в Месопотамии и других странах, где трупы не подвергали вскрытию. Вскрытие позволяло им подробно изучить внутренние органы человека – сердце, почки, кишечник, сосуды, мышцы. О роли сердца в папирусе Эберса сказано: «Начало тайн врача – знание хода сердца, от которого идут сосуды ко всем членам, ибо всякий врач, всякий жрец богини Сохмет, всякий заклинатель, касаясь головы, затылка, рук, ладони, ног, – везде касается сердца: от него направлены сосуды к каждому члену…» В папирусе, найденном Э. Смитом в 1862 году, говорится о хирургической обработке ран и переломов. Египтянам принадлежит первое медицинское описание мозга. Четыре тысячелетия назад им была известна диагностика болезней по пульсу. Они же изобрели клизмы.

    К первому роду болезней (естественных) египтяне относили болезни, вызванные приемом нездоровой и плохой пищи, неблагоприятными климатическими и погодными факторами или воздействиями кишечных паразитов. Ко вторым (неестественным) – последствия вселения в организм злых духов умерших. Первый тип болезней они старались лечить лекарствами, рвотными, клистирами. Вторые лечили с помощью ритуальных смесей, магических процедур или лекарств. Способы иных нынешних целителей, снимающих сглаз или порчу, чья реклама не сходит с телевидения, вряд ли чем-то серьезно отличаются. Хотя часто и египетские врачи оказывались бессильны перед болезнью. Тогда души мертвых незамедлительно отправлялись в царство Исиды.

    Египтяне создали и косметику. В Египте, как вообще на Востоке, особо ценились душистые ароматические вещества. Ими смазывают, умащивают кожу и волосы как женщины, так и мужчины, что естественно для стран с жарким и сухим климатом, где всегда ощущается нехватка воды. Диоскурид описал метод изготовления масла из лилий. По его словам, египтяне делали его лучше, чем кто-либо другой в древнем мире. Описание ароматических веществ были даны Феофрастом, Плинием, Афинеем. Их относили к числу наилучших и самых дорогих. В состав одного из таких благовоний входили мирра и корица. Немалым их достоинством была долговечность. Некий парфюмер продержал в своей лавке египетские благовония в течение восьми лет. После этого они все еще были в хорошем состоянии и даже лучше свежих. По словам Плиния, Египет в то время был самой подходящей страной для производства подобных благовоний, притираний или различного рода мазей. Ароматные вещества разбрызгивали или наносили на тело с помощью разного рода косметических ложечек.

    Папирус Эберса дает список лекарств для разглаживания морщин, удаления родинок, окраски волос и бровей, роста волос. Для защиты от палящего солнца египтяне обводили глаза зеленой пастой, содержащей сурьму и жир. Женщины румянили щеки, красили губы, а глазам придавали миндалевидную форму. Видимо, египтяне первыми ввели и обычай ношения парика. Геродот писал: «Обрезают волосы и носят парики, чтобы избежать вшей… ради чистоты, предпочитая быть опрятными, нежели красивыми». Мылись они два раза в день и дважды за ночь. Гинекологический раздел приводил сведения о распознавании сроков беременности, говорил, как узнать пол будущего ребенка, называл женщин, способных или неспособных к деторождению. Хотя о родах и технике акушерства там ничего не было сказано. Пол будущего ребенка определялся так: надо было смочить мочой беременной женщины зерна ячменя и пшеницы. Если первой затем прорастала пшеница – рождалась девочка, если же ячмень – мальчик (Берлинский и Кахунский папирусы). Интересно, что в США провели научные испытания этой древней методы и якобы получили статистически значимое подтверждение ее эффективности.

    Медицинские знания безусловно ценились в тогдашней ойкумене. Царь Кир II просил у фараона Амасиса прислать ему лучшего в Египте глазного врача. Гомер в «Одиссее» писал о врачебных талантах египтян: «Каждый в народе там врач, превышающий знаньем глубоким прочих людей, поелику там все из Пеонова рода». Фармацевты давали рецепты в виде поэтических образов-символов. Случалось и такое.

    Интерес к медицине Древнего Египта с годами обрел практический смысл. Профессор-фармаколог У. Истис (из США) сумел проштудировать 1350 рецептов и медицинских предписаний древних. Ингредиенты, которыми пользовались египтяне, весьма разнообразны. Треть из них была высокоэффективна: в том числе прекрасные бактерицидные мази, противозачаточные средства, приготовляемые из фекалий крокодила, кислого молока или смолы акации. Для своего времени это были, видимо, неплохие средства: «Ручаюсь, что это действенное средство». Во всяком случае, греки считали египтян основателями «предупредительной» медицины.

    Пирамиды и храмы – молчаливые стражи Египта

    Дабы увековечить во времени память о себе, фараоны воздвигали пирамиды. Некоторые полагают, что технику строительства пирамид египтяне могли заимствовать в Месопотамии (зиккураты). Однако Геродот ставит эти сооружения особняком, говоря: пирамиды самое достопримечательное и диковинное из того, что есть в Египте, сравнительно с тем, что встречается в других странах. Их удел «стоять вечно и вековечно» (как говорили в Египте). Порою кажется: словно пришельцы из космоса, они призваны наблюдать за всем, что происходит на Земле. Гумилев в стихотворении «Египет» писал:

    Как картинка из книжки старинной,
    Услаждавшей мои вечера,
    Изумрудные эти равнины
    И раскидистых пальм веера.
    И каналы, каналы, каналы,
    Что несутся вдоль глиняных стен,
    Орошая Дамьетские скалы
    Розоватыми брызгами пен.
    И такие смешные верблюды,
    С телом рыб и с головками змей,
    Как огромные, древние чуда
    Из глубин пышноцветных морей.
    Вот каким ты увидишь Египет
    В час божественный трижды, когда
    Солнцем день человеческий выпит
    И, колдуя, дымится вода.
    К отдаленным платанам цветущим
    Ты приходишь, как шел до тебя
    Здесь мудрец, говоря с Присносущим,
    Птиц и звезды навек полюбя.
    То вода ли шумит безмятежно
    Между мельничных тяжких колес
    Или Апис мычит белоснежный,
    Окровавленный цепью из роз?
    Это лик благосклонной Изиды
    Иль мерцанье встающей луны?
    Но опомнись! Растут пирамиды
    Пред тобою, черны и страшны.
    На седые от мха их уступы
    Ночевать прилетают орлы,
    А в глубинах покоятся трупы,
    Незнакомые с тленьем, средь мглы.
    Сфинкс улегся на страже святыни
    И с улыбкой глядит с высоты,
    Ожидая гостей из пустыни,
    О которой не ведаешь ты…

    Возраст пирамид в Гизе (Хеопса, Хефрена, Микерина) составляет 4,5 тысячи лет. Хотя многие из величественных сооружений Египта датировать невозможно, ибо на них нет надписей. Безмолвные стражи времен. Перед ними невольно ощущаешь всю ничтожность бытия. Пословица гласит: «Человек страшится времени, время страшится пирамид». Эти грандиозные сооружения возникли в эпоху Древнего царства (3000 – около 2300 г. до н. э.).

    Общий вид пирамид в Гизе. Реконструкция


    Первая из них, 60?метровая ступенчатая пирамида Джосера, находится к югу от Каира, в Саккара. Она принадлежала фараону III династии, основателю Древнего царства Джосеру. Этот некрополь, протянувшийся на 8 км, самый большой в Египте. Тут представлены все основные династии: от I – и до эпохи Птолемеев и времени правления персов. В центре некрополя – погребальный ансамбль Джосера (Зосера), основателя III династии. Ее создавал главный визирь фараона – Имхотеп. Он прославился как первый строитель каменных зданий и обладатель глубоких медицинских познаний. Впоследствии его обожествили как сына бога Птаха. К лику богов он был причислен века спустя как «бог медицины». Греки обожествили его две тысячи лет спустя под именем Асклепия. Самая величественная пирамида построена по приказу второго царя, Хеопса (Хуфу). Ее создание приписывают Хеопсу на основании обнаруженного в ней картуша («патрон», «кассета»), на котором написано его имя (или слово «Кем» – древнее название Египта). Эта 146?метровая громада сложена из 2 млн 300 тыс. каменных глыб, площадь ее основания – 5 га. Рядом с ней высятся заметно уступающие ей пирамиды фараонов Хефрена и Микерина.

    Схематический разрез пирамиды Хеопса


    Камни для них добывали в Восточной пустыне, переправляли через Нил и тащили к Ливийскому плоскогорью, на место сооружения пирамид. Внешняя часть пирамид была облицована плитами из белого известняка. Их полировали до зеркального блеска. На солнце или при лунном свете пирамида Хеопса сверкала, как огромный светящийся изнутри кристалл. Помимо наиболее известных пирамид было немало и других, не столь знаменитых. Одна, приписываемая наследнику Джосера, царю по имени Сехемхет, была открыта и раскопана в 1953–1954 годах. Незаконченная пирамида имела подземные галереи и кладовые (120 кладовых!), где найдены кувшины, золотые браслеты, а также пустой саркофаг. Такие незаконченные гробницы встречаются и близ Завайет-эль-Ариан, в районе Гизы. Там также обнаружены пустые саркофаги. Может, их готовили для себя фараоны и видные чиновники, которые умерли раньше, чем сооружения завершили, и остались лишь руины?

    Внутри пирамиды – саркофаг, это последнее пристанище фараона. После смерти фараона останки его помещали в герметические сосуды (канопы). Его «ка» – двойник, душа, второе Я – устремлялось тогда на вершину пирамиды, где ее поджидал бог солнца Ра. 10 лет шло строительство дороги. 20 лет воздвигали пирамиду. Геродот писал о 100 тыс. строителях. Диодор говорит, что над сооружением Хеопсовой пирамиды трудилось 360 тыс. человек. Ныне называют более скромные цифры – 36 тысяч или даже 20 тысяч. В любом случае для создания таких пирамид, дворцов, храмов, каналов нужны были тысячи рабочих рук.

    Вид на пирамиду в Медуме


    Известный российский писатель А. Радищев говорил: «Мы дивимся и ныне еще огромности египетских зданий. Неуподобительные пирамиды чрез долгое время доказывать будут смелое в созидании египтян зодчество. Но для чего сии столь нелепые кучи камней были уготованы? На погребение надменных фараонов. Кичливые сии властители, жаждая бессмертия, и по кончине хотели отличествовати внешностию своею от народа своего. Итак, огромность зданий, бесполезных обществу, суть явные доказательства его порабощения. В остатках погибших градов, где общее блаженство некогда водворялось, обрящем развалины училищ, больниц, гостиниц, водоводов, позорищ и тому подобных зданий; во градах же, где известнее было я, а не мы, находим остатки великолепных царских чертогов, пространных конюшен, жилища зверей. Сравните то и другое; выбор наш не будет затруднителен». Вольнодумец Чаадаев, говоря о колоссах Нила, также задавался вопросом: к чему они, в чем их смысл? Арабские ученые Аль-Масуди и Альбумасар считали, что их создали для спасения людей «мудрые мужи перед потопом, предсказавшие кару небес – водой и огнем, вследствие которой будет уничтожено все живое, построили в Верхнем Египте на вершинах гор множество пирамид из камня, дабы найти в них спасение от грозящей катастрофы». Что же касается египтян, те полагали, что пирамиды – хранилища тел и душ умерших, откуда те должны вознестись на небо.

    Храмы в Древней Мексике


    Русский путешественник А.С. Норов, посетивший Египет в 1834–1835 годах, заявлял: едва верится, что все это сделано руками человеческими. Однако их создали люди. Как их строили? Мнения на сей счет у всех разные. Геродот считал, что блоки поднимали с уступа на уступ с помощью деревянных машин. Диодор Сицилийский полагал, что их волокли по земляным насыпям. Грандиозные творения древности создавались прежде всего усилиями рабов и бедняков, с помощью палки и кнута. Одна из поговорок Египта гласит: «У человека есть спина и слушается она только побоев». Масперо пишет: «Палкой сооружены пирамиды, прорыты каналы, одержаны победы; это она возводит теперь храм Аммона и помогает ремесленникам всех отраслей изготовлять эти холсты, драгоценные украшения, роскошную мебель, которые составляют богатство Египта и оспариваются иностранцами за самые высокие цены на рынкх Азии, Африки и далекой Европы. Она так прочно укоренилась в повседневном обиходе, что с ней свыклись, как с неизбежным злом. Великие и малые – все равны перед ней, начиная с министров фараона, кончая последним из его рабов». Возможно ли, что история создания этих сложных сооружений имеет столь простой и примитивный ответ?!

    Древние храмы Тикаля в Латинской Америке


    Так что же они такое? Памятник гордости, человеческого тщеславия, жилище вечности или убежище неких сакральных знаний? По словам иных, слово «пирамида» произошло от слова «огонь», что означало символическое представление о Едином Божественном Пламени. Дж. Тейлор полагал, что слово «пирамида» означает «мера пшеницы». П. Смит предпочел коптское значение этого слова – «делимое на десять». В пирамиде видели даже символ секретной доктрины и институтов, предназначенных для ее распространения. «Великая Пирамида является воистину проповедью в камне. Величина Пирамиды подавляет человека. Среди текущих песков времени Пирамида стоит как олицетворение самой вечности. Кто были те просвещенные математики, спланировавшие пропорции, мастера ремесел, руководившие работами, искусные каменотесы, делавшие блоки из камней?» – восклицает М. Холл.

    Такие же пирамиды, как уже сказано, разбросаны по всей Центральной Мексике и в Перу. Близкие по форме, а главное, по духу сооружения встречаем и в Юго-Восточной Азии. Все это говорит, что у их создателей была, вероятно, и некая общая цель, а возможно, и общий исток.

    Ступенчатая пирамида Джосера (Зосера) в Саккара


    Пирамида была архетипом Священной Горы, высочайшего места Бога, которое находится посреди земли. Другие видели в пирамиде сказочный Олимп, предполагая, что ее подземные ходы соответствуют мрачным закоулкам Гадеса. Иные олицетворяли образ пирамиды со зданием Наук, коим присущи такие качества, как Молчание, Глубина, Разум, Истина. Египтяне ассоциировали Великую Пирамиду с Гермесом, богом мудрости и письма, с тем Божественным Просветителем, которому они поклонялись через планету Меркурий. В такой интерпретации она предстает не столько обсерваторией и гробницей, сколько неким Храмом Мистерий, служащим хранителем секретных истин, лежащих в основании всех искусств и наук, своеобразной эмблемой микрокосма и макрокосма. Известно, что пирамида Джосера строилась в несколько приемов. У пирамиды шесть ступеней, хотя мистическим числом у древних была цифра 7. Таково число известных тогда планет, символизировавших 7 сфер мира. Иные считают ее старейшей пирамидой, и не просто гробницей фараона, но религиозным символом, знанием, облаченным в камень. Архимандрит Порфирий Успенский, не раз совершавший деловые поездки на Восток (1843, 1845, 1858), написавший книгу «Путешествие по Египту и в монастыри», посетив ступенчатую пирамиду Джосера в Саккара, образно уподобил ее человеческой душе: «…Чувствование, воображение, память, разум, воля соответствует ступеням ее, а вера – ее поднебесной вершине. Пирамида отображает собою лучи солнца, а душа – есть образ и подобие отца светов. Пирамида – загадка: не то же ли и душа наша? Пирамида вековечна, душа бессмертна. Ту не взвесишь, и эта невесома. Та вся в лучах, и эта вся в мыслях и желаниях». Известно также, что египтяне видели в Душе-Ка двойника умершего человека.

    Монумент царице Хатшепсут в Карнаке


    Море догадок и версий возникало относительно того, что представляли собой на самом деле пирамиды. Были ли они гробницами, обителью покойных фараонов, которые считались живыми божествами? Если это так, то для чего понадобились столь чудовищные могильники, подобных которым нет в мире? К тому же во многих пирамидах обнаружены пустые саркофаги. Б. А. Тураев объяснял это тем, что пирамиды – ложные гробницы (кенотафы). Говорили и о том, что пирамиды являются своего рода сигнальными вышками, «маяками пустыни». После того как обнаружили пирамиду царицы Уэбтэн с позолоченной верхушкой, кое-кто выдвинул догадку, что таковыми были все пирамиды, служившие своего рода солнечным семафором для путешественников. Другие увидели в них «каменные учебники жреческой астрономии и геометрии». Кто-то считал, что пирамиды были убежищем от наводнений (этаким огромным каменным «Ноевым ковчегом»). Кто-то разглядел в них громоотводы. Наиболее распространенной была версия, по которой пирамиды – это не что иное, как зернохранилища («житницы фараона» или «житницы Иосифа»). Версия возникла в IV веке и стала особенно популярной в Средние века. Многие видели в них культовые сооружения сугубо религиозного характера.

    Дендерский зодиак


    Мы уже не говорим о поздних теориях, связывающих пирамиды с Атлантидой или с появлением космических пришельцев… Толчок к подобным догадкам дал еще грек Солон, побывавший в Египте около 590 года до н. э. и узнавший от египтян о существовании высокоразвитой цивилизации атлантов. Эту же линию рассуждений поддержал Платон, обучавшийся у египтян наукам и выражавший уверенность в том, что «в математике греки – младенцы против египтян» (395 г. до н. э.). Согласно «атлантической версии», египетская цивилизация зародилась вместе с гибелью атлантов в 36766 году до н. э., а затем продолжилась уже в послепотопный период (10500—57000 гг. до н. э.). В это верил и Г. Шлиман. Некоторые видят в пирамидах своего рода природные резонаторы… П. Колосимо выдвинул гипотезу, согласно которой во времена, когда климат тут был влажным и мягким, всюду росли густые леса, а пустынные земли Египта и Сахары были плодороднейшими почвами, пирамиды могли служить практическим целям – притягивали тучи и способствовали выпадению обильных дождевых осадков. Он говорит: «Независимо от трансцендентного, пирамиды имели также практическое назначение: создавать дождь. Видимые на сотни километров вокруг, они сияли в солнечных лучах. Первоначально они были облицованы плитами из белого, сильно блестящего полированного металла. Возможно, это было серебро, замененное потом каким-то другим сплавом, так как оно было в Египте очень дефицитным. Этот металл, смешанный с известковой массой, можно обнаружить и сегодня на стенах мечетей (особенно на стенах Каирской мечети), серебристо светящихся издалека. Египетские археологи полагают, что он, вероятно, похож на похищенные плиты облицовки пирамид. Тысячи лет стояли те памятники (которые в действительности старше, чем до сих пор считается) среди зелени в высококультурной, искусственно орошаемой и богатой урожаями стране… Страна была огромным единым цветущим садом, так как дожди можно было регулировать по мере надобности. Пирамиды должны были отражать и распределять лунный свет – изменять его таким образом, чтобы атмосфера насытилась и обогатилась влагой до такой степени, что дожди выпадали в определенные фазы Луны».

    Самое интересное в этом отрывке то, что в нем нет ничего удивительного. В засушливых частях пустыни Сахара обнаружены наскальные рисунки, изображающие буйство дикой природы (дикие заросли, воды, крупные животные и т. д.). Все указывает, что некогда климат в этих местах был совершенно иным – тропическим. В подобных условиях и пирамиды выглядят несколько иначе – как своего рода обсерватории, дома знаний, важные культовые и религиозные центры.

    К сожалению, египтяне не оставили «готовой повести о том, как строили пирамиды». Ю. Я. Перепелкин пишет: «Загадки пирамиды таковы, что для их разгадки надо понять как производственные возможности, так и общественный строй, государство и мышление того времени. Чудовищно громадны пирамиды и поразительно совершенна их кладка. Это, естественно, наводит на мысль, что производственные возможности Старого царства безмерно превосходили производственные возможности Раннего. Если это последнее жило в медно-каменном, точнее, медном веке с сильнейшими остатками каменного, то не вступил ли Египет времени пирамид уже в железный век? Кое-кому и в наши времена, как некогда «отцу истории», приходило на ум, что строители пользовались железными, а то и более прочными (стальными) орудиями». Да и другие исследователи отмечают, что уже в додинастическом Египте искусство и техника обработки камня были на высоком уровне и говорят о «виртуозности египетских камнеделов». Горы, окаймлявшие долину Нила, Восточная пустыня, а также Синайский полуостров снабжали страну всевозможными породами камней: известняк, песчаник, гранит, кварц, базальт, диорит, долерит, порфир, аметист, малахит, бирюза. Со временем явились нужные орудия, усовершенствовалась техника.

    Так строили пирамиды


    Фантастический размер самих пирамид невольно заставляет людей искать и фантастические способы их возведения. Поэтому пресса сразу же подхватывает любые «чудесные мотивы» их возведения. В США некий эмигрант построил огромный коралловый замок на побережье. Так как это не был замок Синей Бороды или какого-либо вурдалака, сооружением заинтересовались поздно. Выяснилось, что владелец строил замок из огромных глыб весом около 30 тонн, строил самостоятельно, в одиночку, не пользуясь никакой техникой. На месте стройки не нашли следов техники или каких-либо приспособлений, с помощью которых можно было бы поднимать и укладывать огромные глыбы. Нашлись очевидцы, утверждавшие, что будто бы видели, как блоки весом в несколько десятков тонн, как по мановению волшебной палочки, поднимались в воздух, словно пушинки, парили перед архитектором и опускались точно в нужное место. Все рабочие записи этой «чудо-стройки» автор уничтожил. Не осталось никаких следов и доказательств. Зная любовь американцев к чуду и рекламе, которые всегда приносят немалые деньги (скажем, для обитателей этих мест в связи с бумом туристов), мы не видим тут ничего чудесного. В целом подобные «необычные» истории, как и история с Лохнесским чудовищем, довольно распространенное явление в нынешнем мире.

    Внутренние проходы в пирамиде


    Американский инженер Буш выдвинул такую версию… Строители оснащали блоки с двух сторон сегментами, превращая их из прямоугольников в цилиндры. Однако поднятие на такую высоту блоков весом в 2,5 тонны (были блоки и до 15 т) и сегодня представляет труднейшую задачу. Хотя, скажем, египетский исследователь М. Гонейм приводит в книге «Потерянная пирамида» рассказ англичанина, ставшего свидетелем передвижения в Каирском музее гранитного колосса, весившего не менее сотни тонн. Рабочие проделали эту работу с филигранной точностью. И все же вопросов остается больше, чем ответов.

    Как египтянам удавалось с такой легкостью добывать самый твердый диорит для своих каноп, ведь они не знали ни алмазов, ни металлопластики, ни металлокерамики. Спектографы зафиксировали остатки меди в желобках диорита. Может, египтяне умели закалять медь до непостижимой прочности? «Опять Египет скрывает от нас свои тайны… которые, впрочем, вполне соответствуют древнему названию этой страны. Но, может быть, есть «другая» история Египта, а стало быть, и Фив?» – восклицает Хорхе Ангель Ливрага. Но может быть, как считает исследователь Фарук, сама природа пустыни (каменные холмы) подсказала египтянам форму создаваемых ими пирамид. Существуют же в пустыне так называемые земляные львы, что по форме очень напоминают легендарного Сфинкса.

    Маленькая пирамидка у гробницы богатого египтянина. Новое царство


    Каменные блоки каменотесы готовили тут же, прямо на месте стройки. И можно представить, сколь огромных усилий требовало подобное строительство. А. Коцейовский подсчитал, что более четверти всего здорового мужского населения Древнего Египта в течение 20 лет при царе Хеопсе, царствовавшем двадцать три года, то есть почти все время нахождения этого фараона у власти, должны были бы трудиться над сооружением его гробницы. Понятно, сколь негативно и даже губительно должна была отразиться эта повинность на экономической жизни страны. К тому же немногие рабочие жили рядом. Огромную массу строителей приходилось доставлять издалека. Любопытно, что даже вся египетская армия во время страшной войны Рамсеса II с хеттами едва ли была больше 20 тысяч человек. А тут сотни тысяч!

    Как можно объяснить такие чудовищные затраты? С логической точки зрения вряд ли это возможно. Ведь даже великие стройки коммунизма в СССР, выполненные с помощью рабского труда заключенных, не идут ни в какое сравнение с египетскими «циклопами». При создании первых у властей СССР был конкретный, может быть не всегда божественный, но предметный расчет. Страна создавала дороги, заводы, каналы, гидроэлектростанции – и это работало на благо народа! Поэтому даже безусловные противники советского строя не в состоянии оспорить очевидную пользу этих строек. Нынешние карлики выглядят жалко в сравнении с гигантами… Но какому тщеславию или высшему смыслу служили пирамиды?!

    И все же ученые до сих пор ломают голову над тем, как египтянам несколько тысяч лет тому назад при конструировании пирамид удалось добиться большей точности, нежели, скажем, при постройке нынешней Парижской обсерватории. Проходящий через Хеопсову пирамиду меридиан делит на две равные части поверхность моря и суши Земли. Широта, проходящая через центр пирамиды, также делит на две равные части весь земной шар (по количеству суши и воды). Таким образом выходило, что еще за 2500 лет до н. э. египтяне точно знали соотношение поверхности материков. Периметр пирамиды, разделенный на двойную высоту, дал и точное число p – с точностью до одной тысячной, а объем пирамиды, помноженный на удельный вес камня, из которого она была сделана, дал теоретический вес земного шара. Удивительных совпадений масса. Как объяснить, что пирамидальный дюйм (священная мера длины Египта) есть одна миллиардная часть орбиты Земли, пройденной ею за 24 часа? Не менее странно и то, что сей дюйм равен современному английскому дюйму, а эталон веса египтян в точности совпадает с весом английского фунта (453,59 г). Почему архаические единицы мер англичан в точности соответствуют «священным» единицам Древнего Египта? Невольно задумаешься над словами историка Аль-Масуди. Этот араб в X веке н. э. утверждал: пирамиды являются не только хранилищем древних знаний египтян, но содержат пророческие исторические предсказания. А Мензиес высказал предположение (1865), что если с помощью священного дюйма измерить внутренние покои главной пирамиды, можно обнаружить зашифрованные события прошлого и будущего. Якобы пирамида Хеопса содержит точную дату рождения Христа, а также дату его распятия, с чего, по его мнению, началась эпоха спасения человечества. Фантазии наслаивались одна на другую, и нет им ни конца ни края.

    Известно и то, что после того как строительство больших пирамид прекратилось, египтяне продолжали создавать более скромные их аналоги-символы. Об этом писали, со всеми прикрасами, историки Диодор и Плиний Старший. С ними связывали и странные события. Говорили, что Аполлоний из Тианы (Антихрист), обладавший поистине удивительными познаниями (понимал язык птиц и вообще все языки, не изучая их специально; видел на расстоянии и т. д.), был инициирован в тайну Египта именно в Великой Пирамиде, где висел на кресте до потери сознания, после чего был помещен в гробницу. Средневековые путники называли их «рукотворными горами». Одно ясно: они привлекали завоевателей, писателей, ученых.

    Наполеон в битве у египетских пирамид


    Их посещали известные люди: Цезарь, Клеопатра, Геродот, Платон. Во время египетского похода на пирамиды с изумлением взирал Наполеон. С дотошностью математика он даже подсчитал, что из глыб крупнейшей пирамиды можно было бы выстроить вокруг Франции стену высотой в 3 метра и толщиной в 30 сантиметров. Зайдя внутрь пирамиды, он вышел оттуда побледневшим и лишь произнес фразу: «Вы мне все равно не поверите!» А затем погрузился в тяжкие и долгие раздумья. Возможно, он задумался над словами египетского мудреца: «И гробницы превращаются в прах». Но если исчезают гробницы древних царей и мудрецов, как будто их не было вовсе, то уж не посетила ли императора тогда мысль о тщетности всех его завоевательных потуг? Пирамиды были свидетелями тщеславия иных мужей. На их вершине иные оставляли свои имена. Другие же, не утруждая себя подъемом, посылали на вершину слуг (Шатобриан). Тщеславие Наполеона имело под собой хотя бы рациональные, практические начала. В Египет он привез своих ученых во главе с Монге и Деноном. Последствием этого научного визита стал их выдающийся труд – «Описание Египта».

    Писатели Э. Володин, С. Лыкошин, В. Миронов у подножия пирамид


    С глубокой древности к ним устремлялись многие путешественники, чтобы подчеркнуть еще и еще раз величие этих каменных исполинов, рядом с которыми столь ничтожными кажемся мы, смертные. Греки, римляне, русские у их подножий вспоминают свою жизнь, своих родных и близких – или «горькие слезы роняя в скорби о былом», или устремляясь в мечтах к отдаленному будущему, которое будет столь же грандиозно и величественно.

    Наш мозг не в состоянии это уразуметь. Коцейовский объяснял сей феномен так: «Это объясняется тем, что все труды фараонов, все их заботы о своем заупокойном культе шли, в конце концов, на пользу не только их самих (фараонов), но также и их подданных: если этим последним и приходилось нести значительные тяготы, чтобы обеспечить своим властелинам вечное блаженство в потустороннем мире, то эти жертвы, эти лишения сторицею оплачивались как в настоящей, так и в загробной жизни. Только спустя много-много веков после смерти последних фараонов IV династии, когда великое египетское государство утратило навсегда свою самостоятельность и подпало под власть чужеземных государей, чуждых и ненавистных египетскому народу за свое презрение к его нравам и обычаям, за свое происхождение от презренных чужеземцев, не могла удерживаться в прежнем виде вера в божественность царской власти, хотя официальные надписи до самого падения язычества в Древнем Египте не перестают утверждать в стереотипных фразах, будто эта вера пребывала совершенно неизменной». Лишь много лет спустя греки записали рассказы египтян о жестокости Хеопса и Хефрена, о ненависти к ним народа. И тогда легенда превратила древних благочестивых царей в безбожников, в мучителей, что, видимо, были ниспосланы богами Египту в наказание за их грехи. Говорили, что ни Хеопсу, ни Хефрену так и не пришлось почивать в созданных им пирамидах, что будто бы они завещали близким похоронить их тела где-нибудь в уединенном месте, тайком от народа.

    Статуя фараона Хефрена из диорита с соколом Гором. Каир


    И все же нам кажется верным и философски глубоко значимым замечание египетского историка Захи Хавасса: «В каком-то смысле именно пирамиды построили Египет, а не наоборот, так как вокруг одного памятника происходило объединение и унификация всего государства». Взирая сегодня на эти каменные громады, понимаешь, что «народы мира рядом с древними египтянами – дети» (Розанов). Ведь и тысячелетия спустя великий труд египтян вызывает восхищение не только у инженеров, но и у путешественников. Вспомним опять же строки русского поэта Валерия Брюсова, посвященные этим циклопическим стройкам («Пирамиды»):

    В пустыне, где царственный Нил
    Купает ступени могил;
    Где, лаврам колышимым вторя,
    Бьют волны Эгейского моря;
    Где мир италийских полей
    Скрывает этрусских царей;
    И там, за чертой океана,
    В волшебных краях Юкатана,
    Во мгле мексиканских лесов, —
    Тревожа округлость холмов
    И радостных далей беспечные виды,
    Стоят Пирамиды…
    Из далей столетий пришли
    Ровесницы дряхлой Земли
    И встали, как символы, в мире!
    В них скрыто – и три, и четыре,
    И семь, и двенадцать: в них смысл
    Первичных, таинственных числ,
    И в знак, что одно на потребу,
    Чело их возносится к небу…
    Так ты неизменно стремись,
    Наш дух, в бесконечную высь!
    «Что горе и радость? успех и обиды? —
    Твердят пирамиды. —
    Все минет. Как льется вода,
    Исчезнут в веках города,
    Разрушатся стены и своды,
    Пройдут племена и народы;
    Но будет звучать наш завет
    Сквозь сонмы мятущихся лет!
    Что в нас, то навек неизменно.
    Все призрачно, бренно и тленно, —
    Песнь лиры, созданье резца.
    Но будем стоять до конца,
    Как истина под покрывалом Изиды,
    Лишь мы, пирамиды!..
    Народы! идя по земле,
    В сомнениях, в праве и зле,
    Живите божественной тайной!
    Вы связаны все не случайно
    В единую духом семью!
    Поймите же общность свою,
    Вы, индусы, греки, славяне,
    Романцы, туранцы, армяне,
    Семиты и все племена!
    Мы бросили вам семена.
    Когда ж всколосится посев Атлантиды?
    Мы ждем, Пирамиды!»

    Современный вид на пирамиды


    А. Кирхер писал в книге «Египетский Эдип» (1652), что ранее считал рассказы об Атлантиде баснями, но, изучив языки Востока, пришел к выводу, что в этой легенде сокрыта великая истина. Были ли они только ритуальными памятниками, предназначенными для прославления могущества фараонов Древнего Египта, служили ли тайными хранилищами сокровищ, знаний и орудий? Могли ли быть проектом плотины через Нил? Может быть, они играли роль ориентира для летательных аппаратов внеземных цивилизаций?! Высота пирамиды Хеопса, если ее умножить на миллиард, почти равна расстоянию от Земли до Солнца. Скрывает ли их чрево какие-то другие тайны?

    Воображаемое изображение Храма мистерий с «Залом знаний» атлантов


    Уже в наши дни американец Р. Хоглэнд, совместно с группой физиков и математиков, а также картографов из Пентагона, сделал дерзкий вывод, который заставил бы позеленеть от зависти барона Мюнхаузена. Сфотографированные на Марсе гигантские пирамиды и изображения человеческих лиц якобы имеют то же происхождение, что пирамиды и Сфинкс. А. Ф. Элфорд, автор книг «Боги нового тысячелетия» и «Чудесное решение», выдвинул в 1996 году сенсационную теорию, по которой Большая пирамида в Гизе является функциональной машиной – генератором энергии. Но самое интересное в его теории другое. Он говорит о «пропавшей цивилизации», создатели которой и построили пирамиду задолго до Хеопса. В интервью он заявил: «В общем, трудность моих тезисов в том, что религия египтян была основана на глубоком знании астрономии, имеющем отношение к происхождению нашей солнечной системы. Не буду вдаваться в детали, но я работал рядом с американским астрономом Томом Ван Флэндерном, который верит, что пояс астероидов – это остатки двух планет, которые взорвались в 1,6 AU и 2,8 AU от Солнца. И удивительно, но я нашел то же самое знание, зашифрованное в египетской религии и мифологии и даже в географическом расположении сакральных мест вдоль Нила. Сейчас моя теория заключается в том, что древние египтяне получили это знание как наследство, возможно, от той самой культуры, которая построила Большую пирамиду. Но важный вопрос: откуда пришло это фантастическое знание астрономии? Сегодня мы только исследуем вновь теорию взорванных планет, используя телескопы и космические зонды. Как это было исследовано прежде?» Фантазий и догадок, повторяю, масса. Американское движение «11,11» уверено: пирамиды скрывают в себе тайну Вселенной, евреи настаивают, что в недрах пирамид сокрыты свитки царя Давида. Иные утверждают, что памятники Гизы связаны невидимой нитью с некогда существовавшей Атлантидой и ее загадочным Залом Знаний. Поистине не только Древний Египет, но и мир, с его «развитой цивилизацией», по своему умственному уровню «приближается иногда к состоянию диких племен» (А. Морэ).

    Тайное помещение под пирамидой


    Однако во всех этих фантазиях и нагромождениях имеются и крупицы истинных чудес. В пирамидах и сегодня дышится столь же легко, как и на поверхности. Вентиляционные каналы, пробитые в толще скал пять тысяч лет назад, работают прекрасно. Кстати говоря, исследования НАСА показали, что пирамиды каким-то образом меняют ионизацию воздуха, в результате чего там возникает большое число отрицательно заряженных ионов, которые благотворно влияют на самочувствие человека и на его здоровье. Проводимые в разных странах эксперименты показали: внутри модели правильно сконструированной пирамиды возникает сильное магнитное поле, оказывающее мощное воздействие на все помещаемые там предметы – от семян пшеницы, воды и продуктов до камней, лечебных трав, изделий из стали, и даже человеческой плоти. При этом утверждалось, что помещенный в пирамиду человек якобы обретает телепатические способности и дар ясновидения. В книге А. Склярова «Цивилизация древних богов Египта» сделана попытка осмыслить некоторые тайны и загадки древних египетских пирамид с позиций естественнонаучных знаний (использование силы гравитации, способы перемещения грузов, обработка материалов и т. д.).

    Заупокойный храм фараона Сахура


    Но вернемся на твердую землю… Чтобы завоевать на свою сторону жрецов-священников, фараоны дарили самым крупным храмам земли и рабов. Фараон Тутмос III передал в храмы бога Амона в Фивах не менее 10 000 пленных. Вокруг пирамид создавались целые ансамбли, состоявшие из заупокойных храмов и гробниц придворных. Значение храмов в жизни Египта исключительно велико. Культ бога Амона (божества сокровенных сил) связан с возвышением Фив. Этот бог занял первенствующее положение среди других богов. В «Путешествии Унуамона» сказано: «Амон сотворил все земли, но землю египетскую – раньше других. И искусство вышло из нее, и учение, чтобы достигнуть места того, где я пребываю». Особенно возросла роль Амона-Ра после триумфа Фив, изгнания фиванскими фараонами захватчиков-гиксосов и объединения Египта под их главенством. Тогда-то Амон и стал общегосударственным богом. Ему посвящались многочисленные храмы… Карнакский и Луксорский храмы (эпоха Нового царства) были соединены трехкилометровой аллеей из 1500 сфинксов и роскошным садом (говорят, стены Луксорского храма некогда были покрыты золотом, а пол – серебром). При объединителе Египта Ментухотепе I созданы такие образцы храмовых построек, как заупокойный храм в Дейр эль-Бахри (на левом берегу Нила). В прошлом сооружения комплексов были связаны друг с другом дорогами и аллеями (Гиза). Их украшали стены с резьбой и зеленые насаждения.

    Усыпальница Ментухотепа I в Дейр эль-Бахри. Реконструкция


    К усыпальнице вела дорога, напоминающая большой современный проспект (в 1200 м длиной и 32 м шириной). Ее создателем был Иртисен, один из ведущих художников той эпохи (XXI в. до н. э.). Он известен как изобретатель особо прочных инкрустаций и прекрасный художник. Заупокойная плита Иртисена сохранила надпись, говорящую о его высоком мастерстве: «Я был художником, опытным в своем искусстве, превосходящим всех моими знаниями. Я умел (передать) движение фигуры мужчины, походку женщины, положение размахивающего мечом и свернувшуюся позу пораженного… выражение ужаса того, кто застигнут спящим, положение руки того, кто мечет копье, и согнутую спину бегущего. Я умел делать инкрустации, которые не горели от огня и не смывались водой. Никто не превосходил меня и моего старшего сына… Я видел творение его рук как начальника работ в каждом ценном камне, от серебра и золота до слоновой кости и эбенового дерева». В послании ощущается и гордость отца способностями своего сына.

    Слава фиванской династии достигла высот при Аменемхете III. При нем осуществлялись колоссальные ирригационные работы, возникли шлюзы в оазисе Файюм, был воздвигнут фантастический лабиринт, подробно описанный Страбоном. Лабиринт вместе с дворцом представлял собой огромный храм. В нем каждая из 42 областей Египта имела свои залы, где размещались статуи богов. В общих чертах это могло бы напоминать Выставку народного хозяйства и Дворец съездов в СССР. В лабиринте когда-то собирались правители номов, обсуждая свои текущие нужды. Затем в Египте воцарился Аменемхет IV, процарствовавший 10 лет. Последней же представительницей XII династии стала его сестра Себекнефрура (1792–1788 гг. до н. э.).

    Жанровая сцена из мастабы Каджемми


    Фараоны сделали акцент на строительство пирамидных храмов, украшая их колоннами в форме связок папируса, бутонов лотоса или пальм и цветными рельефами. Зодчие конца Древнего царства создавали солнечные храмы, с большими открытыми дворами и молельнями, в центре которых высился каменный обелиск. Ученый-египтолог Г. Эберс, прекрасный знаток Востока, в романе «Уарда» так описывает один из храмов в Фивах. Храм, во внешнем дворе которого Паакер ожидал возвращения жреца, ушедшего за врачами, назывался Дом Сети (храм в Абд эль-Курне) и был одним из самых больших храмов Города Мертвых… Заложен он Тутмосом III, а Аменхотеп III украсил его грандиозными колоссами (колоссы Мемнона). Дом Сети занял первое место среди святынь некрополя… Храм был посвящен культу душ усопших фараонов новой династии и служил местом торжественных празднеств в честь богов подземного царства. На украшение храма и содержание жрецов и научных заведений расходовались каждый год огромные суммы. Эти научные заведения не должны были уступать древнейшим очагам мудрости жрецов в Гелиополе и Мемфисе. Они были устроены по их образцу и призваны были столь же возвысить Фивы – новую столицу фараонов в Верхнем Египте – над главными центрами Нижнего Египта.

    Реконструкция храма в Фивах. XX династия


    Гомер воспел Фивы, сказав: «Фивы египтян, град, где богатство без сметы в обителях граждан хранится, град, в котором сто врат…» Строители и архитекторы не жалели средств на отделку храмов. Египетские надписи эпохи Нового царства гласят, что для облицовки внутренних помещений некоторых царских дворцов в фантастических количествах использовалось листовое золото (даже гигантские колонны Рамсеса II в Карнаке были обшиты золотом). «И то, что в настоящее время изумляет при знакомстве с памятниками египетского зодчества, – лишь жалкий остаток былого великолепия», – констатирует русский ученый А. Л. Вассоевич.

    Священное озеро в Карнаке


    Увы, нынче некогда милионные Фивы, символ небывалого могущества Египта, его независимости, о котором когда-то говорили: «Блажен, кто живет в Фивах, и блажен, кто в Фивах умирает!», город, где зародилось национальное движение против гиксосов, город, превзошедший древнюю столицу Мемфис, стал тихим и провинциальным Луксором. Скромным символом былого великолепия предстают величественные останки: храм богу Солнца Амону, его жене Мут, их сыну, пантеон Рамсеса II, храмы Сети I, Тутмоса I, Аменхотепа III, обелиск царицы Хатшепсут, гранитный скарабей на берегу священного озера (символ жизни и смерти). Ночью его якобы пересекает корабль с душами фараонов. Так, по крайней мере, гласит легенда. Души смертных спят спокойно.

    Пирамиды Мероэ


    Великолепен и вырубленный в скале храм царицы Хатшепсут (ему более 3500 лет). Эта царица некогда завоевала Сирию, Палестину и Судан. Она покровительствовала искусству, заказав зодчему Сенмуту монументальный ансамбль (для своего отца Тутмоса I). Обитель позже стали называть «Северным монастырем», поскольку здесь впоследствии обитали христианские монахи. И по сей день тут можно увидеть норы в отрогах гор. Талант и интуиция позволили Сенмуту создать в толще скального амфитеатра поистине грандиозное сооружение. Храм имел ряд широких терасс и был соединен пандусами, которые завершались портиками с колоннами. Француз Г. Масперо отмечал: «Три террасы поднимались ступенями одна над другой, их соединяли две отлогие лестницы, вдоль которых вместо перил извивались сделанные из известняка чешуйчатые змеи. Нижние террасы… украшены с трех сторон портиками, из которых западные опирались на квадратные колонны ослепительной белизны. Форма их так благородна, контуры так чисты, что можно подумать: видишь перед собою греческую колоннаду, перенесенную из окрестностей Парфенона в глубь Фиванской области. Третью террасу окаймляла с лицевой ее стороны прямая известняковая стена, за которой свободно располагалось святилище». Этот ансамбль уникален для египетского зодчества и потому часто именовался творением, которое «прекрасней прекрасного». На барельефах показаны сцены рождения и детства царицы, а также эпизоды и сцены ее военного похода в легендарную страну Пунт, принесшего богатую добычу.

    Сфинкс в Гизе


    В некоторых храмах имелись особые помещения, имевшие специальные назначения – подземные крипты и «часовни» на крышах (в храмах Дендеры, Эдфу, Абидоса). Историки отмечают, что все эти места предназначались для особых церемоний в честь переходов или своего рода трансформаций человека. В Абидосе (Верхний Египет) имелся наполненный водой подземный чертог в Осирейоне (в задней части храма). Считалось, что тут отдыхал Осирис.

    Каково было подлинное назначение чертога, сказать трудно. Крипты в храме Дендеры, скрытые за храмовыми лестницами, причудливо расписаны фантастическими образами небесных восхождений и путешествий по космическим царствам. Неясно и назначение таинственных «часовен» на крышах храмов. Там есть изображения небесных тел и созвездий, якобы призванных наделять новой жизнью физический мир. Существуют различные объяснения этих таинственных помещений. Одни говорят, что тут собирались тайные общества, другие называют их местами встреч с неземными цивилизациями. Всего вероятнее, эти помещения служили для получения специальных знаний, которые давались эзотерическими школами. Некоторые жрецы и руководители из царского дома могли тут распространять тайные знания для специальных претендентов, своих духовных фаворитов. Следует помнить, что древние египтяне верили, что звезды и созвездия являются домами душ, некогда покинувших землю и обретших в небе успокоение. Разумеется, такими звездами были фараоны. В «Текстах пирамид» сказано, что фараон после смерти сливается на небе с Осирисом, превращаясь в звезду. «Фараон – это звезда, которая освещает небо». В другом месте «Текстов пирамид» сказано: «Фараон – яркая звезда и путешественник в далекий мир». Он и сам воспринимал себя так: «Я – душа… я – золотая звезда…» Пирамиды были построены так, чтобы живые и мертвые нашли путь к звездам.

    Г. Семирадский. Загадка Сфинкса


    Когда власть фараонов пошла на убыль, менее внушительными стали и усыпальницы. Предание гласит, что к тому же и народ Египта взбунтовался против мании величия своих царей. Создание колоссальных объектов становилось делом все более затруднительным. Характерно, что Шепсескаф, последний фараон IV династии, династии создателей великих пирамид, для своей мастабы, каменного саркофага, выбрал место, удаленное от пирамид Гизы и Дашура. Позже не только гробницы жрецов конкурируют с пирамидами великих фараонов, но даже люди среднего достатка, завершая жизненный путь, стремятся оставить на месте их погребения хотя бы небольшое надгробие, соответствующее своему положению и влиянию. Строительство пирамид еще долго не прекращалось. Будут пирамиды в Абусире, символ нового экономического подъема Египта (хотя они и меньше пирамид в Гизе), будут новые пирамиды в некрополе Саккара, похожие не столько на горы фараонов, сколько на небольшие холмики. Иные из мастаб, домов умерших аристократов или сановников, являются подлинными произведениями искусства. Таковы мастаба Небет (V династия), мастаба визиря Унеферта (VI династия), мастаба принцессы Идут (из 10 комнат), мастаба государственного сановника Птах-Хотепа, где он упокоился вместе с сыном, мастаба Каджемми. Последняя содержит на своих стенах особенно выразительные и живые сцены охоты и танцев.

    Большой Сфинкс


    Но над всеми памятниками Древнего Египта, словно некий бог тайной мудрости, царит сфинкс… Его воздвигли в глубокой древности жрецы. У египтян он считался символом силы, разума и ужаса. Окрестные арабы называли статую Абу, л Хол – «отец ужаса» («Хор на небесах»). Сфинкс изображался в облике царя Хафра, с телом царя пустыни, льва, и с символами царской власти. Ученые полагают, что сфинкс – это образ, пришедший из греческой мифологии (чудовище с женской головой, львиным телом и птичьими крыльями). Он – порождение великана Пифона и его жены-полузмеи Ехидны. Легенда гласит: жил сфинкс на скале возле греческих Фив и задавал путникам одну и ту же загадку: «Кто ходит утром на четырех, в полдень на двух, вечером на трех ногах?» Тех, кто не мог отгадать ее, он убивал. Загадку разгадал Эдип: «Это человек! Он в младенчестве ползает на четвереньках, в зрелом возрасте ходит на двух ногах, а в старости опирается на клюку». Сфинкс скрывал вход в священную подземную камеру, где происходили инициации. Галереи под ним вели в подземную часть Великой Пирамиды. Сфинкс спереди выглядел мужским, сзади женским существом. Изображение сфинкса в виде андрогина значило, что египтяне сознают: боги обладают как позитивным, так и негативным творческим началом. Кстати, фараоны носили хвост Львицы или Коровы сзади, и, «подобно Богам, они заключали двойственную целостность Бытия в одной личности, рожденной от Матери, но являющей собой Дитя обоих полов». Загадкой продолжает оставаться и назначение этого символа. Что он собой представляет: памятник древнего народа своему первому царю Осирису или межевой знак между земной и небесной жизнью?

    Много лет идут споры о времени и цели его создания, о том, кого следует считать зодчим Сфинкса. Первым упомянул о его существовании римский историк Плиний (23–79 гг. н. э.). Полагают, он был создан во времена фараона Хефрена, строителя второй пирамиды (около 2550 г. до н. э.). Но посетивший Египет Геродот не упоминает о Сфинксе (484–425 гг. до н. э.). Может быть, Большой Сфинкс к тому времени был занесен песком. Время от времени Сфинкса заносило песком… Первым его освободил от песка Тутмос IV, когда тот пообещал фараону двойную корону Египта, якобы явившись тому во сне (XV в. до н. э.). Попытки «вернуть к жизни» Большого Сфинкса предпринимали многие: римский император Септимий Север, Муххамед Али, Кавилья, Масперо…

    К сожалению, с веками Сфинкс понес заметный урон. Нет урея на голове (символа власти в виде поднявшейся кобры), от его царской бороды остались лишь обломки. Лик, который первоначально якобы имел черты «одного из великих Магов-Правителей Атлантиды», напоминает ныне иссушенное зноем, иссеченное песком и ветром лицо бедуина-кочевника. На нем видны рубцы, но не от сабли, а от долота: некий набожный шейх в XIV веке изуродовал его, выполняя якобы завет Мухаммеда, запрещавший изображать человеческие лица. Видны раны от пушечных ядер орудий мамелюков, использовавших Сфинкса как мишень. Это никак не снижает его популярности у туристов в ходе представления у подножия пирамид.

    Как уже сказано, ранее считали, что Сфинкс был возведен во времена Хефрена. Однако уже в XX веке многие стали выражать сомнения. Французский математик Р. Шваллер, что вел исследования в Луксорском храме (1937–1952 гг.), писал в книгах «Храм человека» и «Священная наука»: «Великая цивилизация, должно быть, предшествовала ужасному паводку, который прокатился по Египту, что позволяет нам предположить: Сфинкс уже существовал к этому времени, вырубленный из скалы в Гизе, – тот самый Сфинкс, чье львиное, за исключением головы, тело несет явные следы водной эрозии». Эти догадки были затем подтверждены с помощью особо тщательного фотографирования поверхности Сфинкса. Такие борозды могли возникнуть только в результате длительного воздействия вод на известняк, из которого сделан Сфинкс… Похоже, что он был создан еще до потопа, который мог затронуть и этот регион. Большой Сфинкс гораздо старше пирамид. Время разрушает его. В 1988 году от правого плеча Сфинкса отвалились два куска общим весом в 300 кг. Глубина эрозии его тела достигла кое-где 2,5 м.

    Последние исследования геологов показали, что возраст скал вокруг него примерно относится к 7—10 тысячелетию до н. э. Загадка же в том, что тело Сфинкса не только гораздо старше головы, но и старше самих представлений египтологов о цивилизации доисторического периода Нильской долины (3000 г. до н. э.). Проблема в том, что эта фигура выпадает из хронологических рамок известной доселе цивилизации. Кто же тогда строитель Сфинкса? Хефрен или кто-то другой? Возникла почва для спекуляций, догадок.

    Один из египетских сфинксов


    Многие утверждали, что как в самом Сфинксе, так и под ним существуют обширные помещения. Археолог Дж. Киннаман рассказывал, как в 1924 году наткнулся на туннель под пирамидой Хеопса; пройдя его до конца, якобы обнаружил там помещение, заполненное механизмами непонятного назначения, среди которых была антигравитационная машина. Сын короля Египта, Фарук, будто обнаружил под Сфинксом в 1945 году некие помещения. Если давние свидетельства могли вызвать недоверие, то слова геофизика Добецки (США), якобы нашедшего под лапами Сфинкса и по его бокам помещения (в начале 90-х гг.), могли вызывать больше доверия. И все же разного рода рассуждения о чудо-машинах и залах таинственных знаний исчезнувших цивилизаций следует воспринимать как фантазии. Среди таковых и теория Э. Кейса, уверявшего, что именно под Сфинксом находится Зал Памяти и Знаний погибнувших атлантов. Он выразил убеждение, что в камерах под ним скрыты загадочные тексты, содержащие секретные данные о древних цивилизациях. Легенда об Атлантиде волнует человеческий ум со времен Платона. Для таких заявлений, конечно, нет оснований. Это лишь подтверждение исключительной живучести мифологичного сознания. П. Джордан в «Загадке Сфинкса» говорит: нет необходимости поддаваться соблазну фантастических теорий, надо держаться историко-археологического контекста появления Сфинкса. Историк пишет: «…Вся эта чепуха не помогает раскрыть истину. И я не считаю, что подобные россказни совершенно безвредны. Человечество действительно нуждается в знаниях о прошлой истории и предыстории, чтобы понять свое собственное место в современном мире, избегнув при этом совершенно ненужных иллюзий о самих себе». Строители же древности тем не менее заслуживают уважения и восхищения.

    Колоссы Мемнона


    Помимо пирамид, храмов и сфинксов немало других, не менее ярких примеров таланта древних египтян. Это уже упомянутые Карнакский и Луксорский храмы, самые грандиозные творения Древнего Египта. Здесь высятся останки храма Амона, что строился зодчими разных эпох (Инени). Зодчий Сенмут возвел по приказу царицы Хатшепсут 30?метровые обелиски царицы. Тутмос III начал строительство нового храма с великолепным «Залом Анналов». Десять ворот-пилонов в виде порталов (каждый из которых возведен одним фараоном), пройдя через которые путешественник попадал в Большой гипостильный зал (завершен при Сети I и Рамсесе II Великом). Его создали Иуп и его сын Хатиаи. Площадь этого зала – 5000 кв. м, а высота достигала 24 м. Крышу зала поддерживали 134 колонны разной высоты. «Все виденные вами досель здания, хотя бы вы обтекли весь земной шар, – игрушки перед этим столпотворением! Этот лес колонн, величины невообразимой, и где же? – внутри здания, повергает вас в глубокую задумчивость о зодчих», – писал в XIX веке русский путешественник А. С. Норов. Достаточно сказать, что эти храмы по своим размерам больше знаменитого собора Св. Петра в Риме, собора Парижской Богоматери в Париже и церкви Св. Павла в Лондоне.

    Колоссы Мемнона. Реконструкция


    Да разве только этим исчерпываются красоты и древности Египта?! А взять известные колоссы Мемнона или же знаменитый Лабиринт, гигантский заупокойный храм-дворец Аменемхета III (останки находятся в Фаюмском оазисе). Видевший его некогда Геродот заметил, что если бы собрать все стены и великие сооружения, воздвигнутые эллинами, оказалось бы, что на них затрачено меньше труда и денежных средств, чем на один только Лабиринт… И вот они решили оставить общий памятник. Решив это, воздвигли Лабиринт немного выше Меридова озера близ так называемого Города Крокодилов. «Я видел этот лабиринт: он выше всякого описания. Ведь если бы собрать все стены и великие сооружения, воздвигнутые эллинами, то в общем оказалось бы, что на них затрачено меньше труда и денежных средств, чем на один этот лабиринт. А между тем храмы в Эфесе и на Самосе – весьма замечательны. Конечно, пирамиды – это огромные сооружения, и каждая из них по величине стоит многих творений (эллинского строительного искусства), вместе взятых, хотя и они также велики. Однако лабиринт превосходит (размерами) и эти пирамиды. В нем двенадцать дворов с вратами, расположенными одни против других, причем шесть обращены на север, а шесть на юг, прилегая друг к другу. Снаружи вокруг них проходит одна-единственная стена. Внутри этой стены расположены покои двух родов: одни подземные, другие над землею, числом 3000, именно по 1500 тех и других. По надземным покоям мне самому пришлось проходить и осматривать их, и я говорю о них как очевидец. О подземных же покоях знаю лишь по рассказам… Всюду каменные крыши, так же как и стены, а эти стены покрыты множеством рельефных изображений. Каждый двор окружен колоннами из тщательно прилаженных кусков белого камня. А на углу в конце лабиринта воздвигнута пирамида… с высеченными на ней огромными фигурами. В пирамиду ведет подземный ход». Восхищение Геродота вызвало и Меридово озеро, на берегу которого воздвигнут Лабиринт. Окружность его равнялась длине всей прибрежной полосы Египта (3600 стадий). Посреди озера стояли две огромные пирамиды. Увы, ныне от этих построек не осталось и следа. Их поглотило время.

    Плиний Старший писал о Лабиринте (лабиринтах), который «еще существует в Египте в Гераклеопольском номе» и который является самым, пожалуй, «диковинным творением человеческой расточительности, но не вымышленным, как могут подумать». Назначение его истолковывали по-разному: кто-то видел в нем царский дворец, кто-то – гробницу, кто-то – святилище Солнца, что «более вероятно». Во всяком случае, считает Плиний, «нет сомнения в том, что отсюда заимствовал Дедал образец того лабиринта, который он создал на Крите, но воспроизвел только сотую его часть, которая содержит коловращение путей и запутанные ходы туда и обратно». Причем были известны и другие лабиринты. Внутри Лабиринта – колонны из камня, изображения богов, статуи царей, чудовищные фигуры. В них отрыты многочисленные подземные ходы. Лабиринт в Египте имел и второй этаж.

    Есть немало и других творений древних строителей. Такова загадочная Садд эль-Кафара – единственная каменная дамба, построенная на земле Древнего Египта, обнаруженная в 1885 году в Аравийской пустыне. Длина постройки по гребню достигала 108 м, высота более 12 м, толщина двух стен из необработанного булыжника составляла около 24 м. Дамба представляет собой уникальный памятник и не имеет аналогов. Лишь в Сирии, на реке Оронт, при царе XIX династии Сети I египтяне возвели плотину, которая, несмотря на древность (ей около 3300 лет), можно сказать, по сей день в рабочем состоянии. Первая дамба, которую население назвало «барьером язычников», была недолговечной и вскоре рухнула. Как считал первооткрыватель Садд эль-Кафары Г. Швайнфурт, дамба предназначалась для создания резервуара питьевой воды – для работников ближайших каменоломен. Но египтяне, «самые древние люди», принесли еще и «искусство рисования и отточенный язык».

    Искусство в Древнем Египте

    Каждая эпоха оставила свой след в развитии искусства Египта. Хотя египтологи отдают предпочтение любимому им времени (играя в игру «выбирай себе период»). Иные предпочитают период Империи за ее роскошь, космополитизм и изысканность. Другие, напротив, отдают предпочтение Среднему царству, поскольку в то время осуществлены важные социальные реформы, в результате которых Египет якобы «максимально приблизился к нашим идеалам демократии и социального благоденствия». Однако многие превозносят достижения Древнего царства. В ту эпоху, говорят они, были действительно заложены основы египетской культуры. Позднейшие периоды только пользовались ими, изменяя их незначительно и не всегда к лучшему. «Скульптура Древнего царства близка сердцу классициста и пуриста. А в архитектуре какая форма может быть проще и привлекательней, чем пирамида?» Хотя, вероятно, каждое время привнесло в искусство нечто свое.

    Зодчий Хесира. Саккара. Ок. 3000?г. до н. э.


    Важное место в истории культуры Египта занимал Мемфис, расположенный в дельте Нила (неподалеку от Каира, который был основан Джухаром в 969 г.). Тут сложилась одна из крупных религиозно-философских систем, связанная с почитанием местного бога Птаха. Считалось, что именно этот бог сотворил мир «мыслью и словом». Данное учение послужит в позднеантичную эпоху основой для учения о Логосе. В понимании Гераклита Логос представлял всеобщий закон, основу мира. Мемфис был центром, где сложились не только формы египетской культуры, но и формы государства. Здесь хранились древнейшие произведения литературы. В искусстве Египта ведущая роль принадлежала архитектуре. Письменные руководства для скульпторов и архитекторов до наших дней не дошли, но источники свидетельствуют о существовании в списке книг библиотеки храма в Эдфу рукописи – «Предписания для стенной живописи и канона пропорций». Надпись зодчего Инени свидетельствует о том уважении, которое испытывали древние египтяне к знаниям и искусствам: «То, что мне было суждено сотворить, было велико… Я искал для потомков, это было мастерством моего сердца… Я буду хвалим за мое знание в грядущие годы теми, которые будут следовать тому, что я совершил» (XVI в. до н. э.). Подготовка классных специалистов осуществлялась в храмах, школах или «академиях» египетских городов.

    Фрагмент церемониальной палетки


    Не относя себя ни к скептикам, ни к неофитам «пирамидовых страстей», воздадим должное удивительным создателям, мастерам, инженерам Египта. Среди строителей пирамид была своя элита (чертежники, архитекторы, резчики, ремесленники). Ее селили отдельно от чернорабочих. Ей даже положены были персональные гробницы, украшаемые рельефами, надписями, бюстами. Взаимоотношения между создателями пирамиды и ее владельцем зачастую были дружески-неформальными. Одна из надписей гласит: «Мою гробницу возвели строители, ремесленники и скульпторы, и я расплатился с ними хлебом и пивом. Надеюсь, они остались довольны». При этом, как писал Диодор Сицилийский, «ни одна рука египтянина не уставала от работы». Видимо, не без оснований их и сегодня иногда называют «лучшими организаторами человеческого труда, которых видел мир». Впрочем, о многих строителях древних чудес было бы правильнее и честнее сказать строкой из «Беседы разочарованного»: «Строящие из камня, созидающие залы в пирамиде – прекрасны в деянии прекрасном. Становятся строители богами, а их жертвенные доски – пусты, как и уставшего, который умер на дамбе, не оставив кого-либо на земле».

    Аллея бараноголовых сфинксов в Карнаке


    Возможно, они, работая, сознавали, что если и не становятся «богами», то по крайней мере приближаются к их могуществу. Они творили для вечности, воплощая божественный идеал. Памятники сохранили имена ряда выдающихся деятелей египетского искусства – Имхотеп, Аменхотеп, сын Хапу, Инени, Иртисен, Хемиун, Хесира. Так, Имхотеп, первый министр, врач и архитектор, возвел семиступенчатую пирамиду Джосера в Саккара, древнейшую каменную пирамиду, и Город Мертвых на 15 гектарах. Думаю, все они прекрасно понимали, сколь значима их миссия. Следует подчеркнуть, что египтяне первыми воплотили в жизнь главный принцип цивилизации будущего – у них часто первые лица государства были одновременно и творцами, людьми творчества, художниками, а не чиновниками.

    Статуэтка обожествленного Имхотепа. Бронза. Париж. Лувр


    В скульптуре времен Древнего царства стоит выделить две знаменитые статуи – царского писца Каи и жреца Каапера. Каи сидит, поджав ноги и развернув на коленях папирус («Луврский писец»). Вот как описывает его российский египтолог М. Э. Матье: «В статуе Каи скульптор мастерски изобразил царского писца, сидящего перед своим владыкой в ожидании того, что последний будет ему диктовать. Плотно сжатые тонкие губы большого рта и внимательный взгляд зорких глаз придают лицу Каи, с его слегка плоским носом и выдающимися скулами, смешанное выражение сдержанности, готовности повиноваться, и хитрости ловкого и умного царского приближенного. Именно такой человек мог руководствоваться словами египетского поучения: «Если ты человек приближенный и сидишь в совете своего господина, – сиди осторожно и остерегайся, ибо слово труднее всякой работы!.. Сгибай спину перед начальником, и твой дом будет полон имуществом!»».

    Статуя зодчего Хемиуна


    С тех пор наказы молодым чиновникам не претерпели принципиальных изменений. Начальство не очень-то любит гордых, обладающих чувством собственного достоинства людей. Выполнявшие царские заказы в эпоху Древнего царства добивались исключительного реализма и мастерства (таков бюст царского сына Анхафа, статуя зодчего Хемиуна и другие). Многие зодчие принадлежали к царскому или жреческому роду. Хемиун, великий создатель пирамиды Хеопса, был старшим сыном Нефермаата, сына фараона Снофру. Зодчими станут и сыновья Снофру – Нефермаат и Рахотеп. Жаль, мы столь непозволительно мало знаем о великих мастерах и строителях той эпохи, да и нашей собственной.

    Вид храма Хатшепсут


    Чтобы выполнять сложные, ответственные работы, египтяне трудились в поте лица. Поэтому начальник строительства Инени, создатель памятников в Карнак-ском храме (гробница Тутмоса), писал в автобиографии о своей работе: «Я искал то, что было полезно… голова моя бодрствовала, ища полезного. Это были работы, подобных которым не производилось со времени предков. То, что было мне суждено сотворить, было велико… Я искал для потомков, это – мастерство моего сердца. Моим свойством было знание. Никто не давал мне приказаний через старших. Я буду прославлен в будущем за знания теми, кто будет следовать тому, что я совершил». И в Египте зодчие знали себе цену.

    Автопортрет художника Хеви. Рельеф из Дейр-эль-Медина


    Выдающимися способностями, судя по всему, отличался и талантливый зодчий Сенмут, сделавший стремительную карьеру при царице Хатшепсут (при XVIII династии). Хотя он не был знатен, ему поручали все главные административные, высшие должности (хранителя печати, воспитателя царевны-наследницы, начальника дворца, сокровищницы, дома Амона, житниц Амона, «всех работ Амона» и «всех работ царя»). Позже он скажет так о своем положении: «Я был величайшим из великих во всей стране. Я был хранителем тайн царя во всех его дворцах, частым советником по правую руку владыки; постоянный в милости и один имеющий аудиенцию, любящий правду, беспристрастный, тот, кого слушали судьи и чье молчание было красноречиво… Я был полезен царю, верен богу и беспорочен перед народом. Я был тот, кому был поручен разлив, чтобы я мог руководить Нилом; кому были доверены дела Обеих Земель. Все, что приносили Юг и Север, было под моей печатью, труд всех стран был в моем ведении. Я имел доступ ко всем писаниям пророков, не было ничего от начала времени, чего бы я не знал». Знаменитое творение Сенмута – заупокойный храм Хатшепсут в Дейр-эль-Бахри – восхищает и по сей день.

    Египетские художники за работой


    Утверждать, что египтяне создали живопись, было бы преувеличением. Нет данных, что позволят оспорить слова Плиния Старшего: «Вопрос о происхождении живописи неясен и не входит в нашу задачу. Египтяне утверждают, что она придумана у них за шесть тысяч лет до того, как перешла в Грецию, – заявление явно пустое». И все же нет сомнений в том, что Египет имел живопись, хотя личная принадлежность творений художника тогда особой роли не играла.

    Гуси. Роспись из Медума


    У каждого признанного мастера была мастерская, где работали и обучались ученики, в том числе сыновья художника. Чтоб облегчить обучение новых художников и скульпторов, в Фивах была, видимо, создана художественная школа. Известны и специальные учебные пособия, наподобие «Предписаний для стенной живописи и канона пропорций». Пособие было в списке книг библиотеки храма в Эдфу. К сожалению, оно не дошло до нас. Художники писали композиции, используя клеточки, куда переносили фигуры. Росписи создавались под руководством опытных мастеров, умело передающих цвета, пропорции и экспрессию. Таковых в Древнем Египте называли «писцами контуров», так как по их рисункам ремесленники делали росписи. Перед тем как нанести композицию на стену гробницы или храма, он делал эскизы на черепках и кусочках известняка – «Листках из блокнота художника». Со временем лучшие из них, скульпторы и художники Египта, достигли в искусстве довольно высокого мастерства, но в обществе отношение к художнику было не очень-то уважительным.

    Египетский фараон Рамсес II


    По мере изготовления произведений искусства и бытовых предметов устраивались выставки и составлялись «каталоги». В гробнице Кенамона воспроизведен такого рода иллюстрированный каталог подарков, врученных фараону по случаю Нового года. Другой каталог даров фараона богу Амону можно видеть в Карнак-ском храме. Среди скульптурных изображений видим статуи фараона, мужчин и женщин в различных позах, статуи сфинксов с человеческими головами, с головами соколов, увенчанных коронами или без них. Богато представлен животный мир (газели, журавли, козлы, гуси).

    Статуи Рамсеса в Великом Храме в Абу-Симбеле


    Разнообразен и круг бытовых предметов – амфоры, чаши, кубки, вазы. Как пишет Монтэ, «удивительно выглядели эти огромные чаши, изображающие то сирийскую крепость с ее защитниками, то дом, на стены которого бросаются пантеры, пытаясь добраться до прекрасной птицы, сидящей на крыше. Ювелиры представляли многорядные ожерелья с застежками в виде цветущих растений. Мебельщики выставляли свои сундуки, табуреты, кресла и парадные гарнитуры. Широко были представлены колесницы, хлысты, луки, мечи, кинжалы, щиты, кольчуги, чехлы для луков, колчаны для стрел, секиры, ножи и шлемы. Видно, для египетских красавиц предназначались зеркала и зонтики из страусовых перьев с ручками из черного дерева, обитые золотом… Но напрасно трудолюбивые и искусные мастера ожидали, что их труд оценят по достоинству. Когда Пуиемра, второй пророк Амона, главный управляющий работ храма, пришел осмотреть вещи, (ими) изготовленные и выставленные, когда начальники мастеров и художников попытались узнать его реакцию, польстив ему словами: «Сердце каждого радуется твоему прибытию!» – Пуиемра ничего не ответил. Он смотрел на изготовленные предметы, чудеса изобретательности и техники, столь же равнодушно, как на корзины с приношениями, на образчики тканей, минералы или на провизию, доставленную сборщиками налогов. Он не поздравил и не похвалил заслуженных людей. Другой начальник, столь же бесчувственный и наглый, обращается к художникам, как к простым ремесленникам: «Пошевелите руками! Сделайте так, чтобы этот управитель удостоился похвалы, закончите эти памятники для своего господина во владении отца его Амона, имя которого …продлится благодаря им, установленным на все грядущие годы»». Таково отношение к тем, кто прославлял своим высоким искусством Амона, фараона, везира, пророка. Никто и не задумывался о том, что талант скульптора – истинный дар богов. Творчество их оставалось в большинстве случаев анонимным. Хотя были случаи (довольно редкие), когда фараоны снисходили к смертным. Рамсес II повелел поставить в храме Она стелу, и то по случаю посещения им каменоломен Красной Горы. Ныне сохранились две статуи Рамсеса II, одна из них высится на Вокзальной площади города Каира.

    Фрагмент расписного потолка из дворца Аменхотепа III в Малькате


    Правда, на ней отмечены не заслуги ваятелей сфинксов и статуй, а усилия фараона по обеспечению работников всем необходимым: «Слушайте, что я вам говорю! Вот добро, которым вы обладаете. В моих словах истина. Это я, Рамсес, создал поколения и дал им жизнь. Пища и напитки перед вами, всего вдоволь, желать больше нечего… Я улучшил ваше положение, чтобы вы говорили: вы работаете для меня с любовью ко мне и ваши приветствия меня укрепляют. Вам дают вдоволь пищи за вашу работу в надежде, что вы будете жить, чтобы ее закончить… В амбарах полно зерна, и я не оставлю вас ни на день без хлеба. Каждому заплачено за месяц. Я наполнил для вас склады всякими вещами: хлебом, мясом, пирогами, чтобы вас кормить, сандалиями, одеждой и различными благовониями для умащения ваших голов каждый десятый день, чтобы вы были одеты весь год, чтобы у вас была хорошая обувь на каждый день, чтобы никто из вас не провел и ночи, страшась нищеты. Я поставил людей разных рангов, чтобы они вас кормили даже в голодные годы, я повелел людям болот приносить вам рыбу и дичь, а другим – людям садов – вести счет того, что вам причитается. Я построил гончарную мастерскую, чтобы делать для вас сосуды, где будет охлаждаться ваша вода в сезон «шему». Ладьи с ячменем, пшеницей, крахмалом, солью и бобами плывут для вас с юга на север безостановочно. Я все это сделал и сказал: «Пока вы живы, вы будете единодушно работать на меня!»» Таково было положение представителей тогдашней творческой интеллигенции в Египте.

    Фаюмские портреты


    Правда, все сказанное справедливо в отношение лишь рядовых тружеников, т. е. рядовых ремесленников. За редким исключением материальное положение этих людей было тяжелым и унизительным. Вот что говорилось в одном из текстов о положении ремесленников: «Я не видел кузнеца посланником и ювелира посланным, но видел кузнеца за работой у печи. Его пальцы были подобны крокодиловой коже, он издавал запах хуже, чем гнилая икра. Каждый ремесленник, работающий резцом, утомляется больше земледельца. Его поле – дерево, его орудие – металл. А ночью разве он свободен? Он работает больше, чем могут сделать его руки, поэтому ночью он зажигает огонь… У земледельца вечное платье. Его здоровье, как у человека, лежащего подо львом… Едва он вернулся домой, как ему опять надо уходить… Ткач в мастерской слабее женщины. Его ноги на животе, он не вдыхает воздуха. Если он не доделает днем положенного, его бьют, как лотос в болоте. Он дает хлеб сторожам, чтобы увидеть свет». Но далеко не всем из этих ремесленников удавалось «увидеть свет».

    Портрет юноши в золотом венке из Фаюма

    Храмовые колонны в Луксоре


    Хотя и тут существовала некоторая дифференциация. Египетское искусство знало четыре категории ремесленников: живописцы, черновые проектировщики, скульпторы статуй и барельефов и архитекторы. Поскольку цеховых объединений ремесленников, подобных европейским профессиональным гильдиям, в Египте не было, любой в принципе мог научиться этой профессии, стать мастером, мог совершенствоваться в искусстве, а значит мог как-то выделиться. Есть основания полагать, отмечает Б. Мертц, что скульпторы находились в более привилегированном положении по отношению к живописцам, так как гробницы, стелы и другие монументы, созданные искусными скульпторами, намного превышают числом картины, из чего можно сделать вывод, что скульпторы были богаче живописцев и более известны. Стоит вспомнить и то, что у скульпторов, вероятно, был больший рынок заказчиков, учитывая огромное число гробниц и погребений в Древнем Египте. Но самая привилегированная часть интеллигенции страны – архитекторы (Имхотеп, Инени, Пуемре и др.), разумеется, были очень известны и не могли пожаловаться на свою судьбу, хотя можно лишь сожалеть, что порядки, царившие в те далекие времена, не донесли до нас имен многих талантливых сынов Египта. Макиавелли писал в «Государе»: «Между прочим, так было и в Египте, одной из самых роскошных стран; там влияние природы было до такой степени ослаблено законом, что в нем являлись самые замечательные люди; правда, имена их поглощены временем, но если бы подвиги их сохранились в истории, то заслужили бы больше хвалы, чем деяния Александра Великого и многих других, память о которых еще свежа». Может, со временем откроются их имена, хотя и маловероятно, учитывая их анонимность.

    Интерьер гробницы Сенефера, градоначальника Фив. XVIII династия


    К поздней эпохе (I в. н. э.) относится появление так называемых фаюмских портретов (найдены сначала в некрополе фаюмской деревни Филадельфии в 1887 г., а затем и в десятках иных мест в Египте). Героями подобных портретов стали египтяне, выходцы из средних слоев. Один из портретов изображает некоего Аммона, поступившего на службу в римский флот. Он заказывает свой портрет и отсылает его отцу в Египет вместе с письмом. Перед нами обычный процесс приобщения средних слоев к культуре высших классов. Ведь, как справедливо заметил Плиний Старший, «некогда к живописи обращались цари и целые народы, причем она способствовала прославлению других лиц, коль скоро признавали их достойными того, чтобы их образы были переданы потомству». Подобно тому как скульптуры богов обитали в храмах и дворцах цезарей, фараонов, царей, в тех же храмах и дворцах множились портреты царственных особ. С приобщением к культурным ценностям победителей (греков и римлян) их понятия распространились по всему эллинистическому и римскому миру. Понятно в этой связи стремление простого люда предстать в греческом или римском облике. Вот персонаж фаюмского портрета – вчерашний плебей в греческой тунике или римской тоге. Фаюмский портрет – некий эквивалент римских портретных бюстов. В некотором роде это «бывшие Савлы, ставшие Павлами». Порой пишут о фаюмских портретах в уничижительном тоне, полагая, что немногие из них обладают художественным достоинством (Д. Томпсон), другие же, напротив, считают их «памятником большого и высокого искусства» (В. Павлов). Последние, полагаю, правы.

    Храм в Карнаке


    На одной из заупокойных плит (находится в Лувре) сохранилась любопытная надпись скульптора Иритисена, работавшего в Фивах при Ментухотепе I. Он приоткрыл «кухню», с помощью которой ему удавалось достичь таких высот в искусстве и живописи: «Я знал тайну божественных слов, ведение обряда богослужения. Я устраивал всякие обряды так, что ничто не ускользало от меня. Ничто из них не было скрыто от меня. Я – великий таинник, и я вижу Ра в образе его. Но я был и художником, опытным в своем искусстве, превосходящим всех своими знаниями. Я знал формулы ирригации, взвешивание по правилу, как сделать образ… так, чтобы каждый член был на своем месте. Я умел (передать) движение фигуры мужчины, походку женщины; положение размахивающего мечом и свернувшуюся позу пораженного; как (сделать так, чтобы) один глаз смотрел на другой; как выразить ужас того, кто был застигнут спящим; положение руки того, кто мечет копье, или согнутую походку бегущего. Я умел делать инкрустации, которые не горели от огня и не смывались водой. Никто не превосходил меня и моего старшего сына… Когда бог (то есть фараон. – В. М.) приказывал, он (то есть сын. – В. М.) создавал и был превосходен в этом. Я видел творение его рук, как начальника работ, в каждом ценном камне, от серебра и золота до слоновой кости и эбенового дерева». В описании показаны сферы деятельности художника и используемые им материалы. Как известно, на инкрустации иного драгоценного ларца у мастера шло до 20 000 вставок из кусочков слоновой кости или эбенового дерева.

    Руины Луксора


    Можно сказать, что деятельность египтян в эпоху Древнего царства оставила после себя не только внушительное число храмов, гробниц и пирамид, но создала чудеса техники, построила древнейшие морские суда, а в архитектуре породила такие детали, как колонна и колоннада. Они создали высокоразвитое государство с обширным сводом законов. В религии у них уже было смутное представление о Божьем суде и потустороннем мире. Они одними из первых счастье в будущей жизни ставили в зависимость от нравственного облика человека на земле.

    Аменхотеп III в образе сфинкса


    Эпоха Среднего царства – один из самых значительных периодов в истории культуры и искусства Египта… Именно язык Среднего царства стал литературным и научным языком Египта. Среди литературных произведений можно назвать «Гимн Нилу», «Ода в честь Тутмоса III», «Поэма Пентаура» и т. д. Продолжают возводиться пирамиды, но размеры их значительно меньше. Скажем, пирамида Сенусерта I имела 61 м в высоту. Особой известностью пользовался заупокойный храм, известный под именем «Лабиринта» (храм у входа в озеро). Как уже говорилось, Геродот считал сей храм замечательнее всех пирамид Древнего царства.

    Рельефная композиция


    Раскопки показали, что этот храм занимал площадь в 72 тысячи кв. м. Он состоял из многочисленных залов и молелен, украшенных рельефами или скульптурами. Применяли зодчие Среднего царства и колонну. Уже в XX веке до н. э. египетские зодчие создали тип колонны, названный дорическим (он так и вошел в историю архитектуры под греческим названием). Ведущую роль в культуре и искусстве играли в ту пору Фивы, что вполне естественно. Начиная с X династии этот небольшой город, где поклонялись богу войны Монту, стал столицей фараонов Нового царства и превратился в крупнейший центр власти Египта. В эпоху Нового царства город стали называть Опет («гарем», «святилище», «дворец»). Тут около деревушки Карнак поднялся гигантский комплекс храмов и зданий. От Северного Опета аллея сфинксов вела к храму Луксора – Южному Опету. Некогда их окружали стены из кирпича со множеством входов. В свою очередь, стены украшали окованные бронзой и отделанные золотом ворота. То был период громких побед в Азии, Нубии и Ливии. За Фивами закрепилась слава столицы победителей. Сюда стекались богатства из Двуречья, Сирии, Нубии, Крита, Финикии. Процветала торговля, население достигло полумиллиона. Гомер назвал их «Стовратные Фивы». Он писал: «Фивы египтян, град, где богатство без сметы в обителях граждан хранится, град, в котором сто врат, а из оных из каждых по двести ратных мужей в колесницах на быстрых конях выезжают» (Илиада, IX). Сегодня Фивы стали чем-то туманным, забытым и фантастическим. Это своего рода «египетская Троя».

    Вид павильона

    Реконструкция храма в Абу-Симбеле


    Можно бесконечно долго перечислять творения знаменитых зодчих… При фараоне Тутмосе I (конец XVI в. до н. э.) архитектор Инени строит большой храм, с колоссальными статуями фараона. Об этих своих постройках Инени написал: «Это были работы, подобных которым не производилось со времени предков. То, что было суждено мне сотворить, было велико». При Аменхотепе III зодчие стали возводить знаменитый Луксорский храм. Создателем Луксора и храма Мут многие ученые считают архитектора Аменхотепа (тезка другого Аменхотепа, божественного сына Хапу). Матье пишет о фиванских святынях: «Постройка Луксора явилась важным звеном в общем плане строительства Аменхотепа III в Фивах. Сооружение в южной части города новых святилищ – Луксора на восточном берегу Нила и заупокойного храма Аменхотепа III напротив, на западном берегу, как бы уравновесило соответствовавшие им здания храмов северной части Фив – Карнака на востоке и храма Хатшепсут на западе, а соединившие все храмы с Нилом аллеи сфинксов еще более способствовали созданию единого архитектурного комплекса. Комплекс был редкостно декоративен: бесконечные аллеи сфинксов, острые иглы обелисков с блестевшими на солнце позолоченными верхушками, монументальные силуэты колоссов, видневшихся на фоне массивных башен огромных пилонов, с развевавшимися над ними пестрыми флагами, бесчисленные колоннады храмов – все это создавало неповторимый облик Фив, этого прекраснейшего из городов Египта, знаменитой столицы могущественного государства». Среди творений великих мастеров Египта – скульптуры Ахетатона, портретные головы Эхнатона, Нефертити и многие другие шедевры, созданные за 1000 лет до расцвета искусства греков.

    Город был разграблен ордами Ашурбанипала в 627 году до н. э., а затем, по прошествии 550 лет, полностью разрушен Птолемеями (84 г. до Р.Х.), видевшими в нем угрозу новой столице Египта, Александрии. В Книге пророка Иезекииля говорится о будущем суде над Фивами и истреблении многолюдия города. В Луксоре сохранился храм, который называли «южным гаремом Амона». Отсюда вывезены и сфинксы в Россию, в Петербург. Когда в поздние времена возник арабский поселок Луксор, песок уже скрыл многие постройки восточного берега.

    Возможно, благодаря покоящимся тут останкам величественных сооружений (ранее было 47 гробниц царей, во времена Птолемея, сына Лага, осталось лишь 17) небольшой Луксор и привлекает ныне толпы туристов со всего света… Вот как описывал Луксор посетивший Египет в 1910 году известнейший российский врач, предприниматель и любитель-египтолог А. В. Живаго: «Наша стоянка в течение трех дней у Луксора, расположенного на месте древних величественных стовратных Фив… Подходя к пристани, мы миновали нерезко освещенные луной развалины Карнака, а затем и могучие колонны храма Аменхотепа III уже в недалеком расстоянии от пристани. С набережной открывается чудный вид на широкую реку, делящуюся здесь на два рукава и образующую большие песчаные мели. За рекой, у подножия Ливийской цепи гор разлегся величественный некрополь славного в древности города Фив. Некрополь частью отделен от реки полосками зеленой культурной земли и купами пальм… По обеим сторонам реки на развалинах города, занесенных землей веков и песками, ряд столетий ютились жалкие деревушки, население которых, уже совершенно чуждое каким-либо эстетическим потребностям, кроме узко жизненных, продолжало уничтожать выдававшееся из-под земли, оставляя, по счастью, то, что разрушить было не под силу, и то, что так или иначе можно было приспособить к жизни. Громадных денег и невероятного труда стоило светлой науке воскресить из мрака забвения все то, что ныне здесь, да и повсюду в Египте, хотя и в развалинах, встает перед восхищенным взором ученых, художников и любознательных туристов. Вперед идет работа исследователей, а за нею ширится и благородное знание… Мы знаем, что, входя здесь на большой двор храма, мы, собственно говоря, кладем неправильное начало осмотру всего храма Аменхотепа. Но что делать, ошибку эту делают все посетители. Осмотр храма следовало бы начинать с пристройки Рамсеса II, с его пилона, на котором рельефные изображения его побед над хеттами у Кадеша, а на верхней части западной башни – поэтическое описание этой битвы, известное под именем поэмы Пентаура, высеченное в длинных вертикалях иероглифов».

    Увидев это карнакское чудо, Шампольон писал брату: «Я не буду ничего описывать, потому что или мои выражения не стоили бы и тысячной доли того, что следует сказать, говоря о таких вещах, или же, если бы я набросал слабый эскиз, даже весьма бесцветный, меня приняли бы за энтузиаста, может быть, даже за безумца». Безмерное восхищение увиденным гигантским гипостилем храма Амона (начатого Харемхебом, завершенного лишь при Рамсесе II) высказал и российский путешественник А. С. Норов. Его не могло не потрясти это необъятное множество столпов (в зале было 134 колонны), коих «создание превышает силы народа, самого могущественного… Все виденные вами досель здания, хотя бы вы обтекли весь земной шар, игрушки перед этим столпотворением! Этот лес колонн, величины невообразимой, и где же? – внутри здания, повергает вас в глубокую задумчивость о зодчих». Имена зодчих этого чуда египетской архитектуры – Майа, Иупа, его сын Хатиаи. Самый большой гипостиль древнего мира наряду с пирамидами Египта.

    Каким был Город Мертвых 3000 лет тому назад, нам остается лишь гадать. С тех пор много воды утекло. Долину забыли все, конечно же, за исключением грабителей. В книге «Фивы» Х. Ливрага описывает трагическую пелену забвения и смерти, опустившуюся на Реку Жизни и Храм живых – Фивы… Многие храмы на окраинах Фив использовались как стойла и караван-сараи. Между колоннами стали вбивать балки. От дыма очагов и копоти жаровен потускнели яркие краски потолков и стен. Останки стен храмов использовались как фундамент для мечетей. Грабители проникали внутрь пирамид, делая отверстия в их стенах. Они ломали ценные саркофаги из сикимора и кедра, когда видели, что они не из золота. Саркофаги же из драгоценных металлов разбивались ими для переплавки. Мумии служили для удобрения почвы не только в Египте, но вплоть до XIX века вывозились и в Европу, где из них готовили всякие магические снадобья. В Англии мумии кошек и рыб использовались как средство от бесплодия. С падением Константинополя и отступлением арабов (после знаменитой битвы при Лепанто) некоторые ученые-путешественники (мусульмане и христиане) посетили фиванские руины. Но даже и в XVII веке немногие понимали, с каким сокровищем они столкнулись. Лишь иезуиты, отцы Протий и Франсуа, тщательно изучили Фивы и сделали рисунки и важные измерения. Они посетили и Долину царей. В 1707 году иезуит Клод Сикар определил расположение Фив и оставил потомкам его точное описание. Именно он, пишет Ливрага, «открыл Фивы вновь после тысячелетия неопределенности».

    Гробница Сеннеджена, сановника XIX династии. Поклонение богам


    К произведениям искусства в известной степени можно отнести рельефные композиции, встречающиеся в гробницах, цель которых обеспечение посмертного существования души умершего. Некоторые из них выполнены весьма искусно. Особую роль играли саркофаги, обеспечивавшие сохранность тела и «гарантировавшие» ему бессмертие. Они появились в долине Нила задолго до обряда мумификации (IV тыс. до н. э.). Особенно богатым и развитым декором отличались саркофаги Позднего периода. Весьма любопытен саркофаг «земледельца дома Амона». Лицо на крышке саркофага позолочено, брови и веки лица инкрустированы синим фаянсом, а зрачки черные. Интересен саркофаг и «музыкантши Амона-Ра-сонтера» Иусанх, внешняя поверхность его покрыта изображениями божеств и магическими символами. На днище саркофага нарисована богиня Маат в образе женщины в длинном белом одеянии, с пером истины на голове, и божества загробного мира. Мумию покрывали специальными чехлами (картонажным покрытием). Их искусно расписывали художники. Интересна и аппликация чехла мумии с изображением Анубиса, держащего покойного. Анубис бережно, можно даже сказать, нежно поддерживает тело усопшего, направляя его в лучший мир. Характерно и то, что в Римский период на качество мумий обращали куда меньшее внимание, нежели на внешнюю оболочку (та часто выглядела просто роскошно). Судя по всему, и в загробном мире усопшего «встречали по одежке». Тогда же появилось большое число масок. Широко распространено плоское изображение лица умершего (типа фаюмских портретов). Интересно и то, что при Птолемеях даже для масок простых смертных стало использоваться золото, хотя прежде это было привилегией фараонов. Черты лица масок обычно идеализированы, в них трудно угадать возраст или индивидуальные физиономические черты. Мертвые наделяются достоинствами.

    Госпожа Сузан Мубарак открывает первый в Египте Центр художественного творчества


    Великолепна роспись на задней стене некрополя XIX династии, чиновника Сеннеджена, «служителя на месте Истины». На ней изображены Сеннеджен, его жена, поклоняющиеся божествам загробного мира, среди которых узнавемы Осирис и Ра-Хоракти, а в верхней части – два Анубиса, стерегущие врата потустороннего мира, и очи Удьята, символа верховного божества. Возможно, прав Дж. Маджи, говоря, что эта роспись одна из самых прекрасных в некрополе по живости, свежести декорировки, образности изображенных фигур.

    Таким образом, творения египетских мастеров напоминают небесный небосвод. Некоторые звезды ярко сияют в черном провале времени, а некоторые лишь мерцают слабым светом. Но спустя тысячелетия в Египте, во многом благодаря мудрой политике президента Мубарака и его окружения, вырастают вновь молодые таланты, которые прославят свою страну.

    Жизнь народа, фараонов и вельмож

    Взглянем на то, какова повседневная жизнь простого египтянина. Жрецы внушали народу мысль о том, что в былые времена («во времена Ра») жизнь была благополучной. На деле большинство египтян жило трудно. Ремесленник должен был как-то продать свой товар. Торговец вынужден был найти покупателя. Земледельцы часто едва сводили концы с концами. Пастухи должны были сохранить в неприкосновенности стада коров, коз, баранов и т. д. Их преследовали различные невзгоды (от неурожаев до вредителей). Хуже всех паразитов были алчные и безжалостные чиновники, назойливые, как осы…

    В одном из поучений говорится: «Вот ты не помнишь участи земледельца при записи урожая. Берет червь половину ячменя, мыши многочисленны в поле, саранча опускается, скот ест, птицы воруют. Горе земледельцу!.. Но вот писец причаливает к берегу. Он записывает урожай. Его помощники с палками… говорят: «Дай ячмень!» Но ячменя нет. Они бьют его. Он связан и брошен в колодец. Он погружен в воду вниз головой, его жена связана… его дети скручены. Его соседи оставляют их, убегая, и пропал их ячмень». С годами почва истощалась, система ирригации нарушалась, лучшие земли переходили в руки богатых собственников и влиятельных чиновников.

    Примером того, как важен для Египта доступ к воде, является положение земледельцев Теадельфии, кома, расположенного на склоне хребта, окружавшего Фаюмский оазис с юга. Землю включили в сеть ирригации с середины III века до н. э. Так как она находилась сравнительно высоко над уровнем озера (около 40 м), ее обработка полностью зависела от подводящих воду каналов. Поселение долгое время считалось процветающим, о чем свидетельствуют руины домов и храма, посвященного богам Пнеферосу и Бубастос. Папирусы донесли до нас сведения о положении населения, состоянии экономики и социальной жизни комы.

    Передача стада коров властителю


    Жизнь десятков египетских городов указывает на то, что планировка городов была хаотичной. Города росли вокруг царских дворцов и храмов, рядом с которыми громоздились дома высших сановников, челяди, чиновников. Помещения знатных и богатых были просторными и располагались поближе к воде. В городах строились резервуары для воды и колодцы. В ограде Пер-Рамсеса насчитали по крайней мере четыре колодца, выложенные камнем. К ним вели специальные лестницы. Люди черпали воду из колодцев кувшинами даже в самые засушливые времена. Всюду можно было видеть зеленые насаждения, виноградники, плантации фиников.

    Рамсес III и сам был садоводом-любителем и активно занимался лесонасаждением. «Я заставил плодоносить все деревья и растения на земле. Я сделал так, чтобы люди могли сидеть в их тени», – с гордостью говорил он. Он разбил огромные сады в резиденции своего предка, проложил прогулочные дорожки, насадил виноградники и оливковые рощи. Всюду, где только было возможно, он разбил роскошные цветники. При его правлении постоянно обновлялись посадки цветов и деревьев, очищались священные пруды храмов. Особое внимание уделялось храмам богов. Одним из таких привилегированных храмов был храм Хора (Гора): «Я заставил расцвести священную рощу, которая находится в его ограде. Я заставил зеленеть папирусы, как в болотах Ахбит (где, согласно мифу, жил Хор-младенец). Они были в небрежении с древнейших времен. Я сделал цветущей священную рощу твоего храма и дал ей место, которое (ранее) было пустыней. Я назначил садовников, чтобы (там) все плодоносило». Думается, в те времена отдельные места в Египте выглядели, пожалуй, даже привлекательнее, чем ныне, в эпоху цивилизации.

    Бог ремесленников и кузнецов Пта (Птах)


    Вероятно, эти земли были желанным и лакомым куском для многих… Тут в эллинистический период находились владения чиновников-клерухов, а в первое столетие римского господства, когда Египет стал провинцией Рима, в этих местах располагались поместья членов семей императорского дома или фаворитов цезарей (Агриппины, Мецената, Динисиодора и др.).

    Реконструкция интерьера дома богатого ремесленника


    В дальнейшем, при смене власти в Риме, поместья уходили в государственную казну или оказывались в частных руках. Крупные собственники, заняв лучшие земли, влияли роковым образом на экономическое положение местных жителей. Так, по архивам можно проследить, как жители Теадельфии постепенно нищали, попадая в зависимость от богачей, превращались в арендаторов или поденщиков влиятельных особ. Пытаясь добиться справедливости, жители подавали иски в суды, прося предоставить им воду, без которой поля, да и они сами были обречены. Все напрасно. Вода доставалась владельцам тех земель, что были ближе к ней. Это так же, как в нынешней России средства и блага всегда достаются тем, кто ближе к «пирогу», к «ирригационной сети власти». И никакой «фараон» с этим распределением «бесценной влаги» ничего не может поделать (тем более в условиях так называемой демократии)… В итоге земля коренных жителей скудела, земельный фонд сокращался, приходил в запустение. Все это неизбежно вело к тому, что традиционные земледельцы вынуждены были бежать из этих мест или приспосабливаться к новым условиям, перестраивая хозяйство, занимаясь чем-то иным, что может прокормить.

    В смутные эпохи, когда в большие города стекались массы пришельцев, а власть фараона была скорее номинальной, каждый из новоприбывших устраивался, где и как только мог. Тогда-то и стали появляться египетские трущобы, целые гнезда убогих глиняных жилищ. Богачи же создавали свои виллы в самых престижных местах, захватывая общественные земли, как это порой делается в варварско-демократической России или в Украине при полнейшем попустительстве местной власти (та еще и способствует этому безобразию). Правда, в Египте простолюдины могли пристроить их домишки «прямо над гробницами священных соколов», у дворцов, храмов и даже в храмовых стенах. В России же нужны немалые деньги, чтобы дать взятку чиновнику, властям, дабы расположиться где-то «рядом с храмом», Кремлем или на Мамаевом кургане.

    Работы нынешних ремесленников Египта


    В эпоху победоносных войн и процветания жизнь знатных египтян была достаточно комфортной. Хотя простой люд в Египте всегда жил трудно, будь то ремесленник или земледелец (ткач, портной, сапожник, водонос, бальзамировщик, пекарь, мясник, рыболов, ювелир). Труд их был тяжел и строго регламентирован. Они частенько голодали. До наших дней сохранился остов поселения так называемой Долины ремесленников, что в нескольких километрах от Шейх-Абд-Эль-Курны. Египтяне называют ее еще Дейр-эль-Медина («городской монастырь»), так как тут когда-то жили монахи-копты Фиваиды.

    Торговля в Древнем Египте


    Однако еще задолго до них, в течение пяти веков (1500–1000 гг. до н. э.), тут обитали ремесленники, строившие и украшавшие царские гробницы Фив. Представим себе, как каждое утро отряды тружеников (каменщиков, каменотесов, скульпторов и художников) направлялись по тропе в царский некрополь. Вокруг суровый и не очень-то приветливый пейзаж скалистых желто-красных гор, напоминающих саван. Они работали в некрополе девять дней подряд, по восемь часов ежедневно, а в десятый день отдыхали и занимались своими делами. Трудились двумя бригадами. Ими руководили «инженеры» и «прорабы» – архитекторы и художники. Жили в деревне, окруженной стеной. Это был своего рода трудовой лагерь. Поскольку все считались «хранителями секретов», они должны были сохранять «тайну». Дома выглядели просто и непритязательно – скромные хижины из высушенного кирпича. Такие жилища и сегодня можно видеть в Египте на каждом шагу. Они включали небольшую прихожую, гостиную, комнату и кухню. Тут обитали дети и жены. Конечно же дома состоятельных ремесленников выглядели иначе. Дома представителей «среднего класса» состояли из двух и более этажей, причем внизу обитали ремесленники. В 1985 году на острове в районе Гиза открыта для туристов такая «фараонова деревня».

    Признак ухудшения положения масс населения стал особенно заметен в позднюю эпоху Новейшего царства, о чем говорят факты самопродажи египтян в рабы. Ясно, что продававший себя в рабство попадал в безвыходное положение, раз он отказывался от своей свободы и свободы детей на веки вечные. Все, что имелось у раба, вплоть до одежд, принадлежало отныне новому хозяину. Бывали случаи, когда бедные люди продавали себя в рабство, вместе с их будущим потомством. Это подтверждают и документы.

    Известно, что детей в Египте зачастую оставляли на окраине деревень и городов, в районах мусорных куч (свалок и отходов). Их так и называли: «подобранные» или «взятые с навозной кучи». Понятно, то были дети из бедных или, как мы ныне говорим, «из неблагополучных семей». Одно из таких писем относится, видимо, к началу римского времени истории Египта. Некий Иларион, уехавший из-за своего бедственного положения на заработки в Александрию, пишет своей жене Алите, которая осталась дома. Начинает он обнадеживающе и просит не волноваться насчет того, что он сможет забыть ее: «Как могу я тебя забыть?» Он сообщает, что тотчас же вышлет ей деньги, как только заработает, и поручает позаботиться об их мальчике. Зная, что она находится в интересном положении и вот-вот должна родить, отдает распоряжение: «Если, как следует ожидать, ты родишь, то, если это будет мальчик, оставь (его), если же это будет девочка, выбрось (ее)». Письмо красноречивее всяких слов говорит о том, каково было реальное положение полунищего и нищего населения Египта.

    Фигурка рабыни


    Нередко труженики просто голодали… Обнаружена запись: «В этот день отряды ремесленников преодолели пять (застав) царского некрополя, чтобы сказать: «Мы голодаем уже 18 дней». Жрецам или «божьим отцам» они говорят: «Мы пришли сюда из-за голода и жажды. У нас нет платья, нет масла, нет рыбы, нет овощей. Сообщите об этом фараону…»» И таких слов, осуждающих полнейшее равнодушие знати, жрецов, фараонов, встречаем немало. На стенах коридора, ведущего к заупокойному храму пирамиды Унаса (где ныне развалины коптского монастыря Св. Иеремии), имеется сцена, изображающая бедняка, умирающего от голода. Сцена эта поражает своим реализмом. Подтверждением тяжелого положения масс стали и строки из «Беседы разочарованного» (III тыс. до н. э.). Описывая свои злоключения, автор критически воспринимает призыв божества «следовать за прекрасным днем, забыть заботы» и, рисуя мрачную реальность, с горечью и пессимизмом восклицает:

    Смерть стоит предо мною сегодня,
    как выздоровление от болезни,
    Как выход после болезни.
    Смерть стоит передо мною сегодня,
    как запах благоуханий,
    Как сидение под парусом
    в ветреный день.
    Смерть стоит передо мною сегодня,
    как запах лотоса,
    Подобно сидению на берегу пирования.
    Смерть стоит передо мною, как
    желание человека увидеть дом свой,
    После того как многие годы провел он
    в заключении…

    Понятно, что жизнь египетской знати была иной. Их жизнь – сплошной праздник. Чета фараона выезжала на позолоченной колеснице, сопровождаемая возгласами – «Жизнь, процветание, здоровье»… Фараон часто останавливался и вел беседы с народом, а в праздничные дни одаривал приближенных. Число празднеств было велико. Это объяснялось тем, что каждый крупный храм один или несколько раз в году отмечал выход своего божества. В Бубастисе, обители госпожи-кошки Бастет, происходили веселые церемонии. Сюда съезжались паломники со всех концов страны, те, кому покровительствовала богиня. По этому поводу «выпивалось вина больше, чем за весь остальной год». Столь же торжественно отмечался выход Птаха в Мемфисе, праздники Себека в Фаюме, Анубиса в Ассиуте, Осириса в Абидосе, Хатхор в Дендере. Грандиозное впечатление на народ, судя по всему, производили явления Амона, Мут, Хонсу в Фивах, церемониальное плавание Хнума и Анукет от острова Элефантина к первому порогу Нила, иные церемонии. В свободный час многие находили отдохновение в охоте на диких зверей (львов, бегемотов, кабанов, газелей), птиц или же ловили в реке рыбу.

    Охота знатного египтянина. Древнее царство


    Жрецы проявляли немалую изобретательность, стараясь привлечь массы в храмы богов, которых они прославляли… Как утверждает Масперо, чтобы придать богам весомость в глазах простого народа, некоторые из них были «говорящими». Они могли сообщать свою волю верующим таинственными словами или знаками и движениями. Говорят, для этого делались даже специальные деревянные статуи, состоящие из подвижных частей. Их покрывали золотом для придания им соответствующего их рангу великолепия. Ответ давался движением, словом, наклоном головы, хотя в некоторых случаях божество произносило целую речь. Разумеется, за них речь произносили сами жрецы. Чистой воды надувательство, но это производило впечатление на темную и невежественную массу. Кстати говоря, можно согласиться с мнением тех ученых и антропологов, которые убеждены: самым почитаемым жрецом или магом считался тот, кто совершенно не верил в собственные заклинания и пророчества. Тем не менее всевозможные любовные заговоры, целительные заклинания, пророчества относительно земледелия, гадания, снятия порчи и даже проклятия недругам были широко распространены в Египте, как они распространены и в нашем мире.

    Охота на Ниле. Фивы


    Однако приходилось учитывать и то, что, при всей «монархичности» и «теократичности» сознания тогдашних масс, в иных умах могла возникнуть крамольная, но верная мысль о том, что бывают и никудышные правители. Поэтому нужен был документ (или литературный труд), который ориентировал бы государство, правящую элиту, нацию на совершенный образ правления и «идеального правителя». Замечу, что задолго до появления трактатов Макиавелли, Монтескье и Руссо египтяне дали миру образец древнейших рассуждений о благочестии государя – «Поучение царю Мерикара». Мерикара – лицо реальное (монарх гераклеопольского царского дома), жившее в XXII веке до н. э. Вероятно, его правление было достаточно продолжительным и весьма успешным.

    Вельможа высокого ранга времен V династии


    Документ любопытен… Хотя конечной целью Поучений является благополучие самого царя, оно понимается в достаточно широком смысле слова (как благополучие всего общества): то есть чтобы считаться совершенным правителем, фараон должен быть признан таковым социумом. Поэтому в тексте присутствует масса дельных советов тому, кто управляет страной. Тут сказано, что на окружение царя мудрая речь воздействует гораздо эффективнее, чем любое оружие. Подвергается резкому осуждению та алчность, которая ведет к ограблению подданных в Египте. Нельзя покушаться на имущество граждан. Загробная участь фараона зависит от памяти людской. По воззрениям древних египтян, необходимо было как можно лучше заботиться об отправлении культа умерших царей, не останавливаясь перед любыми затратами. Придавая могиле должное величие, пышность и блеск, живущие тем самым могли рассчитывать на милость усопших по отношению к живым.

    Чиновники, получающие награду от царя. Фрагмент гробницы Харемхета


    Царь обязан был всячески заботиться об уровне жизни служащих государства. Если чиновник остро нуждается, он неизбежно начнет преследовать свой материальный интерес, тут же забывая о благе страны и управляемого народа. И тогда все государевы законы не будут стоить даже стебля папируса.

    Большим грехом считалось преследование невинных. Смерти следует придавать лишь злостных преступников. Особое внимание следует уделять воспитанию молодежи. Защитники страны должны уметь владеть оружием и обучаться военной науке. Надо заботиться не только о живых, но и об умерших, сохраняя в целости и порядке кладбища (о гробокопателях и ворошителях могил сказано резко – «мерзостное дело»). Правитель обязан сохранять храмы, принося богам дары, подобающие их рангу и значению. Но и тут надо знать меру. Главное же, к чему должен стремиться справедливый государь, – внушать любовь и уважение подданных. Надо не разрушать, а созидать! Нет пользы и славы в разорении и разрушении созданного твоими предшественниками. Таких людей ждет позор и проклятие…

    Развалины храмов и специальных помещений


    Надо сказать, что в истории Египта, конечно же, были правители, чье правление было действительно благодетельным для страны. Таким царем был Аменемхет III, фараон XII династии, чье правление начинается с 1849 года до н. э. Уже его отец, Сенурсет III, управлял в течение 38 лет огромным царством, лежавшим на протяжении тысячи миль вдоль всей долины Нила. Он поднял производство сырья, создал прекрасно оборудованную колонию в Сарбут-Эль-Хадеме (хотя условия работы в «злое летнее время» были там очень и очень тяжкими), проявлял заботу о состоянии ирригационных систем, расширил систему орошения за счет Фаюмской долины. Страбон видел особые приспособления для урегулирования вод, которые наполняли озеро во время разлива Нила. Подсчеты ученых говорят, что с помощью этих вод можно было удвоить количество воды в реке вниз от Фаюма, в продолжение ста дней низкого стояния Нила, начиная с первого апреля. Эта богатая провинция, отвоеванная у озера, стала царской собственностью и любимым местом пребывания царей XII династии. Возник цветущий город, известный грекам под названием Крокодилополя, с храмом в честь бога-крокодила Себека. Тут же возвышался обелиск Сенусерта I и две колоссальные статуи Аменемхета III. Неподалеку, в лощине, т. е. на северной стороне водного канала, возвышалось огромное здание площадью 800 ґ 1000 футов, религиозно-административный центр Египта. В здании размещалось тогда правительство страны. Это было одно из самых ярких чудес Древнего Египта. Среди путешественников и историков греко-римского мира оно получило название Лабиринт.

    Стела вельможи Сенбефа из Абидоса


    Страбон описал постройку: «Удивительная вещь, что потолок каждой комнаты состоит из единого камня, а также, что проходы покрыты равным образом сплошными плитами необычайных размеров, причем ни дерево, ни другой строительный материал не употреблялись». В нынешнее время от этого великолепия не осталось и следа. В течение полувека Аменемхету III удавалось поддерживать мир и благоденствие. Народ пел о нем песни:

    Он покрывает Обе Страны зеленью
    гораздо больше, чем великий Нил.
    Он одаряет Обе Страны силой.
    Он – жизнь, освежающая ноздри;
    Сокровища, которые он дает, – пища
    для тех, которые следуют за ним.
    Он питает тех, которые идут его путями.
    Царь – пища, и его уста – изобилие.

    К сожалению, ревность и завистливость других фараонов, их желание создать себе славу на руинах былой славы предков (что часто встречается в истории) привели к тому, что многие строения фараонов XII династии или значительно пострадали, или попросту были снесены. Как отмечают Брестед и Тураев, вандализм XIX династии, в особенности в эпоху Рамсеса II, уничтожил бесценные летописи Среднего царства. Причина – безрассудное использование памятников в качестве строительного материала. Надежды Сенусерта I, заявлявшего: «О моей красоте будут помнить в этом доме, мое имя – вершина обелиска, и мое имя – озеро», не осуществились. Исчезли и храмы, и окружавший их город, и озеро.

    Статуи Верховного жреца и полководца Рахотепа и Нофрет


    О положении Египта в эпоху Среднего царства можно судить по так называемому Лейденскому папирусу или по папирусу из Эрмитажа. Любопытно «Обличение Ипувера». Описанные там события египтологи нарекли «социальной революцией». В 1919 году по поручению Государственного института искусств В. В. Струве прочитал доклад о социальной революции в Египте. Он считал, что крупный социальный переворот имел там место в конце Среднего царства (1750 г. до н. э.). Тогда же в Германии вышло в свет исследование Эрмана «Mahnworte eines agyptischen Propheten». Крупнейший немецкий египтолог рассматривал Лейденский папирус как свидетельство о восстании низов, случившееся в конце Старого царства. В труде Б. А. Тураева «Египетская литература» (его печатали в Москве фактически в те самые дни, когда стало известно о смерти великого ученого) было сказано: «Картина, описанная… (в Лейденском папирусе) напоминает нашу современность и, вероятно, отражает происшедший в Египте …после крушения Древнего царства или перед эпохой Хиксосов (гиксосов) грандиозный социальный переворот. Война не прекращается внутри и вне, в связи с этим развивается анархия и падает общественная безопасность, искусства и ремесла в упадке, социальный и политический порядок нарушен, даже к богам исчезает почтение (говорят «если бы я знал, где бог, я, пожалуй, принес бы ему жертвы»), не действуют магические заклинания. Всюду печаль; скорбит вся природа. Небезопасны и дворцы, и гробницы царей. Но сам царь виноват во всем, и это безбоязненно и в форме иронии говорит ему в глаза Ипувер». Можно говорить о том, что на мнения известных ученых повлияли грандиозные, роковые события, связанные с Октябрьской социалистической революцией. Однако даже без учета этих обстоятельств то, что происходило в Египте, действительно очень походило на «восстание масс».

    Молитва под пальмой. Роспись гробницы Амоннахта в Фивах


    Начало XIII династии было ознаменовано жестокими смутами. В стране обострились соперничество за власть и противоречия. Речи о созидательной работе не было. Прекратилось строительство каналов, дворцов, ирригационных сооружений. На Египет обрушивались все новые напасти. В тексте говорится: «Люди чужой страны будут пить из реки Египта… Страна будет разграблена… Возьмутся за оружие ужаса, в стране будут мятежи… Все хорошее улетит. Страна погибнет, как ей предопределено. Будет разрушено все находящееся (в ней). Страна пребудет в несчастии. Я сделаю нижнее верхним… Бедный будет собирать сокровища, вельможи сделаются ничтожными. Явится царь с юга (державы) – Амери имя его. Злоумыслители опустят свои лица из страха перед ним. Азиаты падут от меча его, ливийцы – перед его пламенем…, бунтовщики перед его силой. Правда снова займет подобающее ей место, а ложь будет изгнана. Будет радоваться этому всякий входящий, находящийся в свите царя…»

    Рай египтян (в царстве Иалу). Оба супруга пашут, сеют и собирают урожай


    Ипувер, обращаясь к царю, описывает происходящее. «Воистину: лица свирепы… то, что было предсказано, происходит. Лучшая земля оказалась в руках банд. Человек идет пахать со щитом… Грабители всюду. Раб тащит похищенное… Нил орошает, (но) никто не пашет… Люди говорят: «Мы не понимаем, что происходит в стране»… Женщины бесплодны, не беременеют. Не творит больше Хнум из-за состояния страны… И тот, который не мог изготовить себе и сандалий, стал теперь собственником богатств. Сердца людей жестоки, мор по всей стране, кровь повсюду. Многие мертвецы погребены в Ниле. Река (превратилась) в гробницу. Благородные – в горе, простолюдины – в радости. Каждый город говорит: «Будем бить сильных (т. е. знатных) среди нас». Люди подобны птицам, ищущим падаль. Грязь – во всей стране… Земля повернулась, подобно гончарному кругу. Разбойник стал владельцем богатств. Богач стал грабителем… Пустыней стала страна, номы разграблены, варвары извне пришли в Египет. Вскрыты архивы. Похищены податные декларации. Чиновники убиты. Взяты документы. Зерно Египта стало общим достоянием. Свитки законов судебной палаты выброшены на улицу. (По ним) ходят и их топчут… Бедные ломают печати на улицах… Бедные свободно выходят и входят в великие дворцы». Перед нами картина народной революции.

    Египтянка, просящая милости у бога


    Эти длинные, порой бессвязные речи напоминают обличения Давида пророком Нафаном. Тут описаны бедствия, постигшие Египет после крушения Древнего царства или перед эпохой гиксосов. Произошел грандиозный социальный переворот. Война внутри и извне не прекращается, растет анархия, призрачна безопасность, не действуют никакие заклинания. Всюду печаль и скорбь. Привести все в норму мог бы один бог Ра или его наместник на земле – премудрый царь. Только в его силах «искоренить зло» и навести порядок. Мудрец рисует идеалистическую картину, когда в стране водворятся мир и спокойствие. Все заняты производительным трудом, а не убийствами и грабежами, не забывают о своем долге и обязанностях, все веселы и довольны. Не вполне ясно, как автор представлял эти лучшие времена, ждал ли он их наступления на земле или на небе. Во всяком случае, Брестед назвал сей текст проявлением «социального идеализма, который у евреев мы называем мессианством». Тураев же разделяет точку зрения Гардинера, видя в идеальном царе бога Ра.

    Дом знатного египетского вельможи – с садом и слугами


    Но был ли тот благой бог, что готов вступиться за бедняка? Дошли молитвы к египетскому богу Амону эпохи Нового царства (Амону-Ра): «Большие взывают к тебе, Амон, и маленькие ищут тебя». Однако земные законы, словно в насмешку над правдой и справедливостью, нещадно попирались. Маленьким людям оставалось уповать на милость божью. Но тот не спешил прийти на помощь. С воцарением частной собственности в сознании людей образ злого божества персонифицировался в облике богача и крупного феодала-чиновника. Египтяне видели, как боги служат всем этим обманщикам, лжецам и ворам, а потому они, не стесняясь, награждали бога эпитетом «владыка лжи, князь обмана».

    Вельможа Хеви у чаши для возлияния. Берлин. Египетский музей


    Усилились скептические настроения и в религии. Не потому ли Гермес Трисмегист, пророчествуя, предсказал приход тяжких времен для богов. Боги не принесли счастья людям: «О, Египет, Египет! Одни только предания останутся о святости твоей, одни слова уцелеют на камнях твоих, свидетелях благочестия твоего… Наступят дни, когда будет казаться, что египтяне тщетно служили богам так усердно и ревностно и в религии, потому что боги уйдут на небо, и люди на земле погибнут. Ты плачешь, Асклепий? Но придут еще горше бедствия: сам Египет, некогда светлая земля, станет примером несчастия, впадет в отступничество. Земля, любимая богами за ее набожность, станет вертепом разврата, мир перестанет внушать им благоговение… Потоки крови осквернят твои божественные воды и зальют берега; число мертвых превысит число живых, а уцелевшие лишь по языку будут считаться египтянами, …превратившись в чужеземцев, подавая пример жестокости».

    Смута могла возникнуть и в ходе борьбы за престолонаследие. У фараонов были сыновья, и иногда очень много сыновей. Между ними нередко возникала смертельная вражда (особенно если они от разных матерей). В основе соперничества лежали вопросы власти, материальные интересы. В «Царевиче, не помнящем зла» рассказывается, как молодого царя соперники отстранили от власти. Отец решил наследником сделать сына от наложницы. Пересказывать страдания и беды законного принца не будем. Финал же истории таков. После долгих злоключений на его сторону переходят армия и гвардия. Царевич врывается в покои самозванца и видит того, напуганного до смерти, «бледного от страха и потного, как женщина после сношения». В гневе он хочет заколоть мерзавца, но сдерживает свои эмоции и прекращает резню во дворце. Однако виновник не избежал заслуженного наказания. Предателя бросают в кишащую крокодилами реку. Победитель милостиво говорит внутренней оппозиции: «Вот – первая и последняя казнь среди приближенных моих, ибо не помню зла». И враги якобы восхваляли его. Эта замечательная история более походит на сказку.

    Шейх Эль-Балад (царский сын?)


    Боги, будучи «крупными землевладельцами», нуждались в многочисленном персонале (жрецы, слуги, охрана). В эпоху Нового царства число храмовых людей не превышало 2 процентов от пятимиллионного населения Египта, но всех их надо было обеспечить богатством или хотя бы достатком. Сюда входили: сами правители (жрецы), их подданные (семдет), рабы из числа военнопленных Египта и т. д. Первые являлись свободными собственниками, приписанными к храму (часть из них – рабовладельцы). Вторую группу составляли храмовые рабы и рабыни. Когда фараоны вернули себе землю после изгнания гиксосов, они стали ее раздаривать жрецам храмов, что было крайне недальновидно и даже опасно, хотя и неизбежно.

    Портрет одного из верховных жрецов Египта. I?в. Берлин. Египетский музей


    Жрецы – привилегированная часть египетского общества. Охота за жреческими должностями имела в своей основе корыстный интерес. Бдагодаря ей жрец получал в пользование часть храмового достояния и долю храмовых доходов, будь то земельный надел или продовольственные поступления. За эту должность шла борьба. Зачастую стороны не останавливались перед уголовными преступлениями, такими как похищение вещей, разрушение дома врага и соперника и т. д. Шла даже бойкая торговля жреческими должностями. Доходное жреческое место порой давалось и в виде взятки вельможе. Стареющим сановникам жреческие должности предоставлялись в порядке награды и обеспечения старости (как ныне у нас иным отставникам дается сенаторское кресло). Так, одному из храмов передали с ведома правительства большой участок государственной земли (площадью свыше 4 кв. км) с населением и стадами… «Можно себе представить, какую огромную хозяйственную и государственную величину и силу представляли при таких условиях позднеегипетские храмы и их жречество, слившееся в нерасторжимое целое с гражданской знатью».

    Маг – хранитель мумий фараонов


    Правда, стать жрецом можно было и по воле случая или жребия. Время от времени жрецы выбирали тех, кто должен был унаследовать в будущем их знания и посты. Из отобранных детей готовили врачей, писцов, хранителей архивов, стражников. Наиболее способных отправляли на обучение в школу Амона. Но лишь единицы становились жрецами или жрицами бога, попадая на вершину властной пирамиды.

    Ведущие храмы располагали крупными хозяйствами. По некоторым данным, жрецам принадлежало от 2 до 20 процентов населения Египта и от 15 до 33 процентов обрабатываемых земель. Деятельность храмовых хозяйств контролировалась бюрократией фараона. О дарении храмам земель, продуктов, предоставлении им благ говорится в «Палермском камне» (летописи эпохи фараонов V династии). Документ говорит о размере налогов, о том, что главный источник пополнения рабов – войны, которые вели фараоны с целью захвата пленных, сокровищ или скота. Рамсес IV приписал к храму бога Сутеха людей, коих он «взрастил», и рабов, то есть военную добычу, полученную «в качестве добычи меча». Ради благополучия храмов, носивших его имя, Рамсес обложил тогда податями Верхний и Нижний Египет, Финикию, Нубию и т. п. Каждая удачная война обогащала жрецов и казну храма. К примеру, богу Амону принадлежало 433 садов и рощ, а примерно 80 садов и рощ принадлежало другим богам. Этого бога (Амона) обслуживала пятнадцатая часть населения, ему принадлежала одиннадцатая часть земли.

    Большая часть населения Египта все же была свободными людьми (земледельцы, охотники, пчеловоды). Земледельцы отдавали фараону пятую часть урожая. Храмы обязались платить государству солидные денежные и натуральные налоги: скотом, зерном, продовольствием. Но такой порядок был скорее исключением.

    Храмы обладали еще одной очень важной привилегией: вошедший туда получал право убежища и пользовался неприкосновенностью (даже если его преследовали за долги, или если он был преступником или рабом). У границ храма висела табличка с указом царя: «Кто не имеет дела, пусть не входит сюда». Такие порядки были чрезвычайно выгодны храму. Нашедшие тут убежище становились собственностью жрецов. У преследуемых людей был небольшой выбор: бежать в другой ном, перебраться в Александрию и там затеряться, или укрыться в храме.

    Колье из золота и драгоценных камней принцессы Среднего царства


    Позже жрецы вышли из-под опеки фараона, а при Рамсесе X стали хозяевами положения в стране (жрец Херикор положил конец XX династии фараонов). Жрецы активно участвовали в торговых сделках и ростовщических операциях. Подданные фиванских, гелиопольских, мемфисских и прочих храмов вносили часть подати серебром. Бедные слои населения ненавидели жрецов. И эта ненависть объяснима. Сдавая им землю и орудия в аренду, жрецы взимали с них недоимки, вынуждая крестьян продавать свой дом, скот и даже отдавать в залог детей.

    Египтянин перед сидящим фараоном. Папирус


    Взирая на богатства жрецов, их синекуру, иные стали помышлять о переделе богатств. Известны случаи выступлений бедняков против храмов и жрецов. Порой храмы подвергались нападению. Мятежники выгребали сокровища, разрушали храмы, растаскивали даже камни и двери. Такое случилось в ходе гражданской войны между Эвергетом и Клеопатрой. Старая система власти в Египте рухнула. «Кто был ничем, тот стал всем». Вновь вспоминаются слова Ипувера: «Бедные в стране превратились в богачей; тот, кто владел чем-нибудь, теперь ничего не имеет… Кто не имел хлеба, теперь обладает житницей; его амбар наполнен достоянием другого». Тот, кто раньше спал в грязи, теперь спит «на пуховой подушке». Подумать только: «дети чиновников – в лохмотьях», а знатные дамы становятся легкой добычей вчерашних люмпенов. Они «сделались как служанки, их дети отданы на разврат». Страшно подумать, что творится в этом мире: рабыни едят вдоволь и словно принцессы украшают себя драгоценностями. Лейденский папирус доносит до нас призывы к мести: «Прогоним сильных из своей среды!» Бедняки захватывают дворцы («мир – хижинам, война – дворцам!»). Арестовали и царя. Житницы открыли народу. Чиновников прогнали, их попросту рассеяли. Налицо признаки социальной революции. Не доверяя черни, власть отгораживается от рабочих кварталов толстыми стенами.

    Сцены борьбы на египетских росписях


    Конечно, в отдельные периоды истории были властители, пытавшиеся как-то облегчить тяжкую долю народа… Власти Египта старались увеличить число праздничных дней (во время «царских» праздников работников отпускали домой на четыре дня). Рабочая неделя, состоявшая из 10 дней, имела два выходных. Во времена Древнего царства князь города Этбо (Эдфу) оставил для потомства надпись: «Давал я хлеб и пиво голодному, одежду нагому, какого только находил я в области этой. Давал я крынки молока. Отмеривал я ячмень из моего дома голодному, кого только находил в этой области. Найдя человека, получившего зерновую ссуду от другого, я возмещал ее хозяину из своих закромов. Я производил погребение тех, у кого не было сына, чтобы выполнить священный долг. Я давал даже одежду, чтобы похоронить несчастного, если таковой у него не нашлось». И все же такие добрые правители являлись в Египте исключением. «Остерегайся черни, дабы не случилось с тобою ничего непредвиденного. Не приближайся к ней в одиночестве, не доверяй даже брату своему, не знайся даже с другом своим, не приближай к себе никого без нужды. Сам оберегай жизнь свою даже в час сна, ибо нет преданного слуги в день несчастья. Я был доступен неимущему, как и имущему. Но вот вкушавший хлеб мой поднял на меня руку. Тот, кому я протягивал длань свою, затеял смуту против меня». И далее рассказывается о коварной попытке заговора (или переворота). Фараон при этом испытывает нешуточные душевные муки: «Неужели смуту замыслили во дворцовых покоях?» В расчет не берутся ни его победы, ни то, что он покорил ряд стран, ни то, что «изгнал азиатов, словно собак», ни то, что «воздвиг дворец и украсил золотом палаты его». Более того, в его правление люди якобы и не голодали, и не испытывали жажды. Все жили в мире и покое. Увы, дворцовая челядь затеяла смуту. Дается и совет: если хочешь упрочить свое правление – уничтожь врагов. В таком же духе дает наставления гераклеопольский царь Ахтой: «Вредный человек – это подстрекатель. Уничтожь его, убей… сотри его имя, погуби сторонников его… Подавляй толпу, уничтожай пламя, которое исходит от нее. Не возвышай человека враждебного. Тот, кто беден, – он враг. Будь враждебен к бедняку. Он дает разъяриться толпе, помещенной в рабочие дома». Социальный конфликт очевиден.

    Стела № 81?на острове Сехель. «Стела голода»


    Вдобавок ко всему между фараоном и народом стояли жрецы и чиновники. Они грабили и притесняли египетских пролетариев, зачастую ставя их в безысходное положение. Хотя жрецы и считались «чистыми» (они теоретически не знали женщин, не ели рыбы и мяса), как и у наших начальников, аппетиты их были завидными. Труженикам из их пасти даже маковая росинка крайне редко перепадала. Словам Шампольона о том, что Рамсес Великий заботился прежде всего о благополучии народа, верится с трудом, как и словам Диодора и Р. Уилкинсона о равной доступности египетского права для богатых и бедных.

    Женщина, готовящая пиво


    Так, при Рамсесе III, когда общая экономическая ситуация в стране, видимо, заметно ухудшилась, возникла инфляция. Чудовищно взлетели цены. Рабочие некрополя в Фивах взбунтовались из-за того, что жалованье удерживали чиновники. Дело не всегда ограничивалось мирными забастовками (недовольные «ложились в постель»). В отрывках дневника читаем: «Пролом пяти стен Некрополя рабочими, которые кричат: «Мы голодны уже 18?й день». Они сели в задней части храма Тутмоса III и заявили, что не сдвинутся с места. Сразу же сбежалось местное ворье (два квартирмейстера, бригадиры, начальник тюрьмы Некрополя). Они стали убеждать рабочих вернуться к работе, обещая, что произведут выплату зерном. Рабочие поверили и вернулись, но их снова обманули. В ярости рабочие сделали новый пролом в стенах Некрополя. Через пару дней пришли все те же начальники и военные. Объявились и жрецы. Однако рабочие никому уже не верили, заявив: «Мы ушли сюда от голода и жажды. У нас нет платьев, нет масла, нет рыбы, пищи. Напишите об этом фараону, нашему милостивому господину, чтобы нам дали возможность существовать». Лишь тогда чиновники, испугавшись, выдали им жалованье за предыдущий месяц. Вероятно, начальство хотело его присвоить. Беспорядки на этом не прекратились. Начался бунт в Некрополе. Один из лидеров рабочих сказал: «Уходите и захватите с собою инструменты, разбейте двери, заберите жен и детей». Когда офицеры хотели заставить их работать, те заявили: «Именем Амона, именем царя. Нас сегодня никто уже не заставит работать». Глава стройки попытался снизить накал конфликта, выдав работникам половинные порции. Он пытался убедить их, что «в закромах ничего нет». Ситуацию подобное объяснение нисколько, разумеется, не улучшило.

    Женщина вручную каменным жерновом мелет зерно


    В результате, отмечает Тураев, рабочие стали пополнять контингенты шаек бродяг и грабителей, подвизавшихся в Некрополе и уже давно занимавшихся грабежом царских и других мумий. Это стало известно, и при Рамсесе IX состоялся скандальный процесс, о котором подробно рассказывают папирусы Эббота, Майера, Эмхерста. Арестовали нижних прислужников храма Амона и каменщиков. Под пытками они признались: «Мы открыли саркофаг и погребальные пелены и нашли почтенную мумию царя с длинным рядом золотых амулетов и украшений на шее и голове. Почтенная мумия была совершенно покрыта золотом, и саркофаг был им украшен, равно как всякими драгоценными камнями. Мы оторвали золото, украшения и амулеты».

    Надо согласиться с оценкой историка: «Мы можем сочувствовать грабителям, которые, должно быть, действовали с помощью работников некрополя, долг которых состоял в защите гробниц. Но они голодали из-за недостатка хлеба, который честно заработали, в то время как молчаливые мертвецы в скалах блистали золотом и драгоценными камнями. Несколько документов свидетельствуют о взяточничестве и прямом воровстве чиновников казначейства двора. Жрецы не отставали в жадности от своих коллег в государственной бюрократии». Труженики всегда оказываются заложниками алчности и подлости элиты.

    Жрецы, писцы, главы министерств имуществ погрязли в воровстве. Они обворовывали и свой народ, и фараона. В одном из документов говорится, как из житницы бога Амона хранители-завхозы украли почти половину хранящегося зерна. Это наблюдалось повсеместно.

    Алебастровая посуда египтян для питья и приема пищи


    Положение в некоторых случаях было столь тяжелым, что люди похищали отбросы у свиней. Большим событием было, «если приходят люди из оазиса и приносят свои продукты». Терпение угнетенных масс лопнуло. Вооруженные палками, мечами и луками, они создали отряды и напали на знатных людей. Бедняки стали захватывать у богачей и жрецов землю, дома, скот, суда. Ликвидировали поборы в пользу царских и храмовых хозяйств. Должностных лиц, особо свирепствовавших в поборах, злоупотреблявших властью, подвергли жестокой расправе… Восставшие убивали царей, выкидывали их мумии, грабили их дворцы, не щадя ни вельмож, ни детей жреческой знати (разбивали о стены). Всюду слышны крики: «Да будем мы бить имущих среди нас». Акты отмщения, видимо, находили поддержку у народных масс («невежде покажется все это прекрасным»). Среди восставших были не только бедняки, но и представители служивого сословия («неджесы»). Это был, как мы бы сегодня сказали, тогдашний средний класс, т. е. «квалифицированные работники». Все они выступали не столько против государства как такового, но против тех, кто использовал возможности и прерогативы египетского государства в целях наживы и эксплутации.

    Праздник в саду вельможи в эпоху Среднего царства. II тыс. до н. э.


    Чтобы скрасить жизнь бедняков, власти устраивали церемонии и увеселения. В эпоху Нового царства в Ахетатоне количество праздничных дней доходило до 120 дней в году. Был и некий кодекс поведения чиновников и особ, приглашенных на пир. Визирь Птаххотеп писал (ок. 2500 г. до н. э.): «Когда ты приглашен на ужин важным человеком, принимай то, что предлагается, и благодари его щедрость. Обращайся к нему, но без настойчивости и не слишком часто. Не говори с ним, если он не говорит с тобой. Так как ты еще не знаешь, что могло бы вызвать его недовольство, говори тогда, когда он предлагает тебе, пусть твоя речь будет приятна ему… Не спорь, если у него не останется времени на ответ. Если он обнаружит свое невежество, не позорь его, а держись с ним деликатно. Не говори слишком много, не останавливай его речь, не набрасывайся на него со своей беседой, не утомляй его, чтобы в другой раз он не избегал общения с тобой…» Особо пышные празднества устраивались при главных храмах (в большом храме в Мединет-Абу в эпоху Рамсеса IV), куда доставлялись в больших количествах хлеб, вино, пиво, быки, гуси, различного рода яства.

    Фигурка египтянки-коробейницы


    Меню застолий у разных социальных групп, естественно, различалось. «Одни получали во время религиозных праздников наиболее лакомые блюда, – пишет Д. Редер, – (всевозможные печенья высшего сорта, мясо, вино и т. д.), другие довольствовались более дешевой и скудной пищей (рыбой и пивом). Градация социального положения давала себя чувствовать в Египте под сенью храмовых колонн с такой же силой, как и в любом другом месте». Бедняк чаще всего вообще обходился лишь лепешкой и сушеной рыбой. Богачи же вкушали самые дорогие вина – виноградное, пальмовое, финиковое, лучшее пиво, ели мясо гусей.

    Египтяне любили и выпить. Полагают, впервые виноградная лоза появилась в египетском городе Плинфине (другие называют Олимпию в Элиде). Поэтому, как считал философ-академик Дион (видимо, и сам не дурак выпить), египтяне стали большими ценителями и любителями вина. Учитывая относительную дороговизну этого напитка, которое тогда было не по карману беднякам (как и в наши дни), египтяне «изобрели средство для облегчения положения бедняков, которым не хватало на вино, – а именно ячменный напиток (пиво. – В. М.); и выпившие его приходили в такой восторг, что принимались петь, плясать и во всем вели себя как настоящие пьяные» (Афиней). Пиво – традиционный напиток бедняков с первых шагов зарождения цивилизации.

    С середины II тысячелетия в Египте, Ассирии, Вавилонии укрепился рабовладельческий способ производства. Положение рабов в комментариях не нуждается. Народ устал от бесчисленных строек фараонов. Долгие праздники не спасали народ Египта от нищеты и голода.

    Так что внутри лабиринта общественных отношений в Египте кипели страсти. Такие же противоречия встретим и в других странах Древнего мира. Следы пота и крови тружеников, подобно крови Исиды или частям тела Осириса, заметны всюду и в Египте, который вовсе не исключение.

    Иго гиксосов. Иудеи в Египте

    Уже эпоха падения Среднего царства, завершившего XII династию, показала, что в Египте вновь наступают смутные времена. Фараоны XIII–XIV династий беспрестанно сменяют друг друга. Узурпаторы захватывают власть или пытаются ею завладеть. Появляются все новые и новые претенденты на престол. Историки характеризуют это время как смутное. Чужеземцы решили воспользоваться удобным случаем. Один из претендентов на власть в Египте, возможно, был нубийцем. Во всяком случае, в свой царский картуш он включил слово «несхи» (то есть негр). Другой, второе царское имя которого Мермешу (т. е. «начальник армии»), очевидно, выдвинут был военным классом. Египет тогда распался на мелкие царства. Фивы, по-видимому, были наиболее крупным из них на юге страны. Немного царей из длинного Туринского списка (находится в музее Турина) упоминается в памятниках той эпохи. Порой лишь часть каменной постройки, статуя или скарабей с царским именем служат подтверждением царствования. Один царь следовал за другим с поразительной быстротой, и поэтому от большинства из них до нас дошли лишь имена. Продолжительность царствования обычно равняется лишь одному году, иногда – двум или трем годам, а иногда – всего три дня.

    «Мы находим здесь, без какого бы то ни было деления на династии, остатки по меньшей мере 118 имен царей, непрерывная борьба которых за достижение или за сохранение престола фараонов наполняет темную историю смутных полутора веков, начавшихся со времени падения XII династии. По-видимому, некоторые из этих царей правили одновременно, но даже и тогда период непрерывной борьбы и узурпации почти тождествен с эпохой мусульманских наместников Египта, когда при династии Аббасидов, правившей 118 лет (750–868 гг.), на египетском престоле сменилось 77 наместников. В европейской истории нечто подобное мы находим в ряде военных императоров после Коммода, когда приблизительно за 90 лет сменилось… восемнадцать императоров».

    Страна, лишенная экономической и правительственной централизации, стала легкой добычей чужеземных врагов. Около 1675 года до н. э., в конце XIII династии, в Дельту хлынули из Азии новые полчища, возможно, семитские, которые наложили на язык народов свою печать еще в доисторические времена. Их называют гиксосами. Они оставили так мало памятников, что их национальность и продолжительность правления – дело темное.

    В египетских текстах, правда, упоминаются ханаанские кочевые племена, осевшие в Египте (XVI в. до н. э.). Это – семиты, говорившие на близком к древнееврейскому языке. Идут споры как об их этнической принадлежности, так и о месте их былого обитания. Иосиф Флавий говорит о гиксосах как о предках иудеев. Гиксосов («царей пастухов», «царей чужеземных стран») ранее вытеснили в Сирию и Палестину кочевые племена из Азии. Вожди гиксосов носили типично семитские имена (Анатер, Хиан, Якобер). Дж. Грей считает, что они относились к тому же этносу, что и ряд народов, населявших Сирию и Палестину.

    Вступление орд гиксосов в Египет. Стенная роспись на гробнице


    Учитывая, что с гиксосами в Египте появились двухколесная колесница и лошадь, и что и то и другое использовалось в степях Южной России или на иранском плато, Э. Анати полагал, что они могли прийти откуда-то оттуда. Гиксосы обосновались в восточной части дельты Нила, взяли в свои руки торговлю, контролируя стратегический путь к морю. Покорили коптов и своей столицей сделали Аварис. О вторжении гиксосов писал Манефон: «Царил у нас царь по имени Тимайос. При нем, не знаю почему, разгневалось на нас божество, люди с востока неизвестного происхождения неожиданно осмелились пойти войной на Египет. И, убив вождей страны, они жестоко сжигали города и разрушали храмы. Со всеми жителями они обращались крайне враждебно, одних они убивали, других уводили с детьми и женами в рабство. Наконец, они сделали одного из своих царем, имя ему Салатис. Этот царь пришел в Мемфис, обложив податью верхнюю и нижнюю страну, поставив гарнизоны в удобнейших местах». Таковы скупые сведения, которые были скопированы Иосифом Флавием у жреца и писателя древности Манефона.

    Вид гробницы визиря Рамосе в Фивах


    В этой связи стоит обратить внимание на то, что Манефон (по словам А. Вассоевича) вполне определенно отождествлял некий народ, покоривший Египет, убивавший вождей страны, сжигавший города и разрушавший храмы Египта, с будущими обитателями Иудеи и основателями Иерусалима. Народ, который именовался у египтян «царями-пастухами», позднее был изгнан из Египта и, согласно договору, без вреда для себя со всеми семьями и имуществом двинулся через пустыню в Сирию. «Боясь господства ассирийцев (тогда те властвовали над Азией), они построили в стране, называемой теперь Иудеей, город, которому надлежало вместить столь много десятков тысяч жителей, и назвали его Иерусалимом». Знаменательно как то, что Манефон отождествил народ «царей-пастухов» с Израилем, так и то, что с его мнением вполне согласен столь авторитетный источник как Иосиф Флавий. Мимо этой проблемы не мог пройти и В. Струве, опубликовавший работу «Пребывание Израиля в Египте в свете исторической критики» (1919 г.). В ней он задался таким вопросом: «Может быть, действительно право египетское и иудейское предание эллинистической эпохи, отождествляя завоевание гиксосов, среди которых были цари с именами подобно Якобхир и Симкен, с приходом Израиля в Египет?..» Нетрудно себе представить, сколь глубокое (поистине чудовищное) впечатление на нашу интеллигенцию произвели страшные события времен Гражданской войны в России – беспощадный террор, убийства тысяч невиновных людей, бандитизм, обыски, грабежи, голод, мор, полнейшее засилье во власти «царей-инородцев» (Свердлов, Троцкий, Зиновьев, Радек и т. д. и т. п.). Апокалипсис – да и только!

    Визирь с супругой


    Ужасные картины тогда наблюдались в Советской России. Видимо, В. Струве в 1919 году, можно сказать, и сам писал кровью строки статьи, рассуждая о нашествии царей-пастухов на Египет: «Завоевание долины Нила было делом нелегким, но как раз в ту эпоху, эпоху конца XII дин., делом далеко не безнадежным и для народа не слишком многочисленного. Египет раздирали тогда сильные внутренние смуты. О них свидетельствует нам один любопытный папирус Лейденского музея. Вот что он повествует нам о внутреннем состоянии царства фараонов: «Человек видит врага в своем собственном сыне. Инородцы сделались повсюду египтянами. В стране банды, люди пашут со щитом… Простолюдины получают драгоценности, не имеющие сандалий делаются обладателями закромов. Чума господствует в стране. Кровь повсюду…»» Нет сомнения, что у Манефона были известные основания придерживаться такого рода позиций. На исходе XX века Израильская Академия естественных и гуманитарных наук, вместе с издательством «Гешарим», издала в России резкие антииудейские высказывания Манефона, не сомневаясь в их подлинности (М. Штерн. Греческие и римские авторы о евреях и иудаизме / Под ред. Н. Брагинской. Т. I. От Геродота до Плутарха. М., 1997). Конечно, автор статьи и при желании не мог уйти от аналогий, что буквально напрашивались. Массовая миграция евреев России (инородцев) в столицы в начале XX века и в ходе Первой мировой войны привела к революции и краху монархии. Правда, Струве всячески пытался смягчить антииудейские высказывания жреца Манефона (по-человечески вполне объяснимо, учитывая тогдашнее засилье в Петербурге и Москве еврейского ЧК; они без колебаний ставили к стенке писателей, поэтов, ученых за одно только подозрение в антисемитизме – М. Меньшиков, Н. Гумилев и т. д. и т. п.)…

    Типы азиатов


    Около 150 лет властвовали они в покоренном Египте (с 1730 по 1580 гг. до н. э.). Гиксосы восприняли нравы и многие обычаи египтян, ибо те стояли на более высокой ступени цивилизации, чем эти дикие семиты – «пастухи» (в Книге Бытия в гл. 46, ст. 34 сказано: «…мерзость для египтян всякий пастух овец»). Они создали двор по подобию фараонова, строили храмы в честь египетских богов, привели в Египет коней (ранее они не были известны в долине Нила). Хотя они почитали не только «единого» бога Яхве, но и владыку Элефантины, египетского бога Хнума, сотворившего людей на гончарном круге, многое в их власти было для египтян неприемлемо. Гиксосы попытались навязать им в качестве верховного божества древнего халдейского бога войны, приравняв его к Сету, брату и убийце Озириса. Тут надо принять во внимание то, с каким трепетом относились в Египте к памяти царя-мученика Озириса, чтобы понять, какое всеобщее негодование охватило страну от первых порогов Нила до Дельты, когда разнеслась весть об этой кощунственной акции.

    Одежда семитских обитателей Египта


    Вторжение чужаков в столь устоявшееся и зрелое общество как египетское всегда несет в себе ощущение какой-то нелогичности и неестественности. З. Майяни, автор книги об этрусках, отмечал: «Я размышлял об этом явлении, изучая проблему вторжения гиксосов в Египет в XVIII веке до н. э. Эти иностранцы-победители принесли в империю фараонов понятия о бронзе, колесе, повозке, лошади и т. д., а также примитивные представления о монотеизме. Для одного известного египтолога 150 лет их господства казались лишь чистым недоразумением, быстро прошедшей неприятностью, которой смешно придавать какое-либо значение. Египет для этого ученого был чем-то столь грандиозным и блистательным, что эти чужаки казались ему лишь мухой, присевшей на секунду на его красивое чело, но тут же согнанной». Власть гиксосов в стране в течение 150 лет, т. е. жизни примерно пяти поколений, не такая уж и «муха» (скорее уж это кровожадный «слепень»).

    Некоторые египетские тексты отмечают те огромные унижения, что пришлось пережить египтянам от вторгшихся завоевателей, которых они называют «ааму» или «азиаты». В их документах египтяне лишь себя называли «люди», относя другие племена и народы к варварам. «Не беспокойся об азиатах, – говорит принц XIII династии своему сыну. – Они всего лишь азиаты». Однако придет время и египтянам придется задуматься… Кто были эти люди? Вероятно, эти были не столько «правители пастухов», сколь «правители чужих стран» (hyk khwsht). Под этим подразумевались страны Юго-Западной Азии, что и ранее являлись для Египта источником неприятностей и больших волнений.

    Известно, что эти азиаты (откуда бы они ни пришли) были носителями семитского языка и имели семитские имена, что, естественно, сразу породило предположение, что среди завоевателей-гиксосов могли быть представлены и евреи… «Гиксосы, судя по всему, представляли собой сложный конгломерат множества разных племен и этнических групп. Одной из этих групп, как считают некоторые библеисты, могли быть евреи. Позднее, когда египетские фараоны вернули себе прирожденные права, люди, которым покровительствовали завоеватели, могли впасть в немилость, и новых царей действительно можно было называть «царями, которые не знали Иосифа». Именно так, полагают сторонники теории, началось рабство евреев», – пишет Мертц. Однако завоевание не было столь кровавым и разрушительным, как представляют египетские авторы. Гиксосы внесли и существенный вклад в область военного дела – познакомили египтян с колесницами, запряженными лошадьми, а также с составными луками, которых в Египте прежде не знали. Вовсе не исключено, что и Иосиф поднялся к вершинам власти именно при близком по языку и культуре правящем классе.

    Кстати, все тот же В. В. Струве, опубликовав в 1919 году работу «Пребывание Израиля в Египте в свете исторической критики», рассуждая о нашествии «царей-пастухов», писал: «Завоевание долины Нила было делом нелегким, но как раз в ту эпоху, эпоху конца XII династии, делом далеко не безнадежным и для народа не слишком многочисленного. Египет раздирали тогда сильные внутренние смуты». О них свидетельствует папирус Лейденского музея, на который мы ранее уже ссылались.

    Гиксосская колесница


    По всей видимости, Струве казалось, пишет Вассоевич, что неотъемлемой частью этого социального переворота должно быть засилие инородцев. Ну а коль скоро эти «инородцы сделались повсюду египтянами», то речь должна идти о нашествии семитических племен «царей-пастухов». Учитывая опять же нашествие «инородцев» в России предреволюционной и революционной поры, их мощное влияние, думаю, попытка выстроить подобную ретроспективу известным ученым вполне объяснима.

    Полагаю, не религиозная сторона оказалась самой болезненной. Страшнее всего был «полнейший беспредел», как мы сегодня сказали бы, наступивший при гиксосах. На них в Египте не стало никакой управы. Если раньше, как мы видели, жрец и раб были перед судом зачастую (хотя бы формально) равны, то теперь все изменилось. Гиксосы повели себя как кровососы. Струве говорил: стало почти что общим местом воспринимать эпоху господства гиксосов как время, когда «в Египте не было общепризнанной законной власти». В папирусе, повествующем о борьбе фиванского князя Секненре с гиксосом Апопи, сказано: «Случилось это, когда земля египетская была под властью проклятых, и не было владыки-царя, но царь Секненре был правителем в граде юга – в Фивах, а проклятые города азиатов имели князем Апопи в Аварисе».

    Пример показывает презрительно-издевательское отношение гиксосов к правителям Египта. Однажды посланец царя Апопи пришел к князю Фив и сказал: царь требует закрыть бассейн с гиппопотамами, так как они своим ревом не дают ему спать ни днем, ни ночью. Учитывая, что гиксос Апопи жил за 300 миль от Фив, такое послание носило явно провокационный характер. Большинству египтян было ненавистно их господство. Весь период тирании гиксосов, как и предшествующая эпоха III династии, ставшая преддверием к исторической катастрофе и распадению государства, вызывали у египтян яростное отторжение. Возможно, поэтому период оккупации Египта гиксосами (с 1730 г. до 1580 г. до н. э.) выпал из хроник, что, впрочем, весьма характерно.

    Пытаться объяснить сложную гамму чувств египтян к гиксосам и евреям, или наоборот, непросто. Как распутать клубок противоречий, предрассудков, обид? Будучи близки антропологически, соседствуя с Египтом географически, народы эти с давних пор стремились проникнуть в дельту Нила. Семиты Запада могли там найти пропитание, получить работу, заняться торговлей. Хотя израильские племена стали соседями Египта лишь в XIII–XII веках, они испытывали с его стороны мощное культурное влияние. Ростки египетской культуры заметны и в Ханаане, куда, как мы далее покажем, вторглись кочевые племена Израиля.

    Г. Доре. Иаков переселяется в Египет


    Только в XI веке до н. э. возникло государство Израиль. Первым царем стал Саул. Стоит напомнить, что Израиль как государство моложе Египта на целых два тысячелетия. «В Египте существовала сложившаяся культура; Израиль, по существу, только приступал к ее созданию. Египет был мощной империей, гегемоном, политическим и культурным в Палестине, Финикии и отчасти в Сирии, и само собой понятно, что молодое государство Израиль должно было неминуемо оказаться в сфере мощного египетского влияния». Не вызывает сомнений, что плодородная Дельта притягивала соседние племена семитов-кочевников. Видно, одно из таких племен испросило разрешения у фараона и поселилось в области Гесем, что находится у бубастидского рукава Нила в Дельте. Просьба пастухов-скотоводов к царю выглядела естественной и объяснимой. Тут находились плодородные пастбища и паслись стада фараона. Кому-то ведь нужно было их содержать и ухаживать за стадами. Миграция вначале приветствовалась фараонами. Они даже давали пищу племенам, перешедшим границу Египта. К тому же выяснилось, что евреи – ловкий народ, да еще и неплохие воины.

    Г. Доре. Переход израильтян через Иордан


    Решение не выпадало из канвы общей политики фараонов. Они создавали немало иностранных поселений в Египте в эпоху Нового царства (ок. 1500–1200 гг. до н. э.), да и в другие времена. Часто их обитателями становились военнопленные или рабы. К примеру, храм Аменхотепа III был окружен сирийскими поселениями, в Нубии было поселение киприотов (г. Аниба), а в Мемфисе находилось поселение хеттов и т. д. и т. п. Странно было бы, что Египет не нашел места для кочевого народа, к тому же пришедшего на их землю со своим стадом. В то же время историки не исключают и того, что переселение части еврейских племен в Египет, племен патриархов Авраама и Иакова, вполне могло совпасть со временем господства гиксосов. Профессор Страсбургского университета В. Шпигельберг считал, что в предании, которое отождествляет евреев с гиксосами, безусловно «находится зернышко правды», а может быть, и вся правда.

    Некоторые евреи сделали быструю, даже головокружительную карьеру при дворах фараонов. Хотя бы тот же Иосиф, о котором царь говорил: «нет столь разумного и мудрого, как ты»; или другой семит – Янхаму, ставший верховным комиссаром Египта при фараоне Эхнатоне; в XIII веке до н. э. обер-церемонимейстером при дворе фараона Менептаха был семит Бен-Озен. Греческий ученый пишет: «По замечанию М. Барроуза, все современные историки единодушны во мнении, что сложившиеся в период правления гиксосов обстоятельства благоприятствовали назначению Иосифа на влиятельную должность, а также поселению Иакова в Египте». Иосиф достиг высокого положения с помощью смешанного брака со знатной египтянкой. Брак открыл ему дорогу во власть. Известны колоритные детали, сопровождавшие это возвышение. Фараон снял со своей руки перстень с личной печатью и надел его на руку Иосифа, одел его в висонные одежды и возложил на шею золотую цепь. Он заставил весь народ преклонить колена пред Иосифом, назначив его «князем всей египетской земли» (Быт. 41, 42). История с Иосифом – легенда, в которой ныне трудно отделить правду от вымысла. Каждая из сторон интерпретирует ее в угодном для нее духе. Одни видят в нем идеал, «образец нравственности и добродетели, любимый тип восточной поэзии и саги», которого Бог наградил счастьем и мудростью. Иосиф достиг высоких званий и милости фараона с помощью «искусства толковать сны». Другие видят тип дельца-политика.

    Г. Доре. Иосиф толкует сон фараона


    Благодаря Иосифу не только у фараона, но и в его собственных руках оказались все поля (возможно, что он их скупил). Народ же Египта должен был платить при обработке земель оброк, отдавая иудею пятую часть урожая. Видимо, фараон-гиксос поставил Иосифа во главе администрации, не доверяя египтянам, считая еврея надежнее. Он сделал его вторым человеком в государстве, отдав ему в жены дочь гелиопольского жреца. За что же тот был удостоен такой чести? Разумеется, за то же, за что российский бездарный фараон возвысил в конце XX века целую «команду иосифов». И те не просто запустили руку в казну страны. Они сделали ее личным кошельком небольшой банды правителей (во главе с первым лицом). Иосиф посоветовал фараону копить хлеба, а затем продавать его народу. Новоявленные Иосифы продавали народу не хлеб, а фиктивные бумажки, в которые превратили богатства страны. Примерно так же им удалось осуществить «приватизацию» собственности Египта. А так как оборотистость евреев была чертой наследственной, он отдал ее в руки собратьев, «семьи Иакова». В. Максутов писал в «Истории Древнего Востока»: «Тогда братья Иосифа переселились в Египет, где им была отведена земля Гесем, между рукавом Нила и пустыней. Врожденная ненависть египтян к евреям была перенесена на последних с завоевателей-гиксосов, которые были «одного происхождения с сынами Израиля»». По изгнании их сородичей те были обречены на тяжкие общественные работы и покинули страну при фараоне XIX династии, который «не знал Иосифа». Многие связывали Иосифа и его власть в Египте с гиксосской эпохой. Иосифа Флавия обвиняли в том, что он ради удревления еврейской истории отождествил приход и изгнание гиксосов с приходом и Исходом евреев, сделав это «без всяких аргументов и оговорок». Но манефоновские и библейские исчисления времени указывают на то, что пребывание евреев и Иосифа в Египте вполне могло прийтись на время «гиксосских» династий.

    Г. Доре. Иосиф открывается своим братьям


    При рассмотрении вопроса выяснится, что в основе противоречий (египтян, гиксосов, греков, евреев, скифов, персов) лежали обычные столкновения интересов экономического, стратегического и геополитического свойства. Египет, являясь гегемоном в этом регионе, естественно, был заинтересован в строевом лесе, меди, красках, драгоценностях, стратегических товарах, ибо стремился к господству над важнейшим путем в Азию. Дорогу эту называли Путь Моря. Египтяне обозначали ее как Путь Гора (божество, рожденное от Исиды и представляемое в виде сокола: «Я – Гор, Сокол… Мой полет достиг горизонта!»). Грант считал поведение египтян вполне логичным: «Зависимость Палестины от Египта, как представляется, не была чем-то совершенно новым, просто именно тогда (то есть в эпоху Среднего царства) египтяне яснее, чем когда-либо, осознали, что господство над Палестиной не только обусловливает доступ к финикийскому (ливанскому) строевому лесу, но и – как указывал Наполеон – служит необходимым условием для безопасности самой долины Нила. Поэтому идущий вдоль побережья тракт, связывающий обе страны, последние защитили своими крепостями, например в Шарухене (вероятно, теперешнем Тель эль-Фарахе и Эль-Арише)».

    Фараон Мернептах


    Битвы за земли, а также за господство над торговыми путями в древности явление обычное. Тойнби в «Постижении истории» говорит о «конвульсии движения племен», которая имела целью – «переселение в поисках новых мест обитания». Ахейцы, минойцы, дорийцы хлынули в огромных массах в континентальную Азию, а затем и на юго-восток, «захлестнув, подобно волне прилива, сначала империю Хатти в Анатолии, а затем и Новое царство Египта». Документы свидетельствуют, что под их натиском империя Хатти распалась, в то время как Новое царство Египта выстояло, приняв главный удар в большом сражении на границе между Палестиной и Египтом. Сюда же отнесем и вторжение «народов моря», которое в итоге и привело к изгнанию из Египта гиксосов.

    Гиксосами, говорят, могло быть синайско-южнопалестинское племя кочевников-амалекитов, которое завоевало Египет и поставило там царей, пока к власти вновь не пришла местная династия. Комментаторы Корана само имя «Фираун» (т. е. фараон) трактуют как титул амалекитских царей. Изложение подобных сюжетов встречаем в «Завоевании Египта, ал-Магриба и ал-Андалуса» Абдар-Рахмана ибн Абдал-Хакама (IX в.). Не комментируя тут факт завоевания (который ни у кого не вызывает сомнений – какие-то племена кочевников все же завоевали Египет), заметим: спор идет не о том, могли ли завоеватели-арабы поставить во главе государства еврея Иосифа или же нет. Хотя А. Немировский утверждал, что якобы это в принципе было невозможно: «…ни в иудейской, ни в коптско-христианской традиции царь-амалекит не мог стать покровителем еврея Иосифа: это совершенно противоречило бы жесткому ветхозаветному взгляду на амалекитов, которые появляются на древнееврейском горизонте лишь во время Исхода и от начала и до конца объявляются злейшими врагами евреев без единого возможного исключения» (Исх. 17, 14–16; Втор. 25, 17–19).

    Но как древняя, так и вся последующая история опровергает идею невозможности пребывания евреев (или иных нацменьшинств) у власти. В Египте, это установлено, евреи занимали видные позиции (судьи, советники). Тут все как раз ясно и понятно. Гиксосы были семитами. Семитами были и дети Иакова (Иосиф и его братья), вследствие чего они должны были пользоваться благосклонностью гиксосов в Египте. Семья Иакова разрослась за 400 лет, пока там находилась.

    Иосиф не единственный азиатский семит, проданный в Египет. Один из древних папирусов, хранящихся в Бруклинском музее, содержит список 79 рабов египетского вельможи, из которых 40 были азиатского происхождения и имели семитские имена. Должность, которую Пентефрий предоставил Иосифу («поставил его над домом своим и все, что имел, отдал на руки его»), существовала в хозяйствах многих египетских вельмож. Должность эконома или домоуправителя, как и должности главного виночерпия и главного хлебодара, зафиксированы источниками. В какой-то мере, конечно, могло вызвать удивление то, что фараон поставил еврея «над домом своим». «Ты будешь господином над домом моим, и твоего слова держаться будет весь народ мой» (Быт. 41, 40). В результате Иосиф стал «господином во всем доме его, и владыкою во всей земле Египетской» (Быт. 45, 8). Однако ничего странного в том нет. Английские египтологи Т. Эрик Пит и Г. Бартон подтвердили достоверность существования в Египте в тот период таких имен, как Асенеф (супруга Иосифа). Но что гораздо важнее, археологические раскопки указывают: чужеземцы, среди которых были и хананеи, на протяжении всего исторического периода существования Древнего Египта неоднократно выдвигались на высшие посты. Это было тогда в порядке вещей.

    Г. Доре. Тьма во всей земле Египетской


    Часто они получали ключ к власти. При этом заметим: среди придворных чинов нередко встречались и чужеземцы, которые, возможно, были рабами. Один из таких хананеев был «главным глашатаем Его Величества» и при дворе носил египетское имя «Рамсес храма Ра». Фараон дал Иосифу имя Цафнаф-паниах (Быт. 41, 45), что означает «дающий пищу народу», или «спаситель народа» и «основоположник жизни», или «владеющий тайным знанием и открывающий сокровенное». Приближенным другого фараона был семит Бен-Оцен. Суд над тем, кто угрожал жизни Рамсеса III, возглавлял семит Махар-Баал. Хананей по имени Дуду достиг высокого положения при фараоне, а еще один хананей – Мери-Ра – стал адъютантом фараона. Уполномоченным фараона в одной из хлебных провинций стал хананей Янгха. По данным У. Олбрайта, известен еще один семит, по имени Хур (явно древнееврейское имя), ставший премьер-министром, то есть он занимал такое же место, что и Иосиф в XVII веке до н. э. Можно предположить, что власть премьера Иосифа, видимо, была не очень приятной для многих в Египте, раз в Библии сказано: «И понуждали египтяне народ, чтобы скорее выслать его из земли той; ибо говорили они: мы все помрем… И сделали сыны Израилевы по слову Моисея и просили египтян вещей серебряных и вещей золотых и одежд. Господь же дал милость народу (Своему) в глазах египтян: и они давали ему, и обобрал он египтян». Ответом на эту политику стала лютая к нему ненависть всех египтян, а затем и изгнание гиксосов за пределы египетской земли. И наступила тогда «тьма по всей земле Египетской».

    Первый фиванский царь, достигший успехов в борьбе с гиксосами, – Камос. Причина, по которой он начинает борьбу против гиксосов, носит, как мы бы сказали, национальный характер. Фараон эмоционально восклицает: «Хотел бы я знать, на что (мне) моя сила, если один правитель в Аварисе (Гиксосский царь. – В. М.), другой в Куше (правитель объединения нубийских племен. – В. М.), и я сижу повязанным с азиатом и негром, которые делят со мной страну, – каждый в своей части Египта». Изгнав правителей-гиксосов, египтяне взяли в свои руки управление страной. Семиты оказались под пристальным надзором и контролем египтян по двум причинам: а) из-за того, что семиты-гиксосы были ненавистными тиранами на их земле; б) из-за опасений, что семиты могут вновь обрести силу и власть в Египте. То, что случилось с семитами, произошло и с израильтянами, потомками Иакова. Поэтому в 1?й главе Книги Исход мы читаем о том, как египтяне стали угнетать израильтян. Мы бы советовали поразмыслить над связью между фактом Исхода евреев и их нахождением у кормушки власти в Египте многие годы. Видимо, крепко насолили они египтянам, хорошо пограбили народ (как и в России). Иные же приходят к потрясающим выводам и сравнениям… Так, П. Джонсон пишет об Исходе евреев из Египта: «Это было не просто спасение от тягот. В Библии имеются намеки на то, что трудности были вполне переносимы, поскольку Моисеево племя имело возможность подкормиться из «египетских котлов с мясом»». Их жизнь в Египте была более привлекательной, чем в любой другой части Ближнего Востока.

    Г. Доре. Моровая язва


    Мотивы Исхода – политического и расово-этнического характера. Израильтяне представляли собой в Египте хотя и меньшинство, но постоянно растущее. В начале Книги Исхода приводятся слова фараона, адресованные своему народу. Он говорит, что «народ сынов Израилевых многочислен и сильнее нас. Перехитрим же его, чтобы он не размножался». Опасения, как бы израильтяне не стали слишком многочисленны, были все же не главным побудительным мотивом угнетения. Сами же евреи признают: «Антисемитизм не был характерен для Египта» (Гойтейн). Тот был приютом для беженцев со всего мира (в том числе и для евреев). Но Джонсон приходит прямо-таки к потрясающему выводу: «В сущности, фараоново рабство было отдаленным, но зловещим предвосхищением гитлеровской программы рабского труда и даже Холокоста; здесь просматривается много параллелей».

    Моисей требует освобождения израильтян


    Жаль, автор не продолжил эту щекотливую тему. Можно было бы сказать: оккупация Египта семитами-гиксосами – предвосхищение незаконной и преступной оккупации земель ряда арабских государств, захваченных сионистами у арабов. Евреи испытывали к египтянам далеко не лучшие чувства, о чем говорят и «Тексты Проклятия» (XX–XIX вв. до н. э.).

    Есть еще одна версия, которая могла бы объяснить Исход евреев во главе с Моисеем из Египта. Г. Гринберг, признавая, что история об Исходе представляет собой смесь фактов и вымыслов, считает, что в царствование Аменхотепа III (отца Эхнатона и царя, который «не знал Иосифа») по стране распространились эпидемии чумы и проказы. В качестве превентивной меры многие были изолированы и отправлены на принудительные работы. Эпидемия распространилась среди евреев (этой теме в Библии уделено больше места, чем описанию жизни Моисея от рождения до ухода из Египта). Говорится и о руке Моисея, «побелевшей от проказы», и Мириам, что «покрывалась проказою, как снегом». Реакция Рамсеса II, пожелавшего как-то изолировать больных проказой (что делается всюду), а еще лучше и вовсе выдворить этих прокаженных из его страны, совершенно естественна.

    По иной версии, Моисей был другом детства Эхнатона, приемным сыном Аменхотепа. Став фараоном, Эхнатон назначил его на одну из высших должностей – верховного жреца бога Атона. Симпатии фараона к Моисею, страдавшему от кожной болезни, объясняют порой тем, что и сам фараон в детстве перенес какую-то болезнь, вызывавшую физические дефекты… Моисей как главный жрец принял участие в реформах Эхнатона, направленных против Амона и жрецов. Когда Эхнатона не стало, жрецы Амона решили ему отомстить и расправиться с Моисеем, но тот бежал в Эфиопию. Его жена была эфиопка. С царем этой страны у Моисея установились добрые отношения. Хоремхеб же, захватив власть, подверг преследованиям многих бывших сторонников Эхнатона и бога Атона. Моисей якобы тогда заявил о своих правах на трон в качестве приемного сына Аменхотепа III. Возникло противостояние между Моисеем и сыном Рамсеса I – Сети. На стороне Моисея якобы выступило войско бывших сторонников Эхнатона, южане и воины могущественного Сихемского царя (лидера державы в Ханаане). Так разразилась гражданская война. В ней Сети в конечном счете одержал победу, а Моисею пришлось тогда вести переговоры о перемирии и о выводе своего войска из страны. Он и его люди отправились на восток к Суэцкому заливу, на севере Красного моря. Там они перебрались через Синай и прошли путь, известный по Книге Исхода. Правда, остался невыясненным важный вопрос: почему ни один из этих фактов не зафиксирован документами, памятниками или надписями.

    Гринберг утверждал: дело в том, что фараон не хотел фиксировать факты гражданской войны, что сродни «десяти казням египетским», просто дал указание обойти их. Хотя некие следы смуты есть: «Мало осталось людей, и повсюду брат зарывает брата в землю… Поистине, все сердца ожесточились, мор распространился на земле, повсюду кровь и смерть». Нам трудно отдать кому-либо предпочтение, но утверждать, что Дом Израиля возник в Египте вследствие монотеистической революции Эхнатона, не решимся. Ведь предположение такого рода требует подтверждений, а их пока нет – археологических данных или каких-либо документов, относящихся ко времени до Исхода, которые хоть как-то подтверждали бы существование Авраама, Исаака, Иакова или 12 колен. Пробелы и вопросы остаются. На них должно ответить время.

    Слуги, поклоняющиеся своему господину


    Иго гиксосов приходится на период с XVIII и по XVI век до н. э., а так называемый Исход евреев из Египта случился гораздо позднее, т. е. в годы правления Рамсеса II (1302–1234 гг. до н. э.) или при его преемнике, Мернептахе. Отсюда вывод: видимо, у египтян за столько лет накопилось немало оснований для стойкой ненависти к евреям. К тому же евреи повели подрывную политику в отношении союзников египтян в Сирии и Палестине. Тому есть и свидетельства (1888). В рукописи, датируемой временем Эхнатона, содержится жалоба вассала Египта на евреев (хабири). Палестинец говорит: «Мерзости (они) совершили против меня. Увидь это кто-нибудь, он вызвал бы слезы из глаз фараона – столь сильно угрожает мне опасность. Неужели хабири (евреи) завладеют царскими городами? Если в этом году не появятся наемники (египетские войска), то пусть царь отзовет меня со всеми своими братьями через своих послов, чтобы мы умерли у ног нашего господина-царя». Это лучше, говорит он, чем их иго.

    Статуэтка Беса Пантеоса, покрытая магическими формулами. Лувр


    С той или иной уверенностью можно говорить о пребывании евреев в Египте дважды на протяжении истории: при Ахтое I, в период ослабления страны, и затем их изгнании, а затем о вхождении племени Иакова при фараоне Ментухотепе XI династии, а затем их пленении (в 1887–1776 гг. до н. э.). Но даже если и говорить о каком-то «пленении», по мнению многих, египтяне относились к евреям большую часть времени лояльно. А вот их исход явился следствием явно грабительской политики в отношении коренного этноса, как это происходит и в новой России… Во всяком случае, Вавилон, Месопотамия, Рим доставят евреям больше горя, чем Египет. Вспомним строки Л. Мея (о Давиде Иеремии):

    На реках Вавилонских
    Мы сидели и плакали, бедные,
    Вспоминая в тоске и слезах
    О вершинах Сионских:
    Там мы лютни повесили медные
    На зеленых ветвях.
    И сказали враги нам:
    «Спойте, пленники, песни сионские»…
    О, блажен и блажен,
    Злая дочь Вавилона,
    Кто воздаст твоей злобе сторицею,
    Кто младенцев твоих оторвет
    От нечистого лона
    И о камень их мощной десницею
    Пред тобой разобьет!

    Видимо, взаимоотношения египтян и евреев в IV–I веках до н. э. испортились окончательно. Если египтяне запомнили период оккупации Египта гиксосами и политику Иосифа, то евреи не могли забыть, как войска египетских правителей Клеопатры и Птолемея Лафира хозяйничали в Палестине, как в своей вотчине. С особой жестокостью действовал против евреев Птолемей Лафир. Его воины преследовали иудеев всюду и убивали их, пока не притупилось оружие. Оставшихся в живых евреев египтяне захватили в плен и продали в рабство. Угроза рабства заставила тогда жителей Газы собственными руками убивать жен и детей (конец II – начало I в. до н. э.). Легенда, относящаяся, по-видимому, к I веку до н. э., рассказывает, как Птолемей IV Филопатор (221–204 гг. до н. э.) пожелал тогда войти в Иерусалимский храм. Бог иудеев, услышав молитвы первосвященника, воспрепятствовал действиям Птолемея. Тут разгневанный царь решил выместить гнев на александрийских евреях. Он приказал им под страхом смерти пройти посвящение в культ Диониса. Когда же большинство евреев отказалось служить языческому богу, царь будто бы решил умертвить их всех. На согнанных со всей страны на александрийский ипподром евреев напустили слонов, которых перед этим опоили вином. Но Бог и тут вмешался, защитил их. Слоны бросились на воинов Птолемея Филопатора. История похожа на сказку. В иных источниках говорят о выкупе иудеев, якобы уведенных в рабство Птолемеем I. Называли фантастическую цифру—100 тыс. человек. В письме Псевдо-Аристея к Филократу сказано, что Птолемей II не только освободил из рабства массу пленных евреев, но даже передал щедрые дары Иерусалим-скому храму. Он же организовал с евреями семидневный научный симпозиум во дворце и одарил переводчиков священных книг иудеев.


    Г. Доре. Раскаяние фараона


    Любопытно, что тысячи лет спустя их соплеменники в России не испытывают никаких иллюзий в отношении того, кому в действительности служил тот Иосиф, будучи министром финансов, а фактически премьер-министром Египта. «Большинство нуждается в прозорливом меньшинстве, которое способно рассчитывать жизнь страны на много лет вперед. Нужен был библейский Иосиф, чтобы уговорить египетского фараона запасать хлеб в житницах в течение семи «тучных» лет в ожидании прихода семи «тощих»». Задача государства (в этом случае России) – в охране дальновидного меньшинства от раздражения, недовольств большинства. Писатель М. Задорнов откровенно говорит: «Практически Иосиф был первым ученым-евреем при короле в истории человечества, потом многие пользовались этим «ноу-хау»… Иосиф показал всем пример, как надо любить своих соотечественников. Мало того что всех перетащил из деревни в город, он еще открыл для них разные министерства, фонды, кооперативные лавки, магазины. Словом, всех пристроил на теплые местечки. Ради этого целую перестройку в Египте организовал». Одним словом, в конце концов фараон раскаялся – и, посрамленный, пал в ноги еврею…

    Фараон-реформатор. Эхнатон и Нефертити

    Особый интерес в истории Египта вызывал фараон-солнцепоклонник Аменхотеп IV, или Эхнатон. Он осуществил религиозный поворот, затронувший все стороны жизни страны. Мы бы сегодня сказали: Эхнатон осуществил смену идеологического курса, и сделал он это не только во имя того, чтобы «самому стать равным богу». Желал ли он возвыситься в истории над прежними правителями? Бесспорно. Полагают, что политика Эхнатона была «первым в истории Древнего Египта проявлением религиозной нетерпимости по отношению к культам, отличным от официального» (В. И. Кузищин). Однако разве ж задуматься над тем, является ли бог (или идея) жизнеспособными или это просто фикция, некий идол, означает «нетерпимость»?

    Он ведь не пытался расправиться с «инакомыслящими» (теми, кто отказался почитать Атона), не стремился и к разрушению резиденции имперского бога Амона в Карнаке (как это пытались одно время сделать с Мавзолеем Ленина в России). Реформы его были демократичны. Он открыл людям врата храмов, отменил старые культы, извлек из-под спуда забытые учения, сделал достоянием людей тайные знания жрецов, рассекретил архивы. Его действия носят явно политический характер, хотя К. Жак в книге «Нефертити и Эхнатон» пытается доказать, что решение было обусловлено не только политическими соображениями или социальными причинами. Возможно, речь шла о символическом акте?! Фараону казалось, достаточно осуществить операцию в некоторых точках страны – и успех обеспечен.

    Новые вожди всегда встают перед соблазном создать новые столицы… В памяти людей особенно запоминаются грандиозные проекты. А что могло быть более запоминающимся, чем не создание Города Солнца?! Он должен был стать самым красивым и совершенным городом, городом первопроходцев. И ни в чем не уступать Фивам и Мемфису. Поэтому и храм Атона (Дом Солнца) стал вызовом главному храму бога Амона в Карнаке близ Фив.

    Колосс Эхнатона из песчаника


    Храм Амона считался одним из чудес света. Его стены были покрыты золотом, от Нила вела аллея сфинксов, главный зал символизировал собой мир, зиждящийся на колоннах в виде стеблей папируса. Луксор и Карнак были главными святилищами всемогущего бога Амона. Эти храмы в течение столетий были местом молений сотен и тысяч египтян. Сюда свозили огромные сокровища, которыми распоряжались жрецы. Иные из храмов брали на себя обязанности государства по выпуску в обращение денег. И вот Эхнатон порвал с традицией поклонения Амону, покинул Фивы, столицу Египта, где властвовал Амон, и основал новую столицу в Тель эль-Амарна – Ахетатон («Небосклон Атона»).

    Храм Амона в Карнаке


    Культ Атона был известен и ранее (Атоном в эпоху Среднего царства называлось солнце). Программа атонизма составляла «генетический код» данного царствования. Он заменил местные культы монотеистической религией Атона, утвердив культ солнечного диска. От него шли лучи-руки, символизирующие свет и жизнь. Эхнатон изменил свое имя, убрав из него символы былого бога. Идея потустороннего бытия была им отринута. Никаких богов Осирисов, тоннелей в загробное царство, грешников и праведников. Его Атон – добрый бог, он не требовал жертв, никому не угрожал, не был чрезмерно требователен. В основе его верования лежали любовь, снисходительность, милосердие, честность и, особо заметим, доброта.

    Зимой 1912 года в небольшой арабской деревушке Тель эль-Амарна, что в 300 километрах от Каира, германский археолог Л. Борхардт стал вести раскопки. История поисков началась еще в 1843 году, когда великий немецкий археолог Р. Лепсиус обнаружил в Среднем Египте (между Мемфисом и Фивами) огромный город. Тут когда-то и находился Ахетатон, бывшая столица Египта, где жили Эхнатон с Нефертити. Новая столица Ахетатон была расположена в 415 км к северу от города Амона и создавалась по единому плану. Главным архитектором стал Бек. Строили город тысячи каменщиков, плотников, скульпторов, ремесленников, художников. К Амарне непрерывным потоком шли баржи с камнем, строительным лесом, песчаником, алебастром, мрамором, малахитом, медью, серебром и золотом. Архитектор выдерживал строгую симметрию при планировке, руководствуясь общей идеей Эхнатона при возведении города Солнца.

    Рельеф с портретами Эхнатона и Нефертити из Тель эль-Амарны


    По древнему караванному пути проложили центральный бульвар шириною в 15 метров – Царскую дорогу (Сиккетэс-Султан). Бульвар пересекали широкие улицы. Первым в граде зданием стал храм Атона (Дом Солнца), место религиозных празднеств в честь Атона. Храм (площадью 800 м на 300 м) простирался с запада на восток на 1,5 км. Дворец Эхнатона занимал 700 метров, что по площади вполне сопоставимо с пирамидой Хеопса. «Дом ликования Атона» открыт небу и солнцу. Здесь и совершались церемонии. Храм ныне уже исчез, от него остался лишь фундамент, но если судить по раскопкам, новый город фараона, – с широкими магистралями, декорированный храмами и дворцами, окруженный зеленью садов, – должен был производить незабываемое впечатление на тех, кто его посещал. Один из строителей, хранитель царской печати и начальник работ царя, Маи, так писал о новой столице: «Могучая, многолюбимая, владычица обильных похвал… При виде ее восклицают: «Она столь прекрасна, что взглянуть на нее – увидеть небо!»».

    Эхнатон с женой Нефертити одаривает народ


    Вот как описывают жизнь города Амарны… Когда стройку завершили, в законченном виде город (две мили в длину и полмили в ширину) представлял собой великолепное зрелище. Наряду с храмом Солнца там были Северный дворец, дворец Нефертити, дворец царицы Тиу и другие сооружения. Иные соединялись мостом. В Амарне был Дом Жизни – учебное заведение, где обучалась молодежь (как и училище писцов в храме Амона в Фивах), библиотека, казармы и помещения для полиции. Всюду цвели сады. По широким улицам с высаженными декоративными деревьями проносились богатые колесницы. Видны миниатюрные пруды с цветами лотоса. В зеленом рае бродили газели, кошки и собаки… В городе был деловой сектор. Он включал офисы и магазины, три или четыре стекольные фабрики, фабрики по изготовлению керамики, фаянсовой и глиняной посуды, позже получившей название амарнской. В мастерских женщины ткали льняные и шерстяные ткани. В городе созданы хранилища для зерна и запасов вина. Тут все знали друг друга и относились с дружеской симпатией. Каждый мог угоститься гроздью винограда из корзины, что стояла у дверей дома. Чужому же человеку доступ в город преграждали стражи с дубинками.

    Похоже, фараон был человеком практического склада. Ему надоели толпы бездельников (маги, прорицатели, колдуны, гадатели), заполнившие Египет. Он повел на них гонения. В то же время он решительно поддерживал тех, кто лечил людей, оперируя и помогая излечиться от болезней. Именно при Эхнатоне в Египте сформировалась фармацевтика как отрасль медицины. Важным начинанием стало запрещение в письме пользоваться рисунками животных и птиц. Позже это дало толчок к появлению словесного письма. Идею подхватили финикийцы и распространили оное по ойкумене. Письмо (предшественник арамейского, греческого) вскоре вытеснило не только иероглифику Древнего Египта, но и линейное письмо минойцев-критян и письмо ханаан. Так религиозная реформа Эхнатона обернулась глобальной перестройкой культуры: «в слове знак отделился от значения». Последствия «революции солнцепоклонников» сказались не только в области образования Египта, но и в области политики, культуры, религии, социальной сфере. Поэтому можно понять восторги тех, кто в дальнейшем стал называть реформатора Эхнатона «египетским Периклом».

    Эхнатон был одним из первых, кто обратил внимание на то, как живут строители, простые рабочие, художники, слуги, домохозяйки. «Но самым потрясающим открытием в Амарне была идеальная «рабочая деревня». Она является свидетельством социального сознания Эхнатона. Он был не только величайшим религиозным лидером своего времени, но и весьма практичным человеком, которого интересовали все, даже самые мелкие строительные детали города. Обычно египетских рабочих после захода солнца сгоняли в гетто, как скот загоняют в загон. В районе восточных холмов, где улицы, отходившие от Царской дороги, становились уже, была построена деревня для рабочих, поразительно напоминающая современные бедные районы Египта, одно из первых подобных поселений рабочих в истории. Построенная по единому плану, как и главные районы города, деревня была очаровательным, окруженным стеной городом в миниатюре. Рядом с воротами были расположены довольно большие коттеджи для старших рабочих. Остальные дома были маленькими, аккуратными, но совершенно одинаковыми. Эти амарнские коттеджи были признаны «образцом типовой индустриальной застройки». Каждый такой дом состоял из гостиной и кухни, окна которых выходили на улицу. В задней части находились спальни и туалеты. В одном из таких домов археологи нашли кухню в том виде, в котором она была оставлена хозяевами тысячи лет тому назад. На очаге стояли горшки, остальная утварь находилась в духовке, где обычно выпекали хлеб и жарили мясо. На каменной плите под очагом лежала кочерга, оставленная хозяйкой, по неизвестной причине бросившей работу… В другом доме, в стене, были найдены замурованные скелеты мужчины и женщины – жертвы древнего и никогда не раскрытого преступления» (Э. Уэллс). Все дома были прекрасно спланированы, окружены садами (тут жили слуги и строители гробниц).

    Бюст фараона Эхнатона из Лувра


    Борьбу с партией жрецов Амона Эхнатон повел с помощью молодых реформаторов. На смену старым жрецам пришли люди из низов, мелкие рабовладельцы, земледельцы и даже бедняки (немху). Так поднялась к вершинам власти новая бюрократия, представители служилого сословия. Вельможа Маи говорил: «Я – немху по отцу и по матери. Создал меня властитель. Дал он, чтобы я стал вельможей, а прежде я был неимущим. Давал он мне пищу и довольствие ежедневно, а прежде я просил хлеба». Эхнатон ставил в администрацию лично преданных ему людей. Сановник Туту (Дуду), гордо называвший себя раб первый царя и государя, владыки обеих земель (Верхнего и Нижнего Египта), имел право говорить от имени фараона («Был я устами верховными земли до края ее»). Он верой и правдой служил фараону. На первых ролях оказались «ближние люди», входящие в довольно узкий круг, или те, кто находился «на хозяйстве». Люди из администрации фараона выполняли роли охранников и слуг (слуг фараоновых). Верховный жрец Туту собирал налоги с доходов остальных сановников – золотом, серебром, медью, одеждами, скотом. Ему была воздвигнута величественная гробница. Так фараон вознаградил слугу за верность. Фавориты пользовались его особым расположением. Верховный жрец Атона Мерир был удостоен всяческих почестей. У него был один из лучших домов в Амарне. Его одаривали подарками. Запечатлены слова фараона Эхнатона, обращенные к Мериру: «Повесьте ему на шею золото, чтобы оно свисало спереди и сзади, и золото ему на ноги, потому что он познал учение фараона, проникся каждым его высказыванием, произнесенным в этом святилище Атона в Ахетатоне». Хоронили их с подобающей пышностью. Таково захоронение учителя и воспитателя Эхнатона – писца Ая, который считался мудрейшим человеком в Египте. К счастью, захоронение не было разграблено и дошло до нас. На его стенах изображены фигуры фараона, писца Ая, его жены Тиу и Нефертити… Эхнатон тут осыпает любимых фаворитов золотыми ожерельями, браслетами, кольцами. Надпись гласит: «Поздравление Аю, отцу бога, и Тиу… они становятся людьми золота!» Писец Ай, отвешивая Эхнатону церемониальный поклон, говорит: «Он удвоил свою ко мне благосклонность в серебре и золоте». Тут же изображена несравненная Нефертити, на которой почти полностью отсутствует одежда.

    Писец и мудрец Ай обладал огромными знаниями в области религии, поэзии, искусств, астрономии, архитектуры. Будучи жрецом бога Амона, он учил наследника Эхнатона уважать богов. Столь заметное влияние его объясняется и тем, что он, вероятно, был отцом Нефертити. Матерью ее была Тиу, «великая няня». Источники утверждают, что он – родственник царицы Тиу (Тейе), возможно, брат или кузен Эхнатона. Профессор Борхардт был уверен в том, что Нефертити вышла из «египетской семьи среднего класса», а ее отец Ай несомненно был «таинственным человеком, обладавшим огромной властью».

    Статуя Анена, брата царицы Тиу, второго жреца Амона


    Жизнь фараона шла по строго заведенному кругу. Он выходил к народу, как простой смертный рядом с женой Нефертити. Ее часто можно было видеть на улицах в паре с ним. Благодаря ему в изобразительное искусство Египта вошли, как мы бы сказали, «бытовые мотивы» (царь в объятиях жены и ребенка, за обеденным столом, за играми). Нефертити росла и воспитывалась рядом с будущим властителем Египта. У них были одни игрушки, одни игры и забавы. Став супругой царя-реформатора, красавица Нефертити в течение 17 лет находилась на Олимпе власти, став живым воплощением дарующего жизнь Солнца. В царице видели земное божество, от которого во многом зависит покой и благополучие страны.

    Эхнатон и Нефертити в сопровождении детей подносят цветы богу Атону

    Фараон Эхнатон играет со своей дочерью

    Бюст Нефертити из мастерской Тутмеса в Ахетатоне


    Нефертити взывала к богу Атону сладостным голосом. Окружение ликовало…. Судьба той, которую называли «величайшей любовью Эхнатона», «владычицей его счастья, один звук голоса которой вселял радость в каждого, умиротворяя сердце царя», увы, оказалась трагичной. Родив мужу семерых дочерей (девочек), она не сумела дать сына и наследника. Это было причиной его глубочайшей скорби. У супруга появилась любовница Кийа. Эхнатон выстроил ей роскошную загородную резиденцию – Мару-Атон. «Божественная супруга» отошла на второй план. И все же он безумно любил свою жену и красавиц дочерей. Судя по изображениям, дочери Нефертити были прелестны. В Берлинском музее ныне можно увидеть бюст одной из них, сделанный из кристаллического песчаника. «Можно себе представить, – делился своим впечатлением от бюста царицы Капар, – как обворожительно красовалась бы голова на этом торсе, что можно заключить, исходя из стиля головки дочери Эхнатона (что в музее в Берлине), происходящей из мастерской Тутмеса». Божественные инопланетянки.

    Дочери Эхнатона. Роспись из Амарны


    В комнате Тутмеса (создателя Ахетатона) обнаружили бюст Нефертити. Ее чувственное лицо говорит, что она создана для любви: тонкий профиль, нежные губы, глаза грациозной лани. В правом глазу, как знак вечности, вставка из горного хрусталя со зрачком из черного дерева. Парик обвит золотой повязкой и украшен «самоцветами». Лоб ее увенчивает урей, священная змея, считавшаяся в Египте символом царской власти и могущества.

    Изображения показывают и трогательные картины их близости, хотя законы запрещали изображать семейные сцены. Эхнатон посвятил Нефертити строки:

    Великая царская жена,
    его возлюбленная,
    Повелительница двух земель
    Нефернеферуатон
    (Прекрасная, красота Атона)
    Нефертити!
    Живи и процветай вечно.

    Нефертити часто воспринималась как воплощение грозной богини Тефнут, львиноголовой дочери Солнца, карающей тех, кто преступил закон. Поэтому на иных рисунках ее порой изображали с палицей, повергающей врагов Египта. Увидев ее портрет, потрясенный Борхардт записал в блокнот одну фразу: «Описывать бесцельно, – надо смотреть!» Она восхитительна. Ее чувственные губы и жаркий взор завораживают мужчин. От нее без ума даже дамы, обычно завистливые к красоте женщин. Российский историк М. Черносвитова пишет о египетской царице: «Компьютерный сравнительный анализ облика Нефертити приводит к заключению, что ее образ является как бы архетипом идеала красоты европейцев в последующие тысячелетия, вплоть до современности. Короче, женщина для европейца прекрасна и желанна настолько, насколько она похожа на Нефертити».

    Мозаичная роспись на руинах дворца Эхнатона в Тель эль-Амарне


    Отношение к фараону Эхнатону различно. Американец Д. Брестед, француз К. Жак, Вейгал, англичанка Э. Уэллс, Г. Гулиа, сторонники проэхнатоновской традиции, склонны приукрасить и романтизировать образы Эхнатона и Нефертити. Иные настроены критически… Число сторонников и противников проэхнатоновской традиции в мире разделилось почти поровну. Так, Брестед называл Эхнатона «самой замечательной фигурой на Древнем Востоке, первым индивидуалистом истории». Уэллс полагала, что фараон сказал «первое солнечное слово». Гардинер считал, что «быть таким умным, как он, в те времена значило навлечь на себя несчастье». Хотя быть умным опасно в любое время и в любой стране («Горе от ума»).

    Иноземные гвардейцы рядом с колесницей Эхнатона


    Гулиа отмечал его способности строителя. О воздвигнутой им столице Кеми (нынешняя эль-Амарна) он писал: «Его величество любит – очень любит! – этот город, выстроенный по слову его, по советам его и приказам. Городу всего четырнадцать лет, а где найдешь краше его? Говорят, прекрасна Ниневия с ее воздушными садами. А чем хуже Ахетатон? Не только не хуже, но много краше! Об этом говорят все, кто ступал на улицы Ниневии и Ахетатона. Если Ниневии не сравниться, то какому городу можно было бы потягаться с Ахетатоном?! Нет в мире таких городов! Одна Дорога Фараонов чего стоит! Эта красавица пряма как стрела, и по обеим сторонам ее – постройки. Их возводили лучшие зодчие Кеми. Разве не заметна на них рука Туту, Хатиаи, Маанихетутефа и Маи? Кто не узнает на фасадных барельефах почерк Юти, Бека и Джехутимеса? Но главное, но главное – не в этом! Не в этом, а в чистоте города! Грязные воды теперь – под землею, они текут по трубам из обожженной глины. Ванные комнаты топятся и днем и ночью – люди в Ахетатоне особеннно опрятны, не в пример другим горожанам Кеми».

    Ф. Гласс написал оперу об Эхнатоне, и даже сравнивал его с Ганди и Эйнштейном, называл пламенным революционером, творцом дивного города справедливости. Траунекер видел в нем энергичного правителя, мужественного и умного царя. Иные называли его самым ярким и талантливым поэтом в Древнем Египте.

    Трапеза во дворце Эхнатона


    Другие же, напротив, считали его полнейшим глупцом, самовлюбленным царьком и невеждой в вопросах международной политики, «преступником из Телль-Амарны» (В. Струве), или даже «сумасшедшим» (Д. Редфорд). Кеес видел в нем человека, необузданного в мыслях и поведении, деспота, а Бернар называл «бесноватым эпилептиком, вышедшим из ада».

    Каковы же действительные итоги его правления? Внутреннее положение Египта в последний период его царствования отмечено смутами (все «было отвращением, и страна была в таком же состоянии, как в момент первоначала, когда его величество вступил на престол»). Иные были убеждены, что цель его политики – сокрушение фиванского жречества. Военные круги Египта обвиняли его в равнодушии к захвату новых колоний в Азии.

    Иные даже называли его тираном. Естественно, более всего ненавидели Эхнатона жрецы Атона, именуя его «херу» (близко по значению к слову «падаль»). Многие обвиняли Эхнатона в жестокости, в разложении и упадке рамессидского Египта (через 300 лет после смерти). Другие обвиняли Эхнатона в гомосексуализме, утверждая, что правил он с соправителем по имени Сменхкара. «Сейчас, когда обнаружено захоронение Сменхкара, – пишет Ливрага, – а следов Нефертити по-прежнему нет, некоторые исследователи заходят так далеко, что начинают сомневаться в реальности существования царицы, чей бюст, действительно сделанный с нее или приписываемый ей, стал широко известен благодаря стилизованной красоте модели. Сталкиваемся ли мы здесь с тысячелетней версией того, что сейчас вульгарно называют «травести»? Единственно достоверным сегодня является то, что мумия Сменхкара лежала в женской позе и с женскими атрибутами, хотя анатомические исследования подтвердили, что останки принадлежат молодому мужчине».

    Видно, у фараона все же были самые благие намерения. Ведь его величество советовался со своим сердцем, чтоб прогнать зло и уничтожить неправду. Как утверждает традиция, Эхнатон претендовал на титул «правдолюбца». В официальной переписке он называл себя «живущий правдой, владыка венцов, Эхнатон» и искренне стремился найти для Египта лучшую долю. С помощью указов фараон старался обуздать алчность чиновников-коррупционеров, умерить аппетиты генералов, улучшить судопроизводство, сделать его эффективнее, повысить качество работы администрации, помочь беднякам. В отместку ущемленная в правах знать искусно разжигала недовольство в массах. Попытки заменить старую религию и идеологию, при которых выросли прошлые поколения, перенос столицы, упования на разрядку на международной арене вызывали протест прежде всего среди жрецов и военных. Те с подозрением относились к идеям, которые, как они считали, могли привести к гибели государство. Ведь это их предшественники превратили Египет в могущественную страну. А фараон считал, что вся прошлая история Египта – глупость и что главное, что служит гарантом процветания, – миролюбие.

    Нефертити на коленях Эхнатона

    Изображение головы второй супруги Эхнатона – Кийи


    Жизнь Эхнатона с его женой была наполнена не только одними радостями, хотя царицу и величали «владычицей радости»… После того как на 12-м году его правления скончалась принцесса Мактатон, между супругами, видимо, наступило некоторое охлаждение. Как уже говорилось, Нефертити так и не смогла родить царю наследника-сына. В итоге у красавицы царицы объявилась, как отмечалось, соперница Кийа, вторая супруга. Возможно, она не была египтянкой, а была той самой митаннийской принцессой Тадухеппа, что некогда (еще при Аменхотепе III) прибыла в Египет в качестве «залога» добрососедских отношений между странами. Эхнатон выстроил для нее роскошный загородный дворцовый комплекс Мару-Атон.

    Ахетатон во времена его расцвета. Царский дворец. Реконструкция


    Кийа становится не только супругой, но и соправительницей (ее изображают в царской короне). Она была матерью принцев Сменхкара и Тутанхатона, которые стали мужьями старших дочерей Эхнатона и Нефертити. Таким образом, сей брак привел к кровосмешению в царствующей династии. Давно известно, что кровосмешение не приводит к добру. В итоге Нефертити была подвергнута опале. Она коротала свои дни, пребывая вдали от царя. Но и триумф Кийи оказался кратковременным. Она исчезает из истории на 16-м году правления Эхнатона. Можно лишь гадать о причинах ее исчезновения. Во всяком случае, когда к власти пришла старшая дочь Нефертити Меритатон, она уничтожила все упоминания о Кийе. Все знаки ее существования заменяются именами и изображениями самой Меритатон. Заметим, что для египтян страшнее нет наказания, нежели стереть чье-то имя из памяти потомков. Души несчастных в этом случае будут скитаться без пристанища, гонимые и проклятые. Однако и саму Меритатон и ее мужа преследовали несчастья. Их правление было коротким – затем следует загадочная смерть…

    Тутанхамон с женой в саду


    Он больше занимался любовью, расточал противнику комплименты, дарил соседним царям подарки, упивался речами о вечном мире. В итоге воинственные страны и народы сочли его глупцом. Сила и тогда правила миром. Враги стали терзать границы империи. О конце фараона известно немногое. Окончание царствования Эхнатона окутано тайной. На этот счет существует множество теорий. Может быть, царь, погрузившись в апатию, оказался не в состоянии контролировать события. Может, впал в безумие, отказываясь понимать серьезность положения. Иные говорят, что перед смертью его мистицизм перешел в буйное помешательство, и он стал расправляться с изваяниями богов и жрецами. Недовольные правлением стали называть его не иначе как «великим подлецом».

    О смерти фараона Эхнатона не известно почти ничего. Говорят, он не был погребен в семейной усыпальнице, а тело его якобы растерзали и бросили собакам. Столица Ахетатон, покинутая людьми, погрузилась в безмолвие пустыни. В пору окончания царствования Эхнатона Египет уже пребывал в упадке и запустении. «От южных до северных пределов, от Элефантины до болот дельты Нила храмы богов стояли в запустении. Святилища были заброшены и от них остались лишь руины. Часовни поросли травой. Традиционного богослужения нет. Боги покинули Египет». Власть очутилась в руках знати, чьи полномочия были неограниченными.

    Возможно, будь Эхнатон мудрее, он прислушался бы к словам жены («Пророчеству Нефертити»), имевшей недюжинный ум и пророческий дар. Она предупреждала его об опасности: «Атон закроется, не будет сиять». После его смерти страна вернулась на круги своя… Во многих регионах и городах резчики оставили нетронутыми имена древних божеств. Эхнатону не хватило времени для систематического уничтожения божественных имен во всем Египте. В Египте восстановили почитание Амона-Ра, бога солнца и демиурга. «Фонтан жизни», как называли Амона, вновь забил, а вот источник Эхнатона, культ Атона, иссяк. Столица Ахетатон опустела, а Эхнатон и его приверженцы преданы проклятию и забвению. И все же иные говорят: Эхнатон – это «первая индивидуальность в человеческой истории» (Брестед).

    Смерть Нефертити нанесла последний удар Ахетатону. В Египет постепенно вернулись старые порядки, хотя и не сразу. Какое-то время новый фараон Тутанхамон, впитавший дух новых идей, сдерживал реакцию поклонников Амона. Он разрешил молиться всем богам: «Я удалил зло. Каждый теперь может молиться своему богу». Однако он не мог не видеть, что даже простой народ в домах продолжал поклоняться старым и знакомым богам. Тот не одобрял возведения на трон какого-то странного божества и к фараону, что навязывал ему нового бога, относился сдержанно, видя в нем чудака. Любопытным свидетельством стала находка модели царской колесницы, запряженной обезьянами, с обезьяной-возничим и сопровождающей его мартышкой… Тутанхамон решил (по совету жрецов) воздвигнуть в честь Амона царственное изваяние из чистого золота, инкрустированное лазуритом и редкими драгоценными камнями. Оно должно было бы быть самым большим и самым известным, ибо для его доставки потребовалось бы 13 носилок (прежде самое большое изваяние несли 11 носилок). Отмечают, что он приглашал на роль жрецов и пророков «отпрысков знатных родов из многих городов, сыновей всех выдающихся и прославленных людей, после этого он одаривал храм сокровищами и присылал рабов, мужчин и женщин». Его политика преследовала цель задобрить всех наиболее могущественных людей в Египте. Прожил Тутанхамон недолго, 17–18 лет. Ныне говорят, что он умер от заражения крови.

    С февраля 1915 года английский археолог Г. Картер и лорд Карнарвон повели раскопки в «Долине царей», к чему их и подтолкнули находки американца Т. Дэвиса в начале XX века (фаянсовый кубок, деревянная шкатулка, золотая пластина с именем Тутанхамона). Так шли месяцы и годы. Наконец удача им улыбнулась (удача всегда благосклонна к настойчивым и упорным), и в конце 1922 года гробница Тутанхамона была найдена. В 1923 году собрались все участники экспедиции – и наступил «момент истины». Около двадцати человек увидели то, что скрывалось в комнатах за дверью, опечатанной печатью Тутанхамона. А были там дивные вещи. Массивный золотой трон, алебастровые и золотые сосуды, фантастические животные с горящими глазами, статуи из черного дерева, в широких золотых передниках, в золотых сандалиях, с палицами и жезлами, чьи лбы увенчивали золотые изображения священных змей. «Можно не сомневаться, что за всю историю археологических раскопок до сих пор не удавалось увидеть что-либо более великолепное, чем то, что вырвал из мрака наш фонарь», – писал Картер. Затем была обнаружена еще одна скрытая ранее, потайная запечатанная дверь. Ее вскоре открыли.

    Богиня Исида, охраняющая позолоченный ковчег Тутанхамона


    После долгих и трудоемких работ (для чего специально от пристани на Ниле к гробнице Тутанхамона проложили узкоколейку) камеру вскрыли. Войдя в нее, Картер обнаружил самый большой драгоценный в мире саркофаг, покрытый листовым золотом размерами 5,2 ґ 3,35 ґ 2,75 метра. Когда отодвинули засов на дверях, увидели еще один золотой ящик с целыми печатями, обнаружив первое (и пока единственное) неразграбленное захоронение египетского фараона! В третьем помещении возвышался еще один покрытый золотом ларец. Вокруг находились изваяния богинь-охранительниц. Лица их были преисполнены сострадания и скорби. «Одно созерцание их казалось чуть ли не кощунством». Далее вещи переправили в надежное для работы место, и лишь в 1926–1927 годах был вскрыт обитый золотом саркофаг. Почти три месяца работы – и они узрели то, что с таким волнением ожидали увидеть. Цельный саркофаг фараона был высечен из кварцитовой глыбы – 2,75 м длиной, 1,5 м шириной и 1,5 м высотой. Сверху он был прикрыт гранитной плитой. Плиту подняли и увидали мертвого фараона в просмоленных бинтах. Бинты сняли – и предстал его скульптурный портрет из золота. В руках он держал жезл и инкрустированную лазуритом и синей пастой плеть (знаки царского достоинства). Лицо было сделано из чистого золота, глаза из аргонита и обсидиана, брови и веки из стекла цвета лазурита.


    Украшения из гробницы Тутанхамона


    Черты лица выглядели как живые. Рядом лежал скромный венок цветов с берегов Нила. В трех гробах находились изображения Тутанхамона, в том числе в богатом убранстве, в образе бога Осириса. Третий гроб длиной в 1,85 м был сделан из чистого массивного золота толщиной в три миллиметра. Семь саркофагов, помещенных один в другой, вскрыли археологи, прежде чем добрались до восьмого, в котором и лежала мумия фараона. Картер увидел «…благородное, с правильными чертами, полное спокойствия, нежное юношеское лицо с четко очерченными губами». Мумию Тутанхамона украшало просто невероятное количество драгоценностей. Лицо покрывала маска из кованого золота с его портретными чертами. Под каждым слоем бинтов обнаруживались все новые сокровища. Но еще большее значение имела разнообразная коллекция предметов искусства (мебель, посуда, оружие, колесницы, модели кораблей, ювелирные изделия, статуи). Изделия, найденные там, великолепны. Это золотая статуэтка Тутанхамона, стоящего на черном леопарде; голова фараона, сделанная из дерева; три больших ложа; трон и т. д. Спинка трона украшена была настолько искусно, что Картер впоследствии даже утверждал: «Это самое красивое из всего, что до сих пор было найдено в Египте». Все эти удивительные сокровища можно увидеть в Каирском музее. Если такова была сокровищница незначительного правителя, то трудно себе даже вообразить, что скрывалось (или еще скрывается?) в гробницах таких великих, могущественных правителей Древнего Египта, как Тутмос III, Сети I, Рамсес II?

    Изображение Тутанхамона в росписи гробницы


    Позволю небольшое отступление… В схватке богов и религий нельзя не видеть противостояния социальных слоев и групп. Религия – прикрытие, ширма, за которой стоят те, кто ее обслуживает, за чей счет существует (и весьма неплохо), управляя и дирижируя верующими. Так было, так есть и так будет. Религия – это власть. Отсюда и непримиримая схватка Амона с Атоном. Превознося Амона (лучезарный, многоликий, многоцветный, предвечный, сотворивший небо и землю, создавший моря и горы, творец вселенной, сердца не насытятся любовью к тебе и т. п.), жрецы тем самым утверждали свою власть, свое место рядом с этим божеством.

    Памятники Древнего Египта. Маска Тутанхамона


    С Эхнатоном и его временем, как отмечают историки, в египетских источниках связано, вероятно, гораздо больше негативных оценок, чем с любым другим реальным фараоном (ex post facto). Эти оценки отслеживаются не только в тексте «Реставрационной стелы» Тутанхамона, но и в известном гимне Амону, когда о нем говорится уже как о «враге из Ахетатона»… Гимн гласит: «Ты (Амон) настигаешь того, кто преступает против тебя; горе посягающему на тебя. Твой город непоколебим, а посягнувший на тебя повержен… Солнце того, кто не ведает тебя, зашло, о Амон, но знающий тебя говорит: оно взошло на переднем дворе (храма)! Тот, кто нападает на тебя, пребывает во тьме, даже если вся земля лежит в лучах солнца. Тот же, кто поместил тебя в твоем сердце, – смотри, его солнце взошло!» Мысль неизвестного составителя гимна в честь Амона совершенно ясна и недвусмысленна: тот, кто разрывает с традициями почтенной древней религии, обречен. Все эти страхи намеренно насаждаются в головах людей могущественными жрецами.

    Верхняя часть колосса Эхнатона


    В одном из исследований (на основании медицинской экспертизы) прямо доказывается: фараона Тутанхамона убил собственный премьер-министр, впоследствии сам ставший фараоном, получивший в наследство не только царство, но и бывшую супругу. После его смерти, опасаясь, что крамольная религия может вновь завоевать умы, сторонники бога Амона принялись уничтожать все, что напоминало о порочном фараоне Эхнатоне. Никто не знает, были ли возданы почести легендарной царице и где покоятся ее останки. Сообщают об удивительной, хотя и маловероятной истории. Якобы в конце XIX века видели группу людей, уносивших из Большой пустыни какой-то золотой гроб. Нет никаких подтверждений и доказательств того, что Нефертити и Эхнатон покоятся рядом. Если убийство главы государства все же имело место, виной тому могли быть не какие-то религиозные противоречия или личная неприязнь, но скорее всего клановые интересы и борьба за власть. Причиной большинства заказных убийств всегда являются власть или деньги (хотя порой и религия).

    Два колосса Эхнатона в Восточном Карнаке


    Правы те, кто считает, что главной причиной противостояния стал спор ключевых регионов Египта, двух столиц, и прежде всего их элит за власть. Север оспаривал первенство у Юга. При Рамсесе II север стал занимать господствующее положение, а Фивы перестали быть резиденцией фараона. Однако перестав быть резиденцией, те все же оставались столицей, то есть были «Римом без императора, но с папой». Там оставались могущественные жрецы, чей авторитет в результате гонений еще более возрос. Борьба за политическое и культурное лидерство продолжалась, как идет на протяжении всей новой и новейшей истории России спор о лидерстве между двумя столицами, Москвой и Питером.

    Коленопреклоненный мужчина. Середина XIV?в. до н. э. (Хоремхеб). Фивы


    Как это было и у нас, в Египте религиозное сознание, видимо, также находилось в прямой зависимости от внешнего хода исторических событий. Жрецов Амона все же можно было понять. Ведь их бог был ближе к египетской традиции, чем носитель «космополитической идеи» Атон. Тот обращал свой взор ко всем народам и странам, хотя и разным по языкам и цвету кожи, но одинаково близким. Подобный космополитизм вызывал раздражение не только у знати, но и у значительной части простых египтян. Они понимали, что мир вовсе не так миролюбив и справедлив, как полагал идеалист Эхнатон. Пожалуй, красноречивее всего то, что в символах вернувшегося к власти Амона-Ра происходит смена приоритетов: его атрибут уже не жезл и бич (символы внутреннего господства), а меч, что красноречивее всех эпитетов характеризует его как бога войны! Кстати, именно при власти фиванских фараонов произошло освобождение Египта от ненавистных гиксосов. В массовом отторжении новой религии (и Эхнатона) были объективные причины. Дело в том, что при его власти страна утратила две трети своего былого могущества, то есть тех территорий, что ранее были подвластны Египту. Экономика оказалась разрушена, армия бедствовала и была уничтожена, а флот захвачен хеттами. Азиатская часть империи была в основном утеряна. Все это не могло не вызвать недовольства во всех слоях общества. Нужен был более жесткий, могущественный правитель, который вернул бы былую славу. Это же видим и в России, где массы народа презирают и ненавидят былых правителей за то, что они «сдали великую державу», хотя понятно, что в бывшем СССР им жилось не легче.

    Колосс Пинедьема, верховного жреца в Фивах и фараона XXI династии


    Но все же этот болезненный фараон со сдавленным черепом («череп штеттинского ткача»), женоподобный из-за недоразвитых яичников, смотревший обычно себе под ноги, возможно, видел дальше многих современников. Попытка утвердить религию единобожия не была бесполезной. И хотя со смертью этого Великого Мужа каста жрецов вновь вернулась к старой религии, а храмы Атона были разрушены, в сознании многих людей зародилась идея, которая и будет вдохновлять умы многих поколений в битве за единение в человеке духовного и «божественного». А. Мень отмечал: «Первой попыткой утвердить его (Единобожие) для целого народа и была реформация Эхнатона. Несмотря на то что она потерпела поражение, учение о Едином Боге не прошло бесследно для египетского религиозного сознания. Те самые жрецы, которые предали «еретика» проклятию, невольно оказались под обаянием «атонизма». Ведь в их собственной духовной традиции давно ощущалось тяготение к Единобожию. В гимнах Амона-Ра, составленных после торжества Фив, мы находим ясные отголоски амарнской эпохи… Многие тексты называют Амона творцом всех людей, независимо от языка и цвета кожи, защитником угнетенных, стражем Истины. Таким образом, развитие в сторону монотеизма в Египте продолжалось и после Эхнатона. Можно было бы ожидать, что рано или поздно среди жрецов явится смелый человек, который доведет до конца дело религиозной реформы и страна фараонов станет всемирным очагом веры в Единого». «Пантеизм любви» проник повсюду, даже в казалось бы совершенно различные мировоззрения греков и иудеев (хотя бы в теории).

    Генерал Хоремхеб получает в награду от Тутанхамона золотые ожерелья


    Строки поучения звучат злободневно. Фараон говорит о том, что последователи обязаны продолжать дело предшественников в их служении отечеству. «Прекрасная это служба – царская власть. Нет у нее ни сына, ни брата. Прибавляется к ее памятникам одним царем то, о чем позаботится другой, ибо человек творит для своего предшественника, желая, чтобы другой, идущий ему вослед, заботился о том, что он создал». Разрушать же то, что сделано твоими предшественниками, это поистине «мерзостное дело». Но напомним, что и Россия и Египет знали властителей, которые из лютой ненависти к предшествующим правителям (ненависти религиозно-политического или экономического характера) хотели стереть следы былого правления, стереть саму память о эпохе. Это мстительный тиран Хоремхеб, что пришел к власти с помощью жрецов бога Амона. Их переполняло желание отомстить предшествующим династиям за то, что те отняли у них религию, их богатства и влияние… В принципе Хоремхеб – тот тип политического вождя, которого можно найти в любой стране среди пресмыкающегося и раболепно-угодливого чиновничества. Они стараются всеми правдами и неправдами попасть наверх, ради чего идут на любые подлости, козни и предательства.

    Аменхотеп III


    Хоремхеб – писец, долгое время бывший тенью фараона. Женившись на сестре Эхнатона, после смерти правителя Аи (1344–1342 гг. до н. э.) он стал царем Египта. Свое правление начал с уничтожения всех храмов, документов и реликвий былых царей. Он приказал каменщикам стереть имена Эхнатона, Сменхкара, Тутанхамона и Ая. По всей стране эти имена соскабливались и заменялись на его собственные. Он вычеркнул имена четырех царей из истории, вписав свое имя сразу после царя Аменхотепа III. С тех пор во всех официальных документах датой начала его правления значился 1369 год до н. э., то есть год коронации Эхнатона. Уничтожал документы прошлых династий. Но этого ему показалось мало. Он решил уничтожить солнечный город Амарну. Словно поедающая камни прожорливая саранча, армия рабочих набросилась на великолепный город, воздвигнутый гением Эхнатона и его скульпторов. Разрушение начали с символа царской и божественной власти – с храма Атона, бывшего когда-то центром религиозной жизни Египта. Его просто стерли с земли. Археолог Л. Вулли, проводивший вместе с Г. Картером раскопки на том месте, писал, что стены храма были разрушены, орнамент испорчен, от резьбы по камню остались обломки. Многие фигуры и колоссы, которые вы видите в Египте, несут на себе следы вандализма. «…Ни один камень не остался на месте, вместо храма осталась пустая площадка». Затем уничтожили Северный дворец, с великолепной живописью, дворцы Нефертити и Эхнатона. Вандалы разрушили до основания даже знаменитые фабрики по производству стекла, гончарных и фаянсовых изделий. Прекрасные статуи амарнских скульпторов и фрески художников крушили кувалдами. Уничтожили и мастерскую великого скульптора Тутмеса, как и многие его работы. Глыбы камня перевозили в Мемфис и Фивы для использования в строительстве храмов Амона и храмов, посвященных Хоремхебу. Туда же переселили всех ремесленников. Так была прервана попытка Эхнатона создать в Египте «солнечную цивилизацию справедливости».

    Внешняя политика и войны Египта

    В основе устремлений Египта лежала завоевательная политика. Иллюзий на сей счет быть не должно. Хотя известно, что египетские города не знали защитных стен и оборонительных систем в течение большей части истории (их защищала сама природа – Ливийская пустыня или непроходимые топи), воевать египтянам приходилось часто. И не только для того, чтобы приобрести новые земли, но и для удержания того, что было захвачено ранее воинственными фараонами. В свою очередь и Египет постоянно испытывал давление со стороны окружавших его народов…

    Подтверждением того, что приходилось постоянно быть начеку, на страже владений, стало «Поучение Гераклеопольского царя своему сыну Мерикара». Поучение начинается с совета, как подавлять мятежи среди бедуинов-кочевников Востока: «Следи за своими границами… Вбит пограничный столб для азиатов. Я установил границу на Востоке от Хебену до Дороги Гора. Там находятся поселения, полны они лучшими людьми со всей земли до границ ее, чтобы отражать азиатов… Подл азиат, плохо место, в котором он живет, бедно оно водой, трудно проходимо из-за множества деревьев, дороги тяжелы из-за гор. Не сидит он на одном месте, ноги его бродят из нужды. Он сражается со времен Гора, но не побеждает, и сам он не бывает побежден. Не объявляет он дня битвы, подобно грабителю… Охраняй Дельту. Наполнена сторона ее водой вплоть до Соленых озер. Смотри там центр кочевников. Стены (Дельты) воюют, воины ее многочисленны… Я разграбил их поселения, захватил их стада». Это и многие другие высказывания царей Египта, как и некоторые настенные изображения, указывают на то, что конфликт между правителями страны и племенами азиатов носит постоянный и довольно ожесточенный характер.

    Видимо, вторжения азиатов имели место задолго до прихода гиксосов. Их набеги определялись не столько геополитическими или этническо-религиозными, но главным образом экономическими причинами или природными обстоятельствами. Египтяне старались не допустить кочевые племена Азии к драгоценной влаге («Да просят азиаты воду, как обычно, чтобы напоить свой скот»). Ментухотепу, «объединителю двух стран», пришлось победить врагов на юге и на севере, а также «горцев» иноземных стран на берегах Нила. Среди них – ливиец, азиат, нубиец и т. д. Азиаты могли войти в Дельту. Только при сильных фараонах их изгоняли из Египта (Ахтой I, Ахтой III, Ментухотепы XI династии). Первое появление азиатов в Египте связано с еврейским племенем Авраама, второе – с переселением израильтян Иакова в область Гессем, в Фаюме. Как известно, евреи тогда были пастухами. Грандиозное строительство в Египте в эпоху Среднего царства привело к тому, что создание ирригационных систем, городов, сложных комплексов зданий типа города Иллахуна и знаменитого Лабиринта, сооруженного у самого входа в Фаюмский оазис, сделало труд еврейских скотоводов менее востребованным. Агрессивный характер политики фараоновского Египта усилился. Аменемхет I, укрепив власть и реорганизовав систему управления, продолжил курс на покорение восточных земель. Его полководец Нессумонту (1976 г. до н. э.) так описал свой поход в Палестину: «Я разгромил иунтиу, менциу и хериуша (племена азиатов). Я разрушил жилища кочевников, как будто их никогда не было. Я мчался за ними по полям. Я подошел к тем, кто скрылись за своими укреплениями. Не было там равного мне…»

    Понятно то почтение и обожание, которыми пользовались у народа Египта воинственные правители (Сенусерт III и Сенусерт I, чьи образы слились в сознании в обобщенном образе фараона Сезостриса). Он заставил платить Эфиопию дань Египту золотом, слоновой костью, черным деревом. Греки утверждают: он первым покорил Эфиопию, «страну троглодитов», завладел береговой полосой Аравийского залива. Геродот говорил и о его походе через Восточное Средиземноморье из Азии в Европу и якобы даже о покорении территорий, где жили фракийцы и скифы. Результатом покорения этих и других земель стало улучшение экономического и социального положения собственно египтян.

    Картуши больших египетских фараонов


    Примерно с середины Среднего царства (то есть с эпохи Сенусерта III, с 1887 г. до н. э.) они стали обзаводиться слугами. Приток чужеземцев-слуг заметно возрастает не только у богатых египтян, но и у людей среднего достатка (число слуг западносемитского происхождения достигает половины от их общего числа). И вовсе не обязательно, что они были обязательно рабами. Нельзя исключать того, что они были приняты в Египет на правах гражданского населения. Однако не вызывает сомнений, что между «слугами» и хозяевами отношения становились все более напряженными, если не сказать еще более резко – человеконенавистническими. Косвенным подтверждением тому, что ненависть между сторонами сгущалась, стали написанные магическими знаками «Тексты саркофагов». Так как форма их письма отличалась от официальной, видно, что стороны пытались скрыть их содержание. Ко второй половине XII династии относятся и многочисленные «Тексты проклятий». Они записывались на сосудах и фигурках, а потом разбивались. Эти «черепки проклятий» найдены в каменоломнях у Серабит-эль-Хадима, на Синайском полуострове, и содержат проклятия надсмотрщикам и их хозяевам. Вероятно, при Ахтое I (или до него) в Египет пришло племя Авраама (где-то около 2222 г. до н. э.). Одно странно в этой истории: похоже, «слуги» вскоре стали хозяевами… Все отмечают, что Авраам и Лот обогатились в Египте и скотом, и людьми, и серебром, и золотом. В итоге их быстрого обогащения между евреями и египтянами возникли трения.

    Фигурки египетских солдат, идущих маршевой колонной


    Египтяне вели постоянные войны с окружающими народами, стремясь упрочить свое господство. Так, их войско совершало походы на юг еще при I династии. Из глубин Нубии доставлялся камень для статуй и строек Египта. Из камня строились и крепости. Фараон Сахура снарядил морскую экспедицию в далекую страну Пунт, что южнее Красного моря. Экспедиции совершались водным путем, по Нилу, или сухопутным. Возглавивший их Хирхуф привез оттуда многочисленные подарки фараону: черное дерево, слоновую кость, шкуры леопардов, благовония, скот и… карлика. Золото тогда еще не добывали в этих местах. Власть над южными и северными странами Египет, как мы видели, сохранял с помощью военной силы.

    Как только Египет ослабевал, он терял власть над территориями, и тогда Нубия вновь обретала независимость. Гиксосские правители, завоевавшие Египет, признавали Нубию как самостоятельную страну и вели с ней переговоры. С XVIII династии начинается третье завоевание Нубии. Надпись гласит: «После того как его Величество перебил соседние азиатские племена, он поплыл вверх по Нилу в северную Нубию с целью истребить нубийских кочевников. И его Величество произвел среди них страшное опустошение». С Яхмеса I и Аменхотепа I вводится должность наместника Нубии. Их называли «царским сыном» («царским сыном страны Куш») или «начальником южных стран». Как правило, это сыновья фараона.

    Сила – это главный аргумент. Недаром скипетр и бич составляли два непременных атрибута фараона. В пору могущества достаточно было Египту послать в соседнюю страну военный отряд («с миссией мира»), чтобы ее народ признал себя вассалом. Царица Хатшепсут направила морские суда в страну Пунт (на севере Сомали), считавшуюся родиной фимиама и мирры. При этом ее царькам передали подарки для местных богов (золото в кольцах, украшения, оружие). Впечатленные грозным видом египетских воинов и судов обитатели Пунта поспешили признать над собой главенство фараона, направив в Египет посольство с ценными дарами (благовония, слоновую кость, золото).

    Главные вопросы внешней политики и тогда часто решались не в ходе мирных переговоров, а на полях сражений. Войны были постоянным спутником тогдашнего мира. Египет старался расширить границы на север и восток, и сражался со многими племенами и народами. При всей нашей симпатии к египтянам напомним: в основе их мощи и величия лежала политика угнетения. Отметим, что при Тутмосе III каждый год на протяжении двадцати лет в Азию отправлялось войско на новые завоевания. Эти походы стали «столь же обыденным явлением, как и разлив Нила». Рамсес II сражался с хеттами, Финикией, Палестиной, Сирией. Понадобилось 15 походов Тутмоса III в Сирию, пока он смог-таки принудить ее правителей к выгодному миру. Обелиск в Танисе упоминает и о захвате палестинских принцев в плен. Египет был такой же тиран, как и все прочие. И сегодня можно видеть фигуры покоренных Египтом народов (презренные и ничтожные). Спинами и головами они подпирают престол 20?метровых статуй Рамсеса у входа в храм Абу-Симбела. Сохранился ряд памятников, на которых запечатлены и пленные нубийцы-негры. Аменхотеп II взял 90 тысяч пленных, распределив их между храмами страны.

    Скипетр и бич в руках фараона


    Посмотрим, что же представляла собой армия Египта. В эпоху Древнего царства армия походила на народное ополчение, набираемое местными правителями. Считают, что вначале большой постоянной армии в Египте не было, а было что-то вроде свободного набора, напоминавшего набор солдат в Англии XVIII века, когда из кроватей выволакивали симулянтов и искали будущих героев в пещерах и местных тавернах. Возможно, войска напоминали военные поселения в России в эпоху Аракчеева или же лагеря заключенных в сталинскую эпоху, ибо их использовали для работ в каменоломнях, на рытье каналов и, возможно, при строительстве пирамид. Так или иначе, а свидетельств о наличии в Египте большой постоянной армии нет, если не считать телохранителей фараона (египетских преторианцев). А вот признаков того, что египтяне не любили воевать и не особо стремились снискать славу на военном поприще, более чем достаточно. В подтверждение первого тезиса приведем некий текст, который описывает невзгоды армейской службы, показывая полнейшую ее непривлекательность: «Позволь мне рассказать тебе о горестях солдата! Его будят, давая поспать всего час, и погоняют, словно осла. Он работает до самого заката. Он голоден, его тело истощено, он становится живым мертвецом. Его отправляют в Сирию. Он марширует по высоким горам. Воду он пьет через два дня на третий, и его кожа покрывается солью. Его здоровье подорвано. Приходит враг, обрушивает на него стрелы, и жизнь покидает его. Ему говорят: «Спеши, отважный воин, – покрой свое имя славой!» – но он ничего не соображает, его еле держат колени, лицо у него болит. Когда приходит победа, его величество поручает воину сопровождать пленных в Египет. Иноземные женщины не могут долго идти, и воины несут их на спине. Его походный мешок падает, и другие несут этот мешок, пока воин тащит сирийскую женщину. В родной деревне воина ждет семья, но он так и умирает, не повидавшись с женой и детьми». Документ хотя и относится к довольно позднему времени (сам по себе), весьма красноречив и не нуждается в каких-либо комментариях.

    Изображение нубийца на стенах гробницы


    Простые египтяне в массе своей были миролюбивы. Об этом говорят и свидетельства современников. Г. Масперо отмечал: «Чистокровный египтянин не любит военного дела, и страдания солдата дают писателям неистощимый материал для сатир. Они охотно изображают его в лохмотьях, изнывающим от голода и жажды, подвергающимся дурному обращению со стороны начальства при малейшем упущении; если его пощадят неприятельские стрелы, его ждет гибель в утомительных походах; …незавидной картине они противопоставляют образ скриба, богатеющего, не подвергаясь опасности, и окруженного почетом. Поэтому, едва заговорят о войне, половина мужчин, годных по возрасту идти под ружье, спешит укрыться в горах от посягательств набора (в армию). Они прячутся там, пока не закончится набор и новобранцы не будут в пути; тогда они возвращаются в свои деревни и подарками (кому следует) предупреждают нескромные вопросы…» Тем не менее на протяжении всей истории страны идут постоянные войны, ибо война – это средство добычи.

    Сцена битвы за город на стенной росписи


    Поэтому многие стремились к военной карьере… Ведь отличившиеся в боях (и при этом выжившие) получали в награду богатую добычу – землю, рабов, золото, серебро, оружие. Геродот прямо говорит, что, кроме жрецов, только воины в Египте пользовались особыми преимуществами: так, каждому из них с семьей жаловалось в надел по 12 арур отборной земли, не облагаемой налогом. Арура же составляла 100 квадратных египетских локтей. Помимо солидных наделов земли воины получали время от времени еще и другой доход. Царские телохранители, помимо доходов с земельных наделов, получали ежедневно по 5 мин хлеба, по 2 мины говядины, по 4 аристеры вина на каждого. Военная служба была «выгодна» (для тех, кто остался жив). В войны Нового царства оказались вовлечены огромные массы людей. Многие вынуждены были проводить в походах большую часть жизни. И все же египетская армия так и не стала профессиональной организацией, подобной римскому войску или греческим гоплитам. Возможно, именно по этой причине в армейской среде не оформились те неписаные уставы чести, выучки военных, о которых в дальнейшем будут говорить как о признаке «военной косточки». Правда и египтянам был сладок вкус победы. Фараон Камос сравнивал своих солдат с огненным ветром и со львами. Но назвать человека «царем зверей» – еще не значит придать ему мощь и отвагу царственного животного. Камос и сам проговаривается, когда замечает: «Мои воины были подобны львам (кидающимся) на свою добычу – людей, скот, сало, мед, (и) делящими свои трофеи (букв.: вещи) с радостными сердцами». Всегда и всюду грабители и бандиты с «радостными сердцами» делят собственность порабощенной страны. Хотя воины Камоса были скорее исключением, ибо сражались за независимость страны.

    Воины. Роспись гробницы Джануни в Фивах


    Так как война была основным инструментом политики, к военной службе готовились с юных лет. Чтобы обрести навыки и закалку, воины совершали марш-броски, пробегая по 180 стадий. Отважным бойцом слыл фараон Тутмос III. Невероятной силой отличался и его сын, Аменхотеп II. О нем говорили так: «Это был царь с такими могучими руками, что никто не мог натянуть его лук – ни из его воинов, ни из вождей чужеземных стран…» По мере того как египетские монархи входили во вкус побед, они стали больше внимания уделять армии. Появляется подобие регулярной армии, в которой каждое большое подразделение («дивизия») состояло из 50 «полков» по 200 человек в каждом. Основу армии составляла пехота.

    Военная подготовка юношей в Египте


    Элитные части были представлены колесницами и «храбрецами фараона». Конницы у египтян не было, хотя кони в отдельных случаях использовались. Войны были важнейшим источником доходов, принося немалую выгоду победителям (и в первую очередь знати). Основатель IV династии Снефру в военном походе в Эфиопию полонил 7 тыс. нубийцев и увел 200 тыс. голов скота, а из похода в Ливию он же привел с собой в Египет 1100 пленных ливийцев и стада. Э. Херинг пишет: «Отец нашего отца, когда служил военным писцом, получил эту землю от фараона, от Великого Тутмоса, которого сопровождал во время походов в презренную землю… Палестину. Пока кто-нибудь из нашей семьи остается писцом царской администрации, эта земля принадлежит нам. Так сказано в царской грамоте». Когда наступал мир, многие воины превращались в обычных рантье. С той поры они «пребывали в празднестве» (Монтэ). Полицейские же функции (охрану) обычно осуществляли выходцы из покоренной египтянами Северной Нубии.

    Колесница Тутанхамона


    Фараон Тутмос поместил на пилонах Карнакского храма длинный список нубийских областей, покоренных Египтом. Нубия давала золото. В гробнице Тутанхамона найдено немало золотых предметов из нубийского золота. Тутмосу III удалось подчинить эту страну. На скале у Напаты есть надпись: «Нубийцы – подданные моего Величества. Они работают для меня как один, обложенные податями в виде тьмы многообразных вещей «отрогов земли» и бессчетным количеством золота из Вават. Там строят ежегодно для отправки ко двору «осьмерные» суда и корабли… кроме податей нубийцев слоновой костью и черным деревом». Тутмос упоминает и о других податях (300 негров и рабынь, сын правителя, взятый заложником, 275 быков и судно, груженное редким деревом и слоновой костью).

    Пленные филистимляне. Рельеф из храма Рамсеса III в Мединет Абу


    Внебрачного сына Тутмоса II, Тутмоса III, называют «Наполеоном древности». Этот прирожденный воитель год за годом вторгался в несчастную Палестину, собирая дань с ее городов и земель. Финикия, Палестина, Сирия – исключительно богатые места. Тут всегда было чем поживиться, что позаимствовать. На стенах Карнака Тутмос выбил изображения деревьев и растений. Надпись гласит: «Растения, которые его величество нашел в стране Русена. Все растения, которые произрастают, все цветы, которые находятся в Земле Бога и были обнаружены его величеством, когда его величество направлялся в Верхнюю Русену».

    Древние колесницы


    Фараон получал дань из Русены в виде лошадей, колесниц, серебряных сосудов и прочих товаров и продуктов, включая «сухую мирру, 693 кувшина с благовониями, сладкое масло и зеленое масло в количестве 2080 кувшинов и 608 кувшинов вина». Земля Русены, или, предположительно, Галилея, подвергалась регулярному грабежу со стороны египтян. Об итогах одной из кампаний фараона сообщается: «Дань князей Русены, которые пришли выразить покорность. Теперь каждое поселение, куда прибывал его величество, снабжало хлебом и разными хлебами, и маслом, благовониями, вином, медом, фруктами в изобилии, превосходящем всё… Урожай в земле состоял из обилия чистого зерна, зернышка к зернышку, ячменя, благовоний, зеленого масла, вина, фруктов, всего привлекательного, что есть в этой стране». Но не только продуктами земледелия славились земли. Финикия и Палестина имели превосходных мастеров, изготавливавших красивую посуду, ткани и т. п. Поэтому египтяне и брали в плен художников из Русены. На стенах гробницы Рекмира, визиря Тутмоса III, изображены фигуры медников, сопровождаемые надписью: «Доставка азиатских медников, которых его величество взял в плен, победив Русену». Среди пленных хананеев были столяры, что изготавливали сундуки из слоновой кости и эбонита, и каменщики, задействованные на строительстве храмов и дворцов. Такова была политика египтян.

    Стела Тутмоса III в Александрии


    О том, как действовали завоеватели, говорит хотя бы история похода Тутмоса III против коалиции северных сирийских государств и царства Митанни (1468 г. до н. э.). Откровенно названа цель похода – «расширить пределы Египта». Этот фараон был невысок ростом, но был умным, деятельным и отважным правителем. Египетский Наполеон превзошел предшественников не только своим носом, как Сирано де Бержерак, но и масштабами своих побед. После 17 военных кампаний мощь Египта достигла наибольших высот. Среди его походов известны экспедиция в Финикию, когда он сумел перетащить через пустыню корабли, построенные в Библе, а также битвы при Кадеше и Мегиддо, где он разбил коалицию 330 сирийских князей. Военные подвиги царя запечатлены в «Анналах Тутмоса III» (длинной надписи на стенах храма в Карнаке). «Анналы» начинаются с описания битвы при Мегиддо. Сохранилась автобиография солдата по имени Аменемхаб, другие свидетельства подвигов царя. Мегиддо был неприступной крепостью. Там располагалась основная база сирийских царьков. Она господствовала над главной дорогой, ведущей из Египта к Евфрату, то есть в Месопотамию. Тутмосу в этой кампании противостояли князь Кадеша и его союзники.

    Палетка с изображением поля битвы. Древний Египет


    Сирийцы не смогли оказать Тутмосу достойного сопротивления: «В ужасе они бежали к Мегиддо, бросая коней и колесницы из золота и серебра, и люди втаскивали их в город, хватая за платье». Захваченное египтянами, видимо, представляло ценную добычу, и они сразу же занялись дележом. Напрасно Тутмос призывал армию к дальнейшей битве: «Захват Мегиддо – это захват тысяч городов!» Воины не смогли устоять перед видом золота. В результате им пришлось в дальнейшем расплачиваться за жадность тяготами семимесячной осады города. Князю Кадеша каким-то образом удалось бежать. Тутмос взял заложников, а затем разрешил бежавшим из города вернуться. Говорят, Тутмос был первым, кто стал брать заложниками наследников азиатских царей. Пленение царского семейства не только гарантировало лояльность отцов-правителей, но и создавало «задел на будущее». Когда принцы становились правителями, они уже переняли у египтян их обычаи, язык и нравы. Поэтому они охотнее себя отождествляли с культурными египтянами, нежели с собственными подданными.

    Гимн Тутмоса III восхваляет свирепость воителя. «Я пришел, я дозволяю тебе сокрушить князей Захи; я бросаю их к твоим ногам вместе с владениями… я дозволяю тебе сокрушить азиатских варваров, увести в плен начальников племени Рутону…» Далее в том же духе: «Я пришел и дозволяю тебе сокрушить страну Востока; Кафти и Аси трепещут пред тобою…» «Я пришел, – я дозволяю тебе сокрушить народы, защищающиеся в приморских городах…» «Я пришел, – я дозволяю тебе сокрушить народы, живущие на островах… я показываю им твое величие в виде мстителя, бросающегося на спину своей жертвы…» и т. д.

    Нет сомнений в том, что перед нами пример откровенно деспотического государства, которое не останавливается перед самыми свирепыми карательными мерами. Об этом говорит картина отрубленных рук на рельефе из Большого храма в Абу-Симбеле. В древности существовал жестокий обычай: отрезать головы и члены врагам, а затем считать по ним убитых. Как известно, сын Осириса, Гор, взялся за оружие, чтобы вступить в битву с Сетом, убийцей отца, и тем самым восстановить справедливость. Во время боя он лишился глаза, зато ему удалось лишить своего коварного противника главного «богатства» – его мужского естества.

    Воины Рамсеса складывают курган из рук поверженных врагов. Абу-Симбел


    Показательна запись одного из военачальников фараонова войска, который с гордостью сообщает современникам и потомкам: «Войско ходило счастливо и опустошило землю жителей песков. Войско ходило счастливо и разорило землю жителей песков. Войско ходило счастливо и ниспровергло их крепости. Войско ходило счастливо и вырубило их смоковницы и виноградники. Войско ходило счастливо и перебило там войска десять тысяч. Войско ходило счастливо и привело оттуда пленных великое множество». Войско разбило мятежников и «перебило их всех». Надо отдать должное Тутмосу: он никогда не отсиживался в тылу, но, как правило, всегда сам шел во главе своих войск.

    По летописи Тутмоса III из карнакского храма в Фивах можно даже определить масштаб завоеваний (список захваченных палестинских поселений). В результате похода в один лишь храм Амона он передал 1598 рабов из Сирии. В списке трофеев огромное количество вещей из золота и серебра, ценных пород деревьев, резных изделий из черного дерева, слоновой кости, оправленных в золото и серебро, статуя ханаанского вождя и т. д. Этот фараон за 32 года своей бурной деятельности совершил 16 походов в Палестину, постоянно ее грабя и вывозя оттуда представителей местной знати в качестве заложников. Исследователи подчеркивают, что заложничество процветало и во времена наследников Тутмоса III.

    Гробница Тутмоса III. Погребальная камера и саркофаг


    Характерно, что царствование фараона Тутмоса III идет по четко заведенному графику: он проводит полгода в военных походах, а полгода пребывает в Фивах, организуя, строя и проверяя все то, что было сделано за время его отсутствия. Нет нужды перечислять все те многочисленные кампании, в которых участвовал царь. По сути, Тутмос провел полжизни в походах, сражаясь в одной лишь Сирии 19 лет. Итогом его побед стала огромная империя, насыщавшая страну золотом и богатствами, а также многочисленными рабами.

    Египетская империя при Тутмосе включала в себя и «острова большого круга» (Крит, Кипр, Кикладские острова). «Тутмос как царь не сомневался в будущем. Верхушки его грандиозных обелисков, покрытые золотом, каждое утро ловили лучи восходящего солнца и посылали сверкающие искры через долину Нила. Рабы в странных цветных одеждах, говорящие на смеси чуждых языков, заботились о делах земли и трудились рядом с изящными гладколицыми египтянами». Как ни странно, сегодня в самом Египте не осталось ни одного обелиска времен Тутмоса (один из них, тот, что когда-то возвышался над храмом Тутмоса в Гелиополе, стоит ныне в Центральном парке Нью-Йорка, а другой украшает собой набережную Темзы в Лондоне; многие из них находятся в Париже и Риме).

    Рамсес I между Анубисом и Гором


    Среди знаков «реформаторства» стало и преобразование армии: та перестала быть любительской, в ней укрепилось ядро профессиональных солдат. Это понятно: империю надо было удерживать, что предполагало и присутствие гарнизонов в побежденных землях. В надписи времен VI династии вельможи Уны сказано: «Его Величество собрало войско во много десятков тысяч из всего Верхнего Египта от Элефантины до Афродитополя, из Нижнего Египта, из всех округов их целиком, из укреплений, из укрепленных центров, из страны негров Иртет, негров Маджа, страны негров Иам, страны негров Уауат, из страны негров Кау, из страны Ливийцев…» При наборе войска в эпоху Среднего царства исходили из правила: 1 рекрут брался на каждые 100 человек мужского населения. Армии эпохи Нового царства состояли из 100 000 человек, хотя они никогда не участвовали в походах одновременно.

    Разумеется, структура армии с годами усложнялась: появились кадровые офицеры, корпус связи, в дополнение к пехоте, морским силам и колесницам создали и службу квартирмейстеров. И все же египтяне были не очень решительными воинами. Ведь профессиональная армия у них появилась довольно поздно. Военной науки как таковой вообще не существовало. Неизвестно никаких документов на сей счет, каковые имеются у китайцев, ассирийцев, иранцев, греков или римлян. Постоянная часть армии невелика: телохранители фараона, небольшие отряды князей или охранники храмов, лучники, копейщики, конница. Конница, офицеры – из знатных родов. Ведя частые войны, Египет со временем вынужден был опираться на наемников (ливийцы и греки).

    Набор войска в поход – дело трудное и хлопотное. Тяжела жизнь воина. Одни из них гибли в битвах, другие отделывались ранами и шрамами. Об этом говорят такие красноречивые записи: «Приди, я расскажу тебе о его походе в Сирию, о его движении по хребтам, причем его довольствие и вода на плече его подобны грузу осла, и шея его образует хребет, как у осла. Хребет спины его разбит, он пьет воду протухшую. Он гонит сон. Достигает он врага, причем он подобен подстреленной птице. Когда ему удается вернуться в Египет, он как палка, которую изъел червь. Он болен. Его поражает болезнь, (при которой он должен лежать). Его доставляют на осле, одежды его украдены, а его провожатый (слуга) сбежал». Часто заключительным финалом карьеры воина оказывался скромный саркофаг или безвестная могила.

    Наемные телохранители Рамсеса II


    Правда, к середине XVIII династии египетская армия представляла собой довольно-таки значительную силу. Возможно, произошло это благодаря ненавистным гиксосам, которые привнесли в Египет новые виды вооружений (мечи, кинжалы, медные наконечники стрел, доспехи, колесницы, лошади и т. д.) и обогатили тактику египетского войска. Однако даже при этом особо впечатляющих побед у египтян мы не видим.


    Деревянные саркофаги для захоронения в согнутой позе и в полный рост


    Отражая набеги греков и других островитян в микенские времена, Египет стал вербовать среди них наемников. Так, фараон Псамметих I отдавал предпочтение греческим воинам. Благодаря наемникам он усмирил непокорных номархов, всегда склонных к сепаратизму, и завершил объединение Египта (655 г. до н. э.). Иные фараоны даже были связаны тесными узами с греками. Фараон Амасис, возвысившийся благодаря национальному движению против иноземцев, сам был женат на гречанке. Он вопрошал о будущем Дельфийского оракула и посылал золото на восстановление сгоревшего дельфийского храма (548 г.). Иноземных наемников предпочитал и Эхнатон. В гвардии у него было куда больше негров, сирийцев и ливийцев, нежели египтян. В войсках фараона можно было увидеть и народы моря, включая евреев и европейцев. Наемники находились в привилегированном положении. «Видя жалкие феллахские хижины, удивляешься, как уютно устроил (там) свой очаг поселенный в Феладельфии и Тебтунисе греческий солдат-наемник». Эти воины жили в удобных домах из кирпичей, с запиравшимися ставнями и окнами, створчатой дверью, оштукатуренными стенами (с настенной живописью). В домах находили кувшины, полные монет. Фараоны расплачивались землей и деньгами с наемниками за их службу. В Дашурском декрете замиренные нубийцы упоминаются как владельцы земли. Они создавали свои колонии, были полицейскими, жандармами, сыщиками, ловили преступников, сопровождали арестантов, имели прислугу. Греки и римляне в дальнейшем составляли одну из опор войска фараонов (вспомним Габиниевых солдат Рима). Власть Египта над другими странами или областями носила временный характер. Любые перемены в общей ситуации (смерть фараона, поражение, слухи) имели следствием возмущения и даже восстания подчиненных племен.

    Храм в Абу-Симбеле со статуями Рамсеса II


    С правления Рамсеса II началась знаменитая эпоха Рамессидов. Правильнее начать датировку эпохи с царствования фараона Сети I, за которым наступает эпоха Рамсеса II и III, длившаяся чуть более двух столетий (1320–1100 гг. до н. э.). П. Монтэ описывает это время как самое замечательное и стабильное в истории Египта… Эти два столетия прославились царствованием трех великих фараонов – Сети I, Рамсеса II и Рамсеса III. Они вмешивались гораздо активнее, чем прежде, в жизнь соседних народов. Многие египтяне жили тогда за границей. И еще больше иноземцев селилось в Египте. Надо отдать должное египтянам: они вели себя более гуманно по отношению к побежденным племенам и народам, не уничтожая их культуру и традиции, признавая за ними право сохранять богов и верования, свои порядки и даже правителей.

    Победоносный штурм города противника войсками Рамсеса II


    Рамсесы были великими строителями. Фиванские владыки XVIII династии не успели закончить восстановление опустошенных гиксосами районов. Они, правда, немало сделали в самих Фивах, однако после религиозной реформы Эхнатона им пришлось начинать все сначала. Создание гипостильного зала в Карнаке, пилоны Луксора, Рамессеум в стовратных Фивах – вот великолепный вклад Рамсеса I и его преемников. Ни один уголок огромной империи не был обойден вниманием. От Нубии до Пер-Рамсеса и до Питома Рамсесами было основано множество городов! А сколько храмов они расширили, восстановили или отстроили заново! Все эти храмы, гробницы фараонов и их цариц или же их современников дали ученым богатейший материал. Дополняют его многочисленные папирусы XIII и XII веков до н. э., повести, сказки, сборники писем, списки работ и работников, контракты, судебные отчеты и самое драгоценное – политическое завещание Рамсеса III.

    Навершие церемониальной булавы царя Скорпиона


    Эпоха отличается большим напряжением сил. После жестокого кризиса в конце XVIII династии в стране установился религиозный мир, который заколебался лишь с приближением 1100 года. Войска этих фараонов одерживали победы. Какое-то время и удача была на их стороне. В битве египтян с хеттами при Кадеше с обеих сторон участвовали армии по 20 тысяч человек. Битва 1312 года до н. э. завершила 15?летний период жестоких битв и получила отражение в пилонах Луксорского храма в Фивах. О победе в битве говорится в знаменитой Израильской стеле, что найдена в Фиванском некрополе. Не скрывая торжества, автор и заказчик повествует о том, что «враги повергнуты в прах и молят о пощаде», «никто из вражеских племен не подымает головы», Ливия опустошена, «Ханаан пойман со всей его скверной», «Газер взят», «Ианум обращен в ничто», а «Израильское племя опустошено и лишено полевых плодов» и «Палестина стала вдовой для Египта». «Победителю хеттов» Рамсесу зодчим был воздвигнут Рамессеум. Храм находился в западной части Фив («Дом миллионов лет Рамсеса»). В действительности нет оснований говорить о победе Рамсеса в той битве.

    Фараон Рамсес II в битве с хеттами при Кадеше


    Как правило, главнокомандующй в Египте был представлен фигурой фараона. А тот часто демонстрировал «поразительные просчеты и отсутствие даже элементарного здравого смысла, не говоря уже о военной стратегии». Рамсеса запросто обманули два вражеских лазутчика, сообщив ему накануне битвы с хеттами, что большая часть армии противника находится далеко от города. В результате он потерпел от хеттов поражение и должен был бы не увековечивать славу в Рамессеуме, а благодарить судьбу за то, что унес ноги с поля битвы.

    Можно утверждать, что ему повезло: он чудом спасся и сумел спасти остатки армии. «Тогда его величество пришпорил коня, который поскакал во весь опор, и оказался среди вражеского войска. Он был совершенно один. Его величество оказался в окружении 2500 пар коней, принадлежавших вражеским воинам – хеттам и людям иных народов, пришедших вместе с ними… по три воина на каждую пару. Между тем его величество был без командиров, без оруженосца, а его пехота и его колесницы исчезли, и никто из воинов не мог храбро сразиться с врагами». Подобная опрометчивость могла дорого обойтись царю. Рамсес II много лет воевал с хеттами. В отдельные годы, когда он вел борьбу за овладение Сирией, ему сопутствовал успех. Но изменить в пользу Египта баланс сил ему так и не удалось.

    В конце концов он вынужден был пойти на подписание мирного договора с царем хеттов Хаттусилисом III. Оживленная дипломатическая переписка обнаружена в Телль-Амарнском архиве в Среднем Египте. Царь хеттов Хаттусилис III предложил Рамсесу II заключить мирный договор (1296 г. до н. э.). Фрагменты договора найдены в Карнаке и Рамессеуме. Часть договора хранится и у нас, в Эрмитаже. Документ из 18 параграфов именуется «благим договором о мире и братстве». Рамсес принял условия и заключил с хеттами договор. Там сказано: «Да будет прекрасный мир и братство между детьми детей (великих царей) на все времена». Договор был выгоден обеим сторонам. Рамсес нашел в лице хеттов союзника, хетты обезопасили себя с одной стороны, так как в это же время им угрожали армии Ассирии. Рамсес II женился на дочери хеттского царя, о чем говорит «брачная стела». Стела высечена из песчаника на отвесной скале на южной стороне храма в Абу-Симбеле. В нем сказано, что старшая дочь хеттского царя прибыла с богатым приданым. «Когда дочь этого великого правителя страны Хета проследовала в Египет, колесничное войско, сановники величества его смешались в свите ее с колесничным войском страны Хета. Были они все как египетские воины… Ели они и пили они, имея одно сердце, как братья, и ни один не ссорился со своим соседом. Мир и братство были между ними по замыслу самого бога. И великие правители всех стран, через которые они проходили, были в смущении и отвернулись, удивленные, когда увидели они людей страны Хета, соединившихся с воинами царя Египта».

    Рамессеум


    Рамсес был поражен красотой хеттской царевны. Она получила египетское имя и как царствующая жена фараона была размещена во дворце. Каждый день он имел счастье лицезреть прекрасную царицу. Известна история с посылкой царем хеттов Суппилулиумом и своего сына в Египет по просьбе царицы Египта. Та хотела выйти за него замуж. Вдове Анхесенамун, дочери Эхнатона и Нефертити, бывшей замужем за Тутанхамоном, было всего двадцать лет, когда тот умер. По существующим в Египте обычаям, царица должна была иметь мужа-фараона. Она могла бы взять даже своего сына в мужья, но сыновей у нее не было. Она пишет хеттскому царю: «Сына у меня нет, а у Тебя, говорят, есть много сыновей, он стал бы мне супругом. Никогда я не соглашусь взять себе в мужья одного из своих подданных. Мне страшно даже подумать об этом». После долгих раздумий Суппилулиум все же послал к ней сына. Однако царевича по дороге убили, видимо, по приказу верховного жреца Эйя, который надумал сам захватить египетский трон, что ему в итоге удалось.

    Бронзовая статуэтка принцессы


    Что лежало в основе союзнических отношений в то время? То же, что и сегодня, – экономика, браки, выгода и… страх. Крупнейшие державы держали под контролем весь регион, именуя себя «великими царями», упрочивали связи с помощью браков, заключали равноправные договора, называли друг друга «братьями», вели интенсивную торговлю, обмениваясь письмами, подарками и т. д. «Если ты питаешь благие и дружеские намерения, – пишет царь Ассирии фараону, – пошли мне много золота. Мой дом – твой дом. Напиши мне, и для тебя (тоже) найдут то, в чем ты нуждаешься. Мы – очень далекие друг от друга страны. Разве правильно, что наши посланцы постоянно находятся в пути ради таких (скромных) результатов?» А вот и письмо царя Митанни фараону, в котором он прямо ставит уровень и характер политических отношений от количества полученных им от Египта благ и льгот: «Те блага, которые мой брат прежде посылал, мой брат их сильно сократил. Поэтому я недоволен… Я стал очень враждебен». Все просто.

    Пленные негры


    Взаимоотношения с вассалами были обычными для тех времен… Пока Египет был могуч и богат, его если и не любили, то уважали так называемые верные и преданные союзники. Сохранилась масса свидетельств о характере, быте и нравах древних народов. Иные царьки мини-государств не могли существовать самостоятельно в ту эпоху, так же как они не могут свести концы с концами ныне. Они привыкли видеть в Египте, великой державе тех лет, источник постоянных дотаций. Князь Библа Рибадди с ностальгией вспоминал: «Кто давал что-нибудь? А царь (Египта) давал продовольствие правителям, моим коллегам… Прежде моим отцам присылали из (египетского) дворца серебро и все необходимое для их жизни. И мой господин присылал им солдат». Паразитизм и фаворитизм у таких политиков в крови… Судьба мелких князьков была бы трагична, не имей они сильного защитника и покровителя. Любопытно и письмо вавилонского царя Кадашман-Харбе фараону. Тот охотно соглашается отдать дочь в гарем фараона Аменхотепа, если тот выдаст за него одну из египетских царевен и, конечно, пришлет ему побольше золота. Интересна шкала, по которой вавилонянин расставил приоритеты во владениях фараона: «Привет твоему дому, твоим женам, твоим колесницам, твоим коням, твоим вельможам… шли мне золота, много золота».

    Храмы в Абу-Симбеле


    Ранее царь Митанни не раз открыто выражал недовольство (Тийе, матери Эхнатона) тем, что вместо статуй из литого цельного золота ему присылают какие-то пошлые деревянные статуи, покрытые тонким слоем драгоценного металла. «Если в стране твоего сына золота так же много, как праха, то почему твой сын пожалел для меня эти статуи?» – возмущался «верный друг». Недовольство выражалось и по поводу качества золота… Вавилонский царь выговаривает фараону Эхнатону относительно качества присланного драгоценного металла: «Когда 20 мин золота положили в печь, оттуда не вышло даже 5 мин чистого золота». Несомненно, золото и тогда уже выступало важнейшим «послом», благодаря которому решались многие дипломатические вопросы. С его помощью фараон удерживал протекторат над Сирией и другими землями в течение 150 лет, не прибегая ни к военной оккупации, ни к услугам чиновников; так что дипломатия золота существует с древнейших времен, как и древнейшая профессия…

    Сетх учит Тутмоса III стрельбе из лука


    Одним из главных источников поступления золота в Египет была Нубия, отношения с которой всегда были сложными. Египтяне являлись угнетателями, нубийцы выступали данниками и порабощенными. На египетских рисунках и барельефах видим сцены того, как нубийцы несут золотую дань хозяевам-египтянам. Впрочем, египтяне приняли меры и к тому, чтобы разрабатывать месторождения золота так сказать на промышленной основе. Дело в том, что до Рамсеса нубийские золотые прииски по-настоящему не разрабатывались, ибо тут всегда не хватало воды. Многие искатели золота на пути к заветной цели оставляли тут свои кости, не найдя глотка воды. Фараоны приказали рыть колодцы и углублять ранее отрытые скважины. Наконец, Рамсесу удалось добраться до воды, что сделало возможным постоянную эксплуатацию золотых приисков. Ученые насчитали в Восточной пустыне около ста древних золотых приисков. В Абу-Симбеле возвели грандиозный храм (1220 г. до н. э.) с четырьмя статуями царя Рамсеса II, охраняющими вход. Храм позже перенесли (уже в наше время в связи с плотиной).

    Победа хеттов над Митанни изменила расстановку сил в тогдашнем мире. Хеттское государство при Суппилулиуме, разгромив хурритов, становилось грозным противником. Хетты позволяли себе вторгаться во владения Египта и, как показывают документы, даже захватывали в плен египетских воинов. «И победил он (Суппилулиум) войска страны Египта и разбил их… Когда же пленники пришли в страну Хатти, то принесли пленники чуму в страну Хатти. И с того дня в сердце страны Хатти властвует смерть». Египетское государство все же оказалось более прочным образованием, нежели хеттская держава.

    Однако уже при фараоне Меренпте (1250 г.), сыне Рамсеса II, его положение стало угрожающим. Египту угрожали с юга – нубийцы, с запада – ливийцы, с востока – сирийцы и евреи, с севера – хетты. Среди напавших на Египет при Рамсесе III «народов моря» упоминаются дануна (данайцы) и акайуаш (ахейцы). Когда пало централизованное государство (1075 г. до н. э.), Египет стал подвергаться вторжениям и захватам все чаще, ведя тяжелые войны с Ассирией. Коптский источник, «Апокалипсис Илии» (III в. н. э.), говорит о битвах против ассирийцев: «И когда они увидят царя, восставшего на севере, они назовут его «царь ассирийцев» и «царь неправедности». Он умножит свои нападения на Египет и (вызовет) смятения. Земля застонет разом. Захватит ваших детей. Многие возжелают смерти в те дни. Тогда восстанет царь на западе, которого назовут «царь мира» (т. е. мирный). Он взбежит на море как лев рыкающий. Он убьет царя неправедности. Будет отмщено Египту в битве, и свершатся многочисленные кровопролития. В тот день он повелит быть миру в Египте и дарует дар бесценный». Ассирия тогда одержала победу, и египтяне стали данниками врага.

    История Египта знает немало драматических страниц, которые не станем «живописать» в деталях. Но поздний период египетской истории (1085—332 гг. до н. э.) отличает особый трагизм. Египту приходилось вести жестокие битвы с врагом. Он растерял былую мощь. После смерти Рамсеса III, по словам историков, на престоле сменилось девять ничтожных правителей, носивших каждый, далеко не по праву, имя великого Рамсеса. За несколько десятилетий могущество державы Рамессидов пришло к концу, так же как за два десятилетия пришло к концу былое могущество СССР. Бездарность в состоянии погубить за 10–20 лет то, что создавалось веками и поколениями. Хотя в Египте тому было множество причин: усиление местных царьков (номархов) и знати; чрезмерное увлечение «седой древностью» в ущерб тем нововведениям, которые обеспечили бы ему более динамичное развитие; рост бюрократии; забвение нужд государства; едва ли не тотальная опора фараонов в войнах, да и во внутренней политике (борьбе за власть) на наемников; отсутствие прогресса в «новых технологиях» (наступил железный век); экологические катастрофы. А главное то, что и сама страна надорвалась за долгие годы военных авантюр и насилия над другими народами и странами, ибо походы и завоевания следовали друг за другом. Сирия, Палестина, Нубия, Ассирия – вот объекты египетской агрессии. Фараоны опустошали землю покоренного им народа, «подобно чудовищному льву, перед которым бегут народы», не церемонясь с побежденными. Так, Аменхотеп после победы над Сирией тут же приказал повесить вниз головою семь сирийских князей, из числа которых он шестерых казнил, принеся их в жертву Амону (головы казненных выставили на стенах стовратных Фив). Немудрено, что, несмотря на казни вождей восставших и на то, что фараоны уводили в плен и ровняли с землей города и села, восстания сирийцев повторялись вплоть до захвата Египта ассирийцами.

    Пиры победителей-ассирийцев


    Египет попадал все в большую и большую зависимость от других народов. Становилось очевидно: дальнейшая судьба Египта уже не в его руках. Персы, греки, римляне, абиссинцы, сирийцы, ливийцы, евреи стали играть в его судьбе все более заметную роль. Надо заметить, что в городах Египта издавна селились многие народы. Со временем эти люди, став земледельцами, ремесленниками, купцами или воинами, не желали оставлять страну, в которой обосновались. Они перенимали культуру, верования египтян, устанавливали тесные родственные связи с египетскими вельможами, и даже с фараонами.

    Знаменитые «медджаи», представители ливийского племени, составляли не только охрану фараона, но и полицию столицы. Стоит ли удивляться, что ливийцы, держа в руках столицы, становятся правителями городов и земель Египта? Один из ливийцев, Шешонк I, став фараоном, основал Ливийскую династию, существовавшую два с лишним столетия (ок. 945–722 гг. до н. э.). Шешонк около 930 года до н. э. вторгся в Иудею, взял Иерусалим и другие города, захватив при этом богатые трофеи. Он вел обширное строительство в новой столице – Бубастисе, в Фивах и объединил страну. Затем в VIII веке до н. э. Египет попал в руки правителей Куша (Нубии). Кушиты правили в Египте до 664 года до н. э. Древние греки называли кушитов эфиопами. Фараон Тефнахт издал закон против роскоши, Бокхорис – закон, запрещавший лишать свободы должников. Фараон Шабака, процарствовавший 15 лет, держал страну в повиновении мирными средствами: не вступал в конфликт со жрецами Амона, избрал резиденцией древний город Мемфис, не ссорился он и с могущественной Ассирией. Но и эта политика не уберегла Египет от захвата ассирийцами. Царь Асархаддон после двух походов (674 и 671 гг. до н. э.) захватил страну, разделив ее между 20 местными правителями – номархами. Его именовали царем царей Верхнего и Нижнего Египта и Куша. Господство ассирийцев над Египтом продолжалось 15 лет (671–655 гг. до н. э.) и положило конец правлению XXV Эфиопской династии в Египте.

    Правда, фараон Амасис (568 г. до н. э.) пытался укрепить страну: развивал торговлю, строил дворцы и храмы, снизил поземельные налоги, уменьшил сборы в пользу храмов, ввел контроль за доходами знати. Но было уже поздно. Недовольство проявляли жрецы и наемники (из греков и ливийцев). И когда фараон Амасис умер (526 г. до н. э.), ничто не помешало персидскому царю Камбису, сыну Кира, начать войну против Египта (525 г. до н. э.). Падение Ассирии отсрочило трагедию, но Египет не смог противостоять персам. В сражении при крепости Пелусии Камбис наголову разбил египтян. Легенда гласила, что победа была достигнута им благодаря тому, что персидский полководец выставил перед войсками, идущими на штурм, священных для египтян кошек, ибисов и собак (якобы те побоялись ранить их в битве). Причина в ином – измена египетских военачальников, высших чинов страны: предводителя греческих наемников Фанета; на сторону персов перешел также командующий флотом египтянин Уджагоррет, а евнух Комбафей открыл Камбису «мосты и прочие дела египтян». Армия Египта сражалась отчаянно. Греческие и карийские наемники, узнав об измене Фанета, вывели его детей, зарезали их прямо на глазах у персов и их отца, и напились их кровью, смешанной с вином (Геродот). Уцелевшие воины Египта в той битве ушли в Мемфис и заперлись в его стенах. Камбис все же послал к ним послов, но египтяне разбили корабль, а послов царя изрубили на куски. В 525 году завоеванный персами Египет вошел в состав их огромной державы, а царь Камбис был провозглашен царем-фараоном. Так Египет потерял независимость в первое персидское владычество (525–404 гг. до н. э.). Камбис, захватив страну, велел вытащить тело Амасиса из гробницы и в отместку за отчаянное сопротивление египтян приказал его выпороть.

    Царь Дарий I на троне. Рельеф из дворца в Персеполе


    Семь лет царствовал Камбис, воинственный сын Кира (529–521 гг. до н. э.). Он сделал попытку покорить Карфаген, Финикию, Эфиопию. Фараон Псамметих III оказался в плену. Перс обрек его сына на смерть, а других знатных египтянок и его дочь сделал рабынями, заставив таскать воду. Находясь в плену у Камбиса, фараон пытался спровоцировать восстание египтян. Тогда его заставили пить бычью кровь (до тех пор, пока тот не умер на месте). Но и от Камбиса удача вскоре отвернулась. Войско, направленное на завоевание оазисов, погибло, погребенное в песках. И когда тот погиб от раны, якобы случайно нанесенной собственным же мечом, Египет, было, возликовал и воспрял, надеясь на скорую свободу.

    Египетский кинжал


    Надежды не сбылись. И все же когда в Египет прибыл другой персидский царь, Дарий I (518 г. до н. э.), жрецы поспешили наградить его титулом фараона. Администрацию Египта стали возглавлять сатрапы, находившиеся в Мемфисе. В важнейших пунктах были размещены ахеменидские воинские гарнизоны. Так Египет стал богатейшей колонией Ахеменидов, т. е. сатрапией, платя, совместно с Ливией, Баркой и Киреной, ежегодную дань в размере 700 талантов (это более 20 тонн серебра). Власть персов поддержали и еврейские военные поселенцы.

    Изделия древнеегипетских мастеров (стулья и кресла)


    Положение простых египтян при завоевателях – хуже некуда… Знать старалась ладить с персами. Но вскоре и она стала проявлять недовольство. Храмы лишились средств к существованию. Многие были разграблены Камбисом, что не прибавило симпатий народа и жрецов. Последующие цари персов (Дарий I, Ксеркс I, Артаксеркс I) продолжали политику угнетения. Иные из них, впрочем, проявляли уважение к богам Египта, сохраняя за храмами государственные поставки (дрова, скот, птица). Отдадим должное и Дарию I, восстановившему «академию наук», Дом Жизни – высшее научное учреждение. Вот как описывал чиновник (врач при персидском царе), посланный в Египет, задачу порученной ему царем миссии: «Снабдил я их (т. е. ученые заведения) книжными людьми… из сыновей (именитых) мужей – не было сына ничтожного среди (них). Отдал я их под руку знатоков всяких… Приказало величество давать им вещь всякую… чтобы творили они работу свою… Снарядил я их благами всякими, …каковые (значатся) в писании…»

    Дарий I проявил себя в данном случае как разумный и мудрый политик. Персы ввели в обращение чеканные деньги, используя их вместе с имевшими хождение слитками серебра. Они осуществили грандиозное мероприятие – прорыли канал между Нилом и Красным морем. Первоначальная идея принадлежала фараону Нехо, который за сто лет до персов предпринял такую попытку. Великий персидский царь попытался завершить начинание. Проток был настолько широк, что по нему могли пройти два крупных многовесельных судна. Не ясно, служил ли проток, ничем не напоминавший нынешний Суэцкий канал, торговым или военным целям. Но Дарий, несомненно, чрезвычайно гордился своим деянием, увековечив оное несколькими надписями на больших каменных плитах, водруженных неподалеку: «Я велел рыть проток от реки Пиравы («Поток Большой», одно из египетских обозначений Нила), текущей по Египту, к морю, идущему из Персии. Он был вырыт, как я велел, и корабли пошли по нему из Египта в Персию, как была моя воля».

    Фантастический зверь из Суз


    После захвата Египта шесть тысяч египтян во главе с фараоном были увезены в Сузы, столичный град персов. В 519 году Дарий распорядился, чтобы туда прибыли «мудрые среди военных, жрецов и писцов Египта», чтобы записать «законы фараона, храма и народа», существовавшие до 526 года. Многие египетские чиновники состояли на персидской службе. В строительстве дворца в Сузах приняли участие и египтяне (они делали скульптуры, украшали стены дворца, работали плотниками, золотых дел мастерами). Власть персов оставила после себя горестные воспоминания… После краткого периода освобождения Египет вновь подпал под власть Артаксеркса III. Тот срыл стены важнейших городов, разграбил храмы, забрал золото, серебро, изъял храмовые книги, а затем любимец царя продал их тем же жрецам за хорошие деньги.

    Пирамида Микерина и три пирамиды цариц


    Но жажда свободы продолжала жить в великом египетском народе. Видимо, это дает частичный ответ на загадку, о которой пишет Ю. Перепелкин: «Загадочно и то, что произошло после разгрома его Артаксерксом III. Одно короткое десятилетие отделяло падение Нахти-хуру-хбу (Нашт-хер-хбо) (в 343 г.) от прихода в Египет Александра Македонского (в 332 г.). И вот в какие-то неизвестные годы этого десятилетия только что поверженный, разоренный, ограбленный Египет, без стен вокруг городов, без средств, без наемников нашел в себе силы воспрянуть, восстать и, пускай ненадолго, но все-таки сбросить персидское иго. Это событие связано с именем фараона, чье имя условно читается как «Хаббабаша»». В этом царе, отмечают ученые, «все загадочно».

    Повозка, в которой перевозили тело Александра Великого


    Когда Александр Македонский разбил персов и взял город-государство Тир (333 г. до н. э.), Египет вновь ожил. Александр даже объявил себя сыном Амона, якобы, «зачатым на земле Египта». Очарованный величием и красотой Нила, полководец заложил город Александрию. В Мемфисе его короновали на египетское царство (323 г. до н. э.). Так закончился собственно фараоновский период истории Египта. Началась краткая, но бурная македонская эпоха (332–304 гг. до н. э.). Говорят, что, основав Александрию, полководец выполнил желание своей красавицы подруги, Роксаны, которая вскоре и обвенчалась с Александром. Считая бога Солнца – Ра своим покровителем, он направился в храм Амона-Ра в оазисе Сива (что в 600 км западнее Александрии). И там беседовал в уединении с оракулом, расспрашивая о своей будущей судьбе. Жрец, разумеется, изрекал то, что тот желал услышать, тем самым поддержав все начинания Александра. Полководец вышел из храма с ликующим видом и тут же на радостях обвенчался с красавицей Роксаной. Считают, что именно здесь великий муж был похоронен (на это указывают его биографы и даже перевод слова Сива-Сантария – «место, где покоится Александр»). Хотя умер он в Вавилоне в 323 году до н. э. За две с лишним тысячи лет предпринято свыше 130 попыток раскрыть тайну могилы Александра Македонского. Не только эта могила, но и многие пирамиды, как полагают, еще продолжают хранить в своих недрах многие тайны.

    Саркофаг Александра Македонского. IV?в. до н. э.


    Как отмечал ученый-арабист А. Егоров в книге «Египет нашего времени», раскопки в 1995 году дали сенсационные результаты: в развалинах храма Амона-Ра в Сиве было обнаружено древнее захоронение. Там, как утверждали греческие специалисты, и было погребено тело полководца Александра (об этом говорят найденные свитки). Действительно, архитектура и характер постройки имеют немало общего с древними македонскими гробницами, с захоронением отца Александра – Филиппа II. Над входом в гробницу был виден барельеф с восьмиконечной звездой, личным символом царя Александра. Экспедиция греческого археолога Лианы Сувалдис обнаружила и три стелы на древнегреческом языке. Первая и главная из них гласила: «Александр, Амон-Ра. Во имя почтеннейшего Александра я приношу эти жертвы по указанию бога и переношу сюда тело, которое так же легко, как самый маленький щит, – в то время, когда я являюсь правителем Египта. Именно я был носителем его тайн и исполнителем его распоряжений. Я был честен по отношению к нему и ко всем людям, и так как я последний, кто еще остался в живых, то здесь заявляю, что я исполнил все вышеупомянутое ради него». Этот текст написан в 290 году до н. э. Автором его ученые считают Птолемея I. После смерти вождя этот ближайший советник и полководец Александра станет правителем Египта и основателем династии Птолемеев.

    Он захватил мертвое тело Александра и якобы захоронил его в Мемфисе, а затем в Александрии. Говорят, что тело великого полководца вначале покоилось в роскошной гробнице возле царского дворца – в золотом саркофаге дивной красоты, украшенном драгоценными камнями (затем то ли Птолемеи, то ли Клеопатра заменили золотой саркофаг стеклянным и присвоили драгоценности). Ходили самые различные слухи о месте захоронения полководца. И все же, вероятно, именно в Сивах «найдено хоть что-то имеющее отношение к Александру Великому», включая стелы, на одной из которых имеется надпись, свидетельствующая, что полководец был отравлен, а не умер от лихорадки («Первый и неповторимый среди всех, который выпил яд, ни мгновения не сомневаясь»). Но его детище, Александрия, живет и процветает. В 2000 году здесь был воздвигнут памятник Александру.

    Александр Македонский положил начало царствованию в Египте целой когорты своих сподвижников. Один из его полководцев, Птолемей, получив в управление Египет, стал основателем эллинистического египетского царства. Почти три столетия Египтом будут управлять его потомки – Птолемеи (304—30 гг. до н. э.). К их роду будет принадлежать знаменитая царица Клеопатра. В жилах ее текла горячая греческо-македонская кровь. И многие славные страницы в истории Египта будут написаны, можно сказать, женской рукой.

    Женщины – правительницы Египта


    Женщина в Египте больше чем женщина. Она – еще и царица. Дело в том, что в Древнем Египте долгое время сохранялись элементы матриархата. Следует помнить, что фараоны восходили на престол после брака с наследницей. Хотя бывало, что правительницами Египта становились женщины… Правда, сохранилось не так уж много имен правительниц-женщин: египетская царица I династии – Мериетнит (около 3000 г. до н. э.); Хетепхерес I, супруга фараона Снофру и мать Хуфу; мать двух царей V династии – Хенткаус; первая женщина-фараон – Нейтикерт; женщина-фараон эпохи Среднего царства – Нефрусебек, царствовавшая 3 года; царица Хатшепсут; мать Эхнатона царица Тийа; Нефертити; божественная Клеопатра и др. Маргарет Муррей в книге «Блеск Египта» так описывает характер взаимоотношения полов и брачные законы: «Брачные законы Древнего Египта никогда не были сформулированы, и узнать их можно, только изучив браки и генеалогию. Тогда становится ясным, почему фараон женился на наследнице, не обращая внимания на кровосмешение, а если наследница умирала, то он женился на другой наследнице. Таким образом он оставался у власти… престол переходил строго по женской линии. Жена царя была наследницей. Женившись на ней, царь вступал на трон. Царское происхождение не играло никакой роли. Претендент на трон мог быть любого происхождения, но если он женился на царице, то сразу становился царем. Царица была царицей по происхождению, царь становился царем, женившись на ней». И все-таки египетской женщине не просто было достичь таких социальных высот. Традиции господства мужчин все же давали о себе знать и в древности.


    Экспедиция царицы Хатшепсут в Пунт. Рельеф из храма в Дейр-эль-Бахри


    Одной из первых цариц стала великая и несравненная Хатшепсут. Она правила как мужчина и фараоновским званиям придала «женские окончания» (на храмовых сценах ее изображали с мужским телосложением, лицо ее украшала привязная борода). Ее правление немало способствовало тому, что Египет превратился в мировую державу первого ранга. Фиванские царицы способствуют изгнанию гиксосов из страны. Заметим, что это привело к возникновению Нового царства. Ряд женщин из фараонова окружения принимали участие и в заговорах, как это было с наложницей Рамсеса III. В отличие от других стран женщина в Египте могла стать правительницей (разве что на Руси да в Британии женщина бывала царицей).

    Царицам воздвигали памятники. Такова была усыпальница красавицы супруги Рамсеса II, Нефертари, «той, ради которой светит солнце». Увы, божественная Нефертари рано ушла в мир иной. В скалах Долины цариц ей высечена усыпальница, самый красивый памятник некрополя. Росписи занимают там 520 кв. м. Это одно из лучших произведений искусства эпохи Нового царства. Над портиком и сегодня можно прочесть слова: «Наследственная знатностью, Великая милостью, красотой, сладостью и любовью, Владычица Верхнего и Нижнего Египта, успокоившаяся Госпожа Обеих земель, Нефертари, Возлюбленная Мут». Хотя Диодор в «Исторической библиотеке» говорит, что у египтян «царица имеет больше власти и получает больше почестей, чем царь», ей все же приходится опираться в правлении на мужчин. Даже могущественная Хатшепсут искала опору в храмовой знати и вынуждена полагаться на распорядителей и жрецов. Она называла их «главой сановников», «главой начальников», «руководителем руководителей», «величайшими из великих» и т. д. Это и позволило ей находиться у власти 20 лет. В то же время ее продолжительное царствование служит неоспоримым доказательством того, что «гениальная женщина, будучи главою государства, может доставить славу великому народу и обеспечить его процветание».


    Интерьер одного из залов гробницы Нефертари. Долина царей


    В Месопотамии и у древних евреев девушки вступали в брачный возраст в 11–12 лет, а в Египте и того раньше – с 6 лет. Обычно же египетские женщины выходят замуж в 15 лет или еще раньше, становясь бабушками уже в 30 лет. Любовь переводится как «долгое желание». Правильнее было бы перевести это слово как «раннее желание». В египетской семье царят патриархальные отношения. Разводы были редки. Главной причиной развода являлось отсутствие детей. Если женщина выступала инициатором развода, она должна была вернуть мужу половину или треть имущества (суммы). Если же инициатором развода был мужчина, он терял все. В одном из сохранившихся документов (своего рода брачном договоре) говорилось: «Если я возненавижу тебя или если я полюблю другого мужчину, я верну тебе твое серебро и откажусь от какого-либо права на землю». Такого рода договора были необходимы, ибо браки в Египте заключались не только между молодоженами.

    В брак вступали люди разных возрастов, ранее бывшие в браке. И тут без определения имущественных, в том числе земельных, прав было не обойтись. Важным было и то, что если женщина решалась на развод, общий ребенок, видимо, оставался у отца. Характерно, что среди арамейского населения женщины пользовались еще боўльшими привилегиями. Так, они не работали и зачастую выступали главными экономами в семье. Они могли дать ссуду мужчине и, как принято говорить, были главой семьи, крепко держа мужчин в руках. Масперо пишет о положении тогдашней египтянки в таком духе, что ей, возможно, даже позавидуют некоторые современницы в Европе: «Египтянка из простонародья и средних классов пользуется уважением и независимостью больше, чем где бы то ни было. Как дочь, она наследует от родителей долю, равную доле своих братьев; как жена, она истинная госпожа дома (нибит пи), чей муж является не более чем любимым гостем. Она уходит и возвращается, когда вздумается, разговаривает, с кем хочет, и никто в это не вмешивается; она показывается перед мужчинами с непокрытым лицом, в противоположность сирийкам, всегда закутанным более или менее плотной фатой». И все же, признавая весомую роль женщин Египта, отметим и то, что мужчина занимал в иерархии первые места.


    Профиль Нефертари


    Египтяне обожали своих матерей, жен, невест, дочерей… Аббас Махмуд аль-Аккад писал: «Мы не сможем понять, насколько египтянин консервативен или готов к бунту, если не поймем его любви к семье и его преданности традициям и семейным обычаям. Он консерватор в смысле сохранения семейного наследия, и во имя этого сохранения консерватизма он готов на восстание, чтобы защитить свои традиции. Египтянин может забыть все, за исключением чувства снисхождения, милосердия и норм поведения в своей семье». Мудрец времен Древнего царства Птахотеп, что оставил потомкам в назидание книгу мудрых советов, писал: «Если ты человек высокого положения, тебе следует завести свой дом и любить свою жену, как это подобает. Наполняй ее желудок и одевай ее тело; покрывай ее кожу маслом. Пусть ее сердце радуется все время, пока ты жив, она – плодородное поле для своего господина. Ты не должен спорить с ней в суде; не выводи ее из себя. Делись с ней тем, что выпадает на твою долю; это надолго сохранит ее в твоем доме». Другое изречение гласит: «Если ты молодой человек и берешь себе жену и вводишь ее в свой дом, помни, что тебя родила и вырастила мать. Не доводи до того, чтобы жена стала тебя проклинать, обратилась бы с жалобой к богам и они бы ее услышали… Не обременяй жену опекой, если ты знаешь, что она в полном здравии… Побольше молчи и наблюдай – только так узнаешь ты ее способности». Эти и иные признания указывают на уважительное и чрезвычайно бережное отношение мужчин Египта к своим женщинам и женам.


    Нефертари подносит богам угощение


    Семейные узы египтян крепки. Впервые в истории женщина тут встала вровень с мужчиной и семья стала строиться на основах взаимоуважения полов (с 2700–2500 гг. до н. э.). Даже на загробном судилище значение отношения мужа к своей жене рассматривалось как один из важнейших факторов благовидной жизни. Мужу говорилось: «Если ты мудр, оставайся дома, нежно люби свою жену, лелей и одевай ее хорошо, а также ласково успокаивай ее и выполняй ее желания. Если ты будешь далеко от нее, твоя семья развалится, поэтому раскрой ей свои объятия, позови ее, покажи ей всю свою любовь». Хотя в повседневной жизни бывало всякое, видимо, мужья и поколачивали жен, но в целом семья – это святое.

    Все египтяне – одна большая семья. Розанов даже утверждал: «Египтяне открыли семью – семейность, семейственность». Далее он писал: «Чтобы открыть Египет, нужно было собственно в себе открыть семью» (курсив мой. – В. Р.). С превеликим изумлением он пишет о том, что никто из корифеев египтологии – Бругш, Масперо и другие – не догадался в своих открытиях и трудах восславить и воспеть египетскую женщину, «мать, над которою подняты ручки». В этом восхвалении их семейных традиций Розанов категоричен: «Только у египтян была МАТЬ, а у всех прочих мать».


    Царь Пепи II на коленях матери, царицы Анхнесмериры II


    Однако хотя египетская женщина и чувствовала себя увереннее, чем женщины других стран Востока и Запада, разумеется, и речи не могло быть о «равных правах» с мужчиной. Они не могли овладеть какой-либо серьезной профессией или ремеслом. Среди них не было ни писцов, ни скульпторов, ни художников, ни ученых, ни плотников. Некоторые из представителей высшего круга могли читать и писать. Им не дозволялось выступать в роли жриц, хотя при храмах был свой штат женской обслуги. Документы называют их «певицами» – они пели в хоре и танцевали для увеселения богов, аккомпанируя себе при помощи музыкального инструмента (систры). Иногда их рассматривали как наложниц бога, но свидетельств о сакральной проституции, имевшей место у других народов, нет. В том же Вавилоне выбор профессий у женщин был шире (парикмахеры, прорицательницы, колдуньи, писцы, служанки, водоносы, лавочницы, ткачихи, пряхи). Иные могли там даже заняться коммерцией, торговлей, научными изысканиями, получив право на известную свободу мысли в обмен на обет целомудрия и верности, но это было редким исключением.

    Греки и египтяне в равной мере умели ценить любовь женщины. Они отдавали должное ее искусству ублажать мужчин и доставлять ему высшее наслаждение. Женщины – источник любви, огня и света. В любовном плане о них можно сказать, что они прелестны, как нежный цветок распустившегося лотоса: они – те, из-за любви к которым и восходит солнце. Поэтому нам показалось странным утверждение Г. Масперо, заявившего, что ему трудно представить египтянина в роли влюбленного, стоящего на коленях перед возлюбленной. Мы же с легкостью представили себе его – и у колен и между колен. И, хочу заметить, ничего противоестественного в этом жарком и жадном слиянии влюбленных мы не обнаружили.

    Восток рано созревает для любви… В приторно-сладострастном воздухе Египта даже лотос словно стремится слиться в объятии со стеблем папируса. До нас дошло 55 любовных поэм, написанных на папирусах и вазах, которые датируются 1300 годом до н. э. Среди авторов любовных стансов – как мужчины, так и женщины. В одной из поэм, носящей название «Беседа влюбленных», мужчина так описывает возлюбленную: «Прекраснее всех других женщин, светлая, совершенная, звезда, поднимающаяся над горизонтом при рождении нового года, сияющая красками, с быстрым движением глаз, с чарующими губами, долгой шеей и чудесной грудью».


    Сундучок Перпаути и его супруги Ади


    В законодательных постановлениях, касающихся взаимоотношений полов, чувствуется известная строгость. Видимо, в ту далекую эпоху женщины, носившие одну сорочку, да и мужчины не прочь были при удобном случае предаться любви. Но за насилие, учиненное над свободной женщиной, виновного мужчину подвергали оскоплению, тогда как, скажем, за прелюбодеяние по обоюдному соглашению мужчина получал тысячу ударов палкой, а бедную женщину уродовали; ей отрезали нос (Диодор). Существуют истории, поведавшие о том, как за измену неверная жена была погребена заживо, а ее любовник брошен в пруд с крокодилами. В другом случае жену-грешницу, только замыслившую измену, но еще ее не совершившую, муж убил и бросил тело на съедение собакам. Восток всегда был суров в отношении женщин. Вряд ли эти ужасы случались часто, зная любвеобильность восточных семей. Об известной мудрости мужей свидетельствует и такое заявление: «Берегись женщины, которая выходит тайком! – советует писец Ани. – Не следуй за ней; она станет утверждать, что это была не она. Жена, чей муж далеко, посылает тебе записки и зовет к себе каждый день, когда нет свидетелей. Если она завлечет тебя в свои сети – это преступление; и ее ждет смерть, когда узнают об этом, даже если она не насладится изменой». Суровые законы, видимо, не всегда соблюдались, учитывая то, что для мужчин существовала свобода половых отношений (он мог в доме иметь ряд жен и наложниц). В Мединет-Абу мы видим довольного и ублаженного фараона, окруженного наложницами.


    Роспись гробницы царицы Нофрет. Царство Рамсеса II. XIX династия


    Но даже если женщины были неверны, мужья прощали им шалости, стоило тем поклясться в своей полной невинности. Женщины Египта пользовались правом на развод, что немыслимо, скажем, для иудеек или женщин Вавилона. Хотя власть мужчин на Востоке непререкаема и жена экономически зависит от них, отзвуки матриархата порой заметны в нравах и поведении Востока. Мать и в Древней Ассирии и Вавилонии занимала в семействе почетное место. Во многих документах имя ее стояло даже прежде имени отца. По ассирийским законам сын, оскорбивший свою мать, подвергался более тяжелому наказанию, чем за оскорбление отца. Однако согласно букве закона мужчина и женщина в Египте были равны в правах.


    Изображение Мина


    Тема интимных отношений между мужчиной и женщиной на протяжении большей части трехтысячелетней египетской истории оставалась закрытой для посторонних глаз. О том, как пары занимались любовью в те далекие времена, почти ничего не известно, что позволяет предположить, что вопросы эти решались, видимо, удовлетворительно и к взаимному удовольствию. Конечно, все разговоры об особом целомудрии древних египтян безосновательны. Мы помним, как жили первобытные народы (фактически в «свальном грехе»), знаем, как по сей день еще живут некие дикие племена. Об этом свидетельствуют фигуры итифаллических богов или так называемых «конкубинок». У всех народов полным-полно свидетельств довольно разнообразных поз в половых отношениях (в Азии, Африке, Европе, Латинской Америке). Что мы видим в этом плане в Египте? Эротике уделяется немного внимания в научной литературе. Автор статьи об эротике в шеститомном «Лексиконе египтологии», немецкий профессор Л. Штерк, пишет: вероятно, скромность (и типичное для Запада фарисейство) не позволяли публиковать известный со времен Шампольона первоклассный любовный памятник древнеегипетской культуры – так называемый Туринский эротический папирус (издан лишь в 1973 г. Й. Омлином). В какой-то мере сей пробел частично восполнила работа Л. Манних «Сексуальная жизнь в древнем Египте». Российскому читателю стоит рекомендовать статью М. Томашевской из журнала «Мир истории» (N№ 4–5, 2002). Воспользуемся и мы ее услугами.


    Статуэтка Мина


    Статуэтки женщин встречаются с эпохи Бадари и характеризуются определенной позой – руки под грудью. В следующий период (Негада) получают распространение на сосудах фигурки так называемых «танцовщиц», дам с поднятыми вверх и скругленными руками. При взгляде на их фигуры, на их мелодичное покачивание бедрами не верится, что перед нами скорбящие девы. Они больше напоминают танцующих женщин Востока, чьи руки вздернуты вверх и скорее обращены к мужчине, нежели к богу.


    Священный бык Апис. Поздний период. Бронза


    В династический период, в эпоху Древнего царства подобные статуэтки исчезают. На первые роли вышли мужские божества, играющие ведущие роли в пантеоне богов, олицетворявшие собой поклонение египтян фаллосу (один из них – Мин). К сожалению, на многих рельефах символы мужской силы и плодородия были уничтожены. Даже в известном мифе об Осирисе и Исиде прослеживается борьба за детородный член. Как известно, Осирис был умерщвлен родным братом Сетхом, да еще и расчленен. Но верная жена Исида собрала разбросанные по долине части тела супруга. Однако представьте себе ее разочарование, когда самую существенную деталь тела мужа она не нашла (ее проглотила рыбка). В конце концов ей все же удалось вернуть сокровище… В дендерском храме Хатхор, построенном в Греко-римский период, есть рельеф с изображением Исиды в образе самки коршуна, парящей над вновь обретенным фаллосом мумифицированного супруга.

    Любопытно и то, как относились древние к этому орудию любви и потомства… Говоря о члене, египтяне обозначали его соответственно той ситуации или сюжету, в которых ему приходилось действовать. Вероятно, громкие эпитеты («могучий», «красавец» и т. п.) ему давали скорее женщины и, разумеется, если тот заслуживал подобной высокой оценки. В иных же случаях его обозначали проще, чисто функционально, как «инструмент» или «мотыга». В любом случае сей орган имел прямое отношение к эротике и любви (два эти понятия даже обозначались одним иероглифом). То почтение, которое испытывали древние к фаллосу, видно и на примере того, что в эпоху Древнего царства при мумификации фаллосы порой мумифицируют отдельно. В рельефах Мединет-Абу, храма Рамсеса III, имеется довольно редкое для Египта изображение: египтяне ведут подсчет убитых на поле брани ливийцев по отрезанным членам. Трудно сказать, почему они прибегли к таким методам подсчета. Возможно, опять же дело заключалось в том, сколь глубоко почитаем был сей инструмент у всех народов. Естественно, с особым трепетом и преклонением относились к божественному предмету дамы. Известно одно изображение ливийской царевны (с футляром для сего мужского атрибута). Такие же футляры носили египтяне в Додинастический период и в начале Раннего царства. В классическом Египте эта деталь сохранилась в царском костюме. Этот же символ достоинства и силы можно увидеть у карлика Беса, покровителя детей. В той же роли Бес выступал и в античных городах Северного Причерноморья, а также в соседних варварских поселениях. Женщинам, детям и, видимо, в широком плане материнству, покровительствовала богиня Туарет («Великая»), которую изображали в виде беременной бегемотихи, с висящими сосками. Нередко изображения Беса и его нагой партнерши (Бесет) находят в «комнатах инкубации» (в святилище Саккары), которые были предназначены для оздоровительных мероприятий паломников, что проводили тут ночи в мечтах и эротических сновидениях.


    Ночной вид главного здания богини Хатхор


    Древние египтяне заботились о своем потомстве и любили детей. Однако богиня Мут («Мать») не очень-то стремилась «стать матерью-героиней». У нее был лишь один сын от брака с Амоном – Хонсу. Гораздо большим почетом пользовалась богиня любви Хатхор. В честь ее устраивались пышные празднества, во время которых пили хмельной напиток (шедех). В лирических произведениях она выступала как богиня всех влюбленных. Поэты называли ее «Золотой», но умалчивали о детях. Под ее покровительством – все танцы и пирушки, а также дальние странствия. Возможно, древние прекрасно понимали, что между семейными обязательствами, повседневной (и рутинной, что уж там) жизнью с женой и влюбленностью все же есть некая разница… Хатхор – богиня скорее любовниц, чем жен. У нее есть рога, что, возможно, является неким тонким намеком для мужчин, которые и сами частенько носят подобные украшения. Все, кто жаждет любви и понимания женщин, должны обращаться к ней с просьбами и желаниями. Хатхор ассоциируется с переднеазиатскими богинями Астартой, Анат, Кудшу (егип. Кедшет), Шаушкой. Все эти богини известны как покровительницы плотской любви. В честь Хатхор со времени Среднего царства строили святилища на Синае, в долине Тимна и Библе. Одной из самых эротичных богинь была и сиро-палестинская Кедшет, появившаяся на египетских стелах со времен Нового царства.


    Ритуальный систр с головой Хатхор


    Имя упоминают в связи с обозначением месопотамских храмовых блудниц (кадиштум). Изображают ее обычно анфас и нагой, стоящей на спине льва. Она предстает перед богом Мином, изготовившемся «к бою». Тут же и переднеазиатский бог войны Решеп. Все это отражает общий исторический фон. Женщина являлась тогда предметом вожделения со стороны как своих, так и чужих мужчин. Как видим, богини любви популярнее богини Нут, что рожает детей каждое утро, а вечером их проглатывает. Актуальны и советы, как удовлетворить женщину и мужчину, а также, как предохраниться от зачатия и болезни. И уж на что верная пара Осирис и Исида, но и то тут Осирис однажды перепутал Исиду с ее сестрой, Нефтис. Чего не случится, когда живешь в одном доме. В общем и целом, египтяне вполне довольствовались обычным семейным счастьем и не искали приключений на стороне. Однако именно с эпохи Нового царства проникает в быт эротика.


    Статуэтка царицы


    Древнеегипетская семья была моногамной. К женитьбе поэтому относились серьезно. Часто можно было услышать историю, как трудно найти женщину, верную своему мужу (об этом писал даже Геродот). Поэтому нередки предостережения вроде тех, что в Поучении Птахотепа:

    Если дружбой дорожишь
    Ты в дому, куда вступаешь
    Как почтенный гость иль брат, —
    Обходи с опаской женщин!
    Не к добру сближенье с ними,
    Раскусить их мудрено.
    Тьмы людей пренебрегли
    Ради них своею пользой.
    Женских тел фаянс прохладный
    Ослепляет, обольщает,
    Чтобы тотчас превратиться
    В пламенеющий сардоникс.
    Обладанье ими – краткий сон.
    Постиженье их – подобно смерти!

    Однако многие продолжали стремиться к обладанию женщиной, несмотря на все страхи и предупреждения: от юных писцов, что несмотря на запреты увлекались «девками», до царей и фараонов, к услугам которых был гарем (ипет), т. е. все эти «красавицы дворца» и «любимицы царя». Разумеется, у фараона была жена – Великая царская супруга. Царица в Египте являлась воплощением сладостной богини Хатхор, дочери солнечного божества. В задачи царицы входило рождение наследника фараону, то есть обеспечение законной преемственности власти, а также служение царю и обществу в роли общественного символа высшей красоты (ну и «предмета любви»).


    Рамсес III за игральным столом


    Царица обладала немалой политической и религиозной властью. Об этих функциях «Первой среди женщин царя» мы уже частично сообщали. Однако зная мужскую природу, можно предположить, что даже исключительное положение царицы, ее роскошные дворцы, наряды и богатые украшения, а также громкие эпитеты, подобные словам «Единственное украшение царя», не делали ее единственной обладательницей тела фараона. У того был довольно внушительный гарем (хотя и не в турецком смысле). Это была своего рода семья, где глава-мужчина имел несколько законных жен или «младших цариц».


    Певицы и танцовщицы из гробницы в Фивах с одной из дам гарема


    Впрочем, если те ему надоедали, к услугам были еще и наложницы (нефрут). Эти девы-красавицы, услаждая фараона всеми доступными способами, обитали в царском гареме и теряли свой статус лишь с рождением первого ребенка. Их еще называли «Сладостными в любви». Младшие царицы и нефрут наполняли дворец «красотой, любовью, ароматом». В одной из сказок (папируса Весткар) говорится о том, как однажды мудрец Джаджаеманх посоветовал затосковавшему вдруг фараону пойти и развеяться: «…Пусть твое величество отправится к озеру дворца фараона… Снаряди себе ладью с экипажем из всех красавиц внутренних покоев твоего дворца, (и) сердце твоего Величества освежится, когда ты будешь любоваться красивыми зарослями твоего озера, ты будешь любоваться полями, обрамляющими его, его красивыми берегами – и твое сердце освежится от этого»… Царь внял его совету и отдал приказание: «Пусть приведут ко мне двадцать женщин, у которых красивое тело, красивые груди, волосы, заплетенные в косы, и (лоно) которых еще не было открыто родами». При последних словах он красноречиво и выразительно посмотрел на своих слуг. «И пусть принесут мне двадцать сеток. И пусть эти сетки отдадут этим женщинам после того, как с них будут сняты одежды». Все было в точности исполнено. Потом женщин, вероятно, посадили на весла, и фараон отправился в любовное плавание. Девушки ублажали фараона песнями, игрой на музыкальных инструментах и танцами…


    Вторая супруга Эхнатона – Кийа – в нубийском парике


    В Египте была распространена и светская проституция, куда набирались отверженные и покинутые женщины, бродяжничавшие по стране и отдававшиеся каждому желающему. Подтверждением тому стала и папирусная находка в Египте (1891 г.), возвратившая нам изрядное количество стихотворений Геронда, из которых прежде были известны лишь скудные отрывки в виде случайных цитат. Как считают, Геронд жил в середине III века до н. э. и происходил с острова Кос. Его стихотворения, называвшиеся мимиамбами, написаны «хромающими» ямбическими триметрами. Они очень жизненны и реалистичны. Геронд описывал жизнь увлекательно и правдиво. Ряд живых сцен из его поэзии: изображение обольстительницы-сводни; описание манер хозяина публичного дома, что по-аттически ораторствует перед судом на Косе; образ учителя, поколачивающего бездельника-ученика по просьбе матери; восхищающихся храмом Асклепия дам, приносящих ему жертвы; ревнивицы, которая карает и милует рабов, когда ей вздумается; взволнованные подруги, ведущие интимную беседу о том, как побыстрее достать олисбы (так называли искусственные пенисы); или картина посещения женщинами лавки лукавого сапожника Кедрона. Сценки повествуют о повседневной жизни обитателей древнего мира, показывая ее с разных сторон, причем очень реалистично.


    Прихорашивающаяся египетская проститутка. Фрагмент Туринского папируса


    Гетера, несущая фаллос. Фрагмент древнегреческой вазы


    Фаллос несли торжественно, как боевое знамя, водружаемое над поверженным врагом… Птицу-фаллос обычно сопровождали девушки из знатных родов, хотя случалось, что такой чести удостаивались и гетеры. Порой придумывали различные приспособления, которые еще более оживляли процессию и веселили народ. Французский историк М. Детьен отмечает, что аналогичные празднества имели место и в Египте: «Безусловно, египтяне знали Диониса, они узнали его даже раньше других. Подобно грекам, таким же образом они чествовали Диониса-Осириса. С той только разницей, что вместо того, чтобы шествовать с фаллосом, как эллины, женщины Египта несли статуэтки на шарнирах, которые они заставляли шевелиться, дергая за веревочки, и мужской член начинал бурно двигаться, пенис статуи был такого же размера, как и она сама. Непропорционально большой член Диониса-Осириса, который Геродот назвал бы по-гречески Приапом, таким, каким он предстал в городе Лампаске, но уже век спустя». На празднования Диониса колонии и союзники афинян должны были посылать свои дары в виде фаллосов. Самый большой, 60-метровый, украшенный золотой звездой, по описаниям, носили на празднике Диониса в Александрии, о чем имеется и документальное подтверждение Калликсена Родосского, которое он оставил, описав красочные фаллофории (то есть шествия с фаллосом), происходившие в этом городе в 275 году до н. э. Вероятно, это было и в самом деле потрясающее зрелище, почище нынешнего (весьма красочного) карнавала в Рио-де-Жанейро.


    Женские и мужские развлечения


    В одном из интереснейших произведений древнеегипетской литературы («Сказке о двух братьях») рассказывается о вполне реальном коварстве, измене жены. В ее основе лежит история двух братьев, один из которых (Бата) женился на коварной и неверной женщине. Не очень удачливым в выборе дамы оказался и старший брат. Несмотря на утрированный характер сказки, она примечательна в философском отношении. Погубив мужа, его жена вышла замуж за фараона. Но даже успешная социальная карьера не принесла ей счастья. И после того как она очутилась «в том интересном положении, что существует лишь для дам», наступил час расплаты. Получилось так, что она забеременела от своего мертвого мужа сверхъестественным путем. Но когда сын вырос, он после смерти фараона свершил над ней суд. Так что описанная выше свобода поведения египетских женщин была относительной.

    Лицо нежней сирийских лилий
    Избороздил жестокий страх,
    И ножки розовые ныли
    В тяжелых бронзовых цепях.
    Как скалы сумрачной пустыни,
    Стоял недвижно длинный ряд
    Жрецов безжалостной богини,
    Недосягаемой Маат.
    И юный сын был с нею рядом,
    Смотрел пытливо, как старик,
    Давно, давно знакомым взглядом
    В ее поблекший скорбный лик.
    И вновь, как грозные раскаты,
    Звучали страшные слова:
    «Я – твой супруг, твой старый Бата,
    Я жив, и месть моя жива».
    В ответ раздался безотрадный,
    Бессильный, жалкий женский плач,
    И судьи были беспощадны,
    И был безжалостен палач.
    И утром около лоханки
    Худые уличные псы
    Глодали скудные останки
    Недосягаемой красы…

    О египетских женщинах, входящих в так называемый «царский круг», можно сказать, что они обладали дворцами и имуществом, могли занимать важные храмовые должности и получали за это особую плату. Они разделяли все превратности жизни с супругами, до пределов, которые немыслимы для древних греков. Итак, они обладали высоким статусом и были равны с мужьями перед законом.


    Диадема египетской принцессы XII династии


    И тем не менее история древнеегипетских цариц, как отмечает В. Головина, остается ненаписанной. Большинство цариц Египта исчезло из истории, напоминая тень царицы Эвридики, растаявшей во мгле царства Плутона. Важная попытка заполнить этот пробел была сделана в 1992 году, когда в ходе шестилетних работ удалось восстановить росписи знаменитой гробницы N№ 66 из Долины царей. Это один из лучших образцов настенной живописи в Египте. Гробница принадлежит царице XIX династии – Нефертари… «Жена царева, великая Нефертари Меритенмут» была супругой самого значительного фараона Нового царства – Рамсеса II. Египет вступил тогда в полосу своего расцвета. С именем Нефертари связано было несколько сотен надписей. Ее монументальные изображения превосходят по своим размерам и уровню мастерства все известные памятники древнеегипетских цариц. Уже то, что ей удавалось в течение 25 лет сохранять привязанность Рамсеса II, говорит о многом. Видимо, это было не очень-то легко, учитывая, что сей сластолюбец делил ложе с массой наложниц, сестрами и даже двумя дочерьми (это не помешало ему дожить до 90 лет).


    Египетские танцовщицы


    Если, говоря о Тутанхамоне и Нефертити, мы прежде всего вспоминаем яркие страницы собственно египетской истории, а с именем Александра – ее греко-македонский отрезок, то вот с именами Клеопатры, Цезаря и Антония в памяти возникает период правления Римской империи. В любовном романе египтянки и великих римлян сошлись две души – волевая душа Запада (Цезарь, Антоний), властная и победоносная, а рядом – жаждущая приключений и страсти душа Востока. «Воплощая двойственность священных образов, женское божество могло быть и доброй Хатор, богиней чувственных наслаждений и веселья, и опасной Сехмет, львицей – вестницей беды и коброй, способной останавливать врагов и грешников» (Ж. Юайотт). Так ведут себя все женщины Востока – они покорны и чувственны, как божественные обезьяны, и ревнивы, опасны и насторожены, как хищные тигрицы.


    Бюст царицы Клеопатры из Британского музея


    Если бы мы провели опрос среди мужчин, на всех континентах мира, в надежде узнать имя самой пленительной женщины всех веков и народов, то среди самых громких имен на одном из первых мест, помимо Нефертити, была бы Клеопатра, дочь царя Птолемея XII (69–30 гг. до н. э.). Эта умная женщина, ставшая царицей Египта (51 г. до н. э.), сумела обворожить двух известнейших политиков-воинов императорского Рима – Юлия Цезаря и Марка Антония. Кем же была эта чаровница? «Зловредная волшебница», «дрянь», «трекратная блудница» «беспутная египетская ведьма», «роковое чудовище» («fatale monstrum») или полубогиня, «чудо», «упоительная вакханка» «само вожделение»?


    Драгоценные цепочки и пояс из найденных кладов


    Говорят, в ее жилах текла греко-македонская кровь. Отрывочные сведения о ней встречаем у Плутарха и Диона Кассия. Оба уверяли, что Цезарь ради страсти к царице и начал бесславную войну с Александрией и Египтом. Царица, находившаяся в это время в изгнании, якобы дерзко пробралась к нему во дворец ночью (доставленная перед очи повелителя мира в тюке одежд или в ковре). В момент их встречи Цезарю было 53 года, Клеопатре – 21 год. Тот был очарован ее отвагой, речью, красотой. Он пытался примирить ее с царем, чтобы те могли царствовать совместно. Однако возник заговор, на Цезаря напали. Но тот спасся, подпалив при этом знаменитую Александрийскую библиотеку.


    Один из образов Клеопатры


    Визит Цезаря в Египет имел огромнейшее значение для Клеопатры. Опасные соперники устранены. Она стала полновластной царицей, родив императору сына (его назвали Цезарионом). Дион Кассий так описывал мотивы встречи: «Сначала она хлопотала о себе перед Цезарем через посредников. Потом, узнав, что он падок на женские прелести, сама обратилась к нему с просьбой: «Поскольку друзья не излагают мои дела верно, я думаю, что мы должны встретиться лично»». Она была прекрасна, сияя очарованием юности. У нее был прелестный голос, она умела быть обаятельной. Наслаждением было смотреть на нее и слушать. Она могла покорить любого – даже Цезаря, мужчину немолодого. Одним словом, cherchez la femme!


    Римский император Юлий Цезарь


    Помня, что Клеопатру называют «последним фараоном», попробуем разобраться в мотивах ее поступков. Самым важным для нее было – обрести власть над Египтом… Римляне стремились к созданию «всемирной империи» (подобной той, о которой грезил Александр). Богатства и житницы Египта были очень лакомым куском. Потому ему в честолюбивых планах политиков уделялось важное место (Помпей, Цезарь, Антоний и др.). О том, сколь заметную роль играл Египет в планах Рима, можно судить по речи Цицерона. Будучи консулом, тот выступил против планов Красса, Цезаря и группы политиков захватить Египет, приняв закон Рулла: «А Александрия и весь Египет? Как тщательно они их припрятали, как обходят они вопрос об этих землях, а тайком полностью передают их децемвирам! И в самом деле, до кого из вас не дошла молва, что это царство, в силу завещания царя Алексы, стало принадлежать римскому народу?.. И об этом столь важном деле будет выносить решение Публий Рулл вместе с другими децемвирами, своими коллегами? Будет ли он судить справедливо?.. Предположим, он захочет народу угодить: он присудит Египет римскому народу. И вот, он сам, в силу своего закона, распродаст Александрию, распродаст Египет; над великолепным городом, над землями, прекраснее которых нет, он станет судьей, арбитром, владыкой, словом, царем над богатейшим царством». Римляне видели в Египте прежде всего богатейший источник наживы и ресурсов (хлеб и проч.).

    Подтверждений тому немало… Птолемей XII, надеясь заручиться поддержкой великого Помпея (Цицерон даже сказал: «Помпей всесилен»), послал в Дамаск венок из чистого золота стоимостью 4 тысячи талантов. Он же помогал его войску провиантом, фуражом, деньгами при взятии Иерусалима. Сюда слетались претенденты на мировой престол. Здесь побывал старший сын Помпея, Гней Помпей. Клеопатра дарит ему 50 военных кораблей и 500 всадников (возможно, что и ласки). После битвы за «римскую корону» убит Гней Помпей. Затем пришел час Цезаря прийти к алтарям Египта.

    Тот имел в отношении Египта далеко идущие планы… «…то, что происходило здесь, когда он поселился среди колоссов древних фараонов, – пишет Фрей, – было началом осуществления давней мечты об универсальной монархии. Благодаря сокровищам Египта и исключительному географическому положению этой страны, позволявшему превратить ее в идеальную базу для новых войн на Востоке, Цезарь мог теперь завершить завоевание мира и единовластно править им, то есть воплотить в жизнь несбывшуюся мечту Александра. Помпей умер, и теперь ничто более не мешало ему осуществить это желание, которое он вынашивал с двадцати лет и во имя которого, тридцать два года спустя, развязал гражданскую войну». Он хотел закрепить за собой великую империю. И Египет стал одним из важнейших этапов его движения к цели.


    Помпеева колонна


    Цезарь не скрывал намерений, о чем косвенно упоминал и в «Записках». Говоря о причине восстания жителей Александрии против власти римлян, приводя их доводы, он не думает их опровергать: «Их главари так говорили на совещаниях и сходках: римский народ мало-помалу привыкает к мысли захватить это царство в свои руки. Несколько лет тому назад стоял в Египте со своими войсками А. Габиний; туда же спасался бегством Помпей, теперь пришел с войсками Цезарь, и смерть Помпея нисколько не помешала Цезарю оставаться у них. Если они его не прогонят, то царство их будет обращено в римскую империю». Овладев Египтом и Александрией, Цезарь возвел на престол Египта тех, кто готов был «верой и правдой» служить государственным интересам Рима и лично ему. Знавший многих женщин, Цезарь не прочь был «поближе узнать» и Клеопатру. Как скажет поэт о нашумевшем романе: «Пал он перед ней на колени и, обняв, жарко поцеловал в самую сердцевину чудеснейшего из лотосов, когда-либо произраставших на реке жизни». Бывает и от поцелуя беременеют!


    Фигурка египетской девушки. Лейденский музей


    В свою очередь и Клеопатра многим была обязана Цезарю и Риму. Рим помог ее отцу, Птолемею XII, вернуть трон. В последние годы она разделяла бразды правления с отцом, ощущая себя «хранительницей наследия Александра». Цезарь был необходим ей прежде всего для сохранения и упрочения власти (после того как Птолемей назначил Клеопатру и своего старшего сына и ее брата наследниками). Исполнителем завещания стал римский народ и сенат. Для достижения своих целей она воспользовалась страстным «пылом цыганки» (Шекспир). Клеопатра два года жила с ним на одной из вилл в роли любовницы. Ее ласки не позволяли ему забыть о главном: «Цезарь нуждается в Египте из-за его сокровищ, но он нуждается и в Александрии: из-за света разума – науки, искусства, философии, религии, – который египетская столица распространяет (пользуясь греческим языком) по обитаемому миру… И эта девочка-женщина, которую он уже держит в своих объятиях, прекрасно знает, что владеет ключами от того и другого».


    Бюст Марка Антония


    Писатели видят игру страстей там, где историк и философ разглядит политический интерес (пусть даже с каплей эроса). В основе планов завоевателя лежали политические и экономические интересы. Р. Этьен в книге о Юлии Цезаре заметил: «Еще до того, как он воспылал хорошо рассчитанной страстью к царице Египта, Цезарь получил предлог для вмешательства в дела Египетского царства». Впрочем, и Птолемей, ожидавший целых 20 лет согласия Рима на признание его законным царем Египта, делал все, чтобы привлечь на свою сторону римских богачей и политиков. Учитывая, что казна была пуста, он взял заем у римского миллионера Рабирия Постума, обещав уплатить Цезарю большие деньги – шесть тысяч талантов (сумма, равная годовому доходу от всего его царства). Итак, за кулисами любой крупной политической акции, как видим, всегда стояли и стоят огромные деньги.


    Спящий Эрос. Мраморная скульптура


    Повторяю и утверждаю: вожделенным желанием Клеопатры было желание утвердиться на троне. Любая женщина хочет одного – власти. Даже если свою власть над мужчиной она осуществляет, отдаваясь ему в пылком порыве. Несомненно, тут был трезвый расчет. Ей, получившей власть из рук умирающего отца, была нужна помощь Рима, победителя Африки и Востока. Приезд Цезаря стал бесценным подарком… В бреду любовной страсти ей уже грезился великий Египет, полновластной хозяйкой которого она должна будет вскоре стать. Возможно, она видела себя героиней великих трагедий – Андромахой, Кассандрой или Клитемнестрой. Разве битва римлян за столицу – Александрию, пожар Библиотеки и Мусейона, ее страстные объятия – не отвечали духу трагедии?! Цезарь же, покинув страну, оставил Клеопатре, помимо сына, три легиона. Но ведь и она помогла ему представить Рим в новом обличье, направив к нему своих архитекторов, строителей, чтобы Цезарь смог выстроить не кирпичный, а мраморный город. В Александрии был выстроен великолепный храм Цезаря. Вот как Филон описывал это сооружение: «Ничто не может сравниться с храмом Цезаря! Он возвышается напротив гавани и столь лепообразен, величествен, что подобного нет! Наполнен он окладами и картинами, со всех сторон блистает золотом и серебром. Велик, разнообразен и украшен галереями». Цезарь после его знакомства с Александрией поручил выстроить в Риме по типу Мусейона библиотеку и театр. Он и сам провел немало часов в знаменитой библиотеке. Затем привез из Египта александрийского астронома и математика Созигена и идею реформировать римский календарь. Отныне в году стало 365 суток (по длительности солнечного года – 365,25 суток). Год был разбит на 12 месяцев. Начало года перенесли с марта на январь. Хотя поэт Овидий и многие другие римляне возмущались этим явным нарушением самой логики природы: «Странно, зачем новый год начинают в холодное время? Разве не лучше начать его светлой и ясной весной?»

    Если в романе Клеопатры с Цезарем больше политики, то в истории с Антонием громче глас любви. После романа с Цезарем (48 г. до н. э.) минуло семь лет. Конечно же, она не отказалась от давней мечты – завоевать Восток, завершить дело Александра и сделать Александрию центром ойкумены. Канва романа выглядит просто. Антоний не выдержал искуса, изменил Риму, женился на Клеопатре и стал фараоном. «И Римлянин забыл походы и солдат, без боя взятый в плен любовною отравой…» У этой любви была своя предыстория. Первый раз Антоний увидел Клеопатру, когда ей не было и 15. Ему тогда было 28 лет. Вторая встреча произошла через 14 лет. Мужчина в 42 года, прошедший военные кампании, пьянки и блудниц, не столь уж и пылок. Оставила горький след дружба с бездельником и мотом Курионом. Плутарх писал, что эта дружба оказалась для Антония настоящей язвой и чумой. «Курион и сам не знал удержу в наслаждениях, и Антония, чтобы крепче прибрать его к рукам, приучил к попойкам, распутству и чудовищному мотовству, так что вскоре на нем повис огромный не по летам долг – двести пятьдесят талантов».


    Девочка Небетия, прислужница певицы Ми


    Согласимся и с Д. Аккерман. Она трезво говорит о любви Клеопатры: «Самой большой ее приманкой был Египет, богатейшее средиземноморское царство, и римляне, тосковавшие по господству над миром, нуждались в ее власти, в ее флоте, в ее сокровищах. Союз с Египтом имел несомненный военный смысл. Цезарь и Антоний искали власти, не любви, хотя Клеопатра, возможно, способна была внушить страсть». Но разве страсть к царице – не является одновременно инструментом власти?! В свою очередь и Клеопатре стоило немалых трудов завоевать внимание Антония. Красавец, великий воин, наследник Цезаря имел всё и всех в своем распоряжении. К его услугам были все страны, которые он завоевал и в которых располагались на постое его легионы. Поэтому выбор дам у него был просто неограничен. Он спал без разбора со всеми – «с актрисами, рабынями, шлюхами, разыгрывавшими из себя матрон, и матронами, которые вели себя как шлюхи», – ему, Антонию, было наплевать на расовую принадлежность, и на возраст, и на общественное положение. Женщина должна быть женщиной и уметь делать в постели все, что попросит ее мужчина. Лишь тогда она достойна его внимания. Ему нужны были такие женщины, что и мертвеца заставят встать из гроба.


    Музыкантши


    Конечно, Антоний – это образец порочного гуляки, который начал свою половую жизнь в 16 лет с гомосексуальной любви к красивому юному извращенцу… Алкоголь стал его постоянным спутником. Вино оказывало на него возбуждающее действие, не меньшее, чем сражение. Он сражался, чтобы после победы устроить серию празднеств. Пьянки шли до утра. И конечно, дело не обходилось без женщин. Он не отказывал себе никогда в этом удовольствии. Однажды в период гражданской войны, находясь в италийских горах, он вызвал к себе красавицу актрису из Рима. Та за большие деньги дарила любовь всем, кто был кредитоспособен. Она согласилась сопровождать его при условии, что ее будут нести на носилках, словно императрицу. Антоний ничуть не удивился. Разодетую в шелк шлюху несли в роскошном паланкине, а за ней следовала процессия колесниц, нагруженных серебряной и золотой утварью для вечерних пиров и застолий. Антоний обожал пышные и помпезные зрелища. Вступая в покоренные города, он велел воинам запрягать в колесницу, в которой он с триумфом въезжал в город, львов вместо коней.


    Статуэтка арфистки. Британский музей


    Вот и пришел черед покорять Антония. В Клеопатре жила великая актриса. Она предстала в золотой ладье с пурпурными парусами (богиня Исида в одежде Афродиты). Корабль готовили, как сцену Большого театра или Ла Скала для особо пышного спектакля. Весь корабль обили золотом, покрыли серебряной фольгой, паруса сделали алыми, словно цвет зари. Трон царицы покрывал балдахин из золотой парчи. Рядом возлежали красивые рабыни в костюмах нереид и харит. Оркестр на палубе исполнял на флейтах, цитрах и свирелях затейливую мелодию. Ночью корабль светился огнями, как рождественская елка. Парад роскоши был устроен царицей несмотря на то, что Египет находился на грани полного экономического краха. Но цель оправдывает средства. Простой солдат Антоний, познавший нескромные ласки развратных женщин Рима, в лице ее вдруг узрел богиню, Афродиту… Словно в волшебной дымке, под звуки мелодий Востока, Клеопатра предстала перед ним в шелках, скорее обнажавших, чем скрывавших ее прелести, источая аромат сладострастья и неги. Характерная музыка Востока вызывала прилив каких-то странных и волнующих чувств.


    Зеркало принцессы Сатхатхориунет. Золото, инкрустация. Каир


    Романтики утверждают: страсть, а не заботы политики бросили Антония в жаркие объятия египетской блудницы. Возможно. Ходили даже легенды о массе любовников, которых она, зная похотливость мужчин, якобы заставляла платить за ночь любви чуть ли не головой. Она владела несколькими языками, но главным из них был язык любви. Да и сам Антоний был в расцвете сил: красив, статен, атлетически сложен (он считал себя потомком Геракла), из благородной семьи. К тому же красноречив и неглуп. Любя вино, лошадей и женщин, он знал все или почти все в искусстве таинств любви. Одним словом, «настоящий мужчина».


    Одно из орудий египетского парикмахера


    Чем удалось ей покорить Антония, так и осталось тайной… Что привлекло Антония в Клеопатре? Она слыла прекрасным оратором и даже была автором книг (по косметологии, гинекологии, алхимии, геометрии). Историк Аль-Масуди отмечал, что она познала науки, была расположена к философии, имела среди друзей ученых и подписывала своим именем книги. Труды ее известны знатокам медицины и искусств. Клеопатра обладала немалой энергией, волей, силой духа. «…Ту же несгибаемую отвагу проявляли все женщины из их семьи, другие Береники, Клеопатры и Арсинои, которые никогда не плакали и не сдавались, не отступали ни перед чем – ни перед инцестом, ни перед изгнанием, ни перед смертью своих детей, ни перед войной, ни перед необходимостью хладнокровно уничтожать противников (будь то даже их дети, братья, сестры, матери или мужья)». Говорят, вначале он пытался сопротивляться ее чарам. Возможно, царице пришлось употребить все известные ей мази, снадобья, травы. Подобно волшебнице Цирцее, она обратила против римлянина свои чары. Во всяком случае, Плутарх уверяет, что она владела неким «стрекалом», которое якобы и лишило Антония всяких надежд устоять перед чарами египтянки. В древности под «стрекалом» понимали острый конец палки, которой погоняют норовистого коня, или хлыст с металлическим шариком на конце (для той же самой цели), или жало осы или скорпиона. Но так ли уж необходимы настоящему мужчине какие-то игрушки, и уж тем более хлыст и палка, чтобы возжелать женщину, будь то царица или даже рабыня?!


    Туалет знатной египетской дамы


    Уверен, что к ее услугам были и другие средства, к которым прибегали и прибегают все дамы со времен первой соблазнительницы – прекрасной Евы. Вот как описывает Б. Хартц таинственные «орудия женских побед»: «Чтобы подчеркнуть свою красоту, египетские дамы не только покрывали лицо гримом. На туалетном столике, который, собственно, представлял собой не столик, а низенький ящик, они держали металлическое зеркало, горшочки для косметики, щипчики, лезвия и гребни. Большую часть времени и внимания уделяли уходу за глазами. Черную краску для век, так называемую кохл, используют на Ближнем Востоке и в наши времена, но сейчас ее делают из сажи. Зеленую краску делали из малахита, серую – из галенита. Эти минералы толкли, после чего изготавливали из них пасту, которую накладывали густым слоем на брови и вокруг глаз при помощи маленькой деревянной или костяной палочки или просто пальцем. Сохранилось изображение, на котором дама накладывает на губы помаду при помощи кисточки. Но большая часть красивых маленьких горшочков на туалетном столике дамы предположительно содержало масло. Египтяне любили покрывать тело маслом, что вполне объяснимо при их жарком и сухом климате. Духи египтян не были духами в нашем понимании, поскольку не имели спиртовой основы. Египетские духи (в основе) представляли собой ароматическое масло. Когда женщина желала, чтобы от ее тела приятно пахло, она использовала мирру и сладко пахнувшие масла, а также цветочные настои, например, «аромат лилии»». Помимо духов и прочих ароматических средств, имеются у женщин другие чары, о чем свидетельствует история Клеопатры и Антония, чары, устоять перед коими, видимо, не могут ни воин, ни политик.


    Серьги египтянок


    История романа Клеопатры и Антония – предмет изысканий ученых, писателей и поэтов (Шекспир, Шоу, Эберс, Зелинский). Ее, даже мертвую, преследовали сплетни и зависть. Говорят, природа не знала существа более прекрасного, но и более развратного, что имя ее любовников – легион, что мало кто из соратников и друзей Цезаря не побывал на ее ложе. Возможно, именно слава Клеопатры как непревзойденной любовницы покорила вкусы французов.


    А. С. Пушкин. Гравюра Т. Райта


    После египетского похода Наполеона, когда его армия вернулась в Париж, столицу охватила «египетская эпидемия». Все женщины вдруг страстно захотели «стать Клеопатрой». Они красили волосы в черный цвет, специально нагоняли вес, что для француженок вовсе не характерно. Египетские наряды, восточные духи, эссенции, курение кальяна, вообще все восточное вошло тогда в моду. Иные искренне ее полюбили. Эберс описывал так свои чувства: «Если во время работы он полюбил свою героиню, то это случилось потому, что чем яснее обрисовывалась для него личность этой замечательной женщины, тем более он убеждался, что при всех своих недостатках и слабостях она заслуживает не только сострадания и удивления, но и той преданности, которую умела возбуждать в людях». В ее честь слагались стихи (А. Пушкин, В. Брюсов, А. Ахматова), писали пьесы (Шоу), ставились фильмы. Романтическая легенда, гимн любви пламенных сердец никого не оставил равнодушным. Ахматова писала: «Уже целовала Антония мертвые губы,// Уже на коленях перед Августом слезы лила». Иначе взглянул на Клеопатру наш африканский Ромео – Пушкин.


    Русская «Клеопатра» – Н. Н. Гончарова


    Знавший, пожалуй, ничуть не меньше женщин, нежели Клеопатра – мужчин, поэт в «Египетских ночах», вложив свои слова в уста импровизатора, со знанием дела говорит о царственной Клеопатре:

    Чертог сиял. Гремели хором
    Певцы при звуке флейт и лир,
    Царица голосом и взором
    Свой пышный оживляла пир;
    Сердца неслись к ее престолу,
    Но вдруг над чашей золотой
    Она задумалась и долу
    Поникла дивною главой…
    И пышный пир как будто дремлет,
    Безмолвны гости. Хор молчит.
    Но вновь она чело подъемлет
    И с видом ясным говорит:
    «В моей любви для вас блаженство?
    Блаженство можно вам купить…
    Внемлите ж мне: могу равенство
    Меж нами я восстановить.
    Кто к торгу страстному приступит?
    Свою любовь я продаю;
    Скажите: кто меж вами купит
    Ценою жизни ночь мою?»

    Пушкин написал этот стих в 1828 году, когда его одесский роман с графиней Воронцовой, cherre Elleonora, уже близился к концу. Размышляя над властью любви над женщиной, он писал: «Над женщинами магнетизм делает чудеса. Я был свидетелем таких примеров, что женщина, любившая самою страстною любовью, при такой же взаимной любви остается добродетельной; но были случаи, что та же самая женщина, вовсе не любивши, как бы невольно, со страхом исполняет все желания мужчины, даже до самоотвержения. Вот это и есть сила магнетизма». Но ведь и его ожидала женитьба на красавице Гончаровой. Уж не ощущал ли Пушкин в своем подсознании, что он, подобно Антонию, ее любовь «ценою жизни купит»?!


    Египетская царица


    Впрочем, все женщины Египта, становившиеся царицами, не останавливались ни перед чем ради овладения высшей властью. Главным призом в этой битве всегда был Египет. Однако конец Клеопатры драматичен. Риму она виделась коварной колдуньей и искусительницей. Поступки Антония с точки зрения римской морали также далеки от норм приличия. Он имел законную жену – Октавию, родившую двух детей от него и имевшую трех детей от предыдущего брака. А ведь Октавия – сестра Октавиана, будущего могущественного Августа, императора римлян.


    Антоний и Клеопатра у мыса Акций


    Учитывая сложность взаимоотношений Рима и Египта, немудрено, что римляне люто возненавидели Клеопатру, ставшую, как считали многие, причиной гражданской войны и измены «их Антония». Плутарх, воздавая должное магии и чарам присущим ей («чарующая сила», «таинственная прелесть»), подчеркивает то, что она «оставляла жало в душе тех, кто ее знал». Евтропий заметил: «Он (Антоний. – В. М.) также учинил великую гражданскую войну по настоянию жены своей Клеопатры, царицы Египта, поскольку, по алчности своей женской, возжелала она царствовать в Риме. Он был побежден Августом в знаменитом сражении у мыса Акций, который находится в Эпире, и бежал в Египет. Там, отчаявшись в делах своих, когда все от него ушли к Августу, покончил он жизнь самоубийством. Клеопатра же, приложив к груди змею, погибла от ее укуса (30 г.). Египет был присоединен Октавианом Августом к римскому государству».

    Царица Египта мужественно встретила свое поражение и смерть. С момента встречи с Цезарем и триумфа «судьба уже начала втайне готовить ее падение». Узнав, что ее любимый Антоний покончил с собой, бросившись на меч, и не желая попасться живой в руки войск Октавиана, вторгшихся в Египет, она распрощалась с жизнью. Смерть пришла от укуса ядовитой змеи или от укола золотой булавки с ядом. Пришла смерть, «нежная и сладкая, как ласкающая дремота египетских ночей». На ее смерть откликнулся стихотворением и римский поэт Гораций:

    Взглянуть смогла на пепел палат своих
    Спокойным взором и,
    разъяренных змей
    Руками взяв бесстрашно, черным
    Тело свое напоила ядом,
    Вдвойне отважна. Так, умереть решив,
    Не допустила, чтобы суда врагов
    Венца лишенную царицу
    Мчали рабой на триумф их гордый.

    Однако пышный триумф в честь победы над Египтом в Риме все же состоялся в 29 году до н. э. В шествии воины Октавиана вместо царицы несли образ Клеопатры со змеей (змея в Египте считалась эмблемой царской власти). Август приказал убить ее сына от Цезаря, Цезариона, но пощадил других детей (в том числе Клеопатры и Антония). Их взяла его сестра, Октавия, «и вырастила наравне с собственными детьми» (Плутарх). Октавиан с надлежащими почестями похоронил великую царицу (рядом с Антонием)… Клеопатра все же «отомстила Риму»: соблазнив его сынов и дочерей эротической культурой Востока, она тем самым подорвала строгие патриархальные принципы латинской жизни. Римские воины, вернувшиеся из победоносных походов, отныне думали лишь о том, «чтобы хорошенько воспользоваться доходами с имуществ, приобретенных в царстве Птолемеев, и полюбили досуги дачной жизни, праздники, красивых женщин и развлечения» (Г. Ферреро).


    Р. Саделер. Смерть Клеопатры


    Клеопатра не раз в дальнейшем будет становиться объектом повышенного интереса ученых и писателей. Легендарная царица Египта, несомненно, натура двойственная. В жизни она была холодна и рассудочна, если этого требовали ее интересы. Не будем забывать, что когда ее родному брату исполнилось 15 лет и возникла угроза ее власти, она отравила его, ни минуты не колеблясь. Очаровав Антония, она тут же требует у него голов заклятых врагов. И он по ее навету покорно убивает сестру Арсиною, укрывшуюся в эфесском храме Артемиды. Две половины души царицы взаимодействуют каким-то таинственным, не всегда понятным образом. Зелинский в очерке «Антоний и Клеопатра» (1902) писал о свойствах ее души: «Первая своим видимым коварством и вероломством вызывает иллюзию сознательности и расчета; говорю – «иллюзию», так как настоящей сознательности в ее действиях так же мало, как в действиях лисицы или змеи, и мы скорее должны признать в них природный инстинкт самки, смутно чувствующей, что ей следует быть распорядительницей любовных чар, чтобы не стать их жертвой. Вторая – вся упоение, вся восторг, вся преданность и самопожертвование. Апофеоз же Клеопатры состоит в том, что эта вторая часть души освобождается от назойливого надзора и вмешательства первой и победоносно увлекает ее в тихую пристань смерти». Автор называет ее «царицей сказки», ярким, но ядовитым цветком, выросшим на перегное рода Птолемеев, богатырского, но во времена Клеопатры уже расслабленного и отравленного кровосмесительным браком.


    Стела с изображением Клеопатры, жертвующей вино богине Исиде. На ней Клеопатра изображена как фараон и в греческой подписи названа «богиней»


    Прах Клеопатры давно истлел… «Мой прах несчастный не хранит гробница. В деяньях мира мой ничтожен след», – скажет о ней поэт Валерий Брюсов. Но образ ее продолжает волновать умы и сердца. Запад и Восток пристально вглядываются в «зеркало Клеопатры», словно надеятся рассмотреть в ней извечную женскую тайну. Так кем же она была: «змеей Нила», «буйной блудницей», «сладострастной кошкой» или просвещенной правительницей, африканской царицей? Б. Холланд пишет: «До сего дня каждый сталкивается с проблемой определения ее роли: была ли Клеопатра игрушкой страстей, пылкой необузданной царицей, прекрасной женщиной, превращавшая сам воздух вокруг нее в огонь желаний, или трагической фигурой, чью обнаженную грудь укусила змея, когда та решила принять мученическую смерть ради любви к Антонию. Вышло, что наиболее известные экранизации ее образа в Голливуде (Теда Бара, Клаудетт Колбер, Элизабет Тейлор) поведали нам лишь о том, как здорово было наслаждаться богатством в первом веке до Рождества Христова, проводя целые дни в ванной, а ночи в постели, полной запахов ароматических веществ». В кино можно увидеть и то, как в бокале вина растворяется жемчужина (что невозможно). Клеопатра только тем и занималась, что проводила время в безделье. Ядовитая змея покажется небольшой платой за подобную роскошную жизнь. Писательница призывает не верить во всю эту голливудскую чушь.


    П. Миньяр. Смерть Клеопатры


    Статуи египетской царицы были показаны и на выставке в Британском музее (2001). Реальная Клеопатра, соблазнившая Юлия Цезаря и Марка Антония, ставшая вдохновительницей музы поэтов, воплощенная в кино такими признанными красавицами, как Элизабет Тейлор, Вивьен Ли, Софи Лорен, представлена полной некрасивой женщиной ростом чуть выше полутора метров. «Чем больше мы изучаем изображения Клеопатры, тем меньше мы уверены в ее красоте», – с сожалением сказала куратор выставки С. Уокер. Сегодня историки больше внимания уделяют ее культуре, образованности и таланту администратора. Хотя почему-то именно красота женщин (даже никогда не существовавшая) дольше всего живет в воображении. Легенда о Клеопатре оказалась на удивление прочной, подтвердив правило: женщина достойна любви. «Я снова женщина – в мечтах твоих». Такой ее и предпочитают запомнить потомки – непременно красивой!

    Египет – «царство мертвых» или «царство живых»?

    Каждый имеет отведенный ему срок жизни… Когда простой египтянин умирал, его тело вначале просто закапывали в яму. Тело укладывали на бок в полусогнутом положении, как в утробе матери, чтобы ему легче было вновь появиться на свет при повторном рождении. В это египтяне свято верили. Но такие могилы часто становились добычей собак и шакалов. Поэтому стали строить мастабы – четырех-угольные гробницы из земли и камня. И только со времен III династии появляются пирамиды, хотя факт захоронения в них фараонов ставится под сомнение многими учеными. Как бы там ни было, а смерть для египтян – дело серьезное.


    Книга мертвых жреца Несмина. Сцена суда Осириса. IV?в. до н. э.


    Когда сын солнца умирал, в стране устанавливался 72-дневный траур. Закрывали храмы, в них прекращалось богослужение, на народ налагался строгий пост. Никто не смел употреблять в эти дни мяса, пшеничного хлеба, вина или винограда. После окончания дней траура гроб с набальзамированным телом фараона выставлялся у входа в склеп. Там собирался народ. Ритуал похорон был строг. Он требовал: прежде чем предстать перед судом Осириса, умерший должен был произнести так называемую «отрицательную исповедь». Тогда в глазах живых он считался «оправданным» и тем самым обретал способность к вечной жизни. Тексты эти известны как Книга мертвых. Египтяне называли их «Выходом в день»:

    Я не нанес ущерба скоту.
    Я не творил дурного.
    Я не поднимал руку на слабого.
    Я не делал мерзкого пред богами.
    Я не был причиною слез.
    Я не убивал и не приказывал убивать.
    Я не отнимал молока от уст детей…

    Фрагмент «Текстов пирамид», высеченный на стенах пирамиды Унаса


    Большой удачей стало обнаружение «Текстов пирамид». Масперо был первым, кто открыл в пирамиде Унаса «Тексты». Они дают более или менее полное представление о жизни египтян в эпоху Древнего царства, их религиозных воззрениях, традициях, обрядах. Так, Р. Фолкнер в книге «Тексты пирамид древних египтян» писал, что «тексты пирамид составляют самую древнюю часть религиозной египетской погребальной литературы, обнаруженную до наших дней. Кроме того, они повреждены временем меньше, чем какие-либо другие погребальные тексты, и представляют собой фундаментальную важность для изучения египетской религии…» Найденные в пирамидах V и VI династии «Тексты пирамид» являются древнейшими религиозными «манускриптами». Они на два тысячелетия древнее Ветхого Завета и на три тысячелетия древнее проповедей и писаний древних христиан. Тогда же Масперо в восторге воскликнул: «Результат ошеломляющий. Пирамиды в Саккаре дали нам почти 4000 строк гимнов и заклинаний, причем подавляющая часть была написана в наиболее древний период египетской истории». Само открытие «Текстов» случилось в Каире в 1879 году, когда некий араб, оказавшись вечером в районе пирамид, последовал за шакалом (или лисой), который, словно бы приглашая его войти в открывшееся в земле отверстие, юркнул в нору. Араб проник внутрь пирамиды и обнаружил стены, испещренные сверху донизу иероглифами, что были покрыты краской с позолотой. К его величайшей досаде, никаких ценных предметов он в гробнице не нашел. Ужасное разочарование… Можно лишь добавить, что шакал считался в Древнем Египте священным животным, как известно, два бога из пантеона египтян обычно изображались с головами шакалов – Анубис и Упуат.


    Л. Бакст. Древний ужас


    Жрец обращался к народу со словами: «Народ Кеми! Это царь твой, лежащий здесь. Он просит о почетном погребении. Кто может обвинить умершего в злодействе, кто был обольщен и обманут, кому он причинил вред телесный или имущественный, против кого он был повинен в чем-то ином, кто знает за ним какое-нибудь дурное дело, кому он причинил какое-либо страдание, – тот пусть выйдет и жалуется. Кто же пожалуется ложно, тот за эту вымышленную вину навлечет наказание на свою голову. Если у кого есть справедливое основание жаловаться, пусть выйдет без страха и робости». Подобный призыв повторялся три раза. Если недовольных не находилось (чаще всего так и было, ибо кто же решится навлечь на свою голову гнев будущего фараона-родственника), жрец Кеми объявлял его «чистым от всякого злодеяния». Начиналось погребение. Жрец добавлял: «Спи тихо и безмятежно, чистый!» При проявлении недовольства правлением фараона со стороны народа, вместо почетного погребения в собственной усыпальнице его хоронили в общей могиле, вместе с «рядовыми» смертными. Фараон воспринимался как совершенное божество, абсолютно лишенное недостатков и мудрое с рождения («Он мудр уже при появлении из родительской утробы»). В лице бога видели справедливого судью, величая Амона-Ра «визирем для бедных»: «Истина была жизнью Ра, он родил ее, она служила ему телом». Люди обращались к фараону неба со своими просьбами, в смутной надежде получить избавление от земных тягот и обид. Бедняки ждали, что он окажет какую-то защиту «пастухам на полях, прачешникам на береговой дамбе, нубийцам-воинам, что приходят из округа».


    Саркофаг царицы Яхмес-Меритамон


    Тексты Египта не дают каких-либо сообщений о подобных судилищах царей. Это было невозможно ни теоретически, ни практически. Прав Ленорман, заметив: что касается народных собраний для суда над царем после его смерти, о котором говорят греческие авторы, то это, вероятно, чистый вымысел. Умерший царь был таким же богом, как и живой. Если и можно обнаружить в египетских летописях несколько царей, лишенных погребенья, чьи имена стерты с памятников, то это случалось не вследствие народного приговора, но по приказу другого царя, пожелавшего поступить с предшественником, «как с узурпатором». Другая причина такой операции – ожесточенная борьба между царем и жрецами. В Египете, Ассирии, Вавилонии, Израиле царили несправедливость, алчность, гнет, подлость, жестокость… Классовый суд и тогда был неправедным. Судьи часто занимались мздоимством, требуя взяток («золота и серебра для писца, платья для слуг»). Судья, не нашедший общего языка с сильными мира сего, был очень редким явлением. А небесный заступник бедняков, увы, так и не появлялся. К примеру, вавилонский бог Мардук вместо того, чтобы награждать праведников, т. е. самых достойных людей, подвергал их жестоким гонениям и притеснениям. В поэмах («Теодицея», «Невинный страдалец») герой никак не может понять, почему тот, кто в земной жизни соблюдал все божеские установления, жил праведной жизнью, подвергается всяческим бедам и несчастьям. Горе и голод поразили народ, из закромов бедных выгребают последние остатки, а царь – на стороне богатых. При его власти процветают и благоденствуют самые отъявленные злодеи. Какой же ответ получает праведник на свою жалобу? Оказывается, смертным не дано постичь воли богов, что на небесах. Так что же оставалось несчастным людям? Восклицать с недоумением: «Бог непостижим, пути господни неисповедимы», или заявлять, подобно бедному Иову: «Бог дал, бог взял», или все же уповать на суд справедливого царя или на волю государства?


    Царь, поливающий священный лотос


    Со временем взгляд на царя стал более реалистичным. Гибель великой централизованной монархии Старого царства подорвала и существовавшую безграничную веру подданных в совершенство своих монархов. Кровавые распри, войны, голод и нищета народа вынудили жителей Египта, фараонов и жрецов корректировать взгляды. Хотя вряд ли все сведения, сообщенные греческими историками Геродотом и Диодором, точны. Легенды гласят, что боги устраивают суд над телом умершего. Они изымают все тленное в нем, взвешивают на весах истины его бессмертные деяния. Невозможно обмануть весы загробного царства. Тот, чье сердце было наполнено благородными желаниями, а жизнь – великими деяниями и стремлением к истине, тот обретал загробное спасение и получал право пуститься с богами в вечное плавание. Дивная легенда, которая позволяла достойным людям надеяться на небесные дары и хлеба.

    Амон с Атоном встретятся в зените,
    И будет надпись о великом зле:
    «Когда-нибудь и вы в любви сгорите,
    Любовь свою не встретив на земле».

    Египтяне, повторяю, верили в то, что умершие могут возродиться. Традиция эта была священной. Напомним, что и древние греки (Пифагор и Эмпедокл) придерживались теории переселения душ. Поэтому они пытались сохранить себя для загробной жизни (с помощью мумификации), ибо согласно верованиям часть души продолжала пребывать в мумии. Посмертное существование становилось возможным только при условии соединения души с физическим телом. В одной из глав Книги мертвых говорится: «Дай душе моей прийти ко мне отовсюду, где она может быть… Увидит она мумию свою и успокоится в своем теле. Не погибнет она, не пройдет она мимо во веки веков». Этой частице человека (ка) как раз и предназначались пища, одежда и т. д. В далеком прошлом тела умерших людей расчленялись и подвергались дроблению, но затем, как гласит Книга мертвых, египтяне сочли нужным «собирать члены». В архаический период Египта мумификация еще не была известна, но тело покойного уже бережно пеленали в льняные ткани и помещали в саркофаг из дерева («домовину»). Термин «бальзамирование» произошел от латинского «balsamum». В поздние эпохи этот процесс стали называть «мумификацией», так как тело приобретало после смерти черный цвет, как если бы оно было пропитано битумом. Сервий, комментируя «Энеиду» Вергилия, отмечал различия в отношении к судьбе покойников у египтян и римлян: «Мудрые египтяне заботились о бальзамировании своих тел, клали их в катакомбы для того, чтобы душа еще долго могла быть в контакте с телом и не скоро отчуждалась от него. А римляне, в противоположность этому, предавали останки своих мертвых огню с той целью, чтобы жизненная искра могла воссоединиться с общим элементом и вернуться к своему первобытному состоянию». Земля и огонь – удел мертвых.


    Саркофаг фараона


    Первые вполне достоверные свидетельства бальзамирования тел относятся к захоронению царицы Хетепхерес, матери фараона Хуфу, строителя самой большой пирамиды в Гизе (к IV династии). Хотя были и более ранние примеры и образцы забальзамированных мумий, относящиеся к V династии, но они, увы, погибли в годы Второй мировой войны в Королевском хирургическом колледже Лондоне. Процесс мумификации занимал около двух месяцев и подробнейшим образом описан в папирусах Египта. Перед мумией у гробниц совершался «ритуал отверзания уст и очей»: жрец прикасался к глазам, носу, ушам и рту усопшего особым жезлом в виде крюка, сопровождая обряд заклинаниями. Эти заклинания означали: органы чувств покойного как бы обретали новую жизнь. Отныне он в загробном мире получал возможность видеть, слышать, обонять, есть и пить, то есть фактически вести свою вторую жизнь.


    Музей бальзамирования в Луксоре. Сосуды с головами божеств


    Основываясь на священных текстах («Тексты пирамид», высеченные на стенах погребальных камер пирамиды Унаса еще в 2400 г. до н. э.), описывают и путь следования египтян в загробный мир. Существует целый ряд специальных ритуальных «пособий», где расписывается процедура следования фараона в загробный мир («Книга мертвых», «Тексты саркофагов», «Книга Дуата»), который у египтян носил название «Страна Запада»… Они включают священные ритуалы, магические формулы, тайные молитвы, религиозные откровения и определенные законы поведения. Последний путь тела начинался с отделения духа Ка от материального тела. Душа человека, Ба, отделившись от земной жизни, в течение какого-то времени блуждает вокруг тела покойника, как и у христиан. Затем сострадательная и всемилостивая богиня Исида принимает ее под свои крылья и вверяет ее мудрому богу Анубису. В опровождении и при его поддержке душа совершает путешествие к границам мира, по направлению одной из четырех гор, поддерживающих небо. Гора эта находится на западе от Абидоса, священного города Осириса. Преодолев гору, на лодке Хефри душа покойного спускается в «Галерею ночи», по которой протекает река преисподней, египетский Стикс.


    Прощание с покойным перед входом в гробницу


    Река – это рубеж. У греков и римлян это – Стикс и Лета. Характерно, что и у шумеров была своя «Река смерти», через которую за плату серебром покойника перевозили на тот берег. Анубис умело ведет лодку по водам, где обитает гигантская змея Апофис. Берега реки и воды кишат страшными существами, что бросаются на них. Это и гигантские бабуины, старающиеся поймать путешественников в большую сеть, и змеи, вооруженные длинными острыми ножами, огнедышащие драконы и пятиголовые рептилии. Последний путь представляется покойнику жутким: его окружают плач, стоны, жуткие стенания, страшные чудища и т. д.


    Представление покойника богу Осирису


    Несмотря на все ужасы, Анубис и покойный, благодаря защите светлых божеств (своего рода ангелов) достигают границ царства теней Дуата. Чтобы выйти из царства теней, надо преодолеть испытания Семи ворот, а затем нужно пройти испытания десяти пилонов для попадания в Большой зал Осириса. Эти ворота охраняются тремя божествами: магом, стражем и вопрошающим богом. Душа произносит волшебные слова и тайное имя стражей, говоря им: «Откройте мне дверь, будьте моим поводырем». Преодолев семь ворот и десять пилонов, душа попадает в Большой зал Суда Осириса, где восседают могущественные боги Вселенной, космические Ка, образы самого абсолютного Бога, сверкающие тысячью цветов. На гробнице Тутмоса III представлено более 740 божеств. В центре расположена ступенчатая пирамида, на которую с помощью того же Анубиса чинно поднимается душа усопшего. Тут его поджидают четыре верховных судьи, давшие начало всему живому в мире – Шу и Тефнут (воздух и огонь); Геб и Нут (земля и небо).


    Суд Осириса. Фрагмент Книги мертвых Ани. XIX династия


    Кажется знаменательным, что египтяне доверяют именно Анубису сопровождать себя в загробное царство. Ведь, согласно легенде, Анубис зачат в грехе – от Осириса и Нефтис, жены брата Осириса. Как-то раз Осирис, видимо, несколько перебрав, перепутал свою жену Исиду с женой брата и возлег с ней на ложе. И, видимо, все у них было просто замечательно, так как венцом любовного соития явился сын, которого египтяне очень почитают. Почему?! Плод греха сладок?


    Бог Анубис прикасается к сердцу умершего, смотря в глаза мумии


    Эти судьи вместе с Осирисом являются воплощением Правды и Справедливости. У ног бога загробного мира располагаются гигантские весы для «взвешивания сердца». Можно сказать, что это кульминационный момент, когда душа остается наедине с высшим богом и должна доказать, что «никогда и никому не причинила зла». Тут уж выясняется, как жил человек и какими правилами руководствовался он в земной жизни. У египтян есть и свои заповеди: «Если ты стал велик, после того, как был мал, если ты стал богат, после того, как был беден, не скупись, ибо все богатства твои достигли тебя, как дар Божий… если ты возделываешь свои поля и они приносят тебе свои плоды, не наполняй лишь свой рот, помни о ближнем и о том, что изобилие твое дано тебе Господом…» Особо возбранялось совершать подлости, сеять смерть, страх и насилие. В максимах Птаххотепа, в частности, говорилось: «Не сей страха среди людей, ибо Господь воздаст тебе в той же мере, в какой у того, кто хочет завоевать жизнь насилием, Бог изымет хлеб изо рта, отнимет богатства и силу. Не сей страха среди людей, дай им мирную жизнь и с миром будешь иметь столько, сколько должен был бы завоевать войной, потому что такова воля Божия». Конечно же, все эти благие призывы не мешали фараонам и другим правителям вести непрерывные войны. Видимо, жажда наживы оказывалась сильнее страха перед загробным судилищем.


    Взвешивание сердца покойного


    После того как душа явила свои деяния, «взвешивалось» сердце. Сам Анубис помещал сердце на одну чашу весов, а на другую помещалось, в качестве противовеса, перо Маат, богини Истины. Если сердце было преисполнено доброты, света и праведности, если оно откликалось на страдания и беды ближнего, душа человека попадала в рай. Поэтому столь весомым выглядит признание Нефершемра на Верховном суде: «Я дал хлеб голодному, напоил жаждущего, одел нагого и приютил бездомного, я помог пересечь реку тому, у кого не было лодки, и похоронил того, у кого не было детей». Возможно, прав историк, говоря, что эти краеугольные камни человеческой добродетели, повторяющиеся во многих мастабах египтян, станут составной частью тех идеалов, что три тысячи лет спустя стали основой проповеди Христа о царстве Небесном.


    Путешествие по загробному миру


    Таким образом, для одних смерть значила начало жизни в раю, на «Полях Иалу», где праведная душа очищалась от земных нечистот и пребывала в полном блаженстве, а для других она означала избавление от всех земных страданий. И то и другое надо принять… Как воскликнул в своей песне древнеегипетский поэт (1790 г. до н. э.): «Вот она, смерть, предстает передо мной, как излечение больного, как выход наружу после длительного недуга. Ныне смерть предстает передо мной, как благоуханное мирро, как отдых под парусом в часы бриза… Ныне смерть предстает предо мной и манит меня, как вид из дома, открывающийся перед тем, кто столько времени был в заточении».


    Мумия из Каирского музея


    Любопытно, что в сознании сегодняшних людей, людей третьего тысячелетия новой эры, продолжает сохраняться вера в существование Царства Мертвых. Популярный в некоторых кругах Эрнст Мулдашев утверждает, что такое Царство Мертвых находится между наземным и подземным мирами. В книге «В поисках богов» он, в частности, писал: «Лучшие люди разных Человеческих Рас, обладавшие той степенью духовности, которая позволила им войти в состояние глубокого Сомати (состояние самоконсервации), уходили в Царство Мертвых или, говоря современным языком, в Генофонд Человечества, чтобы сохранить тела на случай какой-либо глобальной катастрофы, когда появится необходимость с болью и истязаниями оживить свое давным-давно законсервированное тело и заново дать росток человеческой жизни на Земле. Все Человеческие Земные Расы, имевшие физическое тело, будь то великаны лемурийцы, будь то громадные атланты, будь то наша раса – арийцы, посылали лучших сынов и дочерей в Царство Мертвых, чтобы пополнить Генофонд Человечества и этим самым гарантировать продолжение жизни на Земле». Так мысли и чаяния древних египтян оживают в наше время в иных фантазиях.

    В смерти египтяне видели своего рода ворота в загробное царство, где бессмертный дух должен продлить земное существование человека. «Ты живешь, чтобы умереть. И умираешь, чтобы жить». Особый интерес вызывали в мире знаменитые египетские мумии (по-видимому, слово произошло от персидского «mummia», что означало битум)… Согласно легенде, Исида была первой, сотворившей мумию. После смерти своего брата и супруга Осириса она попыталась спасти и защитить от Сета его тело. Найдя разорванные Сетом части тела мужа, она сложила, а затем и запеленала их. Трепетное отношение египтян к мумиям для европейца долгое время оставалось явлением «леденящим и чуждым», пока Египет не стал ближе в культурном плане.


    Аменхотеп, сын Хапу


    Факт смерти традиционно сопровождался плачем. Геродот сообщил подробно о ритуале плача и погребения. Если в доме умирает мужчина, пользующийся некоторым уважением, то все женское население обмазывает себе голову или лицо грязью. Затем, оставив этого покойника в доме, сами женщины стараются обежать весь город, высоко подпоясавшись и показывая обнаженные груди. При этом они исступленно бьют себя в грудь. К ним тут же присоединяется вся женская родня. От них не отстают и мужчины, также бьющие себя в грудь, демонстрируя тем самым их горе. Только после этого непременного ритуала приступают к бальзамированию.


    Священные кошки в Египте


    Захоронение требовало немалых усилий. Стоит взглянуть на золотую утварь, амулеты, всевозможные принадлежности, не говоря о саркофагах и гробницах, чтобы понять, на какие расходы приходилось идти родне покойного. И тогда уже трудно было захоронить человека без денег. Например, чтобы запеленать одну мумию, необходимо 70 дней и 375 ярдов хлопка. Социальный статус и богатство покойника имели определяющее значение при погребении: «Если вельможа погребен по-царски и, как царь, окружен по смерти своими людьми и своими пернатыми и четвероногими любимцами, то эти его люди похоронены не лучше, а то и хуже, птиц и собак». Над трупом фараона колдуют, как над драгоценным сосудом. С ним обращаются крайне бережно: умащивают тело маслами и снадобьями, промывают пальмовым вином, прочищают и растирают благовониями и миррой. С бедняками, понятное дело, поступают просто и без затей – у них никаких внутренностей не извлекают, зато обильно впрыскивают в зад масло, чтобы оно все растворило, а затем уж кладут в натриевый щелок на 70 дней, чтобы от покойника остались лишь кожа да кости.


    Саркофаг кошки принца Тутмоса


    Встречаются захоронения, где любимые птицы и собаки вельмож и фараонов покоятся в ларцах, инкрустированных слоновой костью и черным деревом. А тут же при пернатых и четвероногих «покойничках» зарыт некий человечек, очевидно, их сторож, «безо всякого гроба, только в саване, с несколькими горшками в придачу». Мумию бедняка кладут в простой деревянный гроб, но обряды соблюдают непременно. Ни один ритуал не нарушат, ни одно магическое заклинание не забудут. Иначе «ка» покойного будет оскорблен таким небрежением. Он не простит обиды и станет злым демоном, преследуя весь ваш род. Поэтому на стенках гроба написаны имена богов, которые должны воскресить умершего и проводить его в Дуат, а на крышке – мольба к владыке мертвых Осирису: «О ты, благой бог! Дай же этому человеку в твоем царстве тысячу хлебов, тысячу быков, тысячу кружек пива!» Кроме людей мумифицировали кошек, недаром Египет называли страной богини Бастет.


    Ритуал бальзамирования, исполняемого Анубисом. Книга мертвых


    Обычай мумифицирования покойников сохранялся в Египте и после возникновения христианства. Египтяне долгое время не желали верить тому, что умершему будет и так гарантирована вечная жизнь (без сохранения останков тела в виде мумий). Характерно, что Св. Антонию пришлось умолять своих последователей не бальзамировать его тело и захоронить его в неизвестном месте. Монах боялся, что те, кто неистово любил его, выкопают тело и мумифицируют, как обычно и поступали с телами почтенных святых. Он же утверждал, что при воскресении из мертвых Спаситель вернет его тело нетленным: «Очень долго я умолял епископов и проповедников убеждать людей оставить этот бесполезный обычай».


    Камера гробницы фараона Тутмоса III со сценами и текстами Амдуата


    Христианство подорвало корни этой традиции. Археолог У. Бадж так объяснял сложный и длительный процесс: «Распространение этой идеи нанесло смертельный удар искусству мумификации, хотя из-за врожденного консерватизма и желания иметь поблизости реально существующие тела дорогих им людей египтяне продолжали еще некоторое время сохранять их. Причины мумификации постепенно забылись, искусство умерло, погребальные обряды сократились, молитвы стали мертвой буквой, и обычай изготовления мумий вышел из употребления. Вместе с искусством мумифицирования умерли культ и вера в Осириса, который из бога мертвых стал мертвым богом. Для христиан Египта его место занял Христос, «Упование усопших», чье воскресение и возможность даровать вечную жизнь проповедовались в то время в большинстве стран доступного им мира. В Осирисе египетские христиане нашли прототип Христа; в изображениях и статуях Исиды, кормящей своего сына Хора, они распознавали прототип Девы Марии и ее Младенца. Нигде в мире христианство не нашло людей, чье сознание было столь хорошо подготовлено к восприятию его учения, как в Египте». Сходство религиозных систем ряда стран (монотеизм) во многом объясняет и очевидную близость общечеловеческих восприятий происходящего.

    Ученые Великобритании, изучив процесс бальзамирования, принятый 2300 лет назад, нашли в мумиях следы растительных масел, животных жиров, пчелиного воска и смолы. Похоже, древние отбирали для этой цели материал с наилучшими антибактериальными свойствами. Р. Эвершед и С. Бакли писали о механике бальзамирования: «Присутствие растительных масел (и, в меньшей степени, растительных жиров) приводит к мысли, что они были ключевыми ингредиентами в процессе мумификации. Возможно, что их использовали в качестве недорогой основы для смеси из более экзотических соединений». Сами заупокойные сооружения представляли собой как бы уменьшенные модели жилых домов древних египтян.

    Внутрь гробницы близкие ушедших помещали жертвенные дары: мясо, дичь, овощи, фрукты, хлеб, пиво и вино, дабы душа умершего могла насытиться. В погребальной камере находились также лари и ларцы с одеждами, ювелирными украшениями, играми, мебель. Тут же было оружие, инструменты и т. д. Особо тщательно заботились, чтобы у умерших хватило еды и питья. Винные кувшины стояли рядами и каждый был закрыт глиняной чашкой и опечатан печатью. «Столь внушительные «сокровищницы» просто не могли избежать пристального внимания грабителей, которые рано или поздно, но находили-таки способ проникнуть в них. И все же, несмотря на это, многое перепало и археологам. И хотя им достались «крохи», но даже их хватило для того, чтобы с высокой долей вероятности реконструировать общее устройство… больших гробниц» (Эмери).


    Ладья миллионов лет. Рельеф из гробницы Сети I. Долина царей


    Процесс мумификации имел сакральный смысл для египтян. Мумии давали обладателям их бессмертие. О философско-метафизическом значении мумий Освальд Шпенглер писал: «Египетская мумия это символ высочайшего значения. Увековечивали тело умершего и равным образом сохраняли длительность его личности, его «ка», при помощи портретных статуй, изготовленных нередко во многих экземплярах… Египтянин отрицает уничтожаемость. Античный человек утверждает ее всем языком форм своей культуры. Египтяне бальзамировали даже мумию своей истории, а именно хронологические даты и числа. В то время как, с одной стороны, ничего не сохранилось от досолоновской истории греков, ни одного года, ни одного подлинного имени, никакого определенного события, с другой стороны, мы знаем почти все имена и годы правления египетских царей третьего тысячелетия до Р.Х., а поздние египтяне знали их, конечно, все без исключения. Жуткий символ этой воли к деятельности – еще до сего дня лежат в наших музеях тела великих фараонов, сохраняя черты личного облика. На блестяще отполированном гранитном острие пирамиды Аменемхета III еще (и) теперь можно прочесть слова: «Аменемхет видит красоту солнца», и на другой стороне: «Душа Аменемхета выше, чем высота Ориона, и она соединяется с преисподней». Это – победа над уничтожаемостью, над настоящим…»


    Саркофаг с портретом Артемидора из Фаюма


    Представляют интерес те напутствия, что сопровождали умерших при их путешествии в загробное царство и во время их пребывания там… Египтяне верили, что, исполняя волю царя или божества, можно продлить предреченный судьбой срок жизни на земле схожим образом на небесах. О характере напутствий говорят и гробовые заклинания (coffin texts). Они писались чернилами на внутренней стороне крышки гроба богатых египтян в эпоху Среднего царства. Позже тексты собрали и опубликовали. Вот лишь некоторые образцы из этих напутствий… «Молчи, молчи, о человек! Слушай эти великие слова, которые Гор говорил своему отцу Озирису. Его тело находится рядом, как и его душа. Рядом с ним будешь обитать и ты с твоей душой… Ты не исчезнешь, твои члены не будут уничтожены, ты не будешь испытывать страданий, твое имя не будет стерто в памяти людей» (заклинание 29). Или вот другое заклинание: «Молви эти священные слова… Это полезно и благотворно… Знающий этот заговор, будь он образованный или неуч, проживет 110 лет, хотя десять последних и в бессилии… Когда же он, наконец, попадет в царство мертвых, он сможет вкушать хлеб в присутствии самого Озириса» (заклинание 228).


    Заупокойная стела Уаджи


    Иные заговоры ставили целью нейтрализовать действия врагов: «Говорю и действую по полномочию скрытых сил (божества), за мной стоит сам бог Птах (культ Птаха имел общеегипетский характер, Птах – демиург, «языком и сердцем» создавший восемь первых богов, мир и все в нем: людей, животных, растения, города и храмы. Птах – бог истины и справедливости. – В. М.). Моим защитником является и бог Тот. Он придает силу моим мускулам, он делает мою речь яркой, сильной, красноречивой… Я крепко стою на своих ногах, прекрасно владею словом и речью. С их помощью я разобью в пух и в прах всех моих врагов, в том числе и того злейшего, против которого выступаю. Он в моей власти и не избежит поражения…» (заклинание 569). Встречаются надписи ироничного толка, хотя по содержанию порой и довольно злые… Одна из них обращена, видимо, к лицу, которого народ обычно называет закоренелым лентяем и вором: «Эй, проснись, соня! Вставай, ты, лежебока! Освободи место, которое ты занимаешь не по праву, для гораздо более достойных, чем был ты… Ты, негодяй, будешь там есть финики и попивать вино! Ты – не лев (царь зверей), а жалкий шакал (и лицо у тебя подобно шакальему)» (заклинание 516). Видимо, надпись обращена к некоему знатному лицу, возможно, вороватому чиновнику, которого народ ненавидел даже после его смерти. Порой встречаются трогательные попытки защитить любимую женщину: «Эй, покойник, вставай! Защити (женщину) от тех, кто готов причинить ей зло, и пусть голова слетит с плеч того мерзавца, кто осмелится ударить даму!» (заклинание 857). Любопытны и обращения к врачам: «О эскулапы, защищайте мое здоровье ежедневно от тех, кого я не знаю, во имя всех святых!» (заклинание 1145).


    Фараон в парадном наряде


    Со временем, после возникновения целого ряда легенд, мумии и саркофаги стали объектом повышенного интереса в Европе и мире. Элита охотно стала посещать древние захоронения. Когда хедив Египта пригласил императрицу Франции позавтракать в открытом саркофаге священного быка Аписа, та с удовольствием согласилась. Мумии считались дорогим товаром (даже по сравнению с драгоценностями, золотом, серебром, шелком, пряностями). Посетивший в 1582 году Святую землю и Египет князь Радзивилл захватил две мумии в саркофагах. Но на пути в Европу разыгралась страшная буря, и князь был вынужден выбросить эти мумии за борт, чего от него решительно потребовал взбунтовавшийся экипаж. А вот что записал русский купец Василий Гагара, посетивший Египет в 1635 году (район Фаюмского озера). Он отметил: «Да близ того же озера выходят из земли кости человечьи… головы, и руки, и ноги, и ребра шевелятца, уподобися живым, а головы с волосами, а бывают наруже поверх земли». Надписи гробниц содержали угрозы в адрес гробокопателей: «Тела их не дождутся успокоения, и кары падут на их потомков». Шарлатаны изпользовали мумии в качестве лекарств и снадобий при изготовлении рецептов (добавляя порошок мумии или кусочек погребального покрова). Считалось, что рука мумии охраняет дом и имущество от напастей, а носимый на шее ноготь со среднего пальца мумии обеспечит его владельцу симпатии и доброе отношение. Мумии будут находить повсюду. Из многих миллионов мумий собственно мумии фараонов и жрецов составляли ничтожнейший процент. Это указывает на широкое распространение данного обычая. Со временем мумиями даже стали топить котлы паровозов. Путешествуя по Египту, Марк Твен вспоминал, как один машинист бросил другому: «Черт побери этих плебеев, их останки совсем не горят. Давай-ка мне мумию фараона».


    Находка саркофага с мумией


    Одна из наиболее стойких легенд египтологии – «проклятие мумий»… Зафиксированы случаи гибели тех, кто отважился посягнуть на покой мертвецов, и якобы был за это наказан смертью: безвременная смерть лорда Карнарвона (умер от укуса москита), или смерть А. Мейса, вскрывшего погребальную камеру с мумией. Один из вариантов надписи, найденной в гробнице Тутанхамона, получил у журналистов хлесткое название – «Проклятие фараона». Текст ее гласит: «Смерть быстрыми шагами настигнет того, кто нарушит покой фараона». В 1890 году С. Резден раскопал в Долине царских гробниц захоронение с такой надписью: «Того, кто осквернит гробницу храмового писца Сеннара, поглотит навсегда песок до того, как луна дважды сменит свое лицо». Он не внял предупреждению и продолжал работу. Закончив раскопки, он отплыл из Египта. На пути домой его нашли мертвым в каюте. Корабельный врач констатировал удушение без применения насилия. К величайшему изумлению всех присутствующих, в кулаке умершего была зажата горсть песка. Одна из мумий погребена в пучине вместе с ее владельцем (после гибели «Титаника»). Поисковики гробниц погибали от пустяковых царапин, когда у них возникала гангрена. Грузчиков, переносивших мумии, преследовал рок. Они ломали ноги и погибали от неизвестных болезней. Всякий новый случай лишь подхлестывал ажиотаж. Газеты нагнетали обстановку: «Страх объял Англию». Так возник миф о «проклятии фараона». В 1930-х годах в Англии сняли серию фильмов на эту тему. Один из них вошел в число ста лучших фильмов XX века («Мумия»). По поводу слухов Картер говорил: «В этой глупой болтовне поражает полное отсутствие элементарного понимания вещей. Мы, очевидно, вовсе не так далеко продвинулись по дороге морального прогресса, как это представляется многим людям».


    Ящик для заупокойных статуэток Хабехента из Фив


    Явлением заинтересовались и ученые. Сенсацию вызвало в 1949 году заявление ученого-атомщика Луиса Булгарини: «Я верю, что древние египтяне знали законы ядерного распада. Жрецы догадывались о силе урана и использовали радиацию для защиты святилища». Так, может быть, «проклятие фараонов» действительно было связано с действием радиации, тем более что урановую руду и сегодня добывают в Египте? Булгарини утверждал: «Потолки в усыпальнице могли быть покрыты уранием и выбиты в радиоактивной породе. Эта радиация может и сегодня если не убить человека, то, по крайней мере, навредить его здоровью». Возможно, не принижая заслуг Рентгена и Беккереля, египтяне предвосхитили их открытие? Ведь исследователи порой умирали от «неведомых» болезней, страдали от «необъяснимой слабости» и даже нарушения мозговой деятельности. Все это могло быть связано с воздействием радиации на организм человека, воздействия, до конца не изученного и до сих пор. Так, двое археологов, проведших годы за изучением пирамид, умерли так неожиданно, что скептики связали их кончину с «проклятием фараонов». Британский археолог Флиндерс Петри умер в Иерусалиме 28 июля 1942 года на пути домой из Каира. А незадолго до этого скончался его коллега Джордж Райснер, нашедший перед тем большую усыпальницу матери Хеопса – Хетефаре.

    Он же первым провел прямую радиопередачу прямо из могилы в 1939 году. Вдруг ему стало плохо внутри пирамиды: молниеносно развился паралич, и он умер на поверхности от сердечного приступа, так и не приходя в сознание. Эти две смерти и заставили физиков взглянуть внимательнее на физические феномены тех пирамид. Будучи трезвомыслящими людьми, они не принимали во внимание легенды, мифы и символы, а пытались проникнуть в суть явлений. Их волновало, аккумулирует ли форма пирамиды космическую радиацию, магнитное поле Земли или волны энергии неизвестной природы? Биоэнерготерапевты утверждали, что мумии имеют негативное энергетическое поле. Не срабатывает ли пирамида как конденсатор или мощная линза? Во всяком случае, египетский физик Амр Гохед, тот, что проводил опыты в пирамиде Хеопса, заявил: «То, что происходит внутри пирамиды, противоречит известным нам законам науки и, в частности, электроники». Речь шла в данном случае об анализе магнитной ленты, на которой были записаны вспышки радиации в царской усыпальнице. Импульсы фиксировались визуально и акустически. Фотометрическая съемка показала, что символика и геометрия изменялись день ото дня, несмотря на одинаковые условия работы и идентичную аппаратуру. «Тайна находится за пределами рационального объяснения», – писала «Нью-Йорк таймс». И таких тайн немало. Хотя куда больше домыслов и легенд.

    Смерть – явление хотя и безрадостное, но неизбежное. З. Фрейд закончил один из своих трудов фразой: «Если хочешь вынести жизнь, готовься к смерти». Однако, по словам индийского философа Бхагаван Шри Раджнеша, сам дрожал при одном лишь упоминании о смерти. И даже дважды терял сознание и падал со стула, когда кто-то говорил о египетских мумиях.


    Гробница Сен-Негема


    Люди придерживались мнения: «Ради всех святых, не трогай праха мертвых». Видимо, схожим образом размышлял и президент Египта Анвар Садат. Впервые посетив Каирский археологический музей, самый крупный некрополь в мире, он был настолько шокирован открывшимся зрелищем («апофеозом тлена и смерти»), что закрыл экспозицию для широкой публики на 10 лет. Но это, как известно, не уберегло его самого от нежданной смерти…


    Золотая маска мумии Тутанхамона


    Новые изыскания физиков из Национального центра по ядерным исследованиям АРЕ, изучивших более 500 мумий в музеях Египта, опровергли идею о якобы наличии в них губительной радиации. Так что бояться следует, видимо, не мумий, а живых людей. Мумии и сегодня продолжают будоражить сознание. Мумию Тутанхамона не решились поместить в музее Каира. Она хранится в гробнице с прикрывающим ее саркофагом. Туристы взирают на нее с помощью зеркал. Время от времени появляется та или иная новая сенсация. Так, недавно английские археологи объявили во всеуслышание, что обнаружена и идентифицирована мумия легендарной Нефертити (2003). К конфузу англичан, мумия оказалась мужчиной.

    И все же время действительно приносит сенсации, которые не имеют ничего общего с паранормальными явлениями и «проклятьями мумий». Так, недавно в Западной пустыне, в оазисе Бахрия, египетские археологи обнаружили громадный подземный некрополь. В нем осуществляли захоронения тысячу лет – с IV века до н. э. до завоевания Египта арабами в VII веке. Там обнаружили более десятка гробниц, в каждой из которых 20–25 мумий. Ученые, начавшие раскопки только в 1999 году, определили границы некрополя и подсчитали: в нем могут быть похоронены до 10 000 человек. Такой концентрации могил и мумий нет в Египте нигде! Как известно, обычай покрывать лицо маской не получил в Египте широкого распространения, хотя и известна золотая маска фараона Тутанхамона. Но вот в гробницах Бахрии почти на каждой мумии – погребальная маска. Отмечают, что у захороненных тут людей тип лица скорее греческий или римский, чем египетский (прямые носы, курчавые волосы). На некоторых покойниках маски из тонкого золотого листа. У нескольких – и золотые нагрудники (видимо, они были состоятельными людьми). Вместо глаз – камни. На стенах гробниц некрополя «Долины позолоченных мумий» нет ни надписей, ни рисунков, лишь керамика, амулеты, фигурки и монеты. Такая вот загадка.

    Египет многие называли «классической страной могил»… Диодор Сицилийский отмечал: «Жилища живых людей они (египтяне) называют постоялыми дворами, потому что в них пребывание непродолжительно. Гробницы же, напротив, они называют вечными жилищами, потому что там поселяются навеки. Вот почему они мало заботятся об украшении своих домов, тогда как на великолепие своих гробниц не жалеют ничего». Как утверждала З. Рагозина, именно поэтому «Египет можно бы скорее назвать усыпальницей, чем землею живых людей». Складывалось порой впечатление, что жизнь после смерти казалась египтянам делом более важным, чем земное бытие. Полагаю все же, что это далеко не так. Хотя такой же точки зрения придерживались и некоторые видные российские мыслители. Н. Федоров писал: «Кратко вся история дохристианского мира, до Воскресения Христова, может быть выражена так: Древний мир ставил главной целью своего существования сохранение или заботу о жизни предков, которых он представлял себе живущими, хотя и иною, чем мы, жизнью, причем благосостояние умерших, по мнению древних, зависело от жертв, приносимых еще не умершими, а для сохранения души нужно было создать ей тело, так что сохранение души было восстановлением тела» («Философия общего дела»). При всей важности этого акта и безусловном почтении к памяти усопших египтяне слишком любили жизнь, чтобы жить думами о могиле.

    Поэтому нелепо было бы утверждать, что египтяне «сразу рождались в погребальных пеленах». Процесс жизни и тогда был определяющим для человека и общества. Хотя на древней стадии зарождения культуры и цивилизации он воспринимался довольно узко. Главным считался процесс зарождения жизни, как мы бы сказали, биологическая способность к деторождению, проще говоря, извержение мужчиной его семени (инакуляция). Не по этой ли причине верховным божеством во всех без исключения мифологиях выступал Бог Род (у славян) или у древних индийцев Рудра. Бог-творец проглатывает собственное семя: так возник бог в гелиопольской версии космогонии. В мемфисской легенде акт творения выглядит иначе – Бог творит мир «сердцем и языком», мыслью и словом: «Оно (сердце) дает выходить всякому знанию, и язык повторяет все задуманное сердцем». Все большую роль в деле обустройства жизни начинают играть ум, мысль, слово, творчество и труд. И, разумеется, Ее Величество Любовь!


    Композиция любящей пары


    Египтяне придавали большое значение умножению их потомства. Поэтому поклонялись своей Хатхор (Хатор), богине любви и веселья, «Великой Матери», и очень любили своих наследников, видя в детях символ будущей удачной жизни, надежную опору в старости. В гробницах Мемфиса, Телль-эль-Амарны и Фив, на стелах Абидоса, как и на разного рода рельефах, можно увидеть многочисленные изображения детей и счастливых семейств.

    Историк Страбон отмечал этот удивительный обычай: египтяне кормили и выращивали всех родившихся детей. К этому их побуждала глубокая уверенность в божественном характере зарождающейся жизни, равно как и сугубо практические соображения. Благосостояние семьи во многом зависело от количества рабочих рук, а скромное пропитание малышей в Египте почти ничего не стоило. Дети кормились стеблями папируса и корнями, сырыми или вареными. Они могли бегать босиком и нагишом: мальчишки – с ожерельем на шее, девочки – с гребнем в волосах и поясом. Понятно, почему с таким почтением, любовью и опаской относились египтяне к богине Таурт (Таурет), богине удачи, покровительнице матерей и детей. Обычно ее изображали в виде беременной самки гиппопотама с женскими грудями и руками. Голова ее могла быть львиной или крокодильей. Она была дочерью великого солнечного бога Ра, матерью Исиды и Осириса. В то же время, согласно мифу, Таурт поедала грешников в загробном царстве и считалась богиней мщения. Ее изображали иногда с кинжалами в руках. Местом ее почитания были Фивы, где и находился основной ее храм.

    Будучи жизнерадостным, любвеобильным и веселым народом, египтяне прекрасно понимали значение, всю ценность земной жизни, посылая богам молитвы, прося их продлить ее «до совершенной старости – 110 лет». Даже фараон, трезво взирая на пределы человеческой жизни, наставлял сына: «Не надейся на долгие годы. Смотрят они на жизнь, как на один час. Остаются дела после смерти (человека), кладут их в кучу рядом с ним. Вечность – это пребывание там. Глуп тот, кто пренебрег этим». Путешествие в загробный мир, равно как земную жизнь, они рассматривали как единый процесс. Провожая покойника в последний путь, египтяне пели песни, подчеркивая необходимость радоваться и наслаждаться жизнью. Так что нет оснований полагать, что они, несмотря на все их гробницы («дома вечности») и храмы («обители миллионов лет»), «сразу рождались в погребальных пеленках» (Монтэ). Жизнь была для них важнейшим событием. Они тщательно соблюдали баланс между жизнью и смертью. Отмечают, что вследствие сильной религиозности египетского народа, их отчужденности по отношению к иностранцам, а также знания некоторых механических и химических противозачаточных средств численность населения царства на протяжении тысячелетий была примерно постоянной, составляя что-то около 12 миллионов человек. Каждые 5–7 лет, в зависимости от эпохи, власти Египта проводили тщательную перепись населения.


    Богиня Таурт. Каирский музей


    Египтяне – удивительные жизненные оптимисты. Трогательна сценка какой-то нежной и почти юношеской привязанности супругов (Эхнатон и Нефертити). Они исключительно терпеливы ко всем превратностям жизни. Любимая их поговорка: «Терпение – это добро». Мы бы сказали тем, кто имеет с ними дело: «Терпение – это все!» Их оптимизм отмечают все, посетившие страну Исиды и Осириса. Египтяне и в смерти больше думают о жизни и призывают не чураться радостей земных. Любопытно высказывание Та-Имхотеп, похороненной в Ракотисе, или Александрии (42 г. до н. э.). Она обращается к мужу с призывом смотреть в будущее с оптимизмом и долго не горевать по поводу ее смерти: «О мой брат, о мой муж и друг, жрец бога Птаха! Пей, ешь, упивайся вином, наслаждайся любовью! Проводи свои дни в веселье! Днем и ночью следуй зову своего сердца. Не допускай, чтобы забота овладела тобой. Ибо чем являются годы, которые не прожиты на земле? Запад – это страна печали и глубокой тьмы; жители его погружены в сон. Они не проснутся, чтобы взглянуть на своих братьев, не увидят своих матерей и отцов. Их сердца забыли о женах и детях». Показателен этот призыв есть, пить и наслаждаться жизнью, пока ты еще жив.


    Эхнатон и Нефертити. Лувр


    Думается, что подобные мысли приказал высечь на гробнице, вероятнее всего, все-таки сам муж, бывший мудрецом… Он хорошо усвоил высказанную за тысячу лет до него древнюю сентенцию: «Предел жизни – это печаль. Ты утратишь все, что прежде было вокруг. Тебе будет принадлежать лишь пустота». Полагают, Пшерени-Птах, жрец времен Клеопатры, о котором идет речь в надписи, умер в 41 году до н. э. Он всего на год пережил свою жену. Вероятно, слишком рьяно использовал обретенную им свободу – и поплатился. И все же, думаю, египтяне скорее выбрали бы судьбу гедониста, любящего жизнь, радости, утехи, чем преподобного Макария Египетского, получившего от Бога благодатную силу воскрешать мертвых, ибо считали более важным порадовать живых, нежели воскрешать мертвецов.


    Визирь Рамос с супругой


    Пожалуй, символичен и тот пристальный интерес, с которым древние народы изображали мужской и женский фетиши (половые члены). Многие фигурки на Востоке любовно несут сей орган воспроизводства жизни. Скажем, вот старик держит в руках фетиш, напоминающий фаллос. Народы понимали исключительное значение детородного органа. Геродот писал: «Что до столпов, которые воздвигал египетский царь Сесотрис в (покоренных) землях, то большей их части уже не существует. Но все же мне самому пришлось еще видеть в Сирии Палестинской несколько столпов с упомянутыми надписями и женскими половыми органами». Подобные же столпы-члены нередко встречаются у шумер, вавилонян и у индусов.


    Колонный зал храма Хатхор, богини любви и веселья


    Розанов говорил: «То, что для нас кажется изображением или позорящим, или постыдным, царь воздвигал в далеких походах – как выражение глубокой своей мысли и мышления своей земли, Египта». Полагаю, это напоминание о том, что «корень жизни» дан нам для того, чтобы никогда не прекращать трудов на ниве воспроизводства потомства. О том же говорит веселая песня египтян, которую фараон Тутанхамон слышал на берегах Нила, когда флотилия проплывала мимо. Фараон приказал высечь ее на стенах храма:

    На берегу ждет тебя кров,
    Его навес простирается в сторону юга;
    На берегу ждет тебя кров,
    Его навес простирается
    в сторону севера;
    Пейте, матросы фараона,
    Возлюбленного Амона,
    Восхваленного богами…

    Старик, передающий «эстафету жизни» молодежи


    Быть может, еще одним подтверждением исключительного внимания, которое в Египте уделялось вопросам жизни, ее сохранения и поддержания, стало создание практически в каждом крупном городе Египта так называемого «Дома Жизни» (пер анх). Впервые пер анх упоминается в тексте правления фараона VI династии Пепи II (ок. 2279–2219 гг. до н. э.). Назначение такого дома, как отмечают ученые, состояло в «сохранении и обеспечении жизни царя и людей на земле и в потустороннем мире, и не только их жизни, но и жизни богов и, в частности, самого Осириса». К сожалению, нам приходится сегодня лишь гадать, какой деятельностью была наполнена повседневная жизнь обитателей «Дома знаний». В магическом папирусе Солт 825, правда, косвенно указывается, что его обитатели, «люди, которые входят в него», – «это книжники Ра, это писцы Дома Жизни». Тут же находятся и жрецы, что ежедневно читают божью книгу. Вероятно, тут хранились некоторые особые книги, «души Ра», обладавшие огромным могуществом. Утверждалось, что они якобы даже могли «оживить бога» (Осириса) или «сокрушить рабов его». Проводившиеся работы и действа носили тайный характер, само здание являло собой модель космоса, а его обитатели представляли собой ученых и мудрецов, владевших сакральными знаниями. Поэтому, пожалуй, не будет преувеличением, если сравним эти дома с монастырями, которые в эпоху Средневековья являлись центрами знаний, библиотеками, переводческими кельями и кабинетами врача.


    Карлик Сенеб со своей семьей


    Именно в «Домах Жизни», пишут ученые, были составлены такие важные заупокойные тексты, как Книга мертвых, а тысячелетия до этого – Тексты саркофагов и Тексты пирамид; кроме того, они были тесно связаны с мумификацией, здесь хранились мирра и умащения. «Дома Жизни» ведали художественными работами сакрального характера – например, украшением храмов. Одним словом, «Дома Жизни» были центрами духовной жизни страны, в которых создавалась большая часть ценностей египетской цивилизации.

    И даже те, к кому судьба, казалось, неблагосклонна, находили утешение в своей семье и детях. Ведь нелегкие условия существования и тогда уже вынуждали людей (по возможности) крепить дух корпоративной солидарности и взаимопомощи. Благоденствие становилось реальным, если каждый член общества старался свято исполнить свой долг. Нужно было иметь и как можно больше детей, ибо это не только давало жизнь роду, но и позволяло усопшим надеяться на то, что они и их могилы не будут забыты. Египтяне отличались дисциплиной и послушанием, свято соблюдали законы и религиозные догмы. Почитание старших и поклонение мудрецам у египтян было в крови. Они считали, что жизнь надо прожить достойно, чтобы, оказавшись на пороге смерти, можно было сказать Осирису: «Я не делал ничего такого, что противно богам» (то есть не воровал, не лгал, не обманывал, не осквернял храмов и не притеснял людей). Египтяне почитали мудрость и храбрость и высоко ценили общественные добродетели (в том числе помощь слабым, бедным или сиротам).


    Радости семейной жизни


    Подчеркнем еще раз: они с особым рвением заботились о продолжении рода. Особенно желанным в семье был мальчик. В нем видели кормильца и воина. Скажем, Рамсес II очень гордился тем, что у него было 160 детей (в фамильном мавзолее фараона Рамсеса II захоронено 52 сына). Нынешние египтяне его вспоминают, любят, называя в шутку то Казановой, то Синей Бородой. Сказанное не отменяет того, что жизнь большинства людей была сложной. Глава семьи не только распоряжался имуществом взрослых сыновей, но и имел право отдавать их самих в долговой залог. Подобные правила обычны для того времени. Это же видим и в Иудее, где отдавали в рабство сыновей и дочерей. В Египте, Эламе, Вавилонии, Иране, Индии муж мог преспокойно отдать в залог свою собственную жену. Идеальная картина заботливых родителей и мужей, любимых и бережно лелеемых детей, добродетельных граждан часто вступала в противоречие с суровыми, а порой и беспощадными законами тогдашней жизни египетского (простого) народа. Жесток и неправеден древний мир.

    Влияние египетской культуры на западную цивилизацию


    Влияние Египта на культуру Запада огромно. Тут уже к концу IV тысячелетия до н. э. сложилось централизованное государство, ранее, чем где-либо в мире, процветали литература, философия, искусство, наука, архитектура, медицина. Отсюда прослеживаются корни зарождавшихся цивилизаций Греции и критской культуры. С европейцами египтяне встречались на финикийском побережье в Библе, заходя по пути на острова Крит, Кипр, Родос, Карпатос, Кифера. На Кифере найдена алебастровая ваза с именем египетского фараона V династии (ок. 2465–2323 гг. до н. э.). В начале II тысячелетия до н. э. меж Египтом Среднего царства и Критом шла оживленная торговля, о чем свидетельствует и множество найденных тут египетских предметов (посуда, статуэтки, печати и т. п.). Своеобразный перекресток цивилизаций. В отношении вклада египтян в мировую культуру шотландец Д. Маккензи писал в «Древних цивилизациях» (1927): «Мы, которые до сих пор пользуемся египетским календарем, впервые появившимся у пионеров земледелия в долине Нила, которые измеряем наше время и пространство по системе вавилонян, должны также признать, что Греция и Рим так никогда бы и не возникли, если бы из той закваски, что дали миру речные долины, не поднялся бы сгусток древних цивилизаций. История наших искусств и наук, история социальных институтов, экономики и торговли не могут быть изучены в полной, исчерпывающей мере без обращения к достижениям древнейших цивилизаций».


    Сфинкс. Инкрустированная пластина из некрополя Саламина


    Интерес к Египту у греков и римлян возрастал постоянно, начиная с VII века до н. э., когда тут побывали выдающиеся греки – Солон, Фалес, Пифагор, Гекатей Милетский, Гелланик, Платон, Аристагор Милетский и другие. Пифагор был посвящен Аглаофом в мистерии, привезенные из Египта Орфеем, а Кекропс был якобы первым, кто перенес плоды цивилизации Египта на почву Греции. Он же, как утверждают, основал знаменитый впоследствии город Афины. Египет у греков считался «колыбелью тайной премудрости». Солон перенял законы Египта. Согласно им каждый должен был сообщать о своем доходе и платить ежегодно налог правителю провинции. При этом любой египтянин, уличенный в мошенничестве, карался смертной казнью. Вскоре Солон ввел подобный порядок и у себя в Афинах. По словам Диодора Сицилийского, египетским законодательством во многом руководствовался спартанский царь Ликург. У египтян черпал мудрость Платон.


    Носильщик жертвоприношений. В?правой руке – цветы, в левой – фрукты


    Показателен следующий отрывок из Платона («Тимей»). Один из жрецов Египта говорит царю Солону: «Ах, Солон, Солон! Вы, эллины, вечно остаетесь детьми, нет среди эллинов старца!» «Почему ты так говоришь?» – спросил Солон. «Все вы юны умом, ибо умы ваши не сохраняют в себе никакого предания, искони переходившего из рода в род, и никакого учения, поседевшего от времени», – был ответ. В Александрии сложилась и философия Плотина, который прожил тут 11 лет. Св. Григорий, епископ Неокесарийский, юношей изучал философию и медицину в Александрии. В «Житие святых» сказано: «Когда он, будучи еще юношей, изучал в Александрии философию и врачебное искусство вместе со многими юношами, стекавшимися туда от всех стран, то целомудренная и непорочная жизнь его возбудила ненависть его сверстников. Будучи невоздержаны и порабощены страстями, они жили нечисто, входя в дома блудниц, как было в обычае у языческих юношей; а святой Григорий, как юноша христианский, уклонялся от этого пагубного пути, избегал нечистоты и ненавидел беззаконие; как крип (белая лилия) среди терния, так среди нечистых светился он своей чистотой». Родом из Египта (ок. Фив) был и св. Антоний. Влияние египтян особенно ощущается в искусстве, в некоторых усовершенствованиях и технических приспособлениях греков. Их художественные формы нашли отражение в центрах микенской культуры, в применении «законов фронтальности» (архаический Аполлон), в работах скульпторов и художников.


    Аристокл. Стела Аристиона. Конец VI?в. до н. э.


    В свою очередь, и греки немало сделали для поддержания порядка в Египте и даже для объединения страны в единое государство. Когда Псамметих, царь города Саиса, что был расположен в Нижнем Египте, вел борьбу за объединение страны с другими властителями номов, его конкуренты и противники, объединившись, изгнали царя в самую отдаленную часть Египта, в болотистую местность в дельте Нила. Там он и посетил храм одной из богинь, которая, как все считали, умела предсказывать будущее. Он вопрошал ее о своей судьбе. Жрецы так интерпретировали ему ответ богини (по версии Геродота): «Жди, когда выйдут из моря железные люди; они помогут тебе». Некоторое время царь недоумевал, что же может означать подобное предсказание. Но вот однажды ему сообщили, что к египетскому брегу пристали корабли, на которых видны воины, закованные в панцири из железа и меди. Это были греки, промышлявшие разбоем в Средиземном море. В Египет их занесло бурей. Царь, поближе их узнав, оценил их силу и смелость. Он быстро сообразил, что люди эти могут быть полезны в схватке за власть. Ему удалось уговорить разбойников поступить к нему на службу, а затем с их помощью одолеть конкурентов. Из греческих наемников была составлена личная гвардия фараона (около 660 г. до н. э.). Псамметих разрешил торговцам-грекам свободный доступ в города Египта, позволил им свободно селиться в стране (и даже отвел им город Навкратис, «царицу кораблей»).


    Римский воин


    Птолемей, македонянин, один из ближайших сподвижников великого Александра, станет царем Египта и основателем династии Лагидов. В своем сочинении он превозносил более Александра-воина, чем политика. Труд его достоверен, ибо, будучи царем, по словам Арриана, ему было «лгать стыднее, чем кому-либо другому».


    Кратер с изображением Гермеса


    Греков привлекала в Египте, конечно же, не экзотика, но прежде всего то, что тот представлял собой богатейшую землю. Поэтому сюда вместе с наемниками устремились и греческие купцы. Ионийцы первыми в VII веке основывают Кирену, могущественную колонию на ливийском побережье, и наполняют нильскую дельту другими факториями и поселениями. Их было немало, раз возникает целая каста переводчиков для облегчения сношений между ними и коренным населением. При фараоне Амазисе (570–526 гг. до н. э.) на западном рукаве Нила, недалеко от резиденции фараона возник мощный торговый центр, Навкратис, где сосредотачивается вся внешняя торговля, точнее, весь ввоз Египта. Навкратис был чисто греческим городом, пользовавшимся автономным самоуправлением. При царе Амазисе, пишет Геродот, Египет достиг величайшего процветания. Река дарила блага земле, а земля – людям, и населенных городов в Египте было тогда, говорят, 20 000. Амазис издал следующее важное постановление: каждый египтянин должен ежегодно объявлять правителю округа свой доход. А кто этого не сделал и не смог указать никаких законных доходов, тому грозила смертная казнь. Афинянин Солон перенял из Египта этот закон и ввел его в Афинах, где он сохранялся во времена Геродота. Амазис (Амасис) воздвигал на земле Египта святилища в честь греческих богов и богинь. Одним из таких сооружений был воздвигнутый им в Саисе монумент Афине, превосходящий величиною и красотою камней все другие. Он же посылал посвятительные дары в Элладу (позолоченную статую Афины, две каменные статуи, свои портретные деревянные статуи в храм Геры на Самосе и многое другое).


    Жрец умащает маслом любящую пару (Сеннедьена с женой)


    Находки свидетельствуют, что вся утварь в городе Навкратис была греческой. Греческие племена и государства – эгинеты, самосцы, доряне из Родоса и Книда, ионийцы из Хиоса, Теоса, Фокеи – имели тут многочисленных представителей. Хотя господствующее положение тут занимали милетцы, утвердившиеся в Египте еще со времен Псамметиха. При наличии столь многочисленных представителей греков нет ничего невероятного в тех преданиях, где сказано о посещении ионийскими философами Египта (Фалес и Пифагор). Фараон Амасис заключил с киренцами оборонительный и наступательный союз, взяв себе оттуда супругу, девушку по имени Ладика. Разделяя с женой ложе, Амасис никак не мог сойтись с нею физически (вероятно, она долго не подпускала его к «своим святыням»). И так повторялось не раз, пока, окончательно рассвирепевший, несчастный мужчина не воскликнул: «Женщина! Ты меня совершенно околдовала! Ничто уже не спасет тебя от самой лютой казни, которую когда-либо испытала женщина!» У той уже не оставалось выбора, и она даже принесла обет Афродите посвятить статую богине в Кирене, если Амасис сойдется с ней в ту ночь (поскольку только страстная и пылкая ночь в объятиях фараона могла спасти ее от лютой казни). Удача ей сопутствовала. Амасис не только имел с ней сношение, но и потом очень полюбил ее. Все получилось как надо – и счастливая Ладика исполнила данный ею обет. И удовлетворенный царь одарил ее разными украшениями (ожерелья, кольца, браслеты).


    Золотое ожерелье


    Богатства Египта привлекали персов, греков, римлян, арабов и евреев. Греки стремились заполучить житницу Востока и Запада. Когда персы захватили Египет, они тем самым, конечно же, нанесли весьма ощутимый удар по торговле эллинских государств. Ведь оттуда за изделия ремесленников греки получали пшеницу и папирус. Попав в руки персов, Египет вынужден был заставлять греков-торговцев переплачивать за их товар персидским и финикийским посредникам. Понятно, что греки хотели не только открыть себе доступ к источнику важного сырья, но и одновременно нанести персам ответный удар, оторвав от них одну из самых богатых сатрапий. Из Египта в царскую казну поступало 700 талантов серебра, не считая того, что на содержание персидских гарнизонов страна отдавала 12 тыс. мер зерна. Хотя и персы внесли кое-что ценное в жизнь Египта и Греции. Благодаря персам в государстве Птолемеев появилась организованная почтовая служба, на что указывает один из папирусных текстов. Там говорится, как строилась работа на почтовой станции около Мемфиса в 225 году до н. э. Корреспонденция, письма, посылки регистрировались, сортировались, затем рассылались в различные районы Верхнего и Нижнего Египта.


    Вход в гробницу фараона. Долина царей


    Не все в характере и взглядах египтян было приемлемо для культуры Запада, греков и римлян. Национальный характер египтян казался грекам и римлянам странной смесью противоречивых, а большей частью даже неприятных и дурных черт. Но их ум и остроумие в римскую эпоху вошли в поговорку; их остроты славились меткостью и колкостью, а то и непристойностью. Их наглость, надменность, дерзость, бесстыдство в речах также считались в Риме беспримерными. Им присущи противоречия: они отважны и изнежены, но терпеливо переносят рабство и пытки. «Конечно, характеристика, данная египтянам классическими писателями, относится к позднейшей эпохе, когда Рим объединил под своею властью весь известный тогда мир, переливая в него элементы греко-римской культуры, но тем не менее основные черты древнеегипетского национального характера в общем (тут были) переданы правильно», – отмечает автор «Истории Древнего Востока» В. П. Максутов.

    Египет привлек внимание римлян, желавших проникнуть в тайны иероглифов. «Вырезанные на камне изображения – это магические знаки», – отмечал поэт Лукиан (I в. н. э.). О том же писал Плутарх: «Египетское письмо имеет символический характер». Труды историка-жреца Манефона использовали римские историки Плутарх и Тацит («Священную книгу»).


    Солнце как божественный символ древних религий


    Рим, помимо культурных заимствований, унаследовал у Египта очень важный элемент его политического устройства – идею империи и божественности императорской власти. Ведь фараон уподоблялся божеству. Согласно древним верованиям, цари Египта вели свое происхождение от Солнца-Ра, а душа каждого правителя являлась двойником-посланцем Солнца-Гора. Подобная идея не могла не понравиться всевластным правителям древнего мира. Ею были очарованы все, начиная с Эхнатона и Ахеменидов и кончая Птолемеями и римскими императорами. Об общности властных амбиций правителей мира бельгийский историк религии Ф. Кюмон пишет: «Императоры, для которых такая проповедь служила бальзамом, умащавшим их подспудные или осознанные амбиции, вполне открыто ее поддерживали. Тем не менее, хотя их политика могла получить преимущества в результате распространения египетских вероучений, они не склонны были принимать их целиком. Уже в первом веке н. э. они позволяли своей домашней челяди и канцелярии, состоявшей наполовину из выходцев с Востока, называть себя deus noster (наш бог); тогда они еще не осмеливались ввести это именование в число своих официальных титулов. Начиная с этого периода, некоторые цезари, такие, как Калигула и Нерон, могли уже мечтать о том, чтобы занять на мировой сцене то же положение, которое занимали в своем царстве Птолемеи; они были способны убедить себя в том, что самые различные боги могли бы возродиться в их лице, но все просвещенные римляне негодовали по поводу таких причуд». Однако как бы те и не негодовали, все же императоры страстно желали таких же поклонений и той роскоши, которая окружала персидских монархов или египетских фараонов. Аврелиан учредил культ в честь «непобедимого Солнца» (274 г.), щедро субсидируемый, а двор Диоклетиана, со всей его сложной иерархией слуг и толпами евнухов, по общему признанию, являлся почти что копией пышного двора персидского царства Сасанидов.


    Вице-король Нубии при Рамсесе II с символом бога Амона в руках


    Более спорным остается вопрос о культурном влиянии… «В древности эта страна нередко считалась колыбелью наук, математики в особенности. Новейшие исследования показали, однако, что научное развитие Египта было весьма невысоко, и греческие философы едва ли многому могли тут научиться. Судя по памятникам, египетская геометрия до самого позднего времени не возвышалась над чисто эмпирическими приемами приблизительного вычисления, необходимого в целях практических, – межевания или архитектуры. Можно быть вполне уверенным, что в дедуктивной геометрии греки ничему не могли научиться у египтян, и если Фалес действительно был первым греческим математиком, то скорее египтяне могли бы научиться у него, как утверждает предание» (С. Н. Трубецкой).

    Но влияние культуры Египта можно и нужно рассматривать в более широком смысле. Египет имел связи с югом Африки, верховьем Нила, Финикией, Эфиопией, Сомали, получая оттуда строительный камень, слоновую кость, черное дерево, благовония. В частности, финикийцев можно было встретить в Египте, где, по словам Тураева, сохранилось немало финикийских посвящений египетским богам и надписей в храмах. Некий Герцафон сделал посвятительную надпись на бронзовой статуэтке Исиды с Гором, называя богиню Астартой. Финикийцы порой покупали местные святыни и отправляли их к себе на родину как знак памяти и поклонения своим богам. Так, община библян в Египте закупила жертвенник с надписью фараона Шешонка и отправила на родину, в Библ, снабдив надписью: «Это воздвиг Абибал, переводчик общины библян в Египте, в честь Баалат-Гебал, во благо библян». Это говорит как о близости религиозных воззрений обитателей этих стран, так и о широком обмене культовыми предметами. В Египте заметно усиление влияния финикийской религии, чьи мистерии проникают всюду.

    Особо стоит остановиться в этой связи на «эфиопской теме»… Ведь согласно древним документам, в Эфиопии (т. е. в Нубии – откуда, по преданиям, и вышли египтяне) царства существовали по меньшей мере еще за 300 лет до появления в Египте первого фараона. Да и египетский верховный жрец Манефон писал, что «есть два великих эфиопских народа, один – синды (индийцы), а другой – египтяне». Египтяне были уверены, что настоящая цивилизация зародилась в Египте, а точнее – в Эфиопии. Их страна – обитель богов и первых людей.

    Греческий историк Диодор Сицилийский, живший в эпоху императора Августа (I в. до н. э.), считал: «По сведениям историков, эфиопы были первыми из людей, и доказательства этому, по их словам, очевидны. Ибо то, что они не пришли в свою страну переселенцами из других земель, но исконно жили там и потому справедливо носят название автохтонов (коренных жителей), …признается практически всеми народами… Они говорят также, что египтяне являются колонистами, посланными эфиопами, а Осирис был главой этой колонии. Вообще же, по их словам, то, что сейчас является Египтом, было не землей, а морем в самом начале, когда Вселенная только создавалась. Впоследствии, по мере того как Нил в своем течении нес ил из Эфиопии, из наносов постепенно появилась земля…»


    Способы ношения шаммы. Внешний вид эфиопа (абиссинца)


    И, по их словам, большая часть обычаев египтян является эфиопскими, так как колонисты по-прежнему придерживаются древних традиций. Например, вера в то, что их цари являются богами, то особое внимание, которое они уделяют погребениям, и многие другие вопросы подобного характера – все это эфиопские практики, и даже форма статуй и египетское письмо тоже эфиопские. «Из двух форм письма, которые есть у египтян, ту, что называется народной (демотической), знают все, а та, что известна как священная (иератическая), знакома только жрецам египтян, которые учат ее у отцов как нечто, что нельзя разглашать; но среди эфиопов каждый знаком с обеими формами письма. Более того, по их словам, правила жрецов у обоих народов очень похожи, ибо все, кто вовлечен в прислуживание богам, очищены, все выбриты, подобно эфиопским жрецам, и носят те же платья и посохи той же формы; и носят их цари высокие войлочные головные уборы с шаром наверху и украшенные змеями, которых они называют аспидами, – а символ этот возникает, чтобы подчеркнуть мысль о том, что если кто посмеет напасть на царя, то судьбой его станет столкновение со смертоносными жалами. Многие другие вещи рассказывают об их древности и о тех колонистах, которых они отправили и которые стали египтянами, но об этом нет особой нужды говорить что-либо в нашем тексте».


    Эфиопское войско в походе


    Занимающая часть плато Африканского Рога Эфиопия расположена рядом с Египтом. В священных египетских письменах сказано: «Наш народ родился у подножия гор Мун у истока Нила»… Все это любопытно. В глубокой древности эту часть Африки заселил народ хаммитской языковой семьи и еще до появления негритянских племен стал безраздельным владельцем большей части севера и востока Африки. Позже сюда пришли семиты из Южной Аравии. Одной из этих групп были фалаша, признававшиеся как евреи («черные евреи»). Они не знают иврита, но сами себя называли «бета Израэль» (т. е. «дом Израиля»). Для эфиопских императоров, часто травивших их, они, как пишет А. Бакстон, «были как заноза в теле», ибо так и не подчинились им. Греки же называли эфиопов народом с черным лицом («с обожженными лицами»). Возможно, предки абиссинцев пришли из царства Шеба, или Себа, что некогда находилось на территории теперешнего Йемена (I тыс. до н. э.). Они принесли с собой южноарабский язык – «геэз», использовавшийся на протяжении истории Эфиопии как язык литературы, богослужения.


    Эфиопский вождь Менелик на коне


    Слоговая азбука, служившая его письменной основой, хотя и забытая позже на их родине, стала алфавитом, на котором основывается письменное и печатное слово современных абиссинских языков. В истории Эфиопии различают период, предшествующий царице Савской (об этом периоде известно мало), и время правления царицы Савской, что ездила к царю Соломону (он «дал царице Савской все, что она желала») вместе с финикийской царевной, дочерью Хирама. Утверждают, что царица родила от Соломона сына Менелика («происходящий от мудрого»). Событие это произошло, видимо, около 970 года до н. э. О визите упоминается в Книге псалмов. Когда-то в давние времена главным городом страны Шеба якобы правил гигантский дракон. Население обязано было нести ему дань (скот и девушек). Герой Агабоз убил чудовище и стал царем. Ему наследовала дочь, красавица Македа, царица Шебы, известная миру как царица Савская. С ее правления (1000 г. до н. э.) якобы и ведет начало официальная история Эфиопии. В Аксуме, за пределами города, находятся могилы царицы Савской и Менелика I, сына Соломона и этой царицы, а также ковчег Завета, переданный Соломоном сыну во время его визита в Иерусалим. Гомер под Эфиопией подразумевал Центральную Африку, простиравшуюся от Красного моря и Индийского океана до Атлантического, тогда как Диодор Сицилийский выделял Эфиопию Западную, Высокую и Восточную. О ней писали Плиний Старший в «Естественной истории» и Помпоний Мела в «Географии». Геродот называл эфиопов («долгоживущих айтьопес») – «самыми высокими, красивыми и справедливыми людьми». Гомер о них писал так:

    Зевс-громовержец вчера к отдаленным
    водам Океана
    С сонмом бессмертных на пир
    к эфиопам отошел непорочным.

    «Илиада», I, 423–424


    Дж. Б. Тьеполо. Африка


    Эфиопское царство было также известно как царство Напаты и Мероэ. Царь ее бесконтрольно распоряжался судьбой любого человека в стране. Он вел войны с соседями, кочевыми племенами, обитателями пустыни. В ходе таких войн захватывались рабы и богатые трофеи, о чем и гласит надпись на стеле Пианхи. Эти и другие подвиги нашли отражение на стенах храмов Мероэ и других городов. Подобным образом запечатлевали свои победы и египтяне. Строй представлял собой рабовладельческую деспотию. Мероэ находилось под влиянием египетской культуры. Хотя в отдельные годы они правили Египтом. Целое столетие правители рода Мероэ были у власти в Египте (эфиопская XXV династия). Эфиопы участвовали в войнах и походах Египта. Их войско было вооружено топорами, копьями, мечами, щитами и т. д. В 1887–1849 годах до н. э. Сенусерт III покорил Куш и установил связи с Кушитским царством (царство Напаты и Мероэ). Тураев назвал их сколком с Египта Нового царства. В основанном нубийцами царстве установлены были схожие с Египтом порядки. Жрецы избирали в цари лиц, отличающихся красотой, храбростью или богатством. Им воздавали божеские почести. Инициатива избрания царя исходила от войска и высших сановников. Верховные жрецы могли при необходимости отправить к царю посланца и приказать ему умереть, объясняя такое решение волей богов. Этот обычай сохранялся долго, пока царь Эфиопии Эргамен (уже во времена Птолемея II), взращенный греками и получивший философское образование, решительно этому не воспротивился. Он проник с солдатами в святилище эфиопов, перебил там всех жрецов и стал править уже по своему усмотрению (Диодор).


    Руины дворца в Мероэ. Судан


    Страна славилась своими богатствами. Там были россыпи драгоценных камней, а золота было столько, как уверял Геродот, что якобы даже оковы узников делались из золота. Сами эфиопы полагали, что их страна была древнейшей на земле и что именно их предки заложили основы египетской цивилизации. Древняя столица Эфиопии, Аксум (так, по ее имени, называли страну), некогда была одним из самых могущественных государств мира. Предание относит появление города Аксум еще к библейским временам. Эфиопы создали большой флот, покорили огромные территории и контролировали оба берега Красного моря. Они создали величественные храмы и сооружения (Аксумские стелы высотой около 20 м и шириной 2 м). Легенды гласят: стелы были созданы людьми-циклопами, давным-давно населявшими эфиопское нагорье. Предки якобы умели плавить камень и разливали его в деревянные формы. В 1950?е годы совместная французско-эфиопская экспедиция обнаружила гигантское по своим масштабам сооружение, «холм», на котором стояли стелы. В Аксуме существовали настоящие «небоскребы» древнего мира, дворцы в 4, 6, 12, 14 этажей. Высота такого 14?этажного дворца достигала 40 метров. Возможно, что у арабского историка Мани, жившего в III веке н. э., были известные основания заявлять, что ему известны лишь четыре великие империи: это Вавилон, Рим, Египет и Аксум.


    Гречетто. Греческая богиня – «эфиопская» Цирцея


    Ее жрецы и ученые вместе с египтянами исследовали небо, занимались изучением наук. Римский писатель Лукиан (II в. н. э.), сириец по происхождению, писал в трактате «Об астрологии» о вкладе эфиопов в древнюю науку: «Между тем астрология – знание древнее и не молодой предстала нам, но является созданием древних царей боголюбивых… Впервые эфиопы установили среди людей это учение. Причиной тому были: мудрость самого племени, – ведь и во всем остальном эфиопы выделяются своей мудростью, – а также счастливый удел их страны. Всегда пребывает у них ясное, тихое небо: от смены времени года эфиопам не приходится терпеть, и живут они только при одной постоянно цветущей весне. Эфиопы заметили впервые, что Луна видом не вполне постоянна, но многообразна и один облик сменяет на другой; показалось им это явление предметом, достойным удивления и недоумения. Затем стали эфиопы исследовать и открыли причину всего этого в том, что у Луны нет собственного света, а исходит он на нее от Солнца. Открыли они и других звезд движение, – их планетами мы называем… Также установили им имена, собственно, не имена, как думали некоторые, – но знаки зодиака. Вот все, что усмотрели на небе эфиопы. Позднее они передали соседям египтянам это еще незаконченное учение, а египтяне, переняв от них наполовину завершенное искусство гадания, еще более вознесли его: меру каждого движения означили, установили лет исчисление, также месяцев и времен года». Все это наглядно свидетельствует о том, что между странами и государствами африканского региона поддерживались тесные связи.

    Возможно, негроидные расы в отдаленные времена имели значительно больший ареал распространения, чем принято было ранее считать. Эд. Шюре в «Великих посвященных», например, высказался определенно: «…на земле господствовала черная раса. Высший тип этой расы нужно искать не среди негров, а среди абиссинцев и нубийцев, у которых сохранился характер эпохи ее расцвета, когда она достигла наивысшей точки развития… Черные наводняли юг Европы в доисторические времена… Во времена своего господства они имели религиозные центры в Верхнем Египте и в Индии. Их циклопические города увенчали зубцами горные кряжи Африки, Кавказа и Центральной Азии. Их общественный строй представлял собой абсолютную теократию. Наверху – жрецы, которых боялись, как богов; внизу – кишащие, как в муравейнике, племена…» Теория смены рас на земле одно время была весьма популярной и, похоже, со временем вновь станет весьма актуальной.


    Тинторетто. Битва Персея с морским чудовищем


    Известно, что чернокожие цари из страны Куш (Нубия) одно время правили Египтом, а нубийские вельможи и воины составляли влиятельный слой в египетской правящей элите. В подтверждение влияния культуры Африки можно привести и «Черные пирамиды» в верховьях Нила (в местах, где якобы обитал повелитель пустыни бог Сет), и королевские дворцы в Мероэ (Судан), и скульптуру темнокожего правителя Древнего Египта, а также внушительные головы неведомых богов в культуре ольмеков в Южной и Центральной Америке (с явно негроидными чертами). Показательно даже и то, что на картине Гречетто греческая богиня Цирцея изображена темнокожей «эфиопкой». В мифологии греков эфиопы присутствуют довольно часто. Вспомним известный сюжет сражения Персея с морским чудовищем, чтобы спасти от него эфиопскую царевну Андромеду, взяв в жены.


    Фото А. К. Булатовича


    Эфиопия в дальнейшем играла немаловажную роль в судьбах черного материка, Африки. Она сделалась «единственной просветительницей и распространительницей культуры на Эфиопском нагорье и в ближайших к нему областях» (А. К. Булатович). При сороковом царе династии Менелика Эфиопия приняла христианство (333 г.). Эфиопия представляла собой могущественное государство в Средние века, достигнув к XVI веку апогея величия. Один из ее императоров, – негус Лыбна-Дынгыль, которому были подвластны 48 народов. Войско его было столь огромно, что негус преисполнился гордыней и приказал кнутами высечь землю. Горюя, что ему не с кем померяться силою, он даже обратился с мольбой к богам о послании ему врага. А чтобы зов был услышан, он воскурил целую гору ладана. Возможно, небеса вняли его зову. Вскоре на страну обрушились мусульманские полчища. Они захватили лучшие земли по рекам Гибье, Дидессе, Голубому Нилу и Хауашу. Так Эфиопская империя оказалась разделенной пополам. Южная часть на века оказалась оторвана от северной. Вслед за этим возникли раздоры, междоусобицы, приведшие страну к краху.

    Однако страна выстояла и сумела стать важным форпостом христианской культуры в Африке. «Для абиссинцев египетская, арабская и, наконец, европейская цивилизация, которую они мало-помалу перенимали, не была пагубной: заимствуя плоды ее, в свою очередь побеждая и присоединяя соседние племена и передавая им свою культуру, Абиссиния не стерла с лица земли, не уничтожила самобытность ни одного из них, но всем дала возможность сохранить свои индивидуальные черты», – писал А. Булатович.

    Заметную роль играли в Египте и евреи… По свидетельству историков, первые иудейские поселения появились в Египте к концу эпохи царств, во времена царствования фараона Псамметиха I. Они представляли собой преимущественно еврейские военные гарнизоны. Однако лишь со времени разрушения Иерусалима и гибели иудейского царства, видимо, можно говорить о более ширкой миграции евреев в Египет. В частности, после того, как евреи убили вавилонского наместника Годолию, по свидетельству пророка Иеремии, в Египет под предводительством Иоанна, сына Кареи, переселился «весь остаток иудеев». Евреи поселялись теперь уже не только в пограничных местностях, но распространились по всей стране, вплоть до верхнего Египта. Их появление тут относят к доэллинистической эпохе. Надо учесть при этом и случаи насильственных переселений, как, например, массовое переселение в Александрию при Птолемее I Лаге. Однако уже тогда главным стимулом для миграции стали торговые выгоды и преференции, получаемые евреями при жизни в крупных центрах. Хотя несомненными являются общность некоторых религиозных установок и обычаев. Царь Соломон изливал елей и возжигал курение египетским богам Исиде и Осирису. Однако его более влекло золото.


    Гробница с пустым саркофагом. Загробные духи выпущены на волю


    Евреи, смешавшись с местным населением египетских городов и поселений, активнейшим образом участвовали в жизни и деятельности Александрии. Город имел крупную их диаспору, став главным центром расселения евреев в Египте (еврейскими были 2 из 5 кварталов Александрии). При столь близком соседстве меж народами были неизбежны взаимодействие и обмен. Есть примеры влияния египетского языка на древнееврейский словарь, а в древнееврейский язык проникли египетские имена собственные. В тексте Ветхого Завета встречаем много египетских слов в виде кальки. И наоборот, семитские слова вошли в речевой обиход египтян, укоренились в египетском языке. Это и понятно. В Египте частыми были смешанные браки евреев-поселенцев с египтянами. Находки документов в Каирской «генизе» (погребении) о том свидетельствуют. К югу от Каира, в части города, именуемой Фостат, Старый Каир, некогда стояла синагога. Поначалу то была христианская церковь, воздвигнутая коптами в честь св. Михаила. В период персидской оккупации она перешла к иудеям, затем была продана. Хранилище посещали двоюродный прадед Г. Гейне – Симон ван Гельдерн, исследователь древнееврейской культуры И. Сафир и приверженец караимов, еврей из России А. Фиркович, которого называют «фанатиком» в деле поиска раритетов.

    Литература, религия египтян и евреев обнаруживают немало точек соприкосновения. В гимнах Атону времен фараона Эхнатона есть строки, сходные со строками 103?го псалма иудеев. Египетское влияние заметно и в книгах Екклесиаста. «Я, мы да пьем, утрие бо умрем». Схожие мотивы встречаем в египетской «Песне арфиста». Говорят и о влиянии египетской литературы на Библию. Коростовцев писал: по структуре и стилю библейские «Притчи Соломоновы» похожи на египетские поучения. «Поучение Аменемопе» гласит: «Дай уши твои, внимай словам, сказанным мной, обрети сердце свое к пониманию их». А в «Притчах Соломона» говорится: «Приклони ухо свое, внимай словам моим и обрати сердце свое к пониманию их». О первенстве египетских первоисточников свидетельствует и ряд библейских псалмов (сюжет «Пребывание Иосифа в Египте»). Таких сюжетов немало и навеяны они бытом и культурой Египта. В этом обмене Египет, великая держава Востока, был дающей стороной, а только что возникший Израиль – принимающей.

    Можно бесконечно долго говорить о магии Египта, золотисто-песчаном царстве грез. Но не хватит и сотен томов… Тем более ежели учесть, что благодаря «великой нескромности» всемирной истории сохранились тысячи и тысячи официальных документов, частных писем и семейных бумаг (завещаний, актов о разделе наследства, брачных контрактов, актов о разводе, актов о купле и продаже домов, долговых расписок, штрафов и т. п.). Но документы документами, а лучше все же воочию увидеть две исторические жемчужины, города, являющиеся лицом Египта, – Каир и Александрию. Представьте, что Каир – это оживший, воинственный и деловой Рамсес, а Александрия – нежная и чувственная красавица Нефертити…

    Александрия и Каир – жемчужины Египта


    Александрия издавна считалась «воротами в Египет»… Она старше Каира на 1,5 тысячи лет. Место это – благословенное. Тут не чувствуется изнуряющего зноя Африки, что для европейца страшнее казни египетской. Александрия возникла на месте деревушки по воле могущественного повелителя тогдашнего мира. Этот город был создан неподалеку от греческого города Навкратиса, построенного несколькими веками ранее. Когда Александр прибыл из Мемфиса на место будущей Александрии, здесь было лишь маленькое рыбацкое поселение Ракотис. План города начертал архитектор Дейнократ. Он попал на службу к великому полководцу древности, явившись к нему без приглашения и показав проект – «план, достойный его славы». Ранее тот не видел ничего подобного и был впечатлен. Как сообщает Витрувий, он сказал архитектору: «Я вижу, Дейнократ, что твой рисунок прекрасен, и мне он нравится. Но если бы я основал здесь город, это противоречило бы здравому смыслу. Как новорожденный не может жить без молока кормилицы, так и город не может жить и работать без полей и их плодов. Не может быть город густонаселенным без достаточного количества продуктов, без запасов, которые бы обеспечили существование населения. И хотя я считаю, что твой труд заслуживает признания, я не могу одобрить твой проект. Но я хочу, чтобы ты остался у меня, ибо намерен прибегнуть к твоим услугам». Сказано это гораздо раньше. План дожидался (как и сам архитектор) звездного часа, пока Александр не стал владыкой Египта. И когда полководец увидел недалеко от острова Фарос, у древнего египетского поселения Ракотис, между морем и озером Мариут, естественную гавань, прекрасное место для торгового порта, а рядом Нил и плодородные нивы, он повелел архитектору возвести здесь город. Тут расстелил он македонский военный плащ и покрыл тонким слоем песка. Потом провел пальцем продольные и поперечные линии и посыпал их мукой – то были улицы. Вдруг прилетели голуби, стали клевать муку. Это сочли счастливым знаком. Царь не требовал никакой документации, сразу же, без проволочек издал приказ о строительстве города, сел на коня и уехал.


    Старая Александрия


    Строить город стали немедленно после отъезда Александра. Позже, после гибели царя, Александрия станет резиденцией македонского полководца Птолемея. Он захватил власть в Египте и сделал Александрию своей столицей (сюда в золотом саркофаге привезут и тело великого Александра). Птолемей станет автором известного труда «История Александра». В Александрию прибыл и бывший правитель афинян, философ Деметрий Фалерский. Он предложил Птолемею создать там центр культуры и искусства, которого еще не было в мире, и назвать оный именем Мусейон (т. е. Храм Муз). Мысль грека пришлась Птолемею I Сотеру по душе. И уже в 307 году до н. э. Мусейон был торжественно открыт. Возглавить работу в нем предложили тому же Деметрию Фалерскому.


    Римский амфитеатр


    На рубеже VIII–IX веков византийский хронист Георгий Синкелл писал: «Этот Птолемей Филадельф, собрав отовсюду, так сказать, все книги мира старанием Деметрия Фалерского, третьего законодателя афинян, человека весьма уважаемого у эллинов, а в числе книг и писания и у евреев <…>, учредил в Александрии в 132?ю Олимпиаду (252/1—249/8 гг.) библиотеку, при составлении которой и умер (246 г.). В ней было, по утверждению некоторых, 100 000 книг». О том же упоминает Иоанн Цец, говоря, что царь Птолемей, «поистине философская и божественная душа, крайний любитель всего прекрасного», собрал отовсюду за счет царской казны множество книг в Александрию, разместив их в двух библиотеках (в Серапейоне и в Мусейоне). Книг «сложного состава» насчитывалось там 400 000, простых и несложных – 90 000. Тут хранились папирусные книги и карты со всего мира, включая редкие письменные памятники из Индии, Китая, африканских стран, и полные издания греческих поэтов и драматургов. Позднее иные книги обрели роскошнейшие футляры, о чем свидетельствует найденный в Луксоре серебряный футляр, хранящийся в Каирском музее.

    Сюда стали стекаться редчайшие рукописи со всего эллинистического мира, потянулись известные ученые, деятели культуры. Наивысшей славы Мусейон достиг при Птолемее III Эвергете, у которого коллекционирование рукописей стало величайшей страстью. Его и прозвали Мусикотатос, то есть в высшей степени увлеченный изящными искусствами. Не жалея денег, скупал он редкие рукописи, часто в оригинале. У афинян он одолжил для копирования государственный экземпляр авторских текстов трагедий Эсхила, Софокла и Еврипида, дав за них огромный залог – 15 талантов, но потом их так и не вернул, залогом же пренебрег (рукописи куда важнее). В итоге он собрал для Мусейона 200 000 свитков. Потомки продолжили его дело, и ко времени прибытия Цезаря в Александрию тут было 700 000 книг.


    Правители и царицы эпохи Птолемеев


    Именно Александрия, став столицей царства Александра, станет затем крупнейшим центром науки, культуры, торговли и поэзии. «Истинной причиной превосходства Александрии над ее коммерческими соперниками было не ее местоположение, а то, что, к счастью, судьба наделила ее с самого начала таким ловким, энергичным и мудрым правителем, каким был Птолемей Сотер. Участвуя во всех обширных замыслах Александра, вращаясь в обществе людей, обезумевших от честолюбия и мечтавших унаследовать власть над миром, Птолемей единственный из всех диадохов соблюдает умственное равновесие и не теряет верного представления о пределах своей власти. Он один с самого начала видел в Египте легко отделимую и совершенно безопасную провинцию, которая благодаря своему объему и средствам могла в способных руках сделаться крупной политической величиной». Во времена господства царей Птолемеев – Птолемея Лагида (334–283 гг. до н. э.), Птолемея Филадельфа (285–247 гг. до н. э.), Птолемея Эвергета (247–222 гг. до н. э.) – Александрия расцветала и хорошела (династия правила более 200 лет). Поэт Феокрит (III в. до н. э.), которому покровительствовал Птолемей II и который числился при Мусее, характеризует царя: «Лучший из всех Птолемей повелитель для вольного мужа». И далее он уточняет:

    Для вольного – лучший владыка:
    Добр и приветлив, разумен,
    искусен в любви, в стихотворстве,
    Знает и ценит друзей,
    но и недругов знает не хуже.
    Многое многим дает;
    просящему редко откажет,
    Как подобает царю.
    Но просить слишком часто не надо,
    Знаешь, Эсхин. Ну так вот,
    если вправду, почуяв охоту,
    Плащ на плече заколоть и,
    ногами о землю упершись,
    Выдержать смело решишься
    отважный напор щитоносцев,
    Право, плыви ты в Египет.
    А то ведь пометит и старость
    Наши виски; а потом подберется,
    поди, и к бородке
    Время, что всех убеляет.
    Живи же, пока ты в расцвете!

    Александрийский порт и дамбы. Реконструкция


    О древнем городе, что был расположен на перешейке между морем и озером, известно не так много. В периметре он составлял 15 километров и был вытянут вдоль дельты Нила, «как хламида» (так писал Страбон). Вдоль канала, соединявшего Александрию с Канопом, были расположены прекрасные сады и усадьбы. Город имел крупнейший порт, через который осуществлялась торговля Египта с миром (хлеб, папирус, ткани, золото, слоновая кость и т. д.) – вплоть до Карфагена и Рима. Порт был поделен на две части молом, а на острове, по приказу Птолемея II, возвели маяк, творение Сострата Книдского (110 метров). На благо мореплавателей его посвятили богам-спасителям. Александрия не только была важным портом, но и играла роль научного центра. Здесь нашли пристанище известные ученые. Архимед большую часть жизни прожил тут, проводя исследования в знаменитом храме муз. В Мусейоне преподавал первый астроном мира Аристарх Самосский, давший гипотезу устройства солнечной системы: Земля и планеты вращаются вокруг Солнца. Тут творили изобретатель паровой турбины Герон и математик Евклид, учивший геометрии. Сказанная им царю Птолемею фраза «нет царских путей в математике» может служить примером того, как ученый должен говорить с правителем. Гиппарх рисовал звездные карты, а Эратосфен подсчитывал длину окружности Земли (ошибся на какие-то 2,5 тысячи километров). Здесь же работал великий ученый Птолемей, проверяя составленный за 300 лет до него Гиппархом звездный каталог. Землю он считал шаром, что до него впервые высказывал Пифагор и подтвердил Аристотель. Тут он написал свой «Альмагест» («Великое математическое построение астрономии в 13 книгах»). И хотя он ошибся, поставив Землю в центр космического мироздания, но в философском смысле эта идея тогда, да и сейчас более понятна и близка землянам, чем то, что до него еще в III веке до н. э. определил Аристарх Самосский, александрийский астроном (вращение Земли вокруг своей оси и вокруг Солнца вместе с другими планетами солнечной системы). Он создал удивительно точную для его времени карту земного шара. Там были неточности и ошибки. И все же, несмотря на это, та карта была самым полным и детальным изображением мира, доставшегося нам от древних.


    В?Александрийской библиотеке


    Мусейон как научный центр древнего мира, посещаемый учениками многих стран, имел широкие связи. Птолемей использовал не только результаты предшественников, прежде всего Марина Тирского, но и опирался на сообщения из различных мест. Эти наблюдения и факты позволили ему создать всеобъемлющую географическую картину мира. Когда в 1450 году, то есть через 1300 лет, его почти забытые в Европе труды стали известны европейским ученым во всей их полноте (благодаря переводам с арабского), оказалось, что время не очень-то продвинулось вперед и что у этого географа многому можно поучиться. Ему принадлежит немалая заслуга в создании научно обоснованной картины земли.


    А. Исачев. Магия (Блудница)


    Прообразы университетов возникали не только в Афинах, но в Тарсе, Родосе и, конечно же, в самой Александрии. Последняя затмила достижения некогда блистательных Афин. Столица греко-египетской монархии в эпоху Птолемеев (330–322 гг. до н. э.) стала крупнейшим научно-образовательным центром античного мира. Здесь проживало около 30 тысяч народу. В колоннадах, садах и залах Мусея читались разного рода лекции, шли горячие дискуссии, работали видные ученые. «Много книгомарателей, непрестанно ссорящихся между собой, получают кормление в обильном народами Египте, птичнике муз», – писал о городе язвительный поэт Тимон. Функционировала прославленная Александрийская библиотека, где хранились основные памятники греческой науки и литературы. В середине III века до н. э. Каллимах создал ее библиографию. Библиотекой руководили крупнейшие ученые. К I веку до н. э. на ее полках размещалось порядка 700 тысяч папирусных свитков. Вскоре Александрия становится и законодательницей в книгоиздательском деле. Правда, бумаги, что уже была известна в Китае, тут не изобрели, и книги переписывались от руки. Но не забывайте, что именно римский период истории Египта отмечен самыми значительными успехами на ниве просвещения, наук и философии (30 г. до н. э. – 395 г. н. э.). То было время, когда змеиная красота Клеопатры, «царицы из цариц», что правила восемнадцать лет, уступила место мудрости и познаниям ученых, писателей, философов, поэтов. Русский поэт Брюсов сказал о власти женщины, этой волшебной повелительницы мужчин, едва ли не «всех антониев на свете»:

    В деяньях мира мой ничтожен след.
    Все дни мои – то празднеств
    вереница,
    Я смерть нашла, как буйная
    блудница…
    Но над тобой я властвую, поэт!

    Судьба библиотеки такова. Согласно Авлу Геллию, еще греческий тиран Писистрат стал собирать книги и сделал их доступными для всеобщего чтения. После захвата и сожжения Афин этим книжным богатством овладел Ксеркс и переправил книги в Персию. Затем значительное число этих книг было либо разыскано, либо написано вновь (по воле правителей Египта). Библиотеку Птолемеев возглавил географ Эратосфен. К сожалению, все это интеллектуальное богатство (900 тыс. книг) сожжено во время первой Александрийской войны (48 г. до н. э.), и не по «какому-либо злому умыслу, а совершенно случайно». К слову сказать, на протяжении примерно ста лет правители династии Птолемеев будут стараться вернуть в Египет все, что ранее было захвачено и вывезено персами (сначала Ксерксом I, а затем Дарием I и Артаксерксом III). Ведь когда египтяне попытались выйти из состава Ахеменидской державы (486–484 гг. до н. э.), Египет потерял, как и Вавилония, статус «царства личной унии» и стал уязвимым для грабежей и репрессий. Персы, по словам Диодора, захватили в египетских храмах, помимо множества серебра и золота, священные тексты. Собирание книг приобрело в эллинистическом Египте огромные масштабы, не только потому, что папирус был тут гораздо дешевле, а значит, и изготовление книг обходилось не так дорого, но и по причине стремления греков, осевших в Александрии, Пергаме и Антиохии, сохранить следы дорогой им культуры – обычаи, праздники, ритуалы, книги. Птолемею II Филадельфу удалось даже купить библиотеку Аристотеля.


    Клавдий Птолемей


    На первое место выходят ученость, образованность. Тенденция в высшей степени показательна. Уже в III веке до н. э. именно ученость, которую ранее Гераклит Эфесский и Демокрит если и не осуждали, то относились к ней настороженно, а также начитанность становятся главными критериями достоинств человека. Деметрий Фалерский, ученик Теофраста, занимавшийся Мусейоном в течение 10 лет, выделялся образованностью. Поэт Каллимах (310–240 гг. до н. э.), вставший во главе Мусейона после Деметрия (тот попал в немилость и умер в ссылке), был, по словам Страбона, «ученым больше, чем кто-либо другой». Ученость становится в известных кругах едва ли не главной чертой эпохи.


    Фаросский маяк в порту Александрии


    В эпоху Птолемеев в сознании правителей произошел переворот… Цари стали привечать ученых и философов. Их расуждения о благе, необходимости следовать законам мудрости в какой-то мере помогали развитию науки и образования. Властители вскоре пожелали не только слушать риторику или вести умозрительные беседы, но захотели увидеть конкретные плоды трудов. Потребовались прикладные исследования. Ковельман пишет: «Произошла изумительная эволюция. Философы стали физиками, астрономами, геометрами, математиками. Среди них были величайшие ученые того времени. Евклид преподавал в Мусее геометрию. Аристарх Самосский пришел здесь к мысли, что Земля вращается вокруг Солнца, а не наоборот. Некоторое время в Мусее занимался великий Архимед. Царскому хозяйству эти люди принесли немалую пользу. Чего стоил хотя бы один Архимедов винт при орошении египетских полей! Но философия не пожелала покинуть нищие Афины и поселиться в пышной Александрии. Разве что Деметрий Фалерский, философ и афинский тиран по совместительству, после свержения бежал к Птолемею I Сотеру». Здесь трудился астроном древности Клавдий Птолемей (100–165 гг. н. э.), чей «Альмагест» стал своеобразной энциклопедией астрономии древности. Клавдий Птолемей – тезка знаменитой династии египетских царей, но вклад его в науку был «царским».


    Карта мира из «Географии» Птолемея


    От остальной страны Александрия отличалась так же, как отличались города Греции от ее глубинных районов. Сельские жители выделяли ее, говоря, что та находится «при Египте» (Alexandria ad Aeguptum). Геронд в «Мимиабах» о жизни Александрии пишет с восторгом: «Все, что может существовать или случиться на земле, есть в Египте: богатство, спорт, власть, голубое небо, слава, зрелища, философы, золото, прекрасные юноши, храмы богов адельфов, добрый царь, Мусей, вино, все хорошее, чего можно пожелать, и женщины, столько женщин…» Это привлекло сюда любителей красивой и веселой жизни. Говоря современным языком, ее можно назвать восточным Парижем или Римом. П. Левек писал об Александрии: «Самые разнообразные народности жили здесь бок о бок – греки, египтяне, сирийцы и с определенного времени италийцы. Одни только евреи составляли две пятых населения, их столкновения с греками часто вызывали серьезные волнения, это продолжалось до римской эпохи». Это определяло политическую роль Александрии как центра государства Птолемеев, экономического и торгового центра, культурного центра эллинистического мира. Народ тут особый – торговцы, космополиты, индивидуалисты, ремесленники. Люди вольнолюбивые, дерзкие, независимые. Правда, один из секретарей Цезаря написал: «А утверждать, что жители Александрии способны к верности и постоянству, – значило бы терять слова по-пустому. Что касается до свойств этого народа, каждый убежден, что нет иного, более способного к измене и предательству». Вердикт сей несправедлив. Да и, прямо скажем, римлянам ли, ограбившим весь мир, рассуждать тут о высокой морали?!


    Реконструкция маяка


    Велико значение Александрии как центра мировой торговли… С тех пор как моряки научились использовать преимущества муссонного мореплавания в Красном море и Индийском океане, Египет превратился в морские ворота мира. Хотя до Александра Македонского и основания Александрии возможности торговли были тут весьма ограничены. Греки долгое время были убеждены, что проехать из Красного моря в Персидский залив по причине страшного зноя, пустынности и громадности Аравийского полуострова вряд ли возможно. В планы Александра Великого входило наладить торговлю между Египтом и Востоком. Он даже посылал туда корабли, но смерть остановила попытки. Птолемей I продолжил усилия в этом направлении. Он выдвинул весьма любопытный принцип: «Более достойно царя обогащать, чем обогащаться». Не надеясь на морской путь, он посылает экспедицию в Вавилон на верблюдах (хотя из-за жары та могла передвигаться только ночью).

    При Птолемее I Сотере (305–283 гг. до н. э.) был построен на скалистом островке Фарос, перед входом в гавань, величественный маяк, о котором Лукиан скажет как о самом прекрасном и величайшем сооружении во всем мире. Свет его был виден за многие километры и благодаря ему корабли «не уклонялись в сторону Паретония – очень опасного места, откуда нельзя спастись, если наткнешься на подводные камни». Маяк строили с помощью рабов два десятилетия. Наконец, мечта царя Птолемея и архитектора Сострата воплотилась в жизнь: все увидели колоссальное сооружение высотой в 120–130 метров; чуть меньше пирамиды Хеопса. Обслуживали маяк 300 человек, поддерживавших в нем постоянно огонь. Почти тысячу лет фаросский маяк указывал путь плывущим в порт Александрии морякам, пока его не разрушили два сильных землетрясения (в 700 и в 1307 гг.).


    Александрийская гавань


    Главные успехи в морской торговле были достигнуты при Птолемее II Филадельфе (285–246 гг. до н. э.). В I веке н. э. Александрия продолжала быть оживленным торговым мостом, выступая культурным посредником между Средиземноморьем и восточными странами. В Александрии процветали основные виды египетских ремесел: ткачество, стеклоделие, выделка папируса, ювелирное искусство. Тут производились тончайшей работы перстни и камеи, торговали золотыми, серебряными, стеклянными сосудами. Спрос на эти изделия был так велик, что ювелиры работали даже в селениях. В греко-римскую эпоху их мастерство достигло особенно высокого уровня. Вспомним хотя бы непревзойденную камею Гонзага, камею Птолемея и его жены, хранящуюся в Эрмитаже. Об Александрии упоминают и китайские источники («История Ранней династии Хань»). Египет считался родиной фаянса. Предметы из фаянса (бусы, амулеты, статуэтки, сосуды) найдены в Средней Азии. В Туркестане обнаружены фрагменты египетских гобеленов. Все это могло бы найти объяснение в весьма интенсивном функционировании Великого шелкового пути.


    Камея Гонзага


    Египет с Сирией считались основными экспортерами Римской империи, торгуя тканями, одеждой, фаянсом, металлом и т. п. Даже став политически зависимым от Рима, Египет сохранил большую самостоятельность в торгово-экономической сфере. У Рима были основания для расширения зон торговли. «Насколько существенной представлялась для Рима восточная торговля, видно особенно ясно из того, что спустя только четыре года после завоевания Египта, в 26 году до н. э., Август задумал поход для завоевания Южной Аравии, а в 24 году привел свое намерение в исполнение, направив в Аравию полководца Элия Галла. Цель неудачного похода была исключительно коммерческая: никакие другие интересы не могли побудить Августа решиться на столь рискованное – по географическим трудностям – предприятие. Через Южную Аравию пролегал торговый путь, связывавший Средиземное море со странами, расположенными по Индийскому океану, – и этот торговый путь в рассматриваемую эпоху стал, как мы видели, главным из путей, ведущих на Восток». Видимо, Август надеялся, что, завладев морскими путями, он «приобретет богатых друзей или покорит себе богатых врагов» (М. Хвостов). Оживленная торговля шла у Египта с Кушанским царством (Индия, Центральная и Средняя Азия), даже с Китаем. О контактах Египта и Индии говорят Страбон, Плиний Старший, другие источники, включая анонимных авторов («Перипл Эритрейского моря»). Торговля сближала и культуры.


    Нил – главная торговая артерия Египта


    Оживилась и философия. Победитель Египта Октавиан как бы освятил эту науку наук, возведя ее адептов в число почетных граждан – он вступил в Александрию под руку с философом Арием. Видные философы и богословы устремились сюда в надежде обрести почет и пристанище. Философии всегда присущ некий демократизм, ибо она рекрутирует в свои ряды как аристократов, так и плебеев. Учитель Плотина Аммоний начинал трудовую деятельность носильщиком мешков. Эти люди пользовались влиянием у простого люда. Их остроты, шутки, афоризмы, репризы собирали залы. Греческая культура оставит след в истории Египта (от македонского до арабского завоеваний). Учеба в гимнасиях давала египтянам доступ к греческому гражданству. С декрета Каракаллы (212 г. н. э.) появилась возможность быть официально причисленными к римлянам. Для поступления в гимнасий требовалось наличие состояния. Сословные различия все же сохранялись в Египте, как они сохраняются и поныне.

    В политико-этнологическом отношении столица Египта не походила на греческий полис. Ее можно было бы назвать своего рода родоплеменной республикой, где главную роль играли «политевмы», собрания граждан определенной национальности (крупнейшая из них – греческая). Греки звались гражданами, делились на филы, выбирали магистратов, избирали судебные курии и т. д. Была еще и еврейская политевма. Значительная часть жителей находилась вне этих организаций. Господство Рима принесло египтянам разочарования. Август дорожил Египтом, но лишь как источником огромных доходов.


    Бог Хор в одежде римского полководца


    Римские императоры почитали египетских богов (культ Осириса распространился по всей империи), имели картуши с иероглифами, реставрировали и строили храмы, а Траян даже вернул к жизни древнейший канал, что вел из Бубастиса к Красному морю. Но порядки кардинальным образом поменялись. Египтяне вскоре почувствовали тяжелую руку римских наместников. Вот как описал тяготы римского господства египтолог Б. А. Тураев: «Вообще, положение египетского жречества и народа стало при римлянах значительно хуже, чем при последних Птолемеях, хотя религия продолжала пользоваться терпимостью и, пожалуй, несмотря на антипатию римлян, покровительством, хотя императоры изображались и на стенах храмов, и на плитах, как фараоны, боги и главы религии (что не мешало некоторым из них в Риме стеснять египетские культы), но храмовая политика их была еще более последовательно направлена к лишению жречества всякого политического и даже экономического значения; оно должно было стать одним из звеньев в цепи фискального высасывания страны». Многое было отнято у храмов, права убежищ ограничены, если не совершенно уничтожены, что лишало храмы дешевых рабочих рук. Сторонник естества человеческой физиологии Адриан запретил обрезание и у иудеев и у египтян. При этом он посещал и храмы Фив, основал город Антинополь в Египте, а многие египетские мотивы нашли отражение при отделке его виллы Тиволи, что близ Рима.


    Монеты эпохи Птолемеев


    В отношении египтян принята была политика ограничений. И хотя определенное количество жрецов освобождалось от поголовной подати, получение римского гражданства для жрецов и вообще для жителей Египта было затруднено и фактически становилось трудно достижимым. Необходимой ступенью к получению такого гражданства было гражданство александрийское. Это равносильно тому, как если бы полноправным гражданином России считалось только население Москвы. После ряда восстаний египтяне были приравнены к второсортному элементу, к низшей касте. Правда, с эдикта Каракаллы желанные права получили граждане Александрии, Навкратиса, Птолемаиды, Антинополя, – жрецы и богачи. «Таким образом, высшее египетское туземное сословие, каковым было жречество, все-таки своей значительной частью вошло в состав римского гражданства. Египетское право по-прежнему признавалось, и демотические документы продолжали составляться; знание иероглифического письма все более и более приходило в упадок. От римской эпохи неизвестно ни одной крупной туземной личности, хотя бы вроде современников последних Птолемеев, но зато известны случаи, когда носившие египетские имена официально просили о замене их греческими… Было мгновение, когда Египет мог в последний раз помышлять о господстве над вселенной. Антоний был настоящим наследником Птолемеев; он стал владыкой Востока и готовился нанести решительный удар Западу. Но Египту не было суждено покорить Рим; напротив, он подпал под руку римского Кесаря, и эта рука оказалась теперь более тяжелой, чем легче было последнее время птолемеевского периода. Но и Кесарь, создавая на Западе новые формы, нашел чему поучиться у страны тысячелетней культуры и государственности. Он был фараоном, правившим римской республикой. Он воспринял фараоновское божественное достоинство; имя Кесаря делается таким же полунарицательным, как имя Птолемея; постепенно республиканские формы заменяются бюрократическими. Сам Рим теряет свой характер и превращается в управляемую бюрократически Александрию на Тибре». Рим все более впитывал в себя дух Востока.


    Жительницы Александрии


    Александрия стала и местом распространения христианства. С III века н. э. возник институт монашества, сыгравший значительную роль в эпоху Средневековья. Вот некоторые из имен отцов нового учения. Среди основателей монашества виднейшие отцы церкви – св. Антоний, Пахомий, Григорий, Афанасий и др. Важную роль в деле становления христианской доктрины и укрепления Церкви сыграл св. Афанасий Александрийский, родившийся в Александрии (293 г. н. э.). И хотя, по словам Григория Богослова, он употребил не так уж много времени на общее образование, но с античной философией и культурой был знаком. Карьера его типична для монаха. Он изучал право, знал поэтов Греции и языческих мудрецов, постиг в стенах согласительного училища в Александрии Ветхий и Новый Заветы. Вот как говорится о нем в «Житии»: «Когда Афанасий достаточно изучил науки и получил широкое умственное образование, родители привели его к святому патриарху Александру и, подобно тому, как некогда Анна – Саамуила, посвятили его в дар Богу. Вскоре после того патриарх поставил его клириком и рукоположил во диакона Александрийской церкви. Как он в этом звании с юности мужественно боролся с еретиками и что от них претерпел – всего невозможно и перечислить, но нельзя и умолчать о некоторых его наиболее замечательных подвигах и деяниях». В дальнейшем он стал помощником и секретарем епископа, св. Александра, возглавлявшего церковь с 312 по 326 год. Патриарх затем посвятил его в сан епископа Александрийского.


    «Большой коридор возлияний» с колоннами


    То были смутные времена. В Никее, на 1?м Вселенском соборе (325 г.), осудили ересь александрийского пресвитера Ария, отрицавшего божественное происхождение Иисуса Христа. Вражда между христианами и арианами была лютой. В результате противостояния власть попеременно попадала то в одни, то в другие руки. С помощью закулисных интриг на Антиохийском соборе на Александрийскую кафедру возвели Григория Каппадокийца. Тот ворвался в Александрию с вооруженным войском и силой захватил храмы (340 г). Афанасий был подвижник и мученик: из 47 лет своего епископства 15 лет провел в изгнании и ссылке. Его призывы к справедливости и человечности у многих встречали неприятие и ненависть. Он испытал на себе всю глубину зависти коллег по ремеслу. Враги обвинили его перед императором Константином в том, что он якобы препятствовал транспортировки хлеба в Константинополь для раздачи нуждающемуся народу. Св. Афанасий был вынужден уйти отшельником в пустыню, где и стал писать обличительные сочинения.


    Икона с изображением св. Павла и св. Антония


    Другой яркой фигурой был Климент Александрийский. Он родился в Афинах в конце II века н. э. в богатой семье. Прежде чем обратиться в христианство, Афанасий искал истину у греков, путешествовал, объехав Грецию, Палестину, часть Востока. Присущая ему любознательность подтолкнула к изучению иудаизма и христианства. Его поразила нелепость некоторых языческих таинств. В Александрии он встретился с «Сицилийской пчелой», бывшим стоиком Пантеном, который являлся главой катехетической александрийской школы (326 г.), поразившим его своей ученостью. Климент стал помощником Пантена, наставником и начальником училища, слушатели которого разделены на три класса. В первом классе – язычники и иудеи, «призываемые» к вере; во втором – «принявшие веру», в третьем – «совершенные» христиане. В «Увещевании к язычникам» он выразил убеждение, что, поскольку есть такой центр учености как Александрия, нет нужды направлять на обучение в Афины, в остальную Элладу или в Ионию. В «Педагоге» им представлен первый христианский «Домострой», где высказано отношение к правилам общежития и поведению христиан, к тому, как следует себя вести в отношении друг друга, как одеваться и развлекаться. Борьба за религиозную, духовную, экономическую власть в Александрии стала в ту пору принимать все более уродливые и варварские формы, говоря точнее, она не утихала.

    Чтобы яснее понять, почему жизнь и писания Климента Александрийского оказывали такое воздействие на будущих последователей христианства (большинство доказательств в пользу этого учения заимствуют у него), надо помнить, что он был ярким полемистом и талантливым писателем. Вот образец его обличительной инвективы против язычников: «Хочу вас спросить, не кажется ли вам странным, что вы, сотворенные Богом люди, получившие от Него душу и всецело Ему принадлежащие, находитесь в рабстве у другого господина, служа к тому же тирану вместо Царя, злому вместо доброго. Ибо кто, скажите, заклинаю вас истиной, оставляет, будучи разумным, благое и пребывает во зле? Кто же тот, который, избегая Бога, проводит жизнь с демонами? Кто, могущий быть сыном Божьим, наслаждается рабством? Или кто, способный стать гражданином неба, стремится во мрак, когда можно возделывать рай, прогуливаться по небу, имея долю в несмешанном животворящем источнике, следуя, как Илия, по воздуху, за лучезарным облаком и созерцая спасительный дождь? Однако люди, копошась (так копошатся черви в болотах и нечистотах) в удовольствиях, питаются бесполезными и бессмысленными наслаждениями и являют собой некий свинообразный народ. Ибо свиньи «радуются грязи» больше, чем чистой воде, и «бросаются в неистовстве к отбросам», по словам Демокрита. Так вот, ни в коем случае, ни в коем случае давайте не превращаться в рабов и не уподобляться свиньям! Но как подлинные «дети света» поднимем глаза и воззрим на него, чтобы Господь не изобличил нас словно незаконных, – подобным образом солнце испытывает орлов». Хотя слова его в первую очередь обращены к язычникам, сегодня они направлены скорее в адрес наших богачей, напоминая общим тоном своим одно из сочинений Климента – «Какой богач спасется».


    Мечеть Абу эль-Аббаса в Александрии


    Но и период эллинистической вольницы был не вечен… Город, остававшийся столицей Египта до 641 года, не сможет пережить острого религиозного и кланового соперничества. Кризис, охвативший Римскую империю в III веке н. э. или даже еще раньше, разумеется, не смог обойти стороной центра александрийской учености. Мусейон пострадал еще при Каракалле. Тот отдал в 216 году Александрию на разграбление своим солдатам. Во время очередных смут при императоре Аврелиане (269/270 или 273 гг.) разрушены были главные здания Мусейона. Преподавание тут некоторое время еще продолжало теплиться, пока в 391 году не сожгли крупнейший культовый центр язычников Серапеум, на развалинах которого воздвигли церковь. В 415 году христиане-фанатики убили известную женщину-философа Гипатию (отцом ее был крупный ученый Феон). А в 641 году военачальник халифа Омара ибн аль-Ас, завоевав Египет, поставил христиан в положение побежденных, то есть слуг аллаха, «неверных».


    Магомет очищает Каабу от идолов


    С приходом мусульман в Египет существенно меняются ориентиры народа – возникли иные культурные, экономические, религиозные акценты… Начался период исламизации и арабизации Египта. Мусульманские правители и столицу перенесли в Каир, назвав ее ал-Фастат. Акция имела политико-стратегические цели: перенос столицы из вечно мятежной Александрии в более спокойное, нейтральное место отвечал новому балансу сил в регионе и соответствовал факту переноса торгово-экономических путей из Средиземноморья в арабские страны. Традиционно считается, что мусульмане терпимы к другой религии. Поначалу арабские завоеватели действительно проявляли некоторое благородство, не мешая христианам исповедовать их веру. В правление Омейядов (661–750 гг.) копты-христиане получили даже политическую автономию. Копты займут высокие посты в аппарате управления страной и обретут экономическое влияние. Однако они были обязаны платить джизью – налог, собираемый со всего свободного немусульманского населения – и харадж – поземельный налог (от 1/3 до 2/3 урожая). Далее начались притеснения в области культуры и религии. В 706 году был издан закон, по которому запрещалось использовать коптский язык в официальной практике. Документация должна была вестись только на арабском языке. Халиф Уазид приказал в 722 году уничтожить все христианские иконы. Монастыри обложили высокими налогами. Коптское население подвергалось постоянному ограблению. С приходом к власти династии Аббасидов (750–868 гг.) ситуация стала еще более невыносимой. В VIII веке все копты, находящиеся на госслужбе, должны были исповедовать мусульманство.


    Арабская курительница из золота и серебра


    В X веке был принят ряд ограничительных постановлений: им запрещались официальные церемонии на улицах, нельзя было публично носить крест и ездить на лошадях. Копты должны были носить определенную одежду, обязательный желтый тюрбан и колокольчик, чтобы мусульмане смогли отличить их от «правоверных». Вспомним о «звезде Давида», которую немецкие фашисты приказывали носить евреям в гетто. Затем, в правление аль-Хакима (996—1021 гг.), гонения обрушились на иудеев и даже на иных мусульман. Более 1030 храмов были разрушены и превращены в мечети. Мусульманские варвары грабили и опустошали монастыри. Мужчин они обязывали носить на шее тяжелый деревянный крест. С патриаршего собора коптов в Каире стали звучать заунывные мусульманские молитвы.


    Форт Кайт-Бей, построенный на месте Фаросского маяка в XV?в.


    Относительное послабление наступило при Фатимидах (969—1171 гг.), когда те основали новую столицу – Каир. Началось активное строительство. Тогда не только Коран писался поверх иероглифов, Библии и христианства, но наблюдался расцвет культуры и искусства. Правда, положение египтян, в том числе коптов, по-прежнему оставалось крайне тяжелым. Ученые отмечают, что «все было обложено налогами, лишь воздух был свободен от них». В теории сами мусульманские юристы считали поборы, выходившие за рамки канонических налогов (земельная десятина, налог в пользу нищих, подушные подати христиан или иудеев), противозаконными. Но кто на Востоке обращал внимание на подобные «мелочи»?! О благочестии раннего ислама больше говорят, чем это было на деле. И уж никто не заподозрил бы судебную власть в праведности и неподкупности. Разумеется, среди судей и тогда были разные люди. Одни вели скромную жизнь, подобно кади Фустата. Когда к этому судье зашли люди, они увидели, что его обед состоял из старой чечевицы, сухарей и воды. Со времен Аббасидов их положение улучшилось (кади Египта стал получать уже 30 динаров в месяц). В 350/961 году должность верховного судьи в Багдаде продавалась за 200 тыс. дирхемов в год, которые поступали в казну правителя. Подобные порядки прямо подталкивали к взяточничеству. Поэтому часто слышались жалобы: разбойники есть не только в пустыне, но и в мечетях, на базарах, в судах; но только последних называют судебными заседателями или купцами. Ал-Маарри называл заседателей в суде «бедуинами городов и мечетей». Города, вроде Александрии, также платили налоги в казну султана.

    Дело не ограничивалось налогами на предметы роскоши, существовал еще и налог на соль, приносивший ежегодно 2000 динаров, и т. п. В этой связи особым расположением султанов и прочих мусульманских владык пользовались такие управители финансов, как Ибн ал-Мудаббир, прозванный «писарем сатаны» за то, что он ввел незаконные тяготы в Египте. С завоевания Александрии магометанами умственная деятельность тут на какое-то время будет почти свернута. Знаменитая библиотека разрушена калифом, а находившимися в ней книгами в течение 6 месяцев отапливали 4 тысячи общественных бань. Но вскоре арабы Багдада и Кордовы поднимут знамя науки вместо знамени пророка, а распространенная там университетская форма обучения возродится с невиданной силой в эпоху Ренессанса.

    Крестовые походы (в 1099 г. Иерусалим взят крестоносцами) не принесли успокоения в сердца христиан. Сирийские христиане вынуждены были бежать в Египет, спасаясь от собратьев по вере, крестоносцев. В Египте многие копты, не выдержав жестокой практики гонений, опасаясь за свою жизнь и жизнь близких, приняли мусульманскую веру. Салах ад-Дин (Саладин), великий победитель «неверных», в начале своего правления запретил христианам занимать общественные должности и совершать богослужения вне храмов. И вся последующая история взаимоотношений коптов-христиан и арабов-мусульман полна трагических страниц. В 1848 году монастырь Св. Антония, одна из главных святынь коптов, был захвачен бедуинами. Стены его были разрушены, монахов изрубили, а ценнейшие рукописи из монастырской библиотеки пустили на растопку кухонных очагов. В итоге к XIV–XV векам численность коптов значительно уменьшилась. Они составляли лишь 12 процентов населения Египта. Коптский язык стал исключительно богослужебным. Все же коптам удалось сохранить вес и положение в структуре египетского общества. Отмечают, что они и сегодня входят в правительство Египта, возглавляют большинство компаний, а также занимают важные политические посты на международной арене (бывший секретарь ООН Бутрос Гали).


    Александрия – русалка Средиземноморья


    Нынешняя Александрия сохраняет титул бывшей столицы эллинистической цивилизации. Ее по-прежнему называют «жемчужиной Средиземноморья». Налицо смешение стилей и эпох. Пред взором путешественника предстанет форт Кайт-Бей, выстроенный в 1490 году на развалинах Александрийского маяка, мечеть Абу эль-Аббаса, коллекция Греко-римского музея, сфинксы, охраняющие вход в храм Сераписа, остатки Александрийской библиотеки или катакомбы Ком-эль-Шугафа. В центре города, в Ком-Эль-Дик, можно видеть следы былого римского владычества – развалины терм, римский театр и поднятый со дна моря колосс Птолемея I (правителя Египта). При нем в III веке до н. э. было завершено строительство города. Недалеко высится и 25-метровая колонна Помпея, дар города императору Диоклетиану. Таков этот фантастический город сегодня. В жаркую пору на пляжи Агами и Монтазахеше, устремляются в мае – июне многие каирцы, чувствуя себя нептунами и русалками.

    Вероятно, этот город действительно мог приворожить душу… Поэт М. Кузмин любил его страстно, любил так, что М. Волошин в статье «Лики творчества» написал: «Мне хотелось бы восстановить подробности биографии Кузмина там, в Александрии, когда он жил своей настоящей жизнью в этой радостной Греции времен упадка, так напоминающей Италию XVIII века… Но почему же он возник теперь, здесь, между нами, в трагической России, с лучом эллинской радости в своих звонких песнях и ласково смотрит на нас своими жуткими, огромными глазами, уставшими от тысячелетий?» Но от Александрии устать нельзя, как нельзя устать от свежего воздуха, моря и солнца… Кузмин с искренней печалью писал:

    Ах, покидаю я Александрию
    И долго видеть ее не буду!
    Увижу Кипр, дорогой Богине,
    Увижу Тир, Ефес и Смирну,
    Увижу Афины – мечту моей юности,
    Коринф и далекую Византию,
    И венец всех желаний,
    Цель всех стремлений —
    Увижу Рим великий! —
    Все я увижу, но не тебя!
    Ах, покидаю я тебя, моя радость,
    И долго, долго тебя не увижу!..

    Немало достопримечательностей ожидает и тех, кто посетит «северную столицу» ныне. Тут и городок Абу-Кир, где некогда адмирал Нельсон разбил флот Наполеона, и Розетта, где Шампольон нашел каменную плиту с надписью на трех языках, позволившую затем открыть тайну иероглифов, и городок Мерса-Матрух, египетская Ривьера, славящаяся прозрачной синевой вод, куда, как утверждают, часто приезжала Клеопатра с Антонием, принимая ванны обнаженной в естественной купальне, у подножия скал. Александр недаром сделал Александрию своей столицей. В этом статусе она и пребывала семь веков. Писатель Л. Дарелл имел основание сказать: «Если бы существовала азиатская Европа, Александрия стала бы ее столицей». Недавно неподалеку от форта Кайт-Бей (на этом месте возвышался знаменитый 150?метровый Фаросский маяк со статуей Посейдона на его вершине), на дне Восточной бухты, обнаружили прекрасно сохранившийся царский квартал с развалинами великолепных дворцов, фрагментами статуй и колонн. Центром знаний и культуры, помимо Александрийского университета, стала возведенная тут библиотека. Тот, кому недостаточно красочных видов, может испробовать вина («Омар Хайям», «Фараоны», «Нефертити»).


    Мечеть Мухаммеда-Али в Каире


    В последнее время районы Александрии все чаще становятся меккой для археологов мира. Группа археологов из Европейского Института Подводной Археологии 29 октября 1998 года подняла из воды две изумительных находки (статую жреца и сфинкса). Жреца нашли в храме богини Исиды, рядом с царским дворцом, гранитный темно-серый сфинкс высился у входа в храмовый комплекс, расположенный на территории бывшего дворца Клеопатры. Жрец представлял собой самое раннее из известных изображений римских элементов в египетской религии. Как отмечал Ф. Годдио, на основании осуществленных раскопок можно сказать, что Александрия на протяжении 300 лет являлась крупнейшим городом мира. Археологи нашли остов корабля, потерпевшего в гавани кораблекрушение. «Здесь работы еще, по крайней мере, на 50 лет», – говорят специалисты. Видимо, закономерно, что председатель Высшего Совета Египта по древностям Г. Габалла недавно заявил о планах по созданию грандиозного подводного музея в бухте близ Александрии.


    Улица Каира в начале XX?в.


    Если Александрия связала Египет с Грецией, Римом и Европой, то Каир был гораздо теснее связан с Востоком и Африкой. В 969 году рядом с тогдашней столицей Фустатом арабы заложили и новый град. Ранее тут, на рубеже египетских городов Мемфиса (на юге) и Гелиополиса (на севере), стояла римская крепость Вавилон. На ее строительство пойдут камни древней столицы – Мемфиса… Завоеватель-араб и расположил тут свою походную палатку. Когда же он уже готов был перенести лагерь арабов в завоеванный им Вавилон, солдаты вдруг заметили, что на верху шатра халифа свили гнездо голуби и там отложили яйца. Все воины сочли это добрым предзнаменованием и объявили место священным. Командующий армией Фатимидов Гохар аль-Сиккилли вскоре построил тут город Аль-Кахира (Каир).


    Пирамиды


    Название город получил в 973 году. Планета Марс пересекла тогда меридиан города (по-арабски это звучало так: «Аль-Кахир», или «Победитель небес»). В дальнейшем великий воитель арабов Саладдин соорудил на этом самом месте мощную крепость, используя при строительстве камни пирамид Гизы. Тут работали и взятые в плен христиане-крестоносцы. Арабы создали причудливую вязь минаретов и мусульманских мечетей. Среди мечетей выделяются своей красотой мечеть Мухаммеда-Али (1830), мечеть-школа (медресе) Султана Хасана (1363) и мечеть Аль-Рифаи. Один из исследователей сто лет назад писал о мечетях Каира: «Самая красивая часть в них – минареты; они до того воздушны, прозрачны, что местами лазурный кусочек неба виден сквозь их ажурные балкончики. Они словно затканы арабесками; орнамент их дышит неудержимою фантазией Востока». И все это наряду с великолепной мозаикой. При мусульманских правителях Каир превратился в настоящий имперский город. Каир начала XX века выглядел, естественно, уже несколько иначе. В «Африканском дневнике» поэт Белый нашел его тривиальным и даже странным: «И странен, и страшен Каир».


    Большой Сфинкс


    Чтобы узнать Каир, вовсе не обязательно быть историком или археологом. По словам англичанина Олдриджа, чтобы создать книгу о Каире, пришлось бы прожить каждую его эпоху, каждый период, как «человек, у которого двадцать жизней». В ней он знакомит читателя с разными образами города («девять Каиров»). Куда полезнее знакомство с драмой жизни, событиями, составившими 7 актов сотворения города, зачастую столь фантастичными и неправдоподобными, что документальное изложение ничего бы не доказало. Подлинный характер города «настолько экзотичен, что о нем не расскажешь в сухих документах»… Лучше всего виден город с вершины горы Мукаттам, что на востоке. Эта гряда завершает собой Аравийские горы. Тут словно сходятся вместе континенты Африки, Европы и Азии.


    Египетский музей в Каире. Главный вход


    Стоя у подножия пирамиды Хефрена с Ахмадом эс-Санадили (видным египтологом из Каирского университета), Олдридж спросил ученого: а как, по его мнению, выглядел Каир и его окрестности 5 тысяч лет назад. Тот, на мгновение задумавшись, ответил: так же, как и сейчас, надо только убрать многоэтажные здания… Пашни, пальмовые рощи, каналы, птицы и люди выглядят так же, как во времена Хуфу (Хеопса), когда фараон приезжал из Мемфиса проверять ход строительства пирамид. «Сегодняшний Каир стоит точно на границе двух царств (Красное на севере и Белое на юге), которые ныне именуют Верхним и Нижним Египтом, и, как столица этих двух столь несхожих частей Египта, он является таким же символом государственного единства, каким был Хуфу для древних царств».

    Среди других торговых городов был известен Оксиринх, «типичный град», столица XIX нома. Говорят, что название ному и городу дала нильская рыба – оксиринх. О нем гласят доптолемеевские источники. К сожалению, о птолемеевском периоде сведений мало, но вот в римский период Оксиринх процветал, занимая видное место среди других городов Египта. На это указывает и то, что в начале IV века н. э. римляне наказали ему внести в казну империи немало золота, тогда как разнарядка для ряда номов Дельты составляла четверть суммы. В этой связи обратим внимание на две категории жителей города – ремесленников и торговцев. Среди них упомянуты плотники, строители, гончары, мясники, маслоделы, виноделы, мукомолы, пекари, кузнецы, ткачи, ювелиры. Для города характерна высокая специализация производства. В то же время интересно то, что ремесленники сами же и реализовали ими произведенный товар (в мастерской или на рынке). Хотя со временем они стали прибегать к услугам посредника-купца. Порой и чиновники не упускали случая подзаработать, торгуя различным товаром (маслом, смолой, медом, мясом). На базарах шла бойкая торговля вином, овощами, фруктами, благовониями, снадобьями и т. д. Что же касается социальной дифференциации населения Оксиринха в IV–VI веках н. э., то есть основания предположить, что в городе было гораздо больше свободных людей, чем рабов. В византийском Оксиринхе рабов было мало и число их все время сокращалось, хотя и в эпоху римского владычества число их невелико (33 – византийский период и 270 – римский). Причина проста. Ни один из рабов не обладал профессией, т. е. мог выполнять лишь неквалифицированную работу («подай-прими»), выступая в роли слуг, курьеров или доверенных лиц. Основную же массу населения города составляли свободные люди, что и обеспечило его процветание.

    Вся история Древнего Египта, как и история последующих периодов, представлена в музеях Каира, Александрии, Гизы, Луксора, Карнаха… Недаром российский антиковед М. И. Ростовцев назвал город Каир «Египтом в миниатюре». В центре Каира, на площади ат-Тахрир (площади Освобождения), словно кочевник в белом бурнусе, застыл в палящем зное Египетский музей. Музей, построенный французским архитектором М. Дурньоном, был открыт в 1902 году. Первым его директором был О. Марриэт, затем Г. Масперо. По двум сторонам портала, словно часовые, стоят две статуи – символы Севера и Юга Древнего Египта (одна держит лотос, другая – папирус). Сто его залов вобрали многие сокровища древности (статуи Хеопса, Хефрена, Микерина, Рамсеса II; сокровища Тутанхамона; коллекции, посвященные Тутмосу III, Эхнатону и т. д.). Все представленные тут древности Египта превосходят числом, да и значимостью содержание египетских коллекций Британского музея, Лувра, музея в Берлине и Пушкинского музея в Москве, вместе взятых. Для полноты же восприятия и понимания культуры Египта нужно посетить музей исламского искусства (квартал Муски) и Коптский музей в Старом Каире. Если будете в Александрии, непременно познакомьтесь с греко-римским музеем. Да и путешествие по Каиру даст богатейшие впечатления.

    «Мусульманские и коптские «города мертвых» в восточных кварталах Каира выглядят как продолжение древних захоронений; некоторые современные и совсем недавние гробницы своей роскошью не уступают мастабам, а гробницы халифов еще и превосходят их; саркофаги недавних египетских королей украшены, пожалуй, даже богаче, а мечеть у могилы президента Насера принадлежит к числу самых прекрасных мечетей, построенных в нашем столетии. В предместьях встречаешь мастеров, делающих вазы в той же технике и с таким же умением, что и их древние предки; то же можно сказать о чеканщиках: их инструменты ничем не отличаются от экспонатов эпохи Древнего и Нового царств…» Так что привнесла египетская цивилизация в культурный багаж нового и новейшего времени? И что дала Египту Европа?!

    Египет в новое время. Спустя тысячелетия


    Египет – одна из главных колыбелей человечества. В нем воплотились лучшие черты Востока. Его культура распространилась на земли Африки, в страны Средиземноморья, Финикии и Месопотамии, а Александрия сосредоточила лучшие научные силы в эпоху расцвета Греции. К. Маркс полагал, что египетская мифология не могла быть почвой или материнским лоном греческого искусства. Однако мы убедимся, что это не так. И дело не только в том, что культы Египта смешались с греческими после основания Аргоса и Афин (их пропагандой занялся Орфей, объехавший Грецию). Геродот Галикарнасский, посетивший эту страну в V веке до н. э., отметил общность религиозных верований двух народов и уделил описанию Египта целую главу своей «Истории». Римлянин Плутарх посвятил описанию культов Египта трактат «Об Осирисе и Исиде», созданный им в Дельфах во II веке н. э. Греки считали себя учениками египтян. Египетское влияние распространилось и на Крит. Тайны египетской медицины вошли в обиход медицинской практики Средневековья, а ее архитектурные навыки были использованы строителями Греции и Рима. Египет становится неотъемлемой частью эллинистического мира, а затем и провинцией Римской империи, оказав воздействие на мировую культуру, подтверждая слова Ж. Шампольона: «Египет – мать всей европейской культуры». Учитывая тогдашний европоцентризм мировой науки, было важно внести коррективы в историю цивилизации. Шампольон решительно заявил, что именно «на Востоке надо искать начало эллинской культуры» («Вступительная речь к курсу археологии»). Люди, распространившие среди эллинских племен Арголиды, Аттики первые сколько-нибудь развитые формы цивилизации, пришли с побережья Египта. Тот сделался для них школой, куда уезжали учиться законодатели Греции, преобразователи ее культа, многие эллины Европы и Азии, ускорявшие развитие греческого общества. Они распространяли с помощью собственного примера изучение естественных наук, истории и философии. «Итак, только благодаря углубленному ознакомлению с памятниками Египта, а главное благодаря очевидности фактов, устанавливающих древность цивилизации на берегах Нила, предшествовавшей даже политическому существованию Греции, фактов, устанавливающих также наличие многочисленных сношений нарождающейся Греции с уже древним Египтом, можно будет прийти к эпохе возникновения греческого искусства, к истокам значительной части религиозных верований греков и внешних форм их культа» (Ж. – Ф. Шампольон). Схожую мысль высказал и М. Коростовцев, заметив, что именно культура Древнего Египта «была одним из краеугольных камней всемирной цивилизации».


    Короткое путешествие по Нилу


    Как нигде в мире, здесь сочетается старое и новое… Такое встретишь разве что в Китае, Корее или Японии. Можно в какой-то мере понять стремление ряда ученых генетически и культурно связать народ Египта с народом Китая. Мы уже говорили, что немец А. Кирхер, сравнивая египетские и китайские иероглифы, пришел к выводу, что китайцы были потомками древних хамитских племен, некогда переселившихся в Китай. Они в давние времена якобы переселились из долины Нила в долину реки Хуанхэ. Трудно сказать, что тому было причиной – близость ли языковых идеограмм и пиктограмм народов, высокая степень знаний, убежденная вера в духов, культ предков или что-то другое, – но бесспорна их приверженность традиции. П. Ньюберри, исследовавший гробницы вельмож Среднего царства, говорил о Египте: «Почти во всех проявлениях повседневной жизни в Египте мы видим старое в новом. Большая часть церемоний египтян от их рождения до смерти вовсе не мусульманские или христианские, не римские и не греческие, а древнеегипетские… Леди Дафф Гордон как-то заметила, что Египет – это палимпсест, на котором Библия написана поверх изречений Геродота, а Коран – поверх Библии, но древние письмена все равно проступают сквозь все наслоения». Сочетание старого и нового видим и сегодня. Мы уже отмечали всю ограниченность теории Тойнби, обрекавшей египетскую историю на немоту и стагнацию. Б. Хартц пишет: «По гипотезе Тойнби, последние 10 столетий египетской истории следует рассматривать даже не как стагнацию, но как окаменение; бальзамирование настолько успешное, что даже труп не знал, что он мертв. Схема не работает для Египта, и профессор Тойнби с обезоруживающей искренностью признал это в своем последнем томе. Египет был главной мелью, на которой застревала теория, но не единственной…» Безусловно, не единственной. Еще большее фиаско ожидало тех европейских ученых, кто вдруг вздумал увидеть в великой культуре Китая лишь некое производное от западной цивилизации.


    Надписи, оставленные войсками Наполеона на древних камнях Египта


    Минули века и тысячелетия… Медленно и величаво течет Нил, таинственно высятся пирамиды и перетекают пески, где «каждая дюна – еще не раскопанная гробница». Они видели исход евреев из египетского плена, арабские завоевания, плен султанов, приход Наполеона, вторжение колониальных держав… В истории взаимоотношений европейцев с Египтом немало всего. Если взглянуть на действия Великобритании и Франции, становится совершенно ясно: с начала проникновения на континент те повели себя в отношении Египта и Африки как колониалисты, наглые и бесцеремонные грабители. Словно безжалостные скорпионы из мифа «Исида и семь скорпионов» (из стелы Гора, что находится в Метрополитен-музее Нью-Йорка), набросились они на Африку и Египет. «Мы отдавали друг другу горы и реки» на картах Африки, даже не зная точно, «где находятся эти горы и реки», – в 80?е гг. XIX века признался Солсбери, премьер-министр Великобритании. Впрочем, с конца XVIII века англичане уделяют Египту все больше внимания. Это – важнейшее звено в цепи их владений, простиравшихся в Индию и далее. Вторжение Наполеона в Египет, стратегически важный регион, обострило схватку между Францией и Англией. Борьба становится особенно яростной и бескомпромиссной после пуска в строй Суэцкого канала (1869), сооруженного благодаря усилиям народов Египта, таланту и энергии французского инженера Ф. Лессепса (хотя проект создал австриец).


    Суэцкий канал сегодня


    Известно, что уже при Наполеоне были проведены первые измерительные работы, целью которых стала бы подготовка к строительству канала, который связал бы Средиземное с Красным морем. Однако французские инженеры тогда ошиблись в расчетах, заявив, что уровень воды в Суэцком заливе почти на 10 метров выше, чем в Средиземном море, хотя он примерно одинаков. Тут следует вспомнить, что еще при фараоне Нехо (VI в. до н. э.) делались попытки восстановить древний канал, некогда соединявший восточный рукав Нила с Красным морем. Тогда, как утверждал Геродот, при строительстве погибло 120 000 человек. Инженеры фараона заявили, что существует опасность затопления Египта, ибо Красное море выше Дельты. Фараону («по повелению оракула») пришлось отказаться от дальнейших работ. Французы также на время отложили проект. В 1847 году по инициативе австрийского канцлера Меттерниха было создано специальное общество по проектировке работ по постройке Суэцкого канала. Возглавил проектировочную команду выдающийся австрийский инженер-железнодорожник Негрелли. Увы, имя его оказалось незаслуженно забыто, а вся слава досталась французскому дипломату Ф. Лессепсу. Правитель Египта, хедив Саид-паша, с которым дипломат давно сдружился, выдал Лессепсу и его потомкам концессию на эксплуатацию канала сроком на 99 лет и предоставил в распоряжение общества для строительства канала 25 000 феллахов. Условия строительства были крайне суровыми. Лессепс говорил, что в пустыне, окружающей канал, не может выжить даже муха. Без воды работать было невозможно, а снабжение водой только четырех рабочих требовало усилий 25 верблюдов. Арабы работали очень медленно, а из 20 000 французов, греков и итальянцев вскоре на стройке осталось 4 000 человек. Решающее слово сказали огромные землеройные машины мощностью до 10 000 лошадиных сил.


    Мост «Стэнли»?– великолепное творение архитектуры


    К 1869 году стройка века была закончена и канал длиною в 161 км завершен. В честь ее завершения был устроен грандиозный пир (его готовили 500 поваров и 1000 поварят), которому позавидовали бы и самые великие фараоны. Композитор Дж. Верди написал оперу «Аида» на сюжет истории. Фердинанд Лессепс был столь воодушевлен одержанной им и строителями победой над суровой природой, что решил победить ее дважды: через неделю 65-летний муж женился на 21-летней миленькой девице. Рамсеса он, конечно, не догнал, но 12 детей – неплохой итог.

    Благодаря каналу стало возможным значительно сократить весь транспортный путь из Европы в Азию и Восточную Африку. Англия вела постоянные войны. Ей приходилось направлять пароходы вокруг мыса Доброй Надежды. Теперь же открывался более короткий и дешевый путь в Иран, Индокитай, Индию и Австралию. Тем самым Египет становился ключом к мировым перевозкам, воротами к всемирному владычеству. В 1875 году Дизраэли покупает у хедива Египта Исмаила большой пакет акций Суэцкого канала. По слова российского посла в Турции Н. П. Игнатьева, Англия взяла на себя роль арбитра в вопросе о Суэцком канале и вскоре прибрала к рукам почти всю египетскую экономику. В 1877 году под британский контроль отошли египетские железные дороги. Когда они оккупировали Кипр, стало возможным за ночь перебросить тысячи солдат в Александрию. Британцы повели интенсивную подготовку к захвату страны. В 1882 году эскадра адмирала Б. Сеймура подвергла жестокой бомбардировке Александрию, высадив там десант своих войск.

    Методы действий английских империалистов в Египте были те же, что ранее в Индии… Разбив египетские войска у Тель-эль-Кебира, они расположили гарнизоны в Александрии, Каире, Суэце и Порт-Саиде. При этом, чтобы ввести в заблуждение мировое общественное мнение, с присущим им коварством они уверяли всех, что их действия нацелены лишь на защиту цивилизации и торговли. Премьер Гладстон объявил, что Англия предусматривает начать вывод войск из Египта, как только это будет возможно. Англия повторит обещания вывести войска (66 раз) и не выполнит их, ведя для отвода глаз разговоры о том, что надо оставить Египет египтянам. Ни у кого не было даже и сомнений, что Британия желала оставаться и впредь господином положения в зоне Порт-Саида – Суэца. В 1914 году Египет стал протекторатом Британии. Эта оккупация продолжалась 60 лет и закончилась лишь с приходом к власти президента Насера!

    Справедливости ради заметим, что и власть турок над Египтом была отвратительна… В Египте их усилиями процветало рабство. Магомет не запрещал мусульманам иметь рабов (ведь он и сам ими обладал). Поэтому рабство преспокойно существовало фактически до конца XIX века. Сюда доставляли рабов отовсюду – из Нубии, Абиссинии, Судана, с Кавказа и Грузии (Грузию персы прямо так и называли – «страна рабов»). Хотя французы и англичане робко пытались воспрепятствовать рабству, но долгое время их «усилия» ни к чему не приводили. Гаркур в книге «Египет и египтяне», описывая положение несчастных при власти турецкого Великого Паши, говорил: «Во все время царствования Мехмета Али и его преемников до Измаила включительно торговля неграми велась на Верхнем Ниле, и для поддержания оной охотниками за людьми были опустошены целые страны. Письма Гордона, написанные в 1879 г. во время войны против торговцев рабами и их шаек, показывают те ужасы, что совершались при прямом участии египетских властей для снабжения черными рабами Египта и Турции.


    Мусульманская мечеть в Каире


    Во многих из них говорится о встрече целых верениц пленных, по преимуществу женщин и детей, отправляемых на рынки работорговли. Это была толпа измученных от усталости и лишений людей, к тому же жестоко избитых за то, что они не были в состоянии следовать за всеми. Дороги были усыпаны костями. Почему, восклицал Гордон в 1879 г., приходится встречать тут на каждом шагу оскалившиеся и с пустыми орбитами черепа навсегда уснувших?.. «Я сидел еще за письмом, когда мне доложили, что только что схватили другой караван, состоящий из 18 рабов и 2 верблюдов. Я пошел посмотреть на этих несчастных. Это по большей части женщины и дети, худые как скелеты! Двум купцам удалось убежать. В течение 24 часов я отнял у них 70 человек, а вы знаете, какое количество я освободил уже раньше. Будет ли этому когда-нибудь конец? Порою можно прийти в отчаяние»».


    Молитва мусульман


    Идут споры и вокруг того, кого считать культурным лидером Африки. Споры получили особенно громкий резонанс после того, как установили, что человечество возникло именно в Африке, откуда еще до последнего ледникового периода и началось расселение людей по планете (примерно 40 000 лет тому назад). Ранее считалось ведь, что и египтяне – дети вовсе не Африканского, а азиатского континента. Где только ни искали предков современных обитателей Египта (в Индии, на Цейлоне). В одной из книг о Египте начала XX века говорилось: «Народ (египтяне) назвал свою землю Кеми, т. е. «Черной Землей», имея в виду цвет плодоносного чернозема, отнюдь не собственный цвет кожи. Египтяне вовсе не были неграми. Они принадлежали к совершенно другой расе, чем африканские аборигены, а именно – к ветви великой Белой Расы, потемневшей от векового пребывания в тропических климатах. Они в доисторические времена пришли в долину Нила из Азии, а именно, вероятно, из Аравии… Есть много указаний, – язык, между прочим, – что они происходили от древнего семитского корня». Хотя более осторожные ученые (Массулар) писали, что население Египта ранее возникло из соединения разных этнических элементов, то есть средиземноморских, негроидных и смешанных групп. Но почти все ученые утверждали, что ни о каком массовом вторжении азиатов в Египет в ту эпоху говорить не приходится. Потоки населения направлялись в Египет из Восточной и Западной пустынь, с Эфиопского нагорья, побережья Красного моря и т. д. Они-то и составили тот людской конгломерат, что именуется сегодня египетским народом. Странно еще то, что исток египетской цивилизации не искали в Китае, хотя обратные гипотезы некоторыми рассматривались.


    Дж. Б. Тьеполо. Африка


    Спор о происхождении и корнях народов Африки и Египта обострился после сенсационных находок останков древних предков Homo sapiens в Восточной и Северо-Восточной Африке (Р. Лики). Было замечено: у народов южнее Сахары есть немало общего с народами Древнего Египта (культы животных, прически, ритуальная символика, мумификация, характер власти). Э. Навилль утверждал: характер египетской цивилизации «в основном африканский». Г. Масперо писал, что искусство Египта, как и его цивилизация, «зародились на африканской почве». Это бесспорно…

    Надо заметить, что европейцы довольно поздно проникли в глубины Африки (если не считать таковыми «сыновей вождей» из Кирены, о которых писал еще Геродот). Они на пари решили пересечь Сахару с севера на юг. Случилось это еще за четыреста лет до того, как войска Юлия Цезаря пересекли Ла-Манш. Тем не менее, когда европейцы стали знакомиться с культурами Африки, они обнаружили там неожиданно много загадок (и миф о прибытии «ковчега Номмо», и миф о «космических пришельцах», и удивительные гравюры на скалах Сахары, изображающие фигуру жирафа, и способность плавить золото и металлы, и возведенные обитателями Зимбабве каменные стены массивных зданий).


    Древности Зимбабве


    Европейцы, столкнувшиеся с этими строениями в XIX веке, сразу же нарекли их делом рук античных народов. «Эта крепость на холме, – говорил в 1868 году немецкий геолог Маух, – без всякого сомнения, была копией храма царя Соломона на горе Мории, тогда как огромное строение в долине – «Эллиптическое здание» – также, несомненно, было копией дворца, где царица Савская останавливалась во время пребывания в Иерусалиме в X в. до н. э.». Обосновавшиеся в тех местах в конце XIX века англичане (впоследствии они дадут им имя Южной Родезии) также считали, что тут некогда располагалась легендарная земля Офир. Один из англичан уверенно заявил: «Можно ожидать, что изображение королевы Виктории отчеканят на золоте, которым царь Соломон украшал свой трон из слоновой кости и оплетал кедровые колонны своего храма». Португальцы в легенде связали золото Софалы с сокровищами Офира. В памяти европейцев, египтян, арабов запечатлелось и историческое путешествие в Мекку легендарного повелителя Мали, Манса Муса, имевшее место в 1347 году. Африканский правитель буквально потряс Европу и Восток своим личным кошельком, полным золота. «Кошель» этот был нагружен на сотню верблюдов и вез груду сокровищ: 15 000 тонн золота предназначалось на путевые расходы царя, его окружения.


    Анри Руссо. Заклинательница змей – черная колдунья


    Впрочем, не только трудность проникновения в глубь черного континента удерживала европейцев. Помимо зноя пустыни, ядовитых змей и кровожадных крокодилов, там были и более страшные преграды. Среди них хотя бы члены так называемых звериных братств («леопардового» и «крокодильего»). Англичанин У. Гриффит, судья в колониях, писал: «Я побывал в разных лесах, но нигде не было так жутко, как в западноафриканском буше. Есть нечто такое в нем и его деревьях, отчего мурашки бегут по коже. Кажется, что здесь властвуют некие сверхъестественные силы, некий дух, стремящийся объединить животное и человека… Он вселяется (там) в человека и руководит его поступками. Это результат существования целых поколений тайных обществ». Члены этих засекреченных обществ, одетые в шкуры леопардов, выходили на охоту за людьми, вооруженные ножами. При них всегда сумка-борфима, «волшебная сумка», которая должна сделать ее владельца сильным и богатым. Чтобы это случилось, нужно всего-навсего смазывать сумку кровью и жиром только что убитого ими человека, при этом какая-то часть тела жертвы должна находиться в сумке. Люди-леопарды выходят на охоту по ночам, и их сопровождают в вылазке звери (побратимы колдунов). Если погибает член братства, рядом находят тело мертвого друга-леопарда. Говорят, в 1945–1947 годах в Нигерии от рук людей-леопардов погибло 50 человек, включая детей.


    Статуэтка леопарда, уносящего души к предкам


    Такого рода примеров влияния Африки на взгляды европейцев предостаточно. По мнению Д. А. Ольдерогге, эти характерные признаки прослеживаются уже в начале истории. Иные не только обнаруживали сходство между пирамидами Египта и башнями Зимбабве, но и узрели в знаменитом египетском сфинксе негроидные черты. Может быть потому, что во главе Египта однажды стоял негр-фараон Несхи (в переводе «негр»). Одни уверяли, что древние египтяне представляли собой обособленную средиземноморскую расу. Другие (профессор Р. Вирхов), проведя тщательные антропологические исследования царских мумий Булакского музея, утверждали, что древние египтяне не имели ничего общего с негроидной расой, хотя позже якобы и произошло их смешение с туземным африканским населением азиатских семитов. Безусловно, Египет – смесь различных культур и рас.


    Шейх Али Абд эр-Расул из Курны


    Сегодня часто слышны утверждения, что «Африка – колыбель человечества». С точки зрения палеонтологии это не так уж далеко от истины… В этой связи стоит упомянуть о существовании легенд о том, что в далекие времена на территории пустыни Сахары проживали высокоразвитые цивилизации догонов и гарамантов. Эти самые догоны, обитавшие в излучине реки Нигер (в Северной Африке, на территории Мали), хоть и не имели собственной письменности, но обладали уникальными знаниями, передававшимися из поколения в поколение (в устной форме и в виде рисунков). Они знали о строении Вселенной, знали, что Земля вращается «по великому кругу» (по своей оси), что в Солнечной системе есть и другие планеты – Юпитер и Сатурн. Причем на рисунках были видны четыре кольца вокруг Юпитера (четыре спутника, обнаруженные только недавно). Даже дети знали самую яркую звезду – Сириус и то, где она находится. По мнению англичанина Р. Темпля, на территории Сахары находилось великое царство гарамантов (о них упоминал и Геродот), простиравшееся от Атласских гор до границ Египта. Они исчезли, но от них остались уникальные рисунки и многокилометровые тоннели под пустыней Сахарой – от Себхи в Ливии к оазису Гат у алжирской границы. По словам ученых, их протяженность составляла примерно 1600 км. Вырубленные в скальной породе более пяти тысяч лет тому назад, эти тоннели, видимо, представляли собой гигантскую систему подземного водоснабжения. Специалисты выражают понятное недоумение: как это было возможно в то время (без техники, освещения, вентиляции, специальных инструментов) поднять на поверхность земли почти 20 млн кубометров скальных пород (А. В. Нестерова).


    Темнокожий правитель Древнего Египта


    Другие же категорически утверждают: «Египетская античность принадлежит Африке, как греко-римская – Европе». В книге «Культурное единство африканцев» шейх высказал мысль, что в мировой цивилизации издавна идет спор между странами Южного культурного круга, с одной стороны (Ближний Восток, районы южнее Средиземноморья, Африка, Египет), где издавна всецело господствовали матриархальные отношения, обусловливающие гармонию и единство общества, и Северным культурным кругом – с другой. Европейские страны, что лежат на север от Средиземноморья (в основе их институтов и порядков лежал патриархат), сделали главной чертой цивилизации грубое насилие.

    В книге «Африка в античности» Т. Обенга писал, что негроиды расселились за пределы Африки в каменном веке, играя преобладающую роль в развитии культуры не только Африки, но Европы и Азии. Ему принадлежит и такое высказывание: «Негры были единственными хозяевами мира в отдаленные эпохи, занимая не только Африку, их родину, но весь юг Европы до Дануба (Дуная) и большую часть Азии». В итоге Обенга утверждал, что фараоны – «африканцы по происхождению». Африканцы считают, что лишь с середины I тысячелетия до н. э. (с захвата Египта сыном Кира Камбисом) Египет можно рассматривать как часть Древнего Востока, а не Африки. Сенегальский ученый Шейх Анта Диоп еще в 1955 году произвел настоящий фурор в науке, выступив с книгой «Негрские нации и культуры». Полагаем, есть доля истины в утверждениях типа: «культура древнего Египта была бы невозможна без культуры Черной Африки». Все они развивались из «общего субстрата». Хотя сам субстрат неоднороден.


    Коптский музей


    Российский исследователь М. Коростовцев отмечал: «Несомненно, что между белыми и черными африканцами совершался обмен – на равноправной основе – материальными и духовными ценностями, в результате чего сложился общий для белых и черных культурный субстрат. Этот субстрат существовал уже в глубочайшей, доисторической древности за пределами, доступными непосредственному историческому исследованию». Континент вековыми связями все соединял, объединял религии, народы, династии, семьи, культуры.


    Коптская церковь в Каире


    С давних времен египетская культура привлекала внимание и русских людей… Тут жили и наши собратья по вере – христиане-копты (от араб. «аль-кубт», «аль-кобт»). Слово «копт» произошло от греческого слова «Aigyptos» – Египетгипет-копт. Копты – коренные египтяне, исповедующие христианство. Это второй по значимости христианский народ Востока. Они считают себя прямыми потомками фараонов. Турки, владевшие Египтом, их так и называли – «потомки фараонов». Алфавит их состоял из 24 греческих и 7 египетских букв и разработан, видимо, первыми переводчиками Ветхого и Нового Заветов. В IV веке на коптский язык была переведена и Библия. Они в ранний период приняли монофизитское учение, которое признавало только божественную природу Христа.


    Деревянный коптский крест с изображением Христа


    У коптов мир перенял идеи монашества. Из их среды вышел отшельник Антоний Великий, чьи искушения стали материалом для художественных и литературных произведений. Строгой и суровой красотой чаруют коптские кварталы Каира. Старый коптский квартал Каира находится на месте древнеримской крепости, что называлась Вавилоном. Крепость построена римским архитектором и инженером Аполлодором Дамасским, и от нее уцелели две башни – башня Св. Георгия и башня Коптского музея. В Каире есть и Музей коптского искусства (1908). По словам директора музея П. Лабиба, коптские древности в Египте встречаются с 332 года до н. э., т. е. еще с эпохи завоевания Египта Александром Македонским. Сегодня копты составляют примерно 7–8 процентов населения Египта, или что-то около полутора миллиона человек.


    В. Боровиковский. Святой Марк Евангелист


    С христианством у древнеегипетской религии немало общего. Как отмечалось ранее, уже Эхнатон хотел сделать государственной религией веру в единого бога. Именно благодаря своему родству с древнеегипетской религией христианство и смогло быстро привиться в Египте. Египетская религия полностью изжила себя, точно так же как и язык древних коптов. В Египте даже существует поговорка: «Только крокодилы да копты не говорят на своем языке». Тем не менее копты внесли заметный вклад как в архитектуру (считается, что облик коптских храмов стал прообразом для позднейших греческих храмов), так и в искусство (прекрасная резьба по дереву), в символы христианства. Ведь Древний Египет оставил в наследство христианству свой символ – крест. Крест, на котором римляне распинали преступников, имел форму буквы «Т». Христа распяли на кресте формы «Т», а не +. Крест на могилах христиан, видимо, знаменовал конец, соответствуя ранее древнеегипетскому иероглифическому знаку «анк» или «онех», знаку жизни. Так толковались символы на Востоке. Знак креста имел широкое распространение задолго до распятия Иисуса Христа. Крест – египетский знак. Так что это – символ не Голгофы, не мук и страдания, а жизни, Вечной жизни. Копты использовали этот символ жизни задолго до рождения Иисуса.


    Египетские копты


    Живут копты по собственному календарю, летоисчисление в котором ведется от 284 года (год начала правления римского императора Диоклетиана). Сейчас у них 1721 год. Чисто внешне копта трудно отличить от мусульманина в Египте. Тысячи лет совместной жизни на земле Египта сделали почти неотличимыми две части египетского народа. Как говорил отец Иренеос из монастыря Св. Макария в Вади-Натрун, «все мы копты, только одни – христиане, а другие мусульмане». Разве что коптов отличает татуировка в виде креста на левом запястье. От наших христиан их отличает также и то, что они крестятся одним перстом (так якобы их учил св. Марк), хотя и справа налево; прихожане сидят во время службы. Надо заметить, что копты в культурно-образовательном и экономическом отношении являются своеобразной элитой египетской нации. Насчитывая всего около восьми процентов из 70-миллионного народа Египта, эти египетские христиане составляют почти четвертую часть всех адвокатов, врачей, фармацевтов, ученых и журналистов. По некоторым данным, они же владеют пятой частью компаний, созданных за последние 30 лет в Египте, после того как тот встал на капиталистический, рыночный путь развития. Самое богатое семейство страны – отец и три сына Савирисы, являющиеся хозяевами группы компаний «Ораском», – копты. Однако неверно было бы считать, что среди коптов – лишь представители преуспевающих слоев, богачи или интеллектуалы. Так, и многие каирские мусорщики – тоже преимущественно копты, пришедшие в столицу из деревень в поисках работы. В Среднем Египте ныне, к слову сказать, немало селений, где почти все жители – христиане-копты. Их тоже можно видеть во время празднования Рождества в кафедральном соборе Святого Марка, что находится в районе Аббасия в Каире. В наиболее значимые христианские даты в соборе ведет службу патриарх всех коптов, папа Александрийский Шенуда III.


    Монастырь Св. Макария в Вади-Натрун


    Кстати, с 2003 года Рождество и Пасха являются официальными выходными днями в Арабской Республике Египет. Таково было решение президента Мубарака, лежащее в общем русле его очень взвешенной и мудрой политики в отношении главных религий и конфессий страны. Тут вполне мирно соседствуют церкви и мечети, и адепты разных вер уважительно относятся к праздникам их соотечественников. Приведем такой пример: когда в 2000 году в Египте праздновалось 2000?летие вступления Святого семейства на египетскую землю, то египтяне написали и поставили по этому знаменательному случаю оперу «Благословенен народ мой – Мицраим» (египетский народ). Любопытно, что оперу создавали правоверные мусульмане – композитор и либреттист. Проповеди же читаются на арабском языке. Хотя египтян и называют арабами, строго говоря, собственно арабами являются лишь бедуины, живущие на Синае и в Восточной пустыне. Подавляющее же большинство египтян – это прежде всего египтяне, некогда перенявшие у завоевателей-арабов язык, веру и элементы культуры. Русский путешественник В. Андреевский писал о египтянах: «Несмотря на многочисленные смешения с иностранными племенами, основание расы осталось то же со времен глубочайшей древности до наших дней. Пришлые элементы были поглощены и пропали в массе, не оставив по себе никаких заметных следов» (1884). Так что египтяне – единый народ, независимо от той веры, которую исповедуют. Добавим, что, несмотря на монофизитство коптов (а они верят, что Христос – это бог, а не человек, ибо в нем человеческое поглощено божественным), популярность православия в Египте довольно велика. Тут находится русский храм Св. Димитрия Солунского, да и число верующих растет, как и число церквей, монастырей.


    Дева Мария с Иисусом Христом на руках


    Египет – место проповеди евангелиста Марка, ученика апостола Петра, и родина монашества, христиан-мучеников. Марка послали в Египет для проповеди христианства. И хотя он сам «не слушал Господа и не сопутствовал ему», но по рассказам Петра он записал все сказанное Господом. Прибыв в Александрию, он основал там христианские общины, назначил епископа, пресвитеров, диаконов. Увы, во время празднования Пасхи язычники напали на проповедника, терзали его, а затем окровавленным бросили в темницу, где он и скончался. Похоронили Марка в граде Александрия. Мощи были перевезены в Венецию, но недавно часть их вернулась в Египет и хранится в кафедральном соборе Св. Марка в Каире в гробу из четырех беломраморных досок, без украшений и письмен. В ГМИИ им. А. С. Пушкина имеется отрывок из коптской рукописи, повествующий о деяниях Марка.


    Рельеф со стен церкви Св. Меркурия


    В той же Александрии протекала педагогическая и духовная деятельность Климента Александрийского (150–215 гг. н. э.) и Оригена (185–264 гг. н. э.). Оба деятеля писали и преподавали в рамках тогдашнего духовного училища, Огласительной школы. Христиане («оглашаемые») подвергались жестоким гонениям со стороны язычников. Жизнь Оригена была «с пеленок» достопримечательной. Имевший прекрасное образование, он был чрезвычайно популярен среди христиан. Те с наслаждением слушали его проповеди, а потом становились его последователями. Чтобы полностью отдаться делу богослужения, Ориген отказался от преподавания словесных наук. Ради пропитания ему пришлось продать (за ежедневную ренту в четыре обола) даже свою библиотеку, «все бывшие у него и с такой любовью изученные им списки древних сочинений». Это не помешало ему написать 6000 книг (примерно 9 томов инкварто). В них он истолковал Ветхий и Новый Завет. Жил Ориген в совершенной бедности, ходил босой, отказывался от вина и от всего прочего, кроме самой необходимой пищи (Евсевий). Он строго соблюдал заповедь Христа: не иметь ни двух хитонов, ни обуви и не изводиться заботами о будущем. Святой даже оскопил себя, дабы не давать повода для грязных сплетен язычников. «Пост – узда монаха, борющегося с грехом. Кто сбрасывает ее, тот жеребец женонеистовый». К нему приходили ученики не только из разных концов Египта, но и из дальних стран. Впрочем, эти членовредительные тенденции не прижились средь монахов, даже среди епископата, не говоря уже о простых смертных. В «Уставе о клире» (II в. н. э.) прямо говорилось: «Хорошо, если он (епископ) – человек не женатый; а где нет такого, то по крайней мере (пусть будет) муж единой жены».


    Погребальная статуя монаха. Музей Бардо в Тунисе


    Чем был вызван невиданный интерес к христианству у масс населения? Дело в том, что Египет, находившийся под властью Рима, как никакая другая страна ощущал на себе тяжкую руку римских владык. Рим грабил его нещадно. Говорят, что за счет налогов Рим получал из Египта в месяц больший доход, чем давала Иудея за год (I в. н. э.). Налоги и поборы римских наместников, чиновников росли и множились. Существовало более 450 налогов и поборов различного рода. Рос и бюрократический аппарат. Участились случаи расправ с бедняками со стороны войск правительства. Те уничтожали даже каналы у должников, обрекая тем самым этих людей на голодную смерть. Обычными стали случаи разорения среди мелких земледельцев. В таких условиях у немалой части населения христианство стало популярным. В нем видели идеологию справедливости. К началу IV века н. э., несмотря на гонения, в Египте насчитывалось уже более 1 млн христиан. Среди последователей христианского учения было немало коптов. В Египте в IV–V веках н. э. было создано и известное сочинение раннего христианства «Изречения египетских отцов». Характерный факт – существование афрохристианских сект (или «черных сект»). В основе их деятельности лежала идея о чернокожести Христа, как бы подтверждаемая цитатой из Библии: «Сотворим человека по образу Нашему и подобию Нашему» (Быт. 1, 26). В христианское вероучение секты внесли массу традиционных африканских верований, провозгласив богоизбранность африканцев. Европейцев обвиняли в искажении изначальных идей христианства и Христа.


    Мечети Каира: мечеть Султана Хасана и мечеть Аль-Рифаи


    Социально-нравственный мотив религиозного учения был особенно притягателен для угнетаемых масс. Египетский епископат работал не за страх, а за совесть, привлекая в ряды христиан толпы язычников. Новое учение продвигалось в глубь Египта, т. е. не только по главным городам номов, но и в сельские районы. Как писал архиепископ Лоллий, агитация в пользу христианства шла не в силу административных установок или распоряжений языческого правительства, а была «делом свободного убеждения и доброй совести людей». В отличие от последующих веков в те времена церковь не находилась еще в тесной связи с государственной властью, и епископы свое служение осуществляли там, где есть христиане, не требуя соизволений правительства. К тому же в те времена монахи не столько искали для себя епископского сана, сколько хотели убежать от такой чести, что в общем-то объяснимо, если вспомнить преследования христиан. Их число во времена св. Афанасия едва ли превышало тогда 120 человек на весь Египет.

    Монах – это рыцарь веры и правды, сын благородства, друг добродетели, защитник гонимых и отверженных, опора слабых и малодушных, врач уязвленных и болезненных. Смысл отшельнической жизни – обрести богатства небесные, презрев – земные… Естественно, что такого рода философия возникала в условиях господства неправедного строя, каковым и был Рим. Гонения этих людей привели к явлению отшельничества. Первым отшельником был Павел Фивейский (234–347 гг.). Павел был образованным человеком, знал философию и литературу. Но семья хотела заполучить все его состояние – и тогда он ушел жить в грот, где и пробыл до конца своих дней. Вторым отшельником, не менее знаменитым, стал св. Антоний Великий (250–356 гг.). Происходя из зажиточной коптской семьи, он, придя однажды в храм, услышал слова Евангелия: «Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах». Так он и сделал. Многие христиане, надеясь на скорое наступление Царствия Небесного, поступали аналогичным образом. Антоний спал на голой земле, лености терпеть не мог и работал не покладая рук. «Душевные силы, – говаривал он, – тогда бывают крепки, когда ослабевают телесные удовольствия». Его пытались соблазнить – то сребролюбием, то яствами, то славой, то блудницами. Но отшельник стоял тверже, чем скала, проводя время в непрерывном посту и трудясь над проповедями. Порой его схимна казалась невыносимой, ибо он «не смывал водою нечистот с тела» и «никогда не омывал себе ног». Все эти тяготы земные тем не менее не помешали ему прожить жизнь долгую – 105 лет. Его максимы легли в основу будущих монашеских правил (305 г.). «Ибо если будем жить, как ежедневно готовящиеся умереть, то не согрешим…» «Никто из нас да не питает в себе пожелания приобретать. Ибо какая выгода приобрести то, чего не возьмем с собой…» В песках пустыни и родилась неистовая духовная страсть, вера в Господа, в нестяжательный идеал, который в дальнейшем будет отличать иных русских монахов, подвижников веры.

    Данные в изречениях отцов тексты имели назидательные цели: «Некий знатный человек пришел в скит из чужих краев с большими деньгами и просил пресвитера, чтобы он раздал их братьям. Сказал пресвитер ему: «Братья не нуждаются». Когда же тот особенно стал настаивать, он поставил корзину с золотыми монетами у дверей церкви. И сказал братьям пресвитер: «Кто нуждается, пусть берет». И никто из них не приблизился к ним, иные даже не взглянули на них. Сказал пресвитер тому, кто принес их: «Бог принял от тебя твою милостыню. Иди и раздай ее бедным». Он же получил (тем самым) большую (духовную) пользу и ушел». В Нитрийской пустыне к середине IV века н. э. обитало уже 20 тыс. монахов (из них император Валент затем мобилизовал для своих целей 5 тыс.). «В умственной жизни западных стран и поныне слышится взмах крыльев теологического гения Древнего Египта», – заметил в этой связи И. Шерр.


    Вход в мавзолей Ага-Хана, духовного главы мусульман-исмаилитов


    Разные люди оказывались в египетской пустыне – в Нитрийской пустыне, в Скитской пустыне, в Фиваиде, пустынной местности в Верхнем Египте, около Фив. Порой там попадались и довольно странные люди. Иные стали отшельниками из-за дам… Ведь христианство рассматривало плотскую любовь как большой грех. Кому из женщин такое понравится… Вступив в брак, некий Аммон убедил жену соблюдать целомудрие. И ушел в пустыню, а жена осталась дома. В данном случае его жена, правда, согласилась на умерщвление плоти и даже собрала дома большое число дев, посвятивших себя Богу. Но в случае с Павлом, одним из любимых учеников св. Антония, дело закончилось совершенно иначе (весьма трагично). В пустыню тот удалился, застав жену на месте прелюбодеяния. Видимо, той надоело слушать его проповеди, когда надо было заниматься вполне конкретным делом.


    Девушка с лютней


    Стали возникать и первые монашеские общежития. Особая заслуга в их основании (знаменитых монастырей Вади-Натруна) принадлежит св. Макарию Великому (300–390 гг.). Тот учил простым вещам: творить добро, не помнить зла, быть безучастным к клевете, отвергать соблазны земной жизни. Макарий говорил: «Злое слово иных добрых делает злыми, и точно так же доброе слово иных злых делает добрыми». Правда, многие не выдерживали строгостей монашеской жизни и уходили из обители. Тем не менее тысячи обрекали себя на отшельничество.


    Музыканты на улицах Египта


    Немало историй и судеб подобных отшельников содержится в «Изречениях египетских отцов» (Apophthegmata Patrum Aegyptiorum) – знаменитом сочинении, созданном в Египте во второй половине IV – первой половине V века на греческом языке. Сочинение представляет собой собрание изречений египетских пустынников и рассказов об их жизни и деяниях. Следует добавить, что это произведение было переведено на латинский, славянский и сирийский и пользовалось популярностью. В нем давались ответы на вопросы, волнующие отшельников и монахов, которые за годы странствий и подвижничества испытали не один искус. Ведь сердцу не прикажешь, его не привяжешь, оно, как говорится, «бродит повсюду». И вовсе дело не в том, что якобы больны чувства и несовершенен мозг. Просто у нормальных и ярких людей сердце никогда не знает покоя. Нам понятно, что на небесах монах целомудренный может быть «увенчан пред Богом», но вот чем он увенчан на земле, не совсем ясно, если не считать наградой – иссушенное тело, страх, соблазны и муки душевные. Идея отшельничества следует нелепой догме, которую в здравом уме трудно принять: «Насколько тело процветает, душа, напротив, слабеет, и насколько тело слабеет, душа процветает» (так говорил Даниил). Пресвитер продолжал наставлять монахов-подвижников: «Поститесь и усильте ваше подвижничество и ваш образ жизни, братья!» Возможно, что такая музыка только и сладостна для определенных ушей, желающих услышать глас Бога.


    Г. Семирадский. Прелюбодейки


    Среди этой святой братии встречались и послушницы. Одна из них поведала историю своего обращения: «Я, о друг, была дочерью одного человека, который был целомудренным и кротким по своему характеру, но бессильным и больным в теле. Он прожил долгое время в одиночестве… Была у меня также мать, далекая от всего этого, будучи распущенной более всех ее людей… и односельчан. Она же говорила с каждым, причем она затрагивала всех, и ссорилась со всеми, так что говорили, что все ее тело – язык. Она проводила время в питье вина с людьми грубыми, с которыми предавалась пороку, будучи внутренне как блудница, в великом зле. У нас было много (денег), но их нам не хватало, ибо мой отец, будучи больным, дал ей управлять хозяйством. При этом она творила своим телом всяческий блуд, так что мало кто из юношей того селения избежал ее разврата. Ее тело не знало болезни, но было здорово до дня ее смерти. Случилось же с моим отцом, что он был болен, мучаясь долгое время, пока не умер. И небо взволновалось тогда, (были) дождь, и молнии, и гром, причем поднялся сильный ветер, была ни ночь, ни день, дождь не прекращался три дня… мы похоронили его. Моя же мать стала вести себя с великим бесстыдством. Она еще больше предавала свое тело горьким блудодеяниям и жила в скверне и распущенности. Я ж, будучи еще маленькой, отреклась от этих дел. После того как она умерла, я вышла из детского возраста, и во мне пробудились телесные страсти».

    «Случилось во время вечернее, что задумалась я и стала размышлять, какую же жизнь себе избирать… Мой отец жил в кротости, и целомудрии, и скромности доброй, но я подумала и о другом, что не было никаких радостей в жизни отца, и что он провел ее в болезнях и мучениях, так что зачах и умер в страдании. И даже земля не захотела принять его тела. Если он был хорош пред Богом в своей жизни, то почему же он принял все эти муки? Но, сказала я себе, разве не хороша была жизнь моей матери?! Так почему бы и мне не предаться блуду, и нечистоте, и скверне тела? Ибо моя мать не упускала никакого дела дурного, чтобы не сделать его, пребывая всегда здоровой, причем она спокойно отошла от этой жизни. Буду же поступать, как поступала и моя мать. И я, несчастная, решилась, было, жить дурной жизнью». Как правило, дети идут той же стезей, что и родители. Но, к счастью для этой девушки, ей приснился вещий сон. Во сне же ей объявился некто со страшным ликом, с громовым голосом. Ангел (вероятно, то был он) вопрошал ее, почему она решила встать на путь греха и позора. Затем он повел ее за собой и показал мать, «горящую в пламени», в геенне огненной. В другом же, святом месте, среди зеленых садов и плодовых деревьев, обитал отец, который обнял ее и посоветовал: «Пребывай в благих делах». Так просто и быстро блаженная девственница исцелилась от всех ее соблазнов – и стала святой. Если церкви порой и удавалось исцелять «блаженных девственниц» от грехов плотских желаний, то перед наукой стояла и стоит, думается, гораздо более трудная миссия – исцелить людей от грехов незнания.

    Великие египтологи и научные открытия


    Первыми поисковиками и грабителями предметов древности были сами же египтяне… Недавно обнаружен папирус, где рассказывается о судебном процессе против разорителя гробниц, ограбившего гробницу Рамсеса II. Процесс состоялся 3145 лет тому назад! Один из похитителей сокровищ признался судьям под пыткой: «Мы проникли в помещения и увидели, что там покоится царица… Мы открыли их гробы, мы сняли покровы, в которых они покоились. Мы нашли божественную мумию этого царя… На шее его было великое множество амулетов и украшений из золота. Голова его была покрыта золотой маской. Священная мумия была вся украшена золотом. Покровы ее были вышиты серебром и золотом изнутри и снаружи и украшены всевозможными драгоценными камнями. Мы сорвали золото, которое нашли на священной мумии этого бога, все его амулеты, украшения, висевшие у него на шее, а также покровы, в которых он покоился».


    Египетский обелиск в Риме. Обелиск Фламиния


    Нашли они, как уже сказано, и жену фараона, сорвали с нее все и унесли утварь, которую нашли в гробницах. А там были сосуды из золота, серебра и бронзы. Все золото, найденное на мумиях богов, амулеты, украшения и оставшиеся покровы они поделили. Таких случаев не счесть. О том, что гробницы служили постоянным и вожделенным источником доходов для грабителей, говорят частые перезахоронения праха. Так, в царствование Сиамона, преемника Амонемопета, тела фараонов Рамсеса I, Сети I и Рамсеса II были взяты из гробницы Сети и перезахоронены в гробнице царицы Инхапи, а спустя несколько лет были спешно перенесены в место последнего упокоения, древнюю и, видимо, неиспользованную гробницу Аменхотепа I, что вблизи храма Дейр-эль-Бахри. Там они пролежали непотревоженными около 3000 лет, пока в 1871–1872 годах фиванские потомки древних расхитителей гробниц, о преследовании которых говорилось во времена Рамсеса IX, не открыли вновь этого места. Тогда-то и началось новое ограбление.


    Сосуд для хранения ценностей


    На широкую ногу поставили вывоз памятников из Египта римские цезари. С целью украшения Вечного города они вывезли из Египта не менее 50 обелисков. При Августе в Рим перевезли из Гелиополя несколько обелисков. Один из них император Калигула водрузил в цирке. Со временем обелиск переместили на площадь перед собором Св. Петра, где он ныне и находится. Камни из Египта высятся на Piazza del Popolo и Monte Citorio. При посещении Вечного города даже может создаться впечатление, что и весь Рим собран из египетских древностей. Может, дело в том, что Египет и Рим стоят рядом в воображении людей, для которых уже и девятнадцатый век нашей эры бог знает какая «немыслимая древность».

    Величественные строения и гробницы разрушало время или же попросту заносили пески. Пример тому древняя столица Египта Мемфис (Менноф-Ра). Некогда процветавший город превратился ныне в нагромождение руин, груду каких-то древних обломков, подобных неприметной свалке. Как известно, развитие Александрии привело к оттоку населения из Мемфиса и, как следствие, к его неизбежному упадку. Похоже, истории угодно было осуществить мрачное предсказание Иеремии: «Мемфис будет превращен в пустыню, разорен и покинут жителями».


    Фигура Аменофиса III и его супруги, царицы Туйи. Каирский музей


    И для христиан, появившихся в первые века новой эры, и для мусульман, вторгшихся в страну в VII веке, памятники оставались языческими идолами. Храмы приспосабливали под жилье, превращали в христианские церкви или попросту оставляли. С благочестивым варварством монахи «преследовали ложных богов вплоть до их убежищ, разбивая статуи, искажая барельефы, раздробляя надписи». В Дендера они закоптили потолок, в Луксоре превратили преддверие святилища в церковь, покрыли штукатуркой рельефы Аменхотепа III. При императоре Феодосии, когда Египет принадлежал Византийской империи, по ряду оценок, в стране было уничтожено порядка 14 тысяч памятников древности. Хотя в отличие от христиан, мусульманские правители Египта и не ставили целью уничтожение «капищ язычников», огромное число памятников было все же ими разобрано на камни для строительства. Прежде дело обстояло иначе. Сфинкса или храм Птаха по приказу фараонов очищали от песков и реконструировали. Откапывали их и европейцы.


    Блочная статуя Иаму Нех в музее Луксора


    Отметим лишь некоторые из крупных открытий. В 1813 году швейцарец Иоганн Буркхардт, добравшись до Абу-Симбела, установил место, где находился храм Нефертари. На некотором расстоянии от него заметил верхушки статуй, стоявших у входа в святилище Рамсеса II, занесенные песком. «Я думаю, если расчистить песок, можно найти большой храм». Искатели хорошо знали им цену. «Страсть к древностям… разрушила то, что пощадили столетия». Интерес к истории и сокровищам древних постоянно подпитывался рыночной ценностью этого «товара». Поэтому и прикладывалось столько усилий для транспортировки огромных статуй по суше и по морю. Фактически вывоз стал залогом их сохранности – в самом Египте пару веков тому назад до древностей никому не было дела.


    Карстен Нибур в арабском костюме


    Не является секретом то, что в Египте было разграблено немало уникальных гробниц и захоронений (гробницы Рамсеса II, Аменхотепа II). Потери несли не только от грабителей. По словам А. Морэ, исламисты (турки) продолжали уничтожать бесценные реликвии. Ими изуродован Сфинкс, хотя были мусульмане-ученые (типа Абд эль-Латифа), которые им восхищались. Властители Египта, турки, не понимали ценности того, что им подвластно. Бельцони вспоминал, как Халиль-бей, правитель Верхнего Египта, спрашивал его: «Зачем вы вывозите наши камни, разве в Европе их не хватает?» Бельцони невразумительно ответил: мол, дело в том, что камни в Египте «более качественные». Фирман на раскопки был получен. Судьбы иных колекций удивительны. После того как в Египте в конце 1834 года на берегу озера Эзбекьях был основан музей, вскоре перемещенный в Цитадель Каира, события приняли неожиданный поворот. Во время посещения Каира в 1855 году австрийский эрцгерцог Максимилиан увидел экспозицию предметов и попросил Аббаса-пашу, хедива Египта, подарить ему кое-что из собранных тут древностей. Реакция турецкого вельможи была совершенно неожиданной. Он предложил тому забрать все содержимое комнаты. Так, в силу абсолютнейшего невежества и непонимания значимости искусств турецким вельможей первая колекция раритетов из Древнего Египта оказалась в Австрии, в Вене.

    Нам остается напомнить имена тех, кто сделал для читателя доступными сокровища… «Молчат гробницы, мумии и кости, – лишь слову жизнь дана» (И. Бунин). Первыми исследователями египетской письменности были античные ученые: Пифагор, Гелланик Митиленский, Херемон из Навкратиса, Гермапион и др. Этим же интересовались Клемент Александрийский и египетский жрец-маг Хораполло. Позже К. Нибур срисовал доступные ему иероглифические надписи. Вначале это занятие вызывало у него лишь «отвращение и скуку». Но вскоре «иероглифы стали мне настолько знакомы, что я их смог срисовывать как буквенное письмо, и работа эта стала доставлять мне удовольствие». Большие знаки были символами, тогда как более мелкие несли ясные черты алфавитных букв. Число иероглифов было относительно невелико. Это значило, что египетская письменность не могла быть целиком идеографической. Важнейшие догадки Нибура и приблизили разгадку тайны египетской письменности.


    Обезьяна из фаянса


    Свой вклад внес и Г. Лейбниц, написавший в 1672 году для Людовика XIV свой «Consilium Aeguptiacum». Там он высказал мысль, что завоевание Египта даст французскому королю власть над всей Европой. Правда, король-Солнце так и не воспользовался предложением. Однако когда на небосводе Франции взошло солнце Наполеона, тот, базируясь на записке Лейбница и двухтомном переводе «Путешествия по Аравии» К. Нибура, убедил ученых Франции, что он добьется того, что было не под силу великому королю… Так Наполеон оказался в Египте. А далее уж случаю было угодно, чтобы арабский солдат, окапываясь в древнем форту Рашида, в 7 км от Розетты, наткнулся на знаменитый Розеттский камень. К счастью, в армии Наполеона были образованные офицеры, которые сумели прочесть часть надписи на греческом языке (офицер генерального штаба Бушар). На камне было видно три надписи: верхняя – из древнеегипетских иероглифов, нижняя – из греческих букв, средняя – демотическая (живой новоегипетский язык). Англичане забрали по условиям капитуляции у Франции драгоценную находку, но разгадать тайну иероглифов не смогли.


    Жан-Франсуа Шампольон


    Камергер Людовика XV, секретарь посольства Людовика XVI в Петербурге и Неаполе В. Денон уговорил Наполеона разрешить ему участвовать в Египетском походе 1798 года. Став главным инспектором императорских музеев, он создал Музей Наполеона, знаменитый на весь мир Лувр, издал книгу «Путешествие по Верхнему и Нижнему Египту», завоевавшую бешеную популярность в Европе (1802). Туда вошли рисунки встречавшихся им на пути памятников. Используя материалы, собранные Комиссией ученых, Ф. Жомар вместе со 150 учеными напишет 24-томный труд под названием «Описание Египта» (с рисунками Денона и сотнями гравюр, раскрашенных от руки). Появившиеся в 1809–1813 годах тома стали часом рождения египтологии как науки. Иные желали видеть в Египте и пирамидах предмет экзотики. У обывателей вошли в моду безделушки и мебель в египетском стиле.


    Бюст Рихарда Лепсиуса


    Однако официальным днем рождения египтологии как науки все же считают сентябрь 1822 года. Естественно, что таким днем должна была бы стать разгадка иероглифов. Ведь они издавна были предметом обсуждений, горячих споров и дискуссий, отзвуки которых встречаем даже на страницах древних манускриптов. Античные авторы давно подметили: иероглифы представляют собой символические рисунки (Гораполлон). Но на этой почве подвизались и авантюристы. Иезуит Афанасий Кирхер ухитрился опубликовать в 1653–1654 годах в Риме четыре тома переводов иероглифов, где ни один из знаков не был им верно прочитан. Сто лет спустя перед Французской академией надписей некий де Гинь даже громогласно заявил, что китайцы являются «египетскими колонистами». Англичане в ответ (видимо, в пику соперникам-французам) тут же заявили: нет, это египтяне – выходцы из Китая. Аббат Тандо де Сен-Никола уверенно заявлял, тут и размышлять нечего: «ясно как божий день, что иероглифы являются орнаментами и простыми украшениями». Дешифровщик из Парижа опознал в одной из надписей в Дендере сотый псалом, а в Женеве «перевели» надпись на так называемом обелиске Памфилия в Риме. Текст содержал написанное за 4 тысячи лет до Рождества Христова «известие о победе духов добра над духами зла»!

    Справедливость восторжествовала, когда в 1822 году во Французской академии выступил с докладом ученый Жан-Франсуа Шампольон. Доклад назывался «Письмо… относительно иероглифического алфавита древних египтян». Толчок к его увлечению Египтом дал брат Жак-Жозеф Шампольон, секретарь выдающегося математика и египтолога Жозефа Фурье, который участвовал в походе Наполеона. Жан-Франсуа проникся интересом к загадочной земле. Юноша с 13 лет стал жадно изучать языки: латынь, греческий, арабский, древнееврейский и древнесирийский, арамейский, персидский, коптский. В священных книгах Востока черпал он вдохновение. Советуя брату посвятить жизнь науке, он восклицал: «Возделывай свое поле! В Авесте сказано: лучше сделать плодородными шесть четвериков засушливой земли, чем выиграть двадцать четыре сражения – я с этим вполне согласен». Его коллеги досаждали его интригами. Получая четверть жалованья, он продолжал брать пример с великих греков: «Судьба моя решена: бедный, как Диоген, я постараюсь приобрести бочку и мешок для одежды, что же касается вопроса пропитания, то здесь мне придется надеяться на всем известное великодушие афинян». Позже, составляя коптский словарь и изучая надписи Египта (известный Розеттский камень и др.), его осенила мысль – египетская письменность была одновременно идеографической и фонетической. Он смог прочесть такие имена, как Александр, Клеопатра, Август, Нерон… И, накопив определенное число известных знаков, Шампольон сумел раскрыть «тайну иероглифов». Его труд вызвал в Европе невиданный интерес к изучению египетского наследия. При нынешнем состоянии изучения Египта, – отмечал Шампольон, – «когда памятники стекаются со всех сторон и собираются как государями, так и любителями, когда ученые всех стран, каждый на свой лад, спешат отдаться кропотливым исследованиям и стараются глубже познать эти памятники письменности», представлялось особенно важным организовать силы науки. Он вспоминал атмосферу ожидания, восторга, возникавшую в Риме при упоминании о Египте: «Иероглифы в Риме в большой чести… Я прямо-таки проповедовал, и благодать снизошла на нас, я насчитал столько же новообращенных, сколько присутствующих». Любопытно, что Шампольона изберут почетным членом Петербургской Академии наук России раньше, чем во Франции (1827), точнее, за три года до принятия его во французскую Академию Надписей и Изящной Словесности.

    Первым английским египтологом считают Дж. Г. Уилкинсона… Он отказался от военной карьеры и уехал в Египет, где десять лет вел археологические раскопки. Результатом его трудов станет книга «Поведение и обычаи древних египтян». Среди немцев выделяется фигура Рихарда Лепсиуса. Прусский король отправил его в Египет с целью приобретения экспонатов для создаваемого им в Берлине Египетского музея (открыт в 1855 г.). В день рождения короля Пруссии Лепсиус поднялся на пирамиду Хеопса, водрузил там прусский флаг, а в Рождество 1842 года зажег елку на верху пирамиды. Конечно, главная его заслуга в ином. Он возглавил серьезную научную экспедицию в Египет, проработавшую там с 1842 по 1845 год, и собрал огромное количество материалов, которые издал в виде роскошного атласа под названием «Памятники Египта и Эфиопии» (12 томов).


    Изображение фараона Сети I на рельефе храма в Абидосе


    Нельзя не упомянуть имени итальянца Дж. Бельцони, работавшего на британского консула. Тот собирал памятники старины и написал «Путешествие по Египту и Нубии». Именно Бельцони принадлежит заслуга открытия усыпальницы Сети I, сына Рамсеса I, одного из великих фараонов XIX династии, успешно расширявшего границы Египта. Бельцони открыл усыпальницу этого фараона, имевшую 105 м длины (1817 г.). Он считал, что это самая прекрасная гробница из всех открытых к тому времени в Египте. Действительно, ее украшения и барельефы великолепны (в том числе барельеф ладьи, плывущей по водам загробного царства с мертвым солнцем в образе Осириса). Отметим и заслуги О. Мариета. В 1850 году по заданию Коллеж де Франс его направят в Египет с заданием приобрести в Каире и Александрии коптские рукописи. Этому воспротивился, было, патриарх коптской церкви, пуще зеницы ока охранявший сокровища монастырской библиотеки. Тогда Мариету пришлось сделаться «охотником за древностями». Как признает А. Морэ, основатель Попечительства о древностях «начал с расхищения Египта, перевозя в Париж целыми тысячами найденные в Серапеуме памятники». Когда он увидел, что на его глазах в течение четырех лет с равнины Абу-Сира и Саккара исчезло 700 могил, он попытался «положить конец постыдному разбою, ставшему бичом Древнего Египта».


    Храм Хора в Эдфу, строительство которого начал Птолемей III


    Во время своей второй поездки в Каир (1857 г.) Мариет добился от хедива Египта, Саида-паши, указаний строго «следить за сохранностью памятников». В 1858 году его назначили «директором работ по египетским древностям», руководителем раскопок («мамуром»). До него в Египте вообще не было такого учреждения. Но вначале Мариет, прежде чем создать музей, повторяю, сам подверг систематическому расхищению местности Гизы, Саккара, Абидоса, Таниса, Саиса, «чтобы набрать памятников, побольше памятников». Такова сущность европейского человека.


    Аллея сфинксов в далеком прошлом


    В дальнейшем он, правда, добился от хедива запрета на эту практику, но многое было утеряно или же перекочевало в другие страны (в том числе во Францию). Мариет обратился к систематическим раскопкам, а затем к изданию полного описания открытых памятников. Он оборудовал мастерские в Эдфу, Дендере, Абидосе. На свой страх и риск начал он раскопки в Саккара. Однажды внимание привлекли фигуры сфинксов, стоявшие перед домами египетских вельмож. Ему вспомнились строки грека Страбона, ранее побывавшего тут: «…Ветер наметает песчаные дюны, у подножия которых мы заметили сфинксов». Когда он нашел первого сфинкса, его вдруг осенила гениальная догадка: возможно, это и есть сфинкс из той самой аллеи, что когда-то в эпоху фараонов вела к легендарному Серапеуму. Удача сопутствовала ему, как она сопутствует дерзким, влюбленным и отважным. Вскоре из песка, как сказочные богатыри, явились 134 сфинкса, которые некогда украшали церемониальную дорогу, ведущую к святилищу бога Аписа…


    Принц Хамуаст


    Трудно перечислить все найденные им тут сокровища. Сразу возникли немалые трудности, ибо пошли разговоры о том, что им найдены золотые статуи. Мариета считают «первым настоящим охранителем древностей» (П. Элебрахт). Как бы там ни было, благодаря ему собрана огромная коллекция замечательнейших памятников по истории Египта. Только в 1852–1853 годах археолог отослал из Саккара во Францию 44 ящика с 5984 находками (среди них 6 сфинксов и 2 льва Нектанеба I, драгоценные украшения принца Хамуаста и т. д.). Чтобы изучить остатки памятников Мемфиса и Гелиополя, сегодня надо обходить улицы Каира, внимательно выискивая куски плит среди водоемов, фонтанов, мечетей или дворцовых стен.

    И все же труд его послужил целям культуры. Видимо, прав Масперо, преемник Мариета: «Не будь его, Египет долго продолжал бы еще уничтожать свои памятники и распродавать их по частям иностранцам, ничего не оставляя для себя; он заставил его сохранять их». Впрочем, Египет сохранил в своем сердце благодарность к Мариету, к его усилиям по спасению тех шедевров, которые еще можно было спасти. В настоящее время его тело покоится в одном из саркофагов Каирского музея. Оно забальзамировано, как тело фараона, а рядом высится бронзовая статуя с красноречивой надписью: «Мариет-паше от благодарного Египта».


    Луксорский храм. Современный вид


    Правда, он сделал Египет беднее, зато собрал воедино ценные памятники. Единственный выход, учитывая разгул грабителей, да и нравы турок. Говорят, что посланные им вице-королю Аббасу 30 каменных плит с редкими надписями вскоре были отшлифованы и погублены. И разве дело в одних лишь турках! Египтяне и европейцы вели себя ничуть не лучше. В чем-то была права Е. П. Блаватская, говоря о тысячах и миллионах сожженных рукописей, испепеленных памятниках, о толпах отшельников и аскетов, бездумно и порой варварски рывшихся в разоренных городах Верхнего и Нижнего Египта, как в долинах, так и в горах, в поисках обелисков, колонн, свитков, пергаментов. Поиски документов порой осуществляли с варварской целью – «чтобы предать немедленному уничтожению».


    Базар в Луксоре


    Гастон Масперо стал вести более основательную расчистку сохранившихся памятников. В Саккара при обследовании пирамид им обнаружены древнейшие образцы религиозной литературы («Тексты Пирамид»). Став директором Каирского музея, он сосредоточил внимание на Луксоре. При нем велись интенсивные реставрационные работы, очистка от песка сфинкса в Гизе, развалин храма в Луксоре, найден в Дейр-эль-Бахри тайник с мумиями фараонов эпохи Нового царства. Масперо блестяще знал древнеегипетский язык. С 1886 года он работал во Франции, где опубликовал сборник древнеегипетских сказок на французском языке. Он создал замечательные сводные работы, включающие археологию и историю искусства Египта. Его трехтомная «История народов Древнего Востока» до сих пор представляет известную научную ценность. В России были некогда популярны его очерки – «Во времена Рамзеса и Ассурбанипала» (ч. I – «Египет», ч. II – «Ассирия»).


    Фасад храма, посвященного Рамсесу II


    Между странами, ведущими в Египте исследования, развернулись чуть ли не сражения за то, кто первым овладеет тем или иным сокровищем… Так, француз Э. д, Авенн передал Лувру Палату предков из храма в Карнаке, опередив Лепсиуса (он же подарил Франции так называемый папирус Присга, ценнейший документ II тыс. до н. э., который называют «самой древней книгой в мире»). Исследователи тогда буквально грезили Египтом… Консул в Египте, немецкий египтолог Г. Бругш (1827–1894), совмещавший политическую работу с научной, известный филолог, автор «Египтологии» и «Истории Египта во времена фараонов», вспоминал историю того, как ему удалось совлечь покров с тайны письмен: «В работе я находил высшее наслаждение, и каждое новое открытие в области расшифровывания староегипетских письмен было для меня сущим праздником. И действительно, я жил в состоянии какого-то блаженства». Правда, порой это вызывало у него странные ощущения. Однажды он до глубокой ночи работал над расшифровыванием египетского письма. Но несмотря на его настойчивые усилия, расшифровать иероглифы не удавалось. Переутомленный бесплодной работой, он лег в постель, потушил свет. И вот во сне (во время сновидения) ему вдруг показалось, что он нашел разгадку. Он встает с кровати, садится за стол с закрытыми глазами, как лунатик, и записывает все на бумагу. Каково же было его изумление, когда, проснувшись, он понял: сон-то был, что называется, «в руку». И прямо перед ним, на столе, лежал расшифрованный текст.


    Разрез гробницы Тутанхамона


    Видимо, справедливость есть и в науке… Как иначе объяснить то, что в 1881 году Эмиль Бругш-бей, брат знаменитого египтолога Генриха Бругша, бывший в то время хранителем музея в Каире, стал владельцем сокровищницы, более драгоценной, чем клад Аладдина. С помощью египтян, которые обнаружили в 1875 году в скале между Долиной царей и Дейр-эль-Бахри погребальную камеру с мумиями фараонов, он увидел груду саркофагов. Еще ни один европеец не видел ничего подобного. Вот как увиденное им описывает К. Керам: «Перед ним были бренные останки самых могущественных правителей древнего мира. Продвигаясь где ползком, где во весь рост, он установил, что здесь лежит Яхмес I (1580–1555 гг. до н. э.), который приобрел известность тем, что окончательно изгнал варварских царей-пастухов – гиксосов (с чем, однако, совершенно не связан библейский рассказ об исходе израильтян из Египта), и что здесь находится мумия Аменхотепа I (1555–1545 гг. до н. э.), ставшего впоследствии святым покровителем всего Фиванского некрополя. Наконец среди многочисленных гробниц менее известных египетских фараонов он находит (не выпуская факела из рук, он вынужден на минуту присесть, чтобы справиться с охватившим его волнением) мумии обоих великих египетских правителей, слава которых пережила века: Тутмоса III (1501–1447 гг. до н. э.) и Рамсеса II (1298–1232 гг. до н. э.), прозваннного Великим (при дворе которого, как думали во времена Бругша, вырос Моисей, законодатель еврейского народа и западного мира), – фараонов, один из которых царствовал пятьдесят четыре года, а другой – шестьдесят шесть лет, фараонов, сумевших не только создать на крови и слезах своих подданных мировые империи, но и удержать их в течение долгого времени в руках… Он принялся считать; всего здесь оказалось сорок мумий, бренные останки сорока правивших некогда фараонов, которых почитали в свое время как богов. Три тысячи лет пролежали они, никем не потревоженные, прежде чем их удалось увидеть сначала грабителю, а затем ему…»


    Г. Картер и его коллеги перед гробницей фараона Тутанхамона


    Особо отметим имя англичанина Ф. Питри. Он за два года раскопок в Саккара (1912–1913) восстановил всю последовательность царей I династии. Хотя, конечно, в золотую книгу пионеров египтологии вписано и имя Г. Картера (1874–1939). Тот принимал участие в экспедиции «патриарха» египтологии Ф. Питри. Затем Картер всю свою жизнь связал с Египтом: он становится генеральным инспектором Службы древностей в Египте. Знакомство и сотрудничество его с лордом Карнарвоном привело к удивительным открытиям. У одного была страсть к изучению истории Египта, но не было денег, у другого (Карнарвона) были деньги. К тому же он, к счастью, имел целый набор болезней, которые и удержали его в Египте, солнечной сухой стране (подальше от сырости Альбиона). Так вот сложился этот священный, но и «странный союз». После раскопок американца Т. Дэвиса за Долину царей взялись англичане (1914). Шли годы тяжких трудов. И вот когда лорд уже готов был бросить все поиски, зимой 1922/23 года Картеру наконец «повезло» – под входом в гробницу Рамсеса VI он обнаружил первую ступеньку, ведущую в тайную гробницу, скрепленную печатью царского кладбища. До этого Картер дважды находился рядом с открытием, однажды остановился буквально за 2 метра. Пробив отверстие, он увидел чудесные вещи. Это был «настоящий музейный зал» (три больших позолоченных ложа, статуи, скульптуры фараона, кубок в форме лотоса, колесницы, сверкающие золотом и инкрустациями). Вход охранял бог-шакал Анубис, обеспечивавший посмертный покой фараона и возглавлявший похоронные обряды. «Я думаю, что в ту ночь почти все не спали», – написал Картер. Все найденные им тут вещи созданы были в период Амарны.


    Сокровища гробницы


    Именно тогда искусство Египта и достигло наивысшего расцвета. О находке тут же узнали в Лондоне и Париже. Газеты буквально взахлеб писали о сказочных сокровищах гробницы Тутанхамона, а парижские дамы стали одеваться «a ля Тутанхамон». Все желали поскорее увидеть собственными глазами невиданные сокровища минувших веков: ларец прекрасной росписи, стул, кресло и золотой трон фараона. Затем были обнаружены ковчеги (4 ковчега с золотой облицовкой), желтый кварцитовый саркофаг, где был гроб 18?летнего фараона. Пред взором восхищенных археологов предстало чудо – золотая маска Тутанхамона.

    Историк И. Кацнельсон описал это зрелище: «Портретная маска Тутанхамона – одно из величайших творений египетских художников-ювелиров. Она выкована из чистого золота и весит 9 кг. Глаза юного фараона, чуть-чуть скошенные, с большими черными зрачками, спокойно устремлены вперед… Лоб венчают уже знакомые нам символы царской власти – коршун Нехебт и змея Буто… Маска имеет сходство с другими несомненно достоверными скульптурными портретами Тутанхамона. Более того, в ней можно уловить некоторые общие черты с Эхнатоном и, особенно в профиль, – с царицей Тии. Таким образом, она служит ценным доказательством близкого родства Тутанхамона с царской семьей». Сверху мумии лежал скромный венок от молодой вдовы фараона, положенный тысячи лет назад. Дальше – больше. Под каждым слоем бинтов обнаруживали все новые и новые драгоценности… В Национальном музее Каира, глядя на посетителей, с благоговением взирающих ныне на того, кто всегда «слышал мольбу пребывающего в нужде», невольно подумалось: как же получилось, что его гробница – единственная, которую так и не успели разграбить? Может, Тутанхамон сумел умиротворить богов, чтобы «они защищали Землю Любимую»?

    Впрочем, история с открытием «сокровищ Тутанхамона» содержит и немало странного. Удивляет, что Картер, ведя поиск сокровищницы, на 5 лет как бы заморозил ее «открытие», не допуская туда никого. Зачем он выстроил узкоколейку, если найденные им предметы легко уместились бы в квартире площадью 80 кв. м? Почему грабители, если они были там ранее, не взяли ничего из сокровищ? Для чего они упорно пробивали ходы в скальной породе, если перед ними были тонкие двери и стены? И таких странностей набралось немало. Иные ученые даже утверждали, что никакого фараона там не было. Во всяком случае, ведущие исследователи той поры были абсолютно уверены, что в Долине царей найти что-либо значимое невозможно. Бельцони, раскопавший могилы Рамсеса I, Сети I, Эйе и Минтухотепа, заявлял: «Я твердо убежден, что в долине Бибан аль-Мулук нет никаких других гробниц, кроме уже найденных». Такую же мысль тридцать лет спустя высказал и Р. Лепсиус, говоря, что в Долине царей не осталось ни одной песчинки, которую бы до этого трижды не переместили с одного места на другое. Как утверждает К. Смирнов, в уме Картера созрел авантюристический план – найти сокровищницу, которая бы сделала его египтологом N№ 1 в мире. Якобы он отыскал сторонников и спонсоров аферы среди египтян, которые всегда не прочь сделать хороший бизнес. И те заказали у подпольных ремесленников, давно специализировавшихся на подделках «а ля древний Египет», ряд золотых украшений, барельефы с фрагментами из истории царствования фараона, предметы обихода, несколько саркофагов и мумию. Затем, загрузив к 1922 году ранее ими найденную законсервированную гробницу, полностью сменили весь состав старой экспедиции 1917 года. Осталось лишь объявить о сенсационной находке, что и было торжественным образом сделано.

    Все участники той акции, безусловно, оказались в выигрыше. Большую часть сокровищ Тутанхамона в скором времени распродали в ведущие музеи мира. Это принесло миллионы Египту и лично Картеру. Автор статьи уверяет, что лорда Карнарвона, почувствовавшего обман, убрали с помощью яда. Конечно, в истории археологических открытий случаются и фальсификации… Француз П. Ботта, нашедший Ниневию, как-то признался, что он в каждый сделанный им раскоп перед тем, как засыпать его, бросал безделушку. Находка Картера вызвала новый поток туристов, став образцом выгодного помещения денег. Иные, подобно англичанке Иди, получившей у египтян прозвище «Омм Сети» («Мать Сети»), влюблялись в Египет и уже не мыслили своей дальнейшей жизни без него. Дама, днюя и ночуя в Британском музее, сочла себя египтянкой и уехала туда навсегда. Египтология уже стала чем-то большим, чем наука. Она становилась скорее религией (В. Томсинов).


    Внешний вид храма в Мединет-Абу


    Среди активно работавших в области востоковедения были и славяне. Крупнейший вклад в изучение истории и языка хеттов внес чешский профессор Бедржих Грозны (1879–1952). Сын евангелического священника ничем особым не выделялся среди сверстников. Но, ведь утверждают, и Шампольон выучился читать при помощи заученного наизусть «Отче наш», и Шлиман, услышав рассказ о гибели Трои, ее исчезновении в пламени, заявил отцу в семь лет: «Я Трою найду, когда вырасту». Так же и Грозны рано проявил способности к языкам (латынь, греческий, еврейский, арамейский, арабский). Когда много лет спустя его спросили, как это ему удалось овладеть дюжиной мертвых языков и полудюжиной живых, он ответил: «Сидя, молодой человек». Он поступает в Венский университет, выразив свое заветное желание: «Я хотел помимо восточной филологии, которая была моей основной специальностью, посвятить себя также истории Древнего Востока, которая притягивала меня с какой-то магической силой». В семинаре у профессора Делицша он выбирает тему «Деньги в древней Вавилонии». В другой своей работе, «Злаки в древней Вавилонии» (1913), он приходит к выводу, что в своем развитии Месопотамия опережала Египет на полтысячелетия, заявив при этом: «Я пересмотрел вопрос о взаимоотношениях культур древне-египетской и шумеро-вавилонской. В результате, путем самого скрупулезного анализа множества хозяйственных документов древних шумеров и вавилонян, мне удалось доказать зависимость древнейшей египетской культуры от культуры шумеро-вавилонской». Вывод о большей древности Вавилона весьма спорен.


    Зал с саркофагом гробницы Тутанхамона. Современный вид


    И хотя у нас нет веских оснований для того, чтобы согласиться с таким утверждением, работа этого ученого имела огромное значение. К тому же он открыл еще одну загадку – тайну языка хеттов, выяснив, что это был язык индоевропейский. Ранее хеттов относили к семитам. Вроде бы на это указывало внешнее сходство рас (крупный загнутый книзу нос, скошенный лоб, как у семито-армян, и т. д.). В «Древнейшей истории Передней Азии, Индии и Крита» Грозны привел ряд примеров, где доказывал индоевропейский характер хеттского языка. Хеттский язык непосредственно примыкает к итало-кельтским языкам, к латыни, являясь родственным славянским языкам (хетты – «наши дядюшки»?!). Эти и многие другие выводы сделаны им в работе «Язык хеттов» (1917). Как скажет К. В. Керам в 1955 году об открытии чеха, «Грозны на 246 страницах представил здесь поистине самую полную дешифровку мертвого языка изо всех когда-либо предлагавшихся. Здесь почти отсутствовали гипотезы… тут предлагались результаты». С помощью усилий Ф. Зоммера, Э. Форрера, А. Гетце, Г. Оттена и других ученых хеттский язык был полностью дешифрован.

    Везло не только Картеру с Тутанхамоном. Поляк К. Михаловский нашел фрески в Фарасе («чудо в Фарасе»). Ведя изыскания, он нашел уникальные христианские памятники на территории Северной Нубии (Северного Судана), которую египтяне именовали «страна Куш». Надо учесть, что в эпоху Нового царства Фарас избрали местом своего пребывания наместники фараонов, чей титул звучал как «царские сыновья Куша». Регион именуют еще «царством Напата и Мероэ», по имени столиц.

    В Фарасе в VI веке н. э. обосновался царь племени нобатов, принявший христианство. Тут немало христианских памятников. А. Классен обнаружил в Шокане 84 фрески, созданные под влиянием византийских канонов. На них выписаны образы Иисуса Пантократора (Вседержителя) и Иоанна Златоуста. У многих фигур уничтожены глаза, что объясняют суеверием местных жителей, боявшихся «дурного глаза». За четыре года раскопок в Фарасе поляки извлекли с 1961 года из стен собора и дворцов епископов 497 обломков камней и плит с иероглифами, орнаментами, рельефами (плюс 128, открытых Гриффитсом, Адамсом и др.).


    Тутанхамон и Анхесенамон. Каир


    В итоге раскопок выяснилось, что между нубийским царством и Византией когда-то имелись тесные связи. В Фарасе обнаружено около тысячи надписей древних нубийцев. Старые мастера руководствовались правилом: лица живущих людей изображали темным цветом, а лицам святых придавали светлый оттенок. Тем самым, вероятно, оттенялась греховность первых и святость вторых… Самая красивая из фресок – «Рождество». На ней представлена Богоматерь, лежащая на широком и мягком ложе, облаченная в полосатую одежду. Рядом с ней изображены ясли, а в них – младенец с лицом взрослого, завернутый в белые пеленки. Вокруг толпа людей и богов. Огромная фреска выписана во всю стену. К сожалению, Фарас после пуска Асуанской плотины ушел под воду. Нубийцы, покидая родные места, пели: «Нил затопит Нубию – и нам надо забыть о прошлом. Река дает жизнь – но она же несет и смерть».


    Бюст Нефертити


    Извлечение сокровищ из Египта приобрело характер варварских набегов. Примеров не счесть (Дендерский зодиак из храма Хатхор, ассирийские астральные боги, крылатые быки и львы холма Нимруда, вывезенные О. Лэйярдом). Г. Солт, назначенный английским консулом в 1816 году, тут же поставил на конвейер сбор и продажу редчайших коллекций. Нисколько не лучше повел себя итальянский дипломат-коллекционер Б. Дроветти, занимавший пост консула Франции в Египте в 1810–1829 годах. Его агенты с беззастенчивой наглостью и цинизмом ограбили все храмы и гробницы в районе Фив. Даже звезда египтологии, Шампольон, как позже утверждал русский путешественник XIX века А. Норов, «наложил святотатственную руку» на бесценные фрески в Карнаке, отколов от них внушительные фрагменты. Охотник за древностями, Е. Амелино, в ходе изысканий в Египте вел настоящую охоту за предметами искусства, ибо его финансировали коллекционеры!

    Он не только не фиксировал ценнейшие находки, но еще и уничтожал дубликаты каменных сосудов, делая это для того, чтобы еще более повысить стоимость им сохраненных раритетов! В течение целых четырех лет велась им эта разрушительная работа. Так же и каждый шаг Бельцони в священном фиванском акрополе, увы, «сопровождался хрустом раздавленных мумий». Лессепс увековечил факт своего пребывания и работы в Египте надписью крупными буквами на прославленных колоссах, статуях Рамсеса II. Как заметил О. Ланкастер, содержание гробницы чем-то напоминает ему «распродажу личных вещей содержанки еврея-антиквара времен Второй империи». Но с одной существенной разницей: суммы, которые выручали европейские дельцы, были несравнимо выше. Лорд Карнарвон также не был бескорыстен, ибо занимался незаконным вывозом древностей.

    Причем самые маленькие из них он превращал в украшения, вставляя их в современные оправы, после чего или продавал, или оставлял у себя в коллекции (Ливрага). Англичане, как известно, не любят оказываться на вторых ролях при дележе. Когда вспыхнули споры, кому должен принадлежать найденный в Амарне бюст царицы Нефертити (его обнаружил немец Л. Борхард), египтяне потребовали от Берлинского музея вернуть уже отданную ими царицу. Согласно установленным Египтом правилам, часть найденных в ходе раскопок сокровищ археологи имели право оставлять себе. Англичане тут же этим воспользовались, пожелав наложить лапу на находки других стран. Консул Великобритании в Каире, лорд Китчнер, предложил «примирить» спорящие стороны и отдать сокровище в Британский музей.


    Справедливости ради заметим: нет и какого-то единого мерила, с помощью которого можно определить точно, что хорошо и что плохо для сохранения египетской культуры. Когда в 1887 году некая крестьянка в поисках удобрений наткнулась на склад прогнивших сундуков, что были наполнены невзрачными глиняными табличками (как оказалось, на них была запечатлена история легендарной Амарны, города Эхнатона и Нефертити, письма царю Эхнатону от царей Ниневии, Вавилона, Ханаана и Митанни), она, не думая, кое-как запихнула их в мешки и увезла в свою деревню. Темные крестьяне руководствовались принципом: чем больше кусков, тем больше денег можно получить за древности. Поэтому многие из бесценных таблиц она просто разбила на мелкие части. Практически это означало их гибель, ибо те не могли быть расшифрованы. Вдобавок ко всему даже эксперты Каирского музея, получив их, не придали табличкам, покрытым мелкими, почти стершимися значками, должного значения. Их сочли подделкой, что подтвердили и парижскаие антиквары. Все оставшиеся куски скупил за бесценок некий делец, таскавший их за собой в мешках, продавая в качестве древних сувениров. Поистине «собака на сене» в тени Луксора…


    Рельеф на одном из храмов


    Когда специалисты разобрались, было уже поздно. Многое пропало навсегда. Осталось лишь 377 табличек, из которых 60 были удержаны Египтом, 180 отправлены в Берлинский музей, остальные – в Британский музей. Не только дремучие копатели, археологи, коллекционеры, но и просвещенные политики приложили руку к гибели раритетов и редчайших произведений искусства в Африке и Египте. Напомним, как в 1938 году, во время агрессии Италии против Эфиопии, самолеты фашистской Италии разбомбили в пух и прах руины храма Святой Марии – Такха-Марьям, что находился неподалеку от «парка стел» в Аксуме. Дворец, стоявший на каменной плите размерами 120 ґ 80 метров, имел более тысячи залов и комнат. Увы, образ столицы древней Эфиопии был безвозвратно утрачен…


    Вход в храм Хатшепсут


    Возможно, Элебрахт был прав, говоря, что принцип сохранения памятников in situ не всегда себя оправдывал. Так, гробница с мумией Аменхотепа II была дважды вскрыта, а из его усыпальницы были похищены знаменитая ладья фараона и его боевой лук (1901 г.). Известны попытки вывезти статую богини Сохмет из храма Птаха. Однако составитель одной из первых «хрестоматий» о Египте, Дж. Брестед, заметил, что, даже перебравшись в Европу, каменные памятники Египта подверглись там вредному воздействию. «Я видел на севере Европы ценнейшую стелу, – подчеркивает Брестед, – которая под воздействием туманов, влаги и ветра может потерять все свои письмена». Побывавший в 1897 году в каирской синагоге (на свалке старых рукописей и манускриптов) С. Шехтер вынужден отметить, что на «книжном поле брани» многие редкие книги «безвозвратно погибли и буквально истерты в пыль». Время превратило их почти в бесформенные кучи, разобрать которые удавалось лишь с помощью неимоверных усилий. Работая в кладовой, вдыхая пыль веков, Шехтер в результате и сам превратился из физически крепкого ученого в старика. Там он потерял здоровье, хотя сохранил для потомков бесценные рукописи. Добычу укладывали в мешки и отправляли в Англию – 30 мешков. Как с иронией заметил сам коллекционер, «работа проделана чисто, прямо как в Писании сказано: «И обобрали они египтян…»» Не в первый и не в последний раз.


    Два гроба из Абу-сир-эль-Мелека, выставленные на продажу в Европе (1978?г.)


    С тех времен многое, конечно же, изменилось в исследовании древностей. Поняв огромную ценность сокровищ, Запад направляет сюда ученых и по мере сил старается сохранить их для человечества. Храмы и сокровища служат наплыву туристов в страны (и дают прибыль). Это обстоятельство заставило Францию на свои средства создать в Каире Археологический институт, а английское общество «Egypt Exploration Fond» выделить деньги Навилю на изыскания храма Дейр-эль-Бахри. С годами оказание помощи в востановлении раритетов стало делом престижа и большой политики. Когда выяснилось, что мумия Рамсеса II стала разлагаться, то, по решению президента Египта Садата и президента Франции Валери Жискар д, Эстена, тело царя Верхнего и Нижнего Египта с величайшими почестями перевезли в Париж. В 1976 году почетный эскорт торжественно проследовал через площадь Согласия, на которой возвышается обелиск, воздвигнутый Рамсесом перед Луксорским храмом 3200 лет назад, в чрево Музея Человека. После реставрации мумии в мастерских Лувра изготовили и покрыли тело фараона роскошным иссиня-лазуритовым покрывалом с изображением золотых лилий и геральдических цветов, символа Верхнего Египта. Формы грабежа стали сегодня более цивилизованными. Элебрахт пишет: «В цивилизованных странах воровскую добычу всегда возвращают владельцу». Возможно. Ведь перераспределение культурных ценностей путем грабежа не сближает народы. И все же оно будет продолжаться, как и сами исследования… В Средиземноморье, в устье Нила обнаружен город Гераклион. Нашли плиту с надписью, содержащей требование уплатить 10?процентный таможенный взнос торгующим с Египтом. Найдены статуи неизвестного фараона и его супруги. Многие раритеты попали американцам. В галерее Музея изящных искусств г. Бостона (штат Массачусетс) – 75 процентов всех его поступлений из Египта. В центральном парке Нью-Йорка находится и одна из «игл Клеопатры» (другая – в Лондоне).


    Драгоценные египетские реликвии


    И все же вернуть Египту то, что составляет едва ли не главное богатство египтян, Запад вряд ли когда-то захочет. Та же история произошла и с известным «сокровищем Приама», найденным Шлиманом на месте легендарной Трои… Отношение европейцев к находкам древностей невольно продемонстрировал сам Шлиман в письме к лейпцигскому издателю Брокгаузу: «Более ста фирманов выдано турецким правительством за десять лет, и во всех без исключения поставлено одно и то же условие: половину найденного сдать. До сих пор я был единственным человеком, от которого турки хоть что-то получили: я отослал семь пифосов и четыре мешка с каменными орудиями, в то время как от других они не сумели получить ничего… Да и здесь мое нарушение условий фирмана привлекло такое внимание лишь потому, что я вблизи Константинополя извлек из гробницы самый знаменитый из всех кладов и, ни от кого не таясь, во всех газетах перечислил найденные мною предметы». Показательно и следующее его высказывание: «найденные… предметы в этой закрытой для публики конюшне, каковую представляет собой турецкий музей, навеки будут потеряны для науки». При всем нашем несогласии с таким подходом, есть резон в словах Картера, сказашего по поводу ограбления гробницы Аменхотепа: «Из этого случая можно извлечь урок; мы бы рекомендовали ознакомиться с ним тем критикам, которые нас называют вандалами за то, что мы вывозим все находки, передавая их в музеи. Между тем, отдавая найденные древности в музеи, мы заботимся об их сохранности; если их оставить на месте, они рано или поздно попадут в руки воров, что равносильно их уничтожению». Приходится согласиться и с тем, что вопрос о том, кому принадлежат те или иные найденные и захваченные сокровища, во многом вопрос денег, терминологий и исторической справедливости. Отдельно стоит вопрос о произведениях искусства, оплаченных кровью миллионов наших соотечественников.

    Сегодня представления о торговле Египта с другими странами расширились (с ростом числа находок: потерпевшее кораблекрушение судно у анатолийского берега и т. д.). Среди этих находок – золотое кольцо с именем царицы Нефертити и минойские вещи. Замечательные памятники с именами Аменхотепа II и Аменхотепа III, ряд фаянсовых сосудов были найдены при раскопке поселения Энкоми на Кипре (хранятся в Британском музее). А недавно обнаружена плита с личным знаком якобы самой царицы Нефертити.

    Что привлекает в Египте? Основную массу ученых влечет, видимо, то, что страна, как изволил выразиться Геродот, полна «неописуемых памятников». Тут их больше, чем «где бы то ни было на земле». Хотя европейцу и непросто переносить местный климат. Дождей тут почти не бывает. Часто дует хамсин, перехватывая дыхание: «Невозможно акклиматизироваться под таким небом; нужно родиться от арабских родителей, чтобы вдыхать безнаказанно этот раскаленный воздух. Сын европейца от туземной женщины редко достигает 10 лет». Давно минули времена владычества персов, греков и римлян, но природа тут все та же, и так же Египет, подобно магниту, притягивает ученых и туристов. И с каждым годом этот поток все растет.

    Египет и Россия – духовные и культурные связи


    Говорят, что в давние времена (630 г. до н. э.) предки славян, скифы, устремились в далекий почти 30?летний поход. Они прошли Кавказ, Армению, Персию, Малую Азию, подчинили себе мидийского царя Киаксара, заставили его выплатить им дань, вынудили грозного царя Ассирии откупиться, пришли к городам Финикии, взяли и с них дань – и двинулись на Египет. Услышав о приближении грозных воинов, египетский царь Псамметих вышел им навстречу, одарил скифских вождей щедрыми дарами, упросив оставить в покое землю Египта. О скифах в «Библиотеке» Диодора Сицилийского, писавшего в I веке до н. э. и использовавшего более древние труды, сказано, что скифы произошли от брака с Зевсом, у которого был сын Скиф, давший начало грозным скифским царям. «Спустя некоторое время потомки этих царей, отличившиеся воинственностью и стратегическими талантами, подчинили себе обширную страну за рекою Танаисом до Фракии и, направив действия в другую сторону, распространили свое владычество до египетской реки Нила».


    Всадник с копьем


    Тогда же скифы вторглись в Иудею, предавая сожжению и смерти все на своем пути, и чуть не захватили Иерусалим. Пророчество Иеремии осуществилось: «Объявите в Иудее, разгласите в Иерусалиме и говорите, и трубите трубой по земле… Выставьте знамя к Сиону, бегите – не останавливайтесь, ибо я привел от севера бедствие и великую гибель… Смой злое с сердца твоего, Иерусалим, чтобы спастись тебе; доколе будут гнездиться в тебе злочестивые мысли? Ибо уже несется голос от Дана и гибельная весть от горы Ефремовой: объявите народам, известите Иерусалим, что идут из дальней страны осаждающие и криками своими оглашают города Иудеи… От шума всадников и стрелков разбегутся все города; они уйдут в густые леса и влезут на скалы; все города будут оставлены, и не будет в них ни одного жителя… Вот я приведу на вас, дом Израилев, – говорит Господь, – народ издалека, народ славный, народ древний, народ, языка которого ты не знаешь и не будешь понимать, что он говорит. Колчан его, как открытый гроб. Все они люди храбрые. И съедят они жатву твою и хлеб твой, съедят сыновей твоих и дочерей твоих, съедят овец твоих и волов твоих, съедят виноград твой и смоквы твои, разрушат мечом укрепленные города твои, на которые ты надеешься… Так говорит Господь: вот идет народ из страны северной, и народ великий поднимается от краев земли. Держат в руках лук и копье; они жестоки и немилосердны; голос их шумит, как море, и несутся на конях, выстроенные, как один человек, чтобы сразиться с тобой, дочь Сиона. Мы услышали весть о них, и руки у нас опустились, скорбь объяла нас, муки – как женщину в родах… От Дана слышен храп лошадей его, от громкого ржания жеребцов его дрожит вся земля, и придут и истребят землю и все, что в ней, города и живущих в них». Молодому иудейскому царю Оссия удалось откупиться от грозных воинов и спасти Иерусалим, поделившись большей частью сокровищ евреев. Таковы сведения о первых «международных контактах», имевших место когда-то в древнейшей истории между скифами, евреями, египтянами.


    Процессия из Карнака. Реконструкция


    Разумеется, те, кто посещал священные храмы Египта в Фивах, могли быть свидетелями самых больших празднеств года – «Опет». Действа разворачивались между святилищами Карнака и Луксора, и кульминацией этого праздника был вынос священной лодки Амона-Ра из храма Карнака. Ладью высшего божества несли 30 жрецов, за ней несли лодку Мут (супруги Амона) и лодку Хонсу (сына Амона). А уже за этими божествами следовали фараон со жрецами и жрицами, двором и воинами, сопровождаемые музыкантами и танцовщицами. Они распевали подобающие празднеству гимны. Зрелище, вероятно, было впечатляющее, незабываемое.


    У?входа в Луксорский храм


    Интерес к Востоку и Египту у русских возник давно (с принятием христианства на Руси и даже ранее). Древнеегипетские мотивы встречаются в скифских ювелирных украшениях. По версии древнегреческого историка Диодора, скифы дошли до Нила, распространив на Египет власть. О встрече египтян и скифов на границе Египта и Сирии писал Геродот. Он говорил иначе: якобы это египетский царь Сесострис переправился из Азии в Европу и покорил скифов и фракийцев… И то и другое более походит на вымысел. А вот связи с народами Причерноморья и Закавказья сомнений не вызывают. Ведь греки в VII веке до н. э. активно осваивали побережье Черного и Средиземного морей, где создали немало колоний (милетцы – Ольвию, гераклейцы – Херсонес). С разрешения фараона Псамметиха I они обосновались и в Египте (город Навкратис). Тут была масса возможностей наладить торговлю. Египетские скарабеи полюбились древнему населению Осетии и Кабардино-Балкарии. В могилах Пантикапея, Херсонеса, Ольвии находят египетские амулеты (скарабея, фигурки сокола и льва, Беса, Гарпократа и Птаха-Осириса).


    Ушебти – магическая фигурка


    Жители Причерноморья даже свои корабли называли иногда по имени богов Египта («Исида»). «И в саисское, и в эллинистическое, и в римское время, с VIII–VII веков до н. э. по III–IV века н. э., в причерноморских степях и севернее стали распространяться предметы материальной культуры Египта. И если в столичные города попадали достаточно уникальные предметы, такие, как архитектурные детали, монументальная скульптура, то в глубинные районы в массовом количестве вывозились фигурные амулеты и бусы из египетского фаянса, исключительно широко распространенные во всем тогдашнем мире, от Европы до Китая». Выходцы из Скифии и Бактрии посещали земли Египта; возможно, в свою очередь, земли Руси посещали и дипломаты из Египта.


    Н.?К. Рерих. Вестник


    Первыми серьезными источниками о Египте стали византийские хроники. Многие из них переводились на славяно-русский язык: хроники Георгия Синкелла (VIII в.), Иоанна Малалы (VI в.) и Георгия Амартола (IX в.). В трудах первых двух есть сведения из «Египтики» жреца Манефона, что была создана на основе древнеегипетских летописей. Переводчики труда проводят параллели между богами Греции, Египта и Руси (Гефестом, Гелиосом, Птахом, Ра, Гермесом Трисмегистом, Тотом и Сварогом и т. д.). Хроника Георгия Амартола – популярное историческое сочинение в литературе Древней Руси. Амартол – родом из Александрии. Он дает подробнейшее описание завоевания Египта Александром Македонским, историю его смерти и краха империи, правление Птолемея и т. д. Он описывал богов и культы египтян (Аписа, Исиды, Осириса), их грамоту («грамоту иероглуфийскую»), изображал реку Нил («Гион, зовемый Нил») и крокодилов. Он же упоминает о посещении Египта греками Анаксагором, Пифагором, Платоном, Плутархом (для бесед с «премудрыми»). Скупые сведения о Египте есть и в «Повести временных лет» (XII в.). О посещении Египта русскими в ту эпоху сведений нет, хотя в Никоновской летописи сказано, что князь Владимир отправил послов в некоторые страны, в том числе в Египет (1001 г.). Появились рассказы о Египте в хронографах и космографиях (к XVI в.). В них отмечается, что «египтяне издавна к мудрости тщательны, и земледельцы и звездочеты». Первые регулярные связи Руси с Египтом восходят, вероятно, еще к XIII–XIV векам.


    Рафаэль. Св. Екатерина Александрийская


    Огромный интерес вызывало у путешественников (помимо пирамид) и паломничество на Синай. Ведь именно там совершал восхождение Моисей, согласно легенде, там получил он от Бога скрижали с заповедями. Места эти привлекали паломников и ученых, став прибежищем многих христиан. Здесь же находится и монастырь Святой великомученицы Екатерины. Известно, что эта отличавшаяся редкой красотой дочь правителя Александрии получила блестящее образование. Ум ее был столь глубок и совершенен, что она смогла (в присутствиии самого римского императора Максимина) одолеть в научном споре 50 известных философов-язычников. Победа сторонницы христианства над официальной наукой и религией не могла остаться безнаказанной – ее умную голову отсекли от прекрасного тела (307 г.). Обладавшая энциклопедическими познаниями женщина стала в дальнейшем покровительницей учащихся и ученых. Так и возник орден рыцарей Св. Екатерины.


    Монастырь Святой Екатерины


    На территории монастыря Св. Екатерины находятся православный храм Преображения Иисуса, колодец Моисея, терновый куст (купина), а рядом с ним часовня Неопалимой Купины, Синайская церковь и т. д. Постоянная тяга русских ученых и духовных отцов к Синаю вполне объяснима. Тут находится уникальная библиотека, состоящая из редких халдейских, греческих, сирийских, арабских, эфиопских, славянских, грузинских рукописей (в частности, здесь самая древняя греческая рукопись Евангелия). Помимо трех тысяч рукописей тут хранится пять тысяч книг и множество икон. Некогда архимандрит Порфирий (1804–1885) обнаружил тут документы по истории Древней Руси. Им найден был древний Псалтырь, написанный глаголицей, манускрипты по вопросам религиоведения. Обнаружен и знаменитый Синайский кодекс Библии, изданный в России к 1000?летию Российского государства (1862). Подаренный императору Александру II в 1869 году кодекс со временем возвратился на Синай, а оттуда, увы, перекочевал в Британский музей, в очередной раз доказав, что правители России (особенно после 1917 г.) не умеют хранить достояние государства.

    Около 1370 года монастырь Св. Екатерины на Синае посетил архимандрит Агрефений. Св. великомученица Екатерина на Руси была особо почитаемой. В «Хождении» он указал расстояние меж пунктами назначения: «От Иерусалима до Газы 3 дни, от Газы до Егупта 12 дни; от Егупта до Александрия 6 дни…» Яркое описание Каира и Нила дал во втором паломничестве на Ближний Восток (1461–1462) киевлянин, инок Варсанофий: «Град же Егупет (Каир) стоит великий на ровне месте, под горою. Под него же течет река из раю – златоструйный Нил, и другое имя реце Геон». Его поразили крокодил («лютый зверь») и финиковые пальмы (из них «растет мед дивий»). Первым из наших он упоминал пирамиды, видя их назначение в том, что те являлись «житницами Иосифа Прекрасного». Хождения в Египет и на Восток становились все чаще.

    Ценность монастыря Св. Екатерины и в том, что он издревле хранит ценнейшие иконы и рукописи (особенно много рукописей поступило сюда в XVI в. из Константинополя и Крита). Русским о них стало известно от монастырских насельников Синая, часто приезжавших в Москву за пожертвованиями. Сохранился ряд описаний «святой и божественной горы Синайской» на греческом и русском языках. Датируются они XVI–XVIII веками. Паломник Ипполит Вишенский говорил о рукописях так (1708): «Евангелий дорогих много, а все от злота. Евангелие одно злотом писано и за всяким листом белый лист… тое Евангелие писал Юстиниан царь и отдал в монастырь Синайский». В 1734 году трудами Синайского архиепископа Никифора тут была создана монастырская библиотека. Посетившие библиотеку через 100 лет застали плачевную картину. Книги на полках лежали в беспорядке, местами были навалены в кучи. Те, кто работал с ними, бросали их куда попало, едва закончив переборку. Все мечтали об одном – отыскать какую-нибудь неизвестную рукопись и, «правдою или неправдою, увезти ее с собой» (А. Уманец). Рукописи в основном были выполнены на греческом и арабском. Общее число рукописей составляло порядка 1700. Книг русских почти не было. Не нашлось ни одного экземпляра Библии на славянском языке (1843). Помимо многих книг, тут были грамоты, дарованные монастырю покровителями (русскими царями, византийскими императорами, князьями, правителями придунайских или балканских княжеств; была даже грамота, пожалованная Наполеоном, с личной подписью «Buonaparte»). Таковы воспоминания о визите наших предков на Синай.


    Колонны с капителями в виде лотоса гипостильного зала в Карнаке


    Египетское монашество находило горячих приверженцев в России. Название Северная Фиваида закрепилось за православными обителями, основанными в XV веке учениками Сергия Радонежского в лесных пустынях по Волге и в Заволжье. «Между тем, – пишет Е. Толмачева, – даже при произнесении этого названия на память сразу приходят египетские старцы-пустынники и знаменитые общины отцов-анахоретов в Нитрийской и Фиваидской пустыне. Называя область заволжских старцев Фиваидой Северной, наши предки не могли не задумываться о преемственности от Фиваиды Южной, египетской. Даже сами принципы жития северных пустынных старцев, подчиненность внешней аскезы внутреннему духовному деланию, смиренная кротость, нестяжательство, полная независимость от мира не могут не напомнить опередившие их на многие и многие столетия духовные установления египетского монашества. Коптское название местности, где были основаны одни из первых монашеских общин, – Шиэт, видоизменившись в греческом в скитис, навсегда закрепилось в русском языке как скит, то есть удаленная монашеская обитель. Монастырский же устав св. Пахомия повлиял и на уставы русских православных мона-стырей. Так, в России впервые воспользовался уставом для киновий св. Феодосий Печерский». В коптских монастырях хранятся ценные рукописи и иконы. И хотя действующих монастырей осталось мало, главный из них – монастырь Св. Антония в Аравийской пустыне на Красном море, с его росписями – все же посещают.

    Паломники совершали путешествия, ученые вели изыскания. Одним из первых, кто предпринял такое «хождение», был купец Василий Позняков, сопровождавший на Восток Софийского архидиакона Геннадия (1558–1569 гг.). Иван Грозный поручил ему отвезти милостыню в храмы Царьграда, Иерусалима, Афона и Египта. Одновременно царь наказал послу обычаи в «странах тех писати». В Каире Позняков пробыл недолго. Он отмечал: «Старый Каир ныне пуст, немного в нем живут старых египтян и цыганов; а турки и христиане не живут. А город был каменный да развалился, токмо одне врата стоят целы». О природном ландшафте купец сказал так: «Не наши же там пустыни: в их пустынях нету ни лесу, ни травы, ни людей, ни воды. И идохом пустынею три дня и не видехом ничтоже, точию песок един да камение». Такого же рода впечатления возникают и сегодня, когда часами едешь по пустыне в автобусе, созерцая пески.


    Реформатор Египта, хедив Мухаммед-Али


    Эти сведения о Египте впоследствии перенесены переписчиками в весьма популярные на Руси «Хождения» Трифона Коробейникова (до нас дошло 200 рукописных списков текста и 40 печатных изданий). Побывал в Египте и купец Василий Гагара и оставил свое описание пирамид (1635 г.): «Да во Египте же, за рекою Нилею, а по-гречески Геон, зделаны полаты (пирамиды) велми велики и страшны, аки горы сильные… А стоят на горе; а зделаны четвероуголны, а верхи у них как башни…» Он полагал, что это – житницы. Гагара был первым на Руси, кто дал описание Гелиопольского обелиска, который «называют турки Фараоновым копием, и подписано на его Фараоново имя». Путешественники продолжали век за веком нащупывать дорогу на Восток и в Египет. В 1651 году прибыл в Александрию А. Суханов, описав «град пречудный зданием», что был знатно украшен, «а ныне пуст». Им же дано описание и «игл Клеопатры»: «Стоит столб дивный из единаго камени изсечен; четверогранен, в высоту будет сажен с двенадцать, а на нем письма вырезаны кругом от низа и до верха, неведомо какия… сказывают, будто некоторая мудрость учинена…» В его записях упоминается и колонна Помпея. В конце жизни А. Суханов, как известно, стал управляющим Печатным двором в Москве, т. е. фактически главного центра книгопечатания на Руси.


    Портрет А. С. Норова


    Четверть века пробыл на Востоке киевлянин В. Григорович-Барский (1723–1747), ибо, как он писал, «имел охоту видеть чужие страны». Барон Икскуль, о котором упоминает Шампольон, собрал богатейшую коллекцию надписей в долине Нила. После Русско-турецкой войны 1768–1774 годов Россия получила право направлять в Египет консулов. Это сыграло немаловажную роль в деле расширения контактов между нашими странами. Тут стоит отметить заслуги русского консула в Египте А. О. Дюгамеля, прекрасно знавшего историю страны, установившего дружеские отношения с правителем, хедивом Мухаммедом-Али. П. Медем, генеральный консул России (1837–1841), с путешественниками дошел вверх по Нилу до второго порога. Среди других русских имен назовем архимандрита Порфирия, А. Норова, Н. Кондакова, А. Васильева, Н. Марра, Сенковского, капитана Бутенева, академика архитектуры Ефимова, Голенищева и др. Особо выделим визиты Норова, Успенского, Голенищева, Ростовцева. Бывший офицер А.С. Норов (1795–1869) был в родстве с основательницей Российской Академии наук, известной Екатериной Дашковой. После Бородина, где ядро покалечило ему ногу, он решил сменить шпагу на перо. Дабы восполнить свои познания в истории и искусствах, он направляется в Мекку искусств – Италию.


    Рамессеум


    В 1827 году Норов поступил на службу в Министерство иностранных дел, став по существу историографом почтенного заведения. Мечтая увидеть древнюю землю Ветхого Завета, он с 1834 по 1836 год путешествовал по Востоку. Там он надеялся обрести душевный приют и поклониться следам Спасителя. Все увиденное он отразил в сочинении «Путешествие по Святой земле». Сочинение издавалось трижды и было высоко оценено писателем О. Сенковским, да и видными востоковедами Европы. Под влиянием притягательной силы великой культуры, желая отследить истоки христианства, Норов в 1838–1839 годах совершил путешествие в Египет и Нубию, а затем описал свои впечатления в одноименном двухтомнике. В дальнейшем, став видным государственным деятелем и занимая высокие посты, он с честью и достоинством исполнял свой долг. Благодаря его усилиям, в университетах России возобновили изучение древних языков. Им была организована археографическая комиссия, которую он и возглавил. Комиссии удалось издать 35 томов важнейших исторических актов, включая русские летописи. Норов вел и большую научную, переводческую работу: перевел сочинение игумена Даниила (XII в.) о путешествии в Палестину и Египет, издал Новый Завет с русско-греческими текстами. Как важно для Государства Российского иметь на вершине власти не невежественных олухов, которые и своей-то истории толком не знают, да и знать не хотят, а подлинно просвещенных людей.


    Панорама Долины царей. Фивы


    Будучи действительным членом Российской Академии наук, членом Государственного совета, он вновь (спустя двадцать лет после первого своего путешествия) отправляется в Египет. Результатом этой поездки стала работа, исследующая состояние экономики, сельского хозяйства, финансов, флота, культуры и религии Египта. Поездка началась с посещения Александрии. Далее путь его лежал в Каир, вверх по Нилу – вплоть до самой Нубии. Норов высказывает мысль о связи истории Египта с библейской историей, пытается понять происхождение и назначение пирамид. И даже говорит о желательности увенчать их крестами. В русле тогдашних воззрений Норов считал, что хронологию и историю Египта можно объяснить лишь Библией. Время показало несостоятельность таких крайних подходов. Вера и подлинное знание порой находятся дальше друг от друга, нежели наука и неверие. Тем не менее его заметки о коптских святынях в старом Каире до сих пор читаются с интересом. В Саккара его внимание привлекли мумии, которыми бойко торговали арабы («торгуют древними мертвецами, как товаром»). Пирамида Джосера не задержала взора, зато он обратил внимание на опрокинутую статую Рамсеса II, покрытую слоем ила и заливаемую водами Нила. От древней столицы Мемфиса остались руины. Как скажет Норов, «гробы пережили столицу фараонов». Кстати, и сам он кое-что вывез из некрополя в Западных Фивах.


    У древней гробницы


    Фивы произвели на него неизгладимое впечатление. Он писал: «Я перед Фивами! Кто-то сказал, что разрушение Фив древнее, чем основание наидревнейших городов мира. Какова притягательность этой «колыбели первобытных народов, которая начинается только с эпохи ее разрушения варварскими полчищами Камбиса»». Проведенная им ночь в гробнице фараона Сети I, в Долине царей, вырвала у него эмоциональное признание: «В символах мистических картин древних египтян скрываются древнейшие истины, которые мы теперь считаем самыми новыми». Размышляя ночь у горы с символичным названием «Любящая тишину», он старался понять тайны и загадки великой страны. Хотя иные визитеры лишь дивились масштабу египетских строений, видя в них символ надменности земных владык.

    Нынешняя панорама Долины царей (официальное название «долина царских гробниц Бибан эль-Мюлюка») представляет собой фантастическое зрелище. Кажется, будто попал в некую марсианскую горную долину. Гробницы Тутмоса I, Рамсесов II, III, VI, IX похожи на катакомбы, украшенные росписями сцен, навеянных Книгой мертвых, «Молитвами Солнцу», Книгой Дуата и т. д. Таинственность гробницы Тутанхамона поддерживается тем, что она в наши дни закрыта для посетителей. Приходится уповать на силу воображения.


    Храм Хора в Эдфу (из книги Норова «Путешествие по Нубии и Египту»)


    Первое систематическое изучение рукописей начал после приезда на Ближний Восток в конце 1843 года архимандрит Порфирий Успенский, работавший в патриаршей библиотеке Иерусалима с общим числом книг и рукописей – 2200. Краткость времени пребывания и слабость здоровья не позволили ему заняться подробным рассмотрением сокровищ. Он обратил внимание лишь на маститые рукописи, показавшиеся ему замечательными. Труд его был вознагражден «не мало»: он нашел знаменитый Синайский кодекс Библии, датированный IV веком по Р.Х. Манускрипт хранился отдельно от других рукописей. Приоритет русского исследователя в деле привлечения внимания ученых и общества к сему раритету несомненен. Он имел там и немало интереснейших бесед. Во время одной из них, в Каире, патриарх Ерофей сказал: «Вы, русские, – железные люди. Самые женщины у вас закалены особенным образом. Я никогда не забуду той русской поклонницы, которая (с больными) ногами недавно съездила на Синай сухим путем и воротилась благополучно. Не знаю, что в вас крепче: кости и мышцы или вера в благочестие, или то и другое равно твердо и несокрушимо». Успенский уверенно сказал: «То и другое». И добавил: «Снеги и вихри нас укрепляют; частые громы и молнии придают нам отвагу, а с верой и со знамением крестным мы готовы в огонь и в воду». С верой и любовью к России!

    Назначенный министром просвещения в 1853 году А. Норов проявил немалые способности, помог немецкому ученому К. Тишендорфу организовать поездку на Синай. Таким вот образом сей документ и попал в Россию (1859). Когда же Александрийский патриарх Калинник, проживавший в Константинополе, попытался, было, оспорить право приобретения Кодекса русскими (рукописная Библия «дана вам на время и должна быть возвращена из России на свое место»), – Порфирий с достоинством заметил: «Нет, владыка мой святый, она отдана нам навсегда. Естественно вам жалеть об отчуждении ея, но и вам естественно радоваться о добровольной передаче нам этой древности. Итак, весы стоят ровно. У вас старина эта может исчезнуть и попасть в руки англичан, французов, немцев, а у нас она будет сохранена. Наша кафолическая Церковь есть один большой дом, в котором вместе живут эллины и скифы, только в разных горницах, потому и тужить не надобно, ежели какая рукопись перенесена из одного жилья в другое, с Синая, например, в Петрополь. Допустим, что она понадобится вам для ученых справок. Так и что же? Приезжайте к нам и справляйтесь по ней, как приезжаем к вам мы и роемся в ваших библиотеках». Стоит упомянуть, что тут были также сирийские, коптские, грузинские и еврейские рукописи. Были и сочинения Иоанна Златоуста в 4-х томах, написанные им собственноручно. В дальнейшем Синайский кодекс в печатном виде прибыл из России в монастырь Св. Екатерины. Англичанин Бургхард, посетивший библиотеку, рассматривал арабские рукописи и не нашел в них «ничего интересного». Место это со временем стало столь популярно, что русские принцессы подарили монастырю золотую крышку саркофага для гроба, неоднократно передавали в дар русские иконы и колокола (XIX в.). Ранее Николай I, исполняя давний завет Анны Иоанновны, передал в дар коптской церкви 40 000 рублей.


    Крымские караимы


    Интерес к землям Египта и Палестины подтолкнул к более тщательным розыскам. Визит в Каир некоего А. Фирковича, если он имел место, преследовал цель доказать царскому правительству, что караимы осели в Крыму еще с дохристианских времен и непричастны (в отличие от раввинских евреев) «как к распятию Христа, так и к созданию ненавистного Талмуда». Чтобы достичь успеха наверняка, ему пришлось прибегнуть к фальсификации документов. Л. Дойель писал, что он зашел столь далеко, что удревлял даты надписей на надгробиях караимских кладбищ в Крыму. Естественно, когда стало известно о подобной практике, многие из рукописей Фирковича стали вызывать подозрение. По сей день среди специалистов имеются разногласия по поводу того, какие из тех рукописей подлинные, а какие – лишь подделки. «Подобно Симониду, он был фальсификатором, но как будто бы не руководствовался в первую очередь материальными соображениями. Он безжалостно опустошал синагоги и генизы, включая некоторые из тех, что находились в Крыму и Бухаре, но он был, вероятно, в числе первых людей, проникшихся сознанием огромной ценности этих хранилищ». Как бы там ни было, а заслуги у Фирковича перед Россией все же имелись.


    Подъем на пирамиду


    Говоря об одном из первых научных описаний Египта и Востока, нельзя не упомянуть еще одно издание XVIII века, десятитомник французского историка Шарля Роллена – «Древняя история об египтянах, о карфагенянах, об ассирианах, о вавилонянах, о мидянах, персах, о македонянах и о греках…» Труд сей вышел в России в прекрасном переводе поэта В. К. Тредиаковского (1749–1762). Первый том полностью посвящен Египту («Древняя история о египтянах»). Но самым заметным событием стала публикация 18?томного французского издания «Описание Египта» (1809–1816), поставившего изучение египтологии на строго систематизированную основу. Благодаря французам мы пришли к изучению Египта и его древностей. Когда в Европе подбор коллекций египетских редкостей вошел в моду и стало создаваться ядро египетских отделов в музеях, разумеется, не могли остаться в стороне и мы. Приходится лишь сожалеть, что коллекция французского консула Б. Дроветти, которую Ж. – Ф. Шампольон рекомендовал купить России, не попала к нам, а осела в Турине и Лувре. Некоторым утешением явилось разве что создание в Петербурге (на основе купленной в 1825 г. коллекции австрийского офицера Кастильона) «Египетского музеума», вошедшего в состав Эрмитажа.


    Кормление антилопы. Роспись гробницы Хнумхотепа II


    Видное место в плеяде ученых-египтологов эпохи занял и Владимир Семенович Голенищев (1856–1947). Это – истинный основатель «русской египтологии», переводчик текстов и автор комментариев к ним. Сын царскосельского купца, из купеческой семьи владельцев Сампсоньевской мануфактуры, с 14 лет увлекся Египтом, окончил Петербургский университет, работал в Эрмитаже. Имея средства, он мог позволить себе в течение 30 лет ежегодно проводить в Египте большую часть времени. Подобно «Странствиям Синухе», что впервые в мировой литературе передало страдания и радости героя, Голенищев передал России огромный пласт великой египетской культуры. Особенно насыщенной была его поездка в 1888–1889 годах. Он побывал на Красном море, провел раскопки в Нижнем Египте, в Тель эль-Масхута, обрел в Александрии фрагменты клинописных папирусов, надгробные плиты греко-римского периода, холст из могилы правителя Фив и многое многое другое. Он делал фотографии и вел дневник во время путешествия, записывая названия гор и долин… Посетив эту страну много раз (с 1879 по 1939 г.), в дальнейшем он организовал в Каирском университете кафедру египтологии, воспитавшую немало крупных ученых, опубликовал и перевел ряд уникальных литературных шедевров Древнего Египта. Почти все деньги он вложил в приобретение бесценных шедевров у Египта. Женившись на француженке до Первой мировой войны, он выехал в Ниццу, куда вывез, словно верный страж Тота, свой египетский архив, что лег в основу центра его имени в Париже. Французы признали исключительные заслуги ученого.


    Стражи гробницы фараона


    Интересна история передачи всей этой бесценной египетской коллекции в Россию… Туда снаряжались специальные экспедиции для покупки папирусов, других ценных памятников искусства и культуры. В приложении к записке от 1914 года Б. Тураев, в частности, отмечал, что западноевропейские библиотеки обогащаются коптскими рукописями, вывозимыми из древних монастырей Египта, уже с XVII века, а в XIX веке эти материалы увеличиваются в огромной степени благодаря раскопкам. Материалы такого рода являются драгоценным источником для историков не только египетской, но и вообще древней христианской церкви. Коптские и древнехристианские рукописи украшены интересными миниатюрами и орнаментами. Причем, как отметил наш ученый, все это важно и для понимания корней русской истории и культуры. Уже указывались египетско-кавказские связи, обращались к коптскому письму для объяснения происхождения славянских алфавитов (Ф. Фортунатов). Собрано и описано немалое число памятников во время экспедиции В. Ю. Бока и В. С. Голенищева, издан дневник этой экспедиции: «Материалы по археологии христианского Египта». Б. Тураев присоединяется к просьбе Ростовцева о необходимости командировки ученых специалистов в Египте для закупки греческих папирусов (1915). «Было бы весьма желательно продолжать столь удачно начатое дело участия России в изучении родного по культуре христианского Египта, тем более что в последнее время западноевропейская наука проявляет особо деятельный интерес в собирании памятников…»


    В. С. Голенищев


    Как говорит директор Музея изящных искусств И. Антонова, в коллекции Голенищева представлено всего около 6 тысяч памятников египетской древности. Фактически это был египетский музей в миниатюре. Поэтому о египетском зале ГМИИ им. А. С. Пушкина в Москве ныне говорят как о «почти на сто процентов личной коллекции Голенищева». В начале ХХ века перед Россией встал вопрос о возможности ее приобретения. Основатель Музея изящных искусств Цветаев писал об этом как о чем-то невозможно-фантастическом («какое это было бы прекрасное начало»). К тому же разнесся слух, что Америка и Англия готовы приобрести это сокровище за 500 тысяч рублей золотом. Государственная дума России приняла, однако, специальный закон о покупке знаменитой коллекции, перехватив идею у Лондонского музея (1909). Похоже, тогдашние министры и мужи парламентаризма гораздо более помышляли о славе России и о судьбах ее культуры, нежели нынешние. Голенищев твердо заявил, что его искренней мечтой является желание оставить коллекцию в России. В результате переговоров 6000 предметов из его собрания были куплены государством за 365 700 рублей с рассрочкой и переданы на хранение в Музей изящных искусств в Москве.


    М. И. Ростовцев


    Когда коллекцию привезли из Петербурга в Москву, это был настоящий праздник (1911 г.). В ней были представлены керамика и каменные сосуды додинастического периода Египта, рельефы из гробницы Иси от эпохи Древнего царства, стела Хенену и скульптурный портрет Аменемхета III из эпохи Среднего царства. Особенно богато и разнообразно было представлено Новое царство: саркофаги, рельефы, мелкая скульптура, памятники быта и художественного ремесла (парные статуэтки «певицы Амона» Раннаи и ее мужа – жреца Аменхотепа, туалетная ложечка в виде плывущей египтянки и другие). О стеле Хенену В. С. Голенищев писал: «С точки зрения египтян, да даже, пожалуй, и с точки зрения современных египтологов, обе сидящие фигуры могут считаться шедеврами египетского искусства времен IX династии». За образец египетского зала Музея изящных искусств им был взят зал храма в Луксоре. При входе в зал видим колонны, напоминающие стебли папируса. Б. А. Тураев, «святой человек египтологии», увидев зал, назвал оный «храмом, куда надо ступать с трепетом душевным». Обо всех сокровищах коллекции рассказать в нашей книге было просто невозможно. Тут ведь многочисленные статуи фараонов, вельмож, дивные фаюмские портреты, «первые портреты в европейской живописи», «Барельеф с плакальщицами» эпохи Эхнатона, потрясающий по эмоциональной силе (вторая часть «Плакальщиц» находится в музее г. Бостона, США), и многое другое. Тысячи бесценных экспонатов.


    Основатель ГМИИ?им. А. С. Пушкина?– И. В. Цветаев


    Первый директор и собственно создатель музея И. В. Цветаев писал: «Храня в своих стенах драгоценнейшее собрание, не имеющее себе равного в России, музей… обязан перед наукой озаботиться научным описанием собрания». В. С. Голенищев в течение семи десятилетий самоотверженно служил России и народу на почве культуры, бескорыстно отдавая знания и богатства любимому Отечеству.


    Египетский зал в Музее изобразительных искусств им. А. С. Пушкина в Москве


    Ему же принадлежит и публикация перевода «Потерпевшего кораблекрушение». Этот папирус долгие годы пролежал в Эрмитаже. В 1906 году он его перевел и опубликовал, назвав «сказкой». С тех пор этот жанр и утвердился в египтологии.

    Будь крепок сердцем,
    чтоб не билось в страхе!
    Достигли мы подворья фараона;
    Уже и молот взят, и кол вколочен,
    И носовой канат на землю брошен,
    И возданы хвалы во славу бога,
    И обнял всяк собрата своего…
    Послушай же меня, о первый в номе, —
    Мне чуждо понапрасну пустословить:
    Омойся и возлей на пальцы воду,
    Чтоб пальцы не дрожали пред владыкой.
    Когда тебя потребуют к ответу —
    Ответствуй!.. Обращаясь к фараону,
    Владей собой и молви без запинки.
    Уста ведь человеку – во спасенье…

    Предполагаемый портрет Абрама Ганнибала и его герб


    Древние греки не зря дали Египту имя, означающее «тайна» или «загадка»… Сказочно-мистическая страна была тайной, вызывая неподдельный интерес у ученых, поэтов, писателей России (Пушкина, Толстого, Лермонтова, Достоевского, Лескова, Н. Гумилева). «Под небом Африки моей», на границе Чада и Камеруна, родился и предок великого русского поэта А. С. Пушкина – Абрам Ганнибал. Поэт назвал деда своей матери негром. В прошении Ганнибала на имя императрицы Елизаветы было сказано: «Родом я из Африки, тамошнего знатного дворянства, родился во владении отца моего, в городе Лагоне». Величайшим национальным поэтом северной державы (и белой расы) стало дитё негроидной цивилизации. Тем не менее А. Григорьев, Ф. Достоевский, А. Островский и другие будут говорить о нем: «Пушкин – наше всё». Лев Толстой изучал арабский язык в Казанском университете, интересовался историей арабов. Он вел переписку с многими деятелями религии и культуры Востока. Н. С. Лесков пишет повесть «Гора» («Роман из египетской жизни»), где героя, златокузнеца Зенона, хотела соблазнить некая Нефора. Он просвещает знатную египтянку, открывая ей все прелести православия, и та в итоге становится его женой. Издания в России публикуют очерки, путевые заметки о путешествиях в Египет.


    Философ В.?В. Розанов


    Кто только не увлекался тогда искусством Египта! И не только пирамидами, сфинксами и обелисками. Сюда ехали, чтобы «удовлетворить свой исторический каприз». Как писал историк-славист Д. Л. Мордовцов, автор «Поездки к пирамидам» (1905): «Историческая блажь напала на человека». Среди паломников в Египет, охваченных такой «блажью», разумеется, гораздо больше мужчин. Философ К. Леонтьев, секретарь консульства на Крите и в Андрианополе, пишет роман «Египетский голубь», писатель В. Крестовский создает в конце XIX века трилогию «Тьма египетская», а философ В. Розанов пишет прекрасный философско-поэтический труд «Возвращение в Египет», где находим массу тончайших наблюдений и зарисовок.


    Вячеслав Иванов. Фотография 1907?года


    Ученик Т. Моммзена, поэт Вяч. Иванов, учась в Берлинском университете девять семестров, вдруг страстно увлекся Египтом. В Британском музее, собирая материалы о религиозно-исторических истоках римской веры, он, после его поездок в Палестину, Александрию и Каир, стал поклонником «александрийства», сравнивая европейскую культуру конца XIX века с новым «александрийским периодом» в мировой истории. В статье «Александрийство и варварское возрождение на Западе» он писал: «Истинно александрийским благоуханием изысканности и умирания, цветов и склепа дышит на нас искусство, ознаменовавшее ущерб прошлого века, бледнее в других странах, остро и роскошно во Франции, и недаром в Париже вместило оно тончайшие яды времени, под знаменательным и горделивым в устах граждан древней и благородной гражданственности лозунгом «decadence». Люди хотели слыть поздними; и, чем настойчивее они провозглашали себя последними из не-варваров, тем энергичнее утверждали генеалогическую древность своего рода и весь свой культурный атавизм». Другой Иванов, художник А. Иванов, долго и тщательно изучал и копировал египетские древности. В частности, он сделал кальки амарнского рельефа, показавшего Эхнатона с семьей, кальку с изображения играющего арфиста, кальку, воспроизводящую сцену приношения фараону даров из Нубии, и т. д. Будучи в Италии, он пишет Н. В. Гоголю: «Я здесь занимался в библиотеке древностями Египта и, наконец, решился иметь собственностью лучшее издание, то есть Розеллини».


    Фотография Н. С. Гумилева


    Тяготевший к Востоку Н. Гумилев посещал Египет в 1908–1913 годах. Внимание его привлекла и Эфиопия, где он собрал этнографическую коллекцию и оставил о поездке дневниковые воспоминания «Африканская охота». Европеец, если ему повезет, писал Гумилев, «еще может увидеть Африку такой, какой она была тысячи лет тому назад». И добавил: континент довольно гостеприимен, но он «ждет именно гостей и никогда не признает их хозяевами». Восток занимал в творчестве Гумилева одно из центральных мест, но, к сожалению, факт сей обойден вниманием литературоведов. «В настоящее время нам неизвестно ни одного исследования, посвященного развернутому анализу «восточных» произведений поэта, и мы можем предполагать, чем была вызвана такая тяга к «чужому небу»: работами К. Леонтьева, общими настроениями начала XX века, среди которых и повышенный интерес русской интеллигенции к духовности ориентального мира». В ИРЛИ сохранился подготовленный Н. С. Гумилевым (с пометками самого Блока) список пьес, которые он считал необходимыми для создания серии исторических картин (программа-минимум). В списке – доисторический период, Древний Восток, Эллада, Рим, переселение народов и раннее христианство, Средневековье, Возрождение, Новая история, Новейшая, Русская история. В грандиозном замысле роли распределялись следующим образом: «Египет» был заказан Блоку, «Ассирия» и «Иудея» – Шилейко, пьесу об Индии намерен был писать Ольденбург. В работе должен был принять участие и В. П. Алексеев. Все больше паломников у безмолвных пирамид. Египет продолжал оставаться местом тайн и притяжений. И. Бунин писал: «В жарком золоте заката Пирамиды, вдоль по Нилу, на утеху иностранцам» (1915).


    Пирамида Микерина


    Кажется уместным вспомнить и гумилевские строки, посвященные Египту:

    Как картинка из книжки старинной,
    Услаждавшей мои вечера,
    Изумрудные эти равнины
    И раскидистых пальм веера.
    И каналы, каналы, каналы,
    Что несутся вдоль глиняных скал,
    Орошая Дамьетские скалы
    Розоватыми брызгами пен…
    Вот каким ты увидишь Египет
    В час божественный трижды, когда
    Солнцем день человеческий выпит
    И, колдуя, дымится вода.
    К отдаленным платанам цветущим
    Ты приходишь, как шел до тебя
    Здесь мудрец, говоря с Присносущим,
    Птиц и звезды навек полюбя…
    Сфинкс улегся на страже святыни
    И с улыбкой глядит с высоты,
    Ожидая гостей из пустыни,
    О которых не ведаешь ты.
    Но Египта властитель единый,
    Уж колышется Нильский разлив
    Над чертогами Елефантины,
    Над садами Мемфиса и Фив…
    И столетья затем не при мне ли
    Хороводы танцующих жриц
    Крокодилу хваления пели,
    Перед Ибисом падали ниц?
    И, томясь по Антонии милом,
    Поднимая большие глаза,
    Клеопатра считала над Нилом
    Пробегающие паруса.
    Но довольно! Ужели ты хочешь
    Вечно жить средь минувших отрад?
    И не рад ты сегодняшней ночи
    И сегодняшним травам не рад?
    Не обломок старинного крипта
    Под твоей зазвеневшей ногой,
    Есть другая душа у Египта
    И торжественный праздник другой…

    Колосс Рамсеса II


    Поэт А. Блок, в минуты охватившей его бездонной тоски, разочарований, болезни и тревог, все же напишет пьесу «Рамсес», посвященную, по собственному его признанию, не только Египту, но и российской действительности… Рамсес II процарствовал 67 лет, и это был период наивысшего могущества Египта, сопровождавшийся укреплением позиций империи. Пьеса встретила прохладный прием у известных египтологов (В. В. Струве). В ней увидели лишь огрехи. Хотя мысль Блока о том, что тысячи лет человек жил, стремясь к небу, очень интересна. Вспомним тут известные слова А. Блока: «Да, скифы – мы! Да, азиаты – мы…» И далее: «Россия – Сфинкс… Ликуя и скорбя, и обливаясь черной кровью, она глядит, глядит, глядит в тебя, и с ненавистью, и с любовью!..» Блок видел в скифах принадлежность к могущественному роду индоариев, определивших во многом судьбы Азии и Евразии. Но в этих отрывках видится нечто большее – образ России как великой наследницы древних цивилизаций. Тайную мысль поэта озвучил академик Ольденбург (в некрологе на смерть Блока), так сказавший о значении «Скифов»: «Эта Россия – скифов, тот третий, удивительный мир, который для Блока и не Восток, и не Запад, а именно Россия. Это любимая мысль многих из нас, русских, что мы – новый, третий мир». Полагаю, ныне подобная мысль могла бы получить новую жизнь.


    Золотая гривна со сфинксами из кургана Куль-Оба


    Голова царицы Тийи. Берлин. Египетский музей


    Побывали тут поэты А. Белый и В. Иванов, создатели «башни поэзии символизма». О египетской мощи и египетском государственном строе писал Осип Мандельштам. Мережковский создаст роман «Мессия», где уверял, что у древних египтян было предчувствие Христа и предзнание его троичной природы («три естества в Боге»). Рассуждения о Египте встречаем у «русского Фрейда» В. Розанова. Сюда устремился Вл. Соловьев, на свидание то ли с Софией, то ли с вечной Женственностью. Изучая философию в Лондоне («памятники индийской, гностической и средневековой философии»), он читал в Британском музее литературу о Софии – Премудрости Божией. И ждал Ее откровения… В зале он увидел лицо «Вечной подруги» в золотой лазури. Пожелав разглядеть ее всю, он услышал внутренний голос, повелевавший ему направиться в Египет.

    Пропитана лазурью золотистой,
    В руке держа цветок нездешних стран,
    Стояла ты с улыбкою лучистой,
    Кивнула мне и скрылася в туман…

    В Египте и Вавилоне увидел источник поэтического вдохновения и М. Волошин… Находясь в Париже, он так размечтался о Египте, что писал в дневнике (1904 г.): «Немедленно явилась возможность и желание отъезда из Парижа» (в Египет). Об этом он вел серьезные переговоры с С. Семеновым в ресторане, где выражал готовность (ради поездки в эту волшебную страну) пойти в компаньоны «к богатому старику, едущему на полгода в Египет». Друзья ему отсоветовали, ибо это означало бы идти в добровольное рабство к Шейлоку. Но мечта о Египте продолжает его преследовать в образах цариц и фараонов.


    М.?А. Волошин в своем доме в Коктебеле


    Увидев в Берлинском музее копию бюста египетской царицы Тийи, поэт был настолько поражен ее внешним сходством с лицом первой своей жены, М. В. Сабашниковой (брак был кратким, но любовь к ней он сохранял до конца жизни), что сумел-таки убедить дирекцию музея отдать ему копию статуи. Ради этого ему пришлось несколько месяцев проработать подсобным работником музея в Берлине. В итоге бюст царицы Тийи, что была свекровью Нефертити, украсил второй этаж Дома поэта Волошина в Коктебеле.

    Так будь же сам вселенной и творцом!
    Сознай себя божественным и вечным
    И плавь миры по льялам душ и вер.
    Будь дерзким зодчим
    Вавилонских башен,
    Ты – заклинатель сфинксов и химер!..

    Теософка Блаватская, сбежав от мужа, объявила себя «ученицей египетского копта». В древнюю Азию и Египет уходили истоки многих сакральных знаний. Оккультизм и теософия становились модными течениями. А не было и нет на свете женщины, что могла бы устоять перед натиском моды. Любовь к Египту и оккультизму стала поводом для ее мудрствований. Женщинам вообще свойственно искать у магов и колдуний ответы на все вопросы жизни, надеясь найти легкое решение.

    Один из авторов книг о Египте сказал: «Мудрость Египта должна была стать легендой, но его ученость была потеряна под грузом 20 столетий пыли и невежества» (Б. Мертц). Мы же уделили Египту столько внимания потому, что в корне с этим не согласны. То немногое, что нам удалось рассказать, надеемся, убеждает в обратном. Психология, дух и характер народа Египта в каких-то чертах напоминают наши собственные. Отмечая присущие всему человечеству черты единства, В. И. Вернадский говорил, что близость воззрений разных народов отражает космичность сознательной жизни. В частности, он спрашивал: «Было это течение в древности? У жрецов Египта, или это фикция? Или в них зерно истины?» Зерно истины содержится в культурном универсуме народов. Русские и египтяне думают сердцем (понятия «ум» и «сердце» египтяне выражают одним и тем же словом – «сердце»).


    Абракас – гностическое божество


    Велика и роль религии в жизни обоих наших народов. Ученые не раз обращали внимание на сходство трактовки христианской Троицы и солнечной триады Эхнатона (Нефертити). Святой Дух, одушевляя весь мир, сближается с образом Феникса – творящей солнечной души. О Троице у Максима Грека сказано так: «Якоже глаголем дискос, свет, луча – едино солнце три сия, а не три солнца». Сие есть таинство святой Троицы. Там и тут речь шла о Солнце. Адепты одного из течений «духовных христиан» (начало XX в.) условно делили Россию на семь «частей света», а среди них: «Берега Священного Нила», «Верхняя страна Кем» и «Нижняя страна Кем» («страна Кем» – это древнее название Египта). Художник К. Богаевский, выписывая пейзажи Восточного Крыма, стилизовал их в египетском духе, изобразив в виде пирамид. Ученый Е. Лазарев выразил идею той духовной общности, что существует между двумя странами: «Допустимо ли объяснять такие совпадения только общностью происхождения родственных сюжетов русской и египетской традиций? Вряд ли. Русь сохранила даже исконное название Египта. Видимо, древний мир был гораздо менее разобщенным, чем принято считать. И можно довольно уверенно указать на один из источников, косвенно повлиявших на культуру Руси. Это – Египет первых веков новой эры.


    Троица. Икона. XIV в.


    Египетские гностики изучали не только труды отцов христианской церкви, они помнили о древней культуре «страны Кем». И вместе с сектами гностического толка (богомилы, катары, альбигойцы) на Русь могли (тогда же) проникнуть знания о языческих солнечных таинствах Египта». Россия и Египет имеют немало схожих черт в религии и нравах. Закономерно и то, что египтяне стали своего рода «духовными отцами христианства»… М. А. Коростовцев в «Религии Древнего Египта» отмечал: «Монотеизм сменяет политеизм не единственным актом, а постепенно. Для становления монотеизма необходима не только подготовленность к его восприятию массового сознания, но и сокрушение политеизма. На последнее в Египте решился только Аменхотеп IV (Эхнатон), намного обогнав свое время. Одной из форм синкретизма является и объединение богов в триады, или троицы: бог-отец, богиня-мать и бог-сын. Это, конечно, очень древнее, примитивное представление о божествах, связанное с распространением на них земных обычаев, но в истории египетской религии оно сыграло свою роль. Такими троицами были, например, фиванские Амон, Мут и Хонсу, мемфисские Птах, Сехмет и Нефертум, Осирис, Исида и Хор. Последняя троица, как это давно отмечено наукой, оказала влияние на христианскую иконографию: Исида с младенцем Хором на руках является прообразом христианской богородицы с младенцем Иисусом на руках. Божественное семейство символизирует, по сути дела, одно божество, воплощает одну идею. Египетская теология пошла дальше – она сумела создать не семейные троицы и увидеть за тремя богами одно божество. Так, например, в Мемфисе сливали в единого бога трех богов – Птаха, Сокара и Осириса. Птах был городским богом Мемфиса и создателем мира, Сокар – мемфисским богом умерших, Осирис – общеегипетским богом умерших. Тем не менее в ряде текстов не только времени Нового царства, но и Среднего о всех трех говорится как о едином боге». Единый бог таким образом предстал в трех лицах. Отсюда уже недалеко и до христианской догматики.


    Эпизод оперы «Аида» спустя сто с лишним лет после ее премьеры


    Общие черты заметны и в типе государств. Их фараон похож на русского царя, являя собой существо особой, божественной породы. Поэтому русские цари воздали должное Египту. Николай I приказал доставить сфинксов, водрузить их в Петербурге, у Академии художеств. Побывал тут в 1872 году великий князь Николай Николаевич с ознакомительной поездкой. Будущего царя встречали с подобающим его высокому сану почтением.


    Реконструкция ансамбля времен Рамсеса III


    В его честь дали представление оперы Верди «Аида». Костюмы и декорации к опере были изготовлены под личным наблюдением знаменитого египтолога О. Мариета, директора Булакского музея. Тот сам сопровождал великого князя во время осмотра им музея и некрополя в Саккара. На гостей произвели большое впечатление Серапеум и гигантские саркофаги со священными быками. Сотни арабских мальчиков освещали их путь свечами.

    Ни свечи на вершине пирамиды Хеопса, ни «Аида», ни троекратное «ура» во славу царя, увы, так и не помогли российской монархии сохраниться в неприкосновенности. Но все же посещавшие Египет русские отмечали некую близость наших нравов. Видимо, схожи в чем-то были и города. В отношении Мемфиса один из авторов заметил: это «настоящая египетская Москва». Похожи и наши чиновники. Тысячи лет тому назад чиновник воспринимал себя не как соратника или последователя фараона, но как сопровождающего слугу, часть царева тела. Так же привыкли взирать российские чиновники на верховного правителя. Вот и в государстве оба народа видят главное условие прочного миропорядка. Крушение его равносильно для нас крушению мира, да и всей жизни. Во многом «для Египта нормой является единство, сменяемое лишь краткими периодами распада, тогда как прочие культуры древности (до империй) существуют в основном в условиях раздробленности». То же было и с Россией.


    Заседание совета профессоров историко-филологического факультета Петербургского университета, всключая Б.?А. Тураева, Ф.?Ф. Зелинского, М.?И. Ростовцева и др.


    Может быть, стоит напомнить и о том, что распространение скитов на Руси как формы организации монашества связано с возрождением традиций египетского монашества. Ведь эта форма, как подчеркивает российский ученый Е. В. Белякова, в определенной степени противостояла общежительным монастырям и более соответствовала практике ранних исихастов. К тому же история славянского монашества вообще не знала скитов до начала XIV века. А ведь старообрядческие скиты были весьма многочисленны, и немало русских людей, отличающихся великим свободолюбием и своемыслием, проторяли туда дорогу. Они располагались особенно в местах малодоступных для государевых воинских команд, выполняя роль культурных центров для целых губерний: здесь хранились и переписывались книги, обучались дети, нередко сюда приезжали на исповедь и для причастия. В таких укромных уголках бескрайней России можно было, подобно древним христианам, следовать голосу сердца и собственной совести в надежде, что народу сему Бог дарует бесконечную жизнь.


    Б. А. Тураев


    Через Синай будут пролегать пути многих известнейших, замечательных сынов России, подвижников науки, образования, культуры, религии: министра просвещения А. Норова, архимандрита Антонина (А. И. Капустина), профессора Н. П. Кондакова («Синайский альбом»), профессора Киевской духовной академии А. Дмитриевского, автора «Описания литургических рукописей, хранящихся в библиотеках православного Востока» (1895–1917) и составителя каталога синайских икон. В начале XX века на Синае трижды побывал профессор Петербургского университета В. Н. Бенешевич (в 1907, 1908 и 1911 г.). Он установил наличие давних связей между Западной церковью и Синайским монастырем и дал описание около 200 греческих рукописей, не упомянутых в каталоге В. Гардтгаузена. При этом он заметил: еще «далеко не все рукописи сокровища Синая извлечены из-под спуда». С помощью студентов им было сделано 3 тысячи фотографий. Сегодня сюда наведываются видные российские ученые. В их числе В. И. Кузищин из МГУ, В. Солкин, ректор Владимирского госуниверситета А. Г. Сергеев, чей труд «Светские и духовные властители Европы за две тысячи лет» стал событием, и другие.

    Похоже, прав архимандрит Порфирий, сказав, что лучшая история всей православной церкви, включая русскую, может быть написана тогда, когда будут исследованы все книгохранилища на всем Востоке. Видимо, это так. Немало глубинных, духовных истоков бытия, теснейшим образом сближающих культуры, веры и души народов Египта и России, еще неизведаны. К сожалению, в начальный период советской истории и египтологии востоковедению не очень повезло. Это было трагическое время, когда в науке процветали такие фигуры как Т. Лысенко. Лозунгом иного рода «научных поисков» и интересов стал даже клич «Долой Милосскую Венеру, и да здравствует мотыга!» Воинствующее невежество было в моде. Проявляя интерес к духовному миру народов классического Востока, Н. Марр языков египетской группы не знал. В ходу был иной язык – язык доносов. Арестовали Г. Церетели, члена-корреспондента Академии наук, арестовали любимого ученика Тураева, священника И. Волкова. Умер, не дожив до 30 лет, молодой ученый М. Вильев, занимавшийся Египтом и Абиссинией (к тому времени он написал более ста научных работ). В 1920 году умер от сыпного тифа в расцвете сил и Тураев (52 года), оживая, как Осирис, в книгах.


    Экслибрис Тураева. Изображение египтянина Тураи


    Перед смертью ближним он жаловался, говоря: незачем жить, ибо отнята душа, подавлен дух, а человеку оставлен «один желудок» (О. Томашевич). Знаменательно то, что когда друзья пытались вытащить его из лап смерти и стали просить правительство помочь ему лекарствами и рисом, на эту просьбу ученых министр культуры А. Луначарский наложил циничную резолюцию (по крайней мере, именно так говорили тогда в кругах питерских востоковедов): «В настоящее время молодая Советская республика в египтологах не нуждается». Но в дальнейшем советская египтология все же дала миру превосходных ученых.


    Проф. В.?И. Кузищин. Зав. кафедрой истории древнего мира МГУ


    Они написали целый ряд замечательных работ, освещая различные стороны египетского искусства. Старая интеллигенция дореволюционной России успела-таки привить молодым поколениям любовь к египетскому искусству. В. К. Мальберг, читавший в 1917–1918 годах в Московском университете курс по искусству Египта, рассказывал студиозам о дивной, неповторимой красоте египетских портретов периода Древнего царства (показав лик царевны Нофрет и портрет царевича Рахтепа). Б. Ботмер сумел показать тайны и прелести искусства I тысячелетия до н. э., в частности, малой пластики поздних времен. Египетская пластика малых форм стоит в одном ряду с терракотовыми фигурками античной Греции, терракотовой пластикой Китая, статуэтками древней Вавилонии и т. д. Исследователи обратили на нее внимание уже в конце XIX – начале XX века (Биссинг, Капар, Масперо, Шпильберг, Штейндорф). Например, Биссинг издал в 1906 году капитальный труд, посвященный египетской скульптуре, представлявший собой большую художественную ценность. Ученики великого Тураева поставили задачу – досконально изучить египетское искусство. Затем Т. А. Бороздина возглавит в 20?е годы египетский отдел Музея изящных искусств в Москве, деятельность Н. Д. Флиттнер связана с отделом Древнего Востока в петербургском Эрмитаже. Российская египтология обогатилась известными именами – В. И. Авдиев, И. М. Дьяконов, М. А. Коростовцев, В. В. Струве, Ю. Я. Перепелкин, Б. Б. Пиотровский, Ю. П. Францев, Н. С. Петровский, В. И. Кузищин, В. В. Солкин и др.

    Можно утверждать с известными оговорками, что советская идеология переняла некоторым образом иные из положений религиозно-философского синкретизма египтян, который нашел воплощение в учении герметизма. Поскольку вера везде является необходимым условием существования и деятельности человека, то на смену христианству должна была прийти иная философия. И разве марксизм не стал своего рода «социальной алхимией», а Маркс, Энгельс, Ленин и Сталин не выступали в роли «земных божеств», в чем-то очень схожих с Гермесом Трисмегистом, пророком и спасителем эзотерических герметических кружков и гностических сект?! Еще более очевидной становится такая связь, если вспомнить, что у нас считалось возможным очистить человека от скверны старого мира с помощью новой идеологии, что он может стать невинным, подобно Адаму и Еве. А возьмите удивительное стремление подчинить себе природу, открыть ее тайны. Таким образом человек почти уравнивался с богом и даже его превосходил.

    Сравните эти установки с герметическими текстами. «Дерзнем сказать, – заявлял Гермес Трисмегист (Триждывеличайший), – что человек есть смертный Бог и что Бог небесный есть бессмертный человек. Таким образом, все вещи управляются миром и человеком». И далее: «Господин вечности есть первый Бог, мир – второй, человек – третий. Бог, творец мира и всего, что он в себе заключает, управляет всем этим целым и подчиняет его управлению человека. Этот последний превращает все в предмет своей деятельности».



    Горят Порт-Саид и Суэц, разбомбленные современными варварами


    В итоге в России человек стал «вторым богом», вторым творцом, преобразующим «дикую природу».

    …С эпохой Г. Насера пришел и час освобождения Египта, когда вслед за национализацией Суэцкого канала видные «демократии», Англия, Франция и Израиль, сразу же развязали против Египта агрессию, начав войну и затем организовав экономическую блокаду этой древнейшей страны мира (1956).


    Асуанская плотина


    В час испытаний великий русский народ повел себя смело и решительно. Он предъявил Западу ультиматум и вскоре послал воинов-добровольцев на защиту независимого Египта. В давние времена копты называли русских «моска», видя в них защитников от турок и англичан. Теперь уже наши летчики и ракетчики защищали небо Страны Большого Хапи. В египетском «Поучении» XIII века до н. э. (ответ на «Песнь арфиста») есть мудрые слова: «Освободи другого, если найдешь его в оковах! Будь защитником несчастного! Если умоляет тебя сирота, который слаб и которого преследует собирающийся его разорить, – лети к нему…» А ведь ситуация в Египте была тогда более сложной, чем ныне, в начале XXI века, в Ираке или Сербии. Но СССР возглавляли тогда более смелые, достойные, мужественные люди – люди не робкого десятка, за плечами которых была победа в Великой Отечественной войне.


    Фелуки в районе Асуана


    Русские пришли в страну пирамид как строители… Они приняли участие в возведении 130 промышленных и культурных объектов. Венцом строительства русских и египтян (30 тысяч фелахов) стал Асуанский гидроузел (1970). Основание плотины 980 м., высота 111 метров (чуть ниже пирамиды Хеопса). Камней, щебенки и песка, что пошли на создание плотины, хватило бы на 18 подобных пирамид. Уникальны гидротурбины Асуана (больше их только турбины нашей Красноярской ГЭС). Воды озера Насера хватит на ближайшие 500 лет. Нил не разливается, хотя плодоносного ила по берегам нет. Проект оказался эффективен. Одновременно со строительством плотины пришлось провести и гигантскую работу по сохранению уникальных памятников старины, располагавшихся в этих районах Египта.


    Храм Калабша на фоне монумента Высотной плотины


    Да и наши натуры в чем-то схожи. Русские столь же жизнелюбивы и радушны… Вот как рассказывал об участии в строительстве Асуанской ГЭС герой-электросварщик А. Улесов: «Частица нашей жизни, души и сердца, а не просто три года были отданы Нубийской пустыне: советские специалисты помогали тут строить и обучили тысячи арабских рабочих. Там воочию мы увидели, что есть, оказывается, амель и рагель – человек белой и черной кости. Рагель – даже не чернорабочий. Это человек, который еще недавно не имел цены. Мы учили рагеля, и на наших глазах совершался переворот в душе этого человека и в среде окружающей… Только там я понял, что мы, выросшие при Советской власти, многое просто не представляем себе… Помню, была в нашем поселке арабская свадьба. Жены наших рабочих и инженеров собрали деньги и купили в подарок молодым посуду, цветы. Арабов удивило, что так могли поступить чужие им люди. «У русских такой обычай» – эти слова наших женщин повторяли все жители поселка… Мир на земле за то время, что существует, живет наша Советская страна, изменился. Самые забитые народы поднялись к свободе, к свету». Капиталовложения в строительство объектов на территории Египта составили 1 млрд египетских фунтов. Наши заводы дают Египту ныне 100 % алюминия, металлорежущих станков, стального проката и кокса, 82 % чугуна, 79 % стали и 45 % продукции нефтеперерабатывающей промышленности. На них работает около 10 процентов всех занятых в государственном секторе. «Великое солнце», божество, которому испокон веков поклонялись египтяне, для многих в те времена всходило в СССР.


    Памятник морякам русского крейсера «Пересвет» в?Порт-Саиде


    Но для некоторых русских солнце и навсегда зашло в Египте. Оттуда они отправились в сопровождении богини Хатхор в Дуат, место, где пребывают умершие, в «Страну без возврата»… Русские стали селиться в Египте примерно с конца XIX века, когда расширились торгово-экономические, политические, культурные связи между странами. Если в 1881 году там проживало чуть больше ста человек, то уже в 1897 году их число превысило три тысячи. Согласно данным переписи 1917 года, в Египте проживало более 5 тысяч подданных Российской империи. В начале 1920 года сюда прибыло еще несколько тысяч беженцев из Советской России (большинство из них составляли военнослужащие из Белой армии). В дальнейшем русская колония уменьшилась: часть переехала в Европу, часть вернулась в Россию (или была депортирована), часть ее членов осталась в Египте (в 30?е годы их было около 2,5 тысячи человек). Учитывая то обстоятельство, что в основном все эмигранты мужчины, они так и не смогли органично и тесно вписаться в ткань египетского общества. Причины – наличие религиозных, языковых и культурных барьеров. Одним словом, примерно к середине 80-х годов белоэмигрантская община окончательно прекратила существование. Закрылся Каирский русский клуб, а русскую богадельню с церковью передали грекам. В 1987 году скончался и последний председатель русской общины в Египте – О. В. Волков. Было и свое русское кладбище (Сиди Бишр), но теперь его уже нет. Большинство тех русских были бедняками, а потому их захоронили не в отдельных могилах, а в общих склепах.


    Современная египетская танцовщица


    По сей день видим у русских, наследников могучей империи, тягу к обетованной земле Египта. Известный ученый Я. Н. Щапов сказал, что в России романтично изучать Египет. Родство культур и душ Египта и России всегда находило и находит певцов в российском стане. Таков был русский живописец М. Потапов, кисти которого принадлежат работы серии «Эхнатониана». Потомственный русский дворянин и библейский старец, дожив до 97 лет, устроил замечательную выставку (2000). Он продолжал считать себя наследником, подданным двух империй, Египетской и Российской, называя себя «египтянином». В книгах прослеживается и известная общность менталитетов двух наших народов. В книге «Загадки Русского Междуречья» авторы пишут: «Казалось бы, что дальше отстоит друг от друга по времени и менталитету, чем русское и древнеегипетское мировоззрения. Но нет, и между ними протянуты невидимые связующие нити. Общее обнаруживается и в имени одного из языческих Солнцебогов (у русских это Хорс, у египтян – Хор или Гор); и в звездах на куполах храмов, только у египтян они размещались на внутренних сводах, а у русских – на внешней стороне. При созерцании подобных рукотворных звезд верующими биение их сердец накладывалось на ритм Вселенной». О том, что истоки русского космизма следует искать в Египте и Вавилонии, писали и раньше, отмечая, что из этих мест появились звезды на темно-синих куполах некоторых русских храмов, как и подвешенные к стенам лампады, имитирующие звезды древневосточных святилищ.


    Вид на реку Нил и мост в современном Каире


    О тех невидимых нитях, которые связывают древнюю цивилизацию Египта и нынешнее время, говорит многое… Так, антропологи считают, что за шесть тысяч лет никаких хоть сколько-нибудь заметных изменений в типе черепа египтян не произошло. В конце 20-х годов прошлого столетия египетский врач и ученый опубликовал фотографии портретной скульптуры фараона Эхнатона и одного из своих пациентов – 20-летнего юноши в точной копии короны фараона. Оказалось, что отличить их на снимках (фараона и современного жителя) просто невозможно. Специалисты подтвердили полное тождество этих двух людей. Видимо, и в нынешнем Египте встречается немало копий подобных древних властителей – жрецов, воинов, торговцев, феллахов или танцовщиц. Действительно, иные современные танцовщицы напоминают собой прелестных дам, изображенных на известных фресках. Хотя ныне тут больше славянок.

    Бесспорно, неплохо, если бы уроки египетской мудрости учитывались и властителями России. Тем более что схожесть исторических ситуаций порой кажется невероятной. Это не только случаи разрушения предшествующих культур, но и другие меры. После того как торговля Египта перешла из рук государства в руки частных лиц, то есть предприятия стали «капиталистическими» (по терминологии российского историка М. Хвостова), дельцы резко ужесточили и меры полицейского порядка по отношению к рабочим – их выпускали со складов голыми. А разве не то же сделали с большей частью населения наши «дельцы» в конце XX–XXI веков?!


    Каирский сказитель


    Любопытное сравнение действий власти в Египте и в России встречаем у одного современного автора: «Судя по тому, как лихо оперировали египетские писцы огромными цифрами и как было поставлено производство папируса как писчего материала, контроль и учет у них был организован не хуже, чем при социализме. Налоговая служба в те времена была достаточно бдительной, всеобъемлющей, и, видимо, через нее, и через труд военнопленных пополнялась царская казна, крепло общественное богатство». Это сравнение социалистической системы контроля с той, что существовала в древнейшей цивилизации мира, в Египте, кажется нам символичной и… в чем-то закономерной. Однако все это в прошлом…

    Ученым и политикам следует хорошо помнить советы визиря Птаххотепа из книги «Мудрость»: «Благословение тому, кто понимает, и проклятие тому, кто бежит… но никогда не нужно переоценивать свои знания, свои способности, потому что нет пределов в искусстве и в науке, и никто не может достичь совершенства… Умение слушать – вот что драгоценно».

    Считаем, что нынешние правители России, класс крупных собственников, обязаны принять модель народного правления. Эта модель, как это ни покажется странным, завоевывает в мире все большее признание – от Скандинавии и до Китая, от Канады до Объединенных Арабских Эмиратов. Наша же правящая элита много болтает о демократии, как и иные церковники – о христианском духе и величии православия. Но в их реальной социальной политике они зачастую ведут себя как разбойники и грабители, рядом с которыми, думаю, Христос не задержался бы ни на минуту. Он изгнал бы их из храма, и из Белого дома, будь на то его воля. Скорее всего его бы сегодня вновь распяли… Относясь патерналистски, а то и пренебрежительно к мусульманским законам и правилам поведения, сами мы зачастую не можем ничего противоставить реальным достижениям тех же ОАЭ. Мы гордимся тысячелетней историей России, и это неплохо. Но взгляните, к чему наши бывшие власти привели «великий и могучий» народ…


    Погребальная камера со сценами загробной жизни (Амдуата)


    Тот унижен и ограблен – и это в потенциально богатейшей стране мира! Но совсем иную картину видим в самом молодом исламском государстве мира – Объединенных Арабских Эмиратах. Будучи созданы всего четверть века тому назад, одновременно с началом так называемой «перестройки» в России, арабы с присущей им мудростью создают общество равных прав и возможностей. Коренной житель Эмиратов, рождаясь, уже защищен целым рядом демократических законов. Собственниками земли и недвижимости тут могут быть только арабы. Все, что позволено иностранцам, сколь бы богатыми и могущественными они ни были бы, это лишь арендовать, снимать и временно пользоваться недвижимостью и землей. Аналогичное происходит и в сфере бизнеса, где на предприятиях, в кампаниях и фирмах неизменно 51 % акций остается за местными жителями. Вот лишь несколько ярких примеров. В 1996 году была создана Дубайская Инвестиционная Компания, акция которой стоила 5 дирхамов (цена вполне доступная для коренного араба). Самое интересное то, что собственность компании, паи поделили следующим образом: 25 % акций принадлежит правительству, 25 % – шейхам и 50 % – народу. Такой же баланс сил сохраняется в самом большом исламском банке в мире – «Абу-Даби Исламик Бэнк». Возьмите для сравнения какой-нибудь из крупных банков России («Альфа-банк» или какой-либо иной), где духом русским часто просто не пахнет. Законы в ОАЭ строго сохраняют гегемонию коренного населения. Экономическая диктатура сурова. Правда, были попытки иностранцев скупать часть акций в ОАЭ через подставных лиц (у нас в России это тривиальная вещь). Там они заканчивались плохо для жителей страны, поддавшихся искушению и своей алчности. Эти люди просто исчезали – бесследно. Вот это и есть подлинная народная и контролируемая демократия, а не та бандитско-олигархическая и плутократическая малина, которую ныне подсунули народу России под видом демократии. При сравнении с положением нашего народа, который не имеет даже капли своей доли в национальных богатствах страны (к слову, богатейшей страны мира), невольно захочешь стать мусульманином и гражданином ОАЭ. Хотя, конечно же, русский человек вряд ли променяет свою березу или клен, пусть даже и «опавший», на все золото пустыни.

    Иным беглецам из России (и кандидатам), неправедно нажившим богатства, неплохо бы перечесть «Рассказ Синухета». Там рассказывается, как вельможа из окружения фараона, опасаясь за судьбу богатств и свое положение при новом властителе, покинул родину и пустился в бега. Бежал он не в Испанию или Англию, а к кочевникам Сирии, где прожил много лет. Там совершал он подвиги и занял довольно высокое положение среди местной элиты, но постоянно тосковал по родине. И взмолился он богу: «О бог, предначертавший бегство это! Смилуйся, верни меня в резиденцию! Дай мне увидеть место, где пребывает мое сердце! Что важнее, чем погребение своего тела в земле, где родился!» История для него заканчивается благополучно… Вельможа получает прощение народа и возвращается в Египет. Годы скитаний были сброшены с плеч. Ему даже подготовили погребальную камеру. Возможно, это обстоятельство вдохновит и некоторых наших беглецов на возвращение.


    Президент АРЕ Хосни Мубарак


    Наши народы ненавидят врагов и почитают друзей – ученых, врачей и учителей, людей высокой культуры. Египет, как и Россия, умеет ценить организаторов и ярких вождей. В прошлом это было так. Героизм правителей, говорил фараон Монтуемхат, состоит в том, чтобы они сохраняли социальный мир, «дали хлеб голодному, воду жаждущему, одежду нагому», чтобы «большой и малый были умиротворены» по всей стране, а «города и номы были насыщены». Египтяне уважают мудрость, имеют свой кодекс чести («асабйя»). Они, по словам президента Египта Хосни Мубарака, отличаются гостеприимством, добротой и веселым нравом. Египет высоко ценит и традиционно дружеские отношения с Россией. Во время своего недавнего визита в Россию президент Хосни Мубарак дал большое интервью «Российской газете». В частности, он сказал: «Наши страны действительно связывают давние отношения. Со времен президента Насера они в основном носили позитивный характер, хотя за полувековую историю был и период охлаждения. Нам удалось эти отношения активизировать, и сегодня я бы оценил их как очень хорошие. Это касается и политической сферы, где между нами идет постоянный обмен мнениями по важнейшим вопросам мировой политики, в том числе по проблемам нашего региона… Между нами идет постоянный диалог. Когда возникает необходимость, мы с президентом Путиным обсуждаем их по телефону… Хотелось бы, чтобы наши отношения и дальше носили не сезонный характер, поскольку они отвечают интересам и Египта, и России… Да, мы хотим более объемных и прочных торгово-экономических отношений. Помимо того, что они выгодны обеим нашим странам, сотрудничество между Россией и Египтом может оказать влияние на весь регион. Что касается Асуанской плотины, мы до сих пор высоко оцениваем ее значение, хотя кое-кто выступал против этого проекта. Мы и здесь хотели бы продолжения сотрудничества, поскольку плотина оберегает Египет от затопления, создает большой запас воды для земледелия в нашем засушливом климате» (2004 г.).

    Не знаю, удастся ли когда-либо египетским генетикам воспроизвести живого Птолемея (говорят, из ткани маленького принца, Птолемея I, была выделена ДНК, благодаря чему ученые «могут воссоздать» младенца-наследника древнего правителя Египта), но вот дух Птолемея благодаря «современному Птолемею» – президенту Мубараку – живет по сей день. Хотя Египту, как и России, трудно дается обуздание власти ненасытного чиновничества. Сегодня перед президентом России стоят задачи, что сродни «Инструкции эконому». В этом папирусе птолемеевских времен дано такое указание (конец III в. до н. э.): «Особое внимание обрати на то, чтобы не было казнокрадства и никакой другой несправедливости. Каждый, проживающий в стране, должен знать и быть убежденным, что всяким подобным явлениям положен предел и что население избавилось от прошлых бедствий. Никому не разрешается делать, что ему вздумается, и над всем поставлено наилучшее управление. Таким образом, вы дадите стране спокойствие и немало увеличите доходы».


    Рельеф из Мемфиса


    У нас давно пора появиться некоему подобию «указа Хоремхеба», что был начертан на большой стене в Карнаке, у западного крыла десятого пилона. В нем описывается жуткое и прискорбное состояние, в котором находилась тогда страна (Египет). Злоупотребления чиновников, судей и знати на местах, преступления военных, тотальное воровство, грабеж народа. Царь, желавший восстановить справедливость и улучшить жизнь простых людей, решил прибегнуть к самым решительным мерам – лицам, совершавшим злоупотребления, отрезали нос, затем отправляли в ссылку. У нас в России, вероятно, надо бы отрезать не носы, а руки.

    Сегодня Египет является «Томери» («любимой страной») не только для самих египтян. Здесь работают археологи и ученые из многих стран мира: французы, американцы, немцы, японцы, англичане, итальянцы, русские, поляки, чехи и др. Как заметил Р. Б. Рыбаков, директор Института востоковедения РАН: «Египет – это визитная карточка российского востоковедения». Многие выдающиеся ученые России, словно перелетные птицы, каждый год устремляются к этой обетованной земле Востока. Свой вклад в развитие египтологии вносят и другие европейцы. Важными этапами для науки стало основание Чехословацкого института египтологии в Праге (1958) и его филиала в Каире (1959). Когда правительство Египта обратилось к ЮНЕСКО с просьбой оказать ему помощь в деле спасения имевших мировую славу памятников Нубии («врат Африки»), именно Чехословакия одной из первых включилась в работу. Ученые этой страны обнаружили сотни наскальных рисунков и надписей (их герои – рыбаки, пастухи, охотники, земледельцы), ряд бытовых и эротических сценок.


    Храм Рамсеса II


    В районе Мемфиса, древнейшей столицы Египта, учеными Европы сделаны важные находки: тут нашли гробницу Птахшепсеса (середина III тыс. до н. э.), одного из самых интересных не-царских захоронений Старого царства. Этот вельможа сделал поистине головокружительную карьеру – от поста парикмахера, холителя ногтей до самой высшей должности в администрации. Перед их изумленным взором предстали надписи и рисунки, сотни mason,s graffiti, представляющих огромную научную ценность. Благодаря усилиям археологов удалось воссоздать с удивительной точностью почти всю древнюю историю Египта. Л. Вулли в «Раскопках прошлого» писал, что о жизни древних египтян в XIV веке до н. э. люди знают ныне, пожалуй, больше, чем об Англии XIV века после Рождества Христова.

    Вот и сегодня гробница сыновей Рамзеса II открывает миру новые свои тайны. В 1995 году американец К. Викс нашел безымянную гробницу, что привела его в подземный город. Кто-то жаждет обрести в Египте новые откровения религий или тайны эзотерических «истин». Тут служители религии чувствуют себя учениками, а не пророками истины. Возможно, поэтому коптская традиция до сих пор считает великий колодец бога Ра в развалинах храма в Гелиополе (Матария) «священным источником»; якобы тут Мария опускала в воды одежду Христа. Мусульмане, вслед за древними обитателями долины Нила, назвали его «Оком бога»… Завораживает удивительная преемственность, синтез культур и эпох в Египте. Страна привлекает и художников. Известен роман Б. Пруса «Фараон», а режиссер Е. Кавалерович снял по роману Пруса фильм. Кто-то мечтает познакомиться с древним народом и заглянуть в его душу. Египет привлекает толпы поклонников, словно некая красавица, обладающая магическим опытом любовной ворожеи. Как сказала известный специалист по Египту Б. Мертц, ее любовный роман с Египтом начался в раннем детстве с книги Брестеда «История Египта». И любовь «еще цветет, хотя с тех пор прошло много лет и много увлечений». Она не одинока в ее страсти.


    Остров Филэ


    Рынок художественных ценностей все время пополняется каким-то новым артефактом. Верным признаком того, что Египет и по сей день остается крупнейшей жемчужиной в короне культурного наследия человечества, являются и усилия ЮНЕСКО, предпринятые сей организацией по спасению памятников Нубии. В частности, международная помощь спасла находящиеся на острове Филэ дивные храмы, которым угрожали затоплением воды Асуанской плотины. Так были спасены храм Исиды и греко-римский «киоск» Траяна… Ныне эти места затопляют туристы.


    Ученый, директор Эрмитажа – Б.?Б. Пиотровский


    Нельзя не отметить в этой связи и вклада российского ученого Б. Б. Пиотровского (1908–1990). Выходец из дворянской семьи потомственных военных, в школьные годы (1921 г.), когда их семья вернулась в Ленинград, он увлекся Египтом. В школе, где заведовал отец (школа размещалась экзотически – на «крыше» гостиницы «Европейская», в громадном зале ресторана), преподавали опытные педагоги. Пиотровский вспоминал: «Однажды на уроке истории учительница принесла в класс подлинные египетские древности и дала их в руки ученикам. Надо сознаться, что этот урок сыграл решающую роль в моей жизни, я «заболел» Древним Египтом и стал увлеченно им заниматься». Так случилось это чудо научной инкарнации.

    Поступив в 1925 году в Петербургский университет на историко-филологический факультет (факультет «языка и материальной культуры»), он все пять лет учебы провел в Кабинете древностей. Это был университет в университете, где было все, что необходимо, для того, чтобы стать классным специалистом (педагоги, археологические экспонаты, диапозитивы, книги, фото). Он вспоминал: «В университете мы читали разнообразные древнеегипетские тексты, начиная с классических сказок Среднего царства. Читали рассказ о человеке, потерпевшем кораблекрушение, и выбирались на необитаемый остров по эрмитажному папирусу, – своего рода древней робинзонаде. Читали повесть о Синухете, египетском вельможе, бежавшем от царского гнева к бедуинам Сирии, «Повесть о двух братьях» с известным сюжетом о ложном обвинении младшего в прелюбодеянии, «Повесть о красноречивом крестьянине», посвященную социальной несправедливости. Тексты Древнего царства были иными – в основном автобиографические надписи из могил знатных представителей VI династии, совершавших походы в Нубию. Переводы этих текстов мне пригодились гораздо позже, когда я работал в Нубии по спасению памятников, которым грозило затопление при постройке высотной Асуанской плотины». Так Россия пестовала классиков.


    Ключ из Египта (видимо, из византийской эпохи)


    Прошлое часто формирует наше будущее. Являясь прекрасным специалистом по древней истории, он сумел создать в Ленинграде самую передовую лабораторию археологической технологии, которая принесла заслуженную мировую известность российской археологии. В результате Б. Б. Пиотровский возглавил в 1956 году делегацию советских археологов и этнографов в Египет. После революции Насера возникла уникальная возможность попасть в это заповедное место английского колониализма – на земли древнейших цивилизаций. Целью поездки стало ознакомление с памятниками древности, что находились в зоне, где проектировалось строительство Асуанской плотины. Вскоре все эти места должны были уйти под воду. Так, тридцать лет спустя после обращения к истории он оказался на земле Египта с благородной целью спасения бесценных памятников культуры. В ходе поездки он ознакомился с главными археологическими центрами Египта, совершил путешествие в район Вади Хальфа в Судане. Работа была успешной и, начиная с 1960 по 1964 год, он стал представителем СССР в Международном консультативном комитете экспертов ЮНЕСКО по спасению памятников Нубии. В этом качестве возглавил археологическую экспедицию АН СССР в Египет в 1961 году. Результатам работ Нубийской экспедиции Б. Пиотровский посвятил 2 книги и около 20 статей (ждут публикации и его интереснейшие дневники). С 1964 года он возглавил Эрмитаж, которым весьма достойно и успешно управлял более четверти века.


    Фрагмент свитка Книги мертвых. Копенгаген


    Грандиозным проектом по спасению памятников Нубии стало и перенесение скальных храмов Абу-Симбела. Храм высотой в 33 м, шириной в 38 м и глубиной в 65 м украшен четырьмя двадцатиметровыми статуями Рамсеса II, у ног которых были высечены 200 статуй его жен и детей. Памятники были разобраны и вновь собраны на 180 м дальше и на 64 м выше первоначального местоположения. Это большой успех. На операцию ЮНЕСКО истратила порядка 40 миллионов долларов. ЮНЕСКО внесла весомый вклад в совершенствование работы музея, Египетского музея древностей (Каир), приняла участие в консервации археологических памятников древнеегипетской и исламской цивилизаций (пирамиды Гизы, храм в Луксоре, памятники в Каире), внесла ряд египетских древностей в список всемирного наследия, оказала помощь в публикации коптских рукописей из Наг-Хаммади («Гностические кодексы»). Именно ЮНЕСКО выступила с ценной инициативой – создания Национального музея египетской цивилизации в Каире и Нубийского музея в Асуане (1982). Эта организация оказала всестороннюю поддержку проекту воссоздания сокровищницы знаний – древнейшей Александрийской библиотеки. При ее содействии в Казахстане в 2000 году открыт и Египетский университет исламской культуры Нур-Мубарак.


    Автор тет-а-тет с духом фараонов


    Что же касается будущих открытий – еще непознанных «тайн Египта», то, естественно, лучшие перспективы для этого у египетских специалистов, ибо, говоря словами А. Морэ, в настоящее время весь Египет превратился в музей. В частности, заместитель министра по памятникам Гизы Захи Хавасс рассказывал, как в конце XX века найдено множество мумий в позолоченных саркофагах в оазисе Бахарей, в 230 милях к юго-западу от Гизы (1996 г.). Область некогда лидировала по производству вина в Древнем Египте. Сохраняя в тайне захоронение, он вернулся сюда для раскопок с группой археологов, архитекторов, реставраторов, хранителей, художников. В высеченных многокамерных могилах им было обнаружено 105 покрытых позолотой и роскошно окрашенных мумий. Эта находка, по мнению З. Хавасса, была самым прекрасным из того, что находили в Египте. Хавасс считает (а он долгое время являлся руководителем комлекса раскопок в Гизе), что самые захватывающие и интригующие открытия в районе пирамид еще впереди.


    Луксор – музей под открытым небом


    Ключ к новым тайнам египетской древности может быть обнаружен где угодно… В конце 2001 года в самом центре Каира, там, где находился древний Гелиополис («город Солнца»), случайно обнаружено погребение богатого египтянина, захороненного еще в VI веке до н. э. Кстати говоря, арийским Гелиополем считается и знаменитый город Гелон в Скифии. И каждый год открывает все новые и новые захоронения, гробницы или даже пирамиды. В 2003 году в «городе Мертвых» была обнаружена уникальная усыпальница для детей фараона эпохи Рамсеса II, состоящая из 110 комнат (по числу имеющихся в Египте пирамид). И таких неожиданных находок в будущем нас, видимо, ожидает еще немало. Прав редактор серии исторических словарей Африканского региона Дж. Воронофф (судя по его фамилии, в прошлом имел русские корни), говоря: «Египет всегда был крупнейшим центром цивилизации. И никогда это не было столь очевидно, как сегодня». Египет – член сообщества стран Ближнего Востока, Африки, важнейший элемент арабского мира, одна из опор широкого исламского сообщества и всего содружества стран третьего мира.


    Охрана из египтян с карабинами


    Египет – первое в истории мира общество, создавшее разветвленную и крепкую систему управления. Он передал грекам образцы культуры и формы, по которым стала строиться цивилизация. Неким прорывом стали многие достижения египетской науки, медицины, литературы (скажем, «Тексты Пирамид» – самый крупный и древнейший литературный памятник). «Тексты Пирамид» – едва ли не древнейшее произведение религиозной литературы человечества и, пожалуй, «самые ранние главы в интеллектуальной истории человечества». Они начертаны внутри монументальных гробниц царей Египта конца пятой и шестой династий (XXVII–XXV вв. до н. э.). Тексты восходят частью к народной словесности и к доисторическим временам. В них зафиксированы погребальные ритуалы и собрание магических формул и текстов, произнесение которых обеспечивало умершему царю бессмертие и благополучие за гробом. К ним близко примыкает Книга мертвых, предназначенная не только для царей, но для всех усопших, по смерти сливающихся с Осирисом. Если «Тексты Пирамид» создавались египтянами на стенах и коридорах тесных погребальных помещений пяти пирамид, то Книга мертвых писалась на папирусе. Она украшалась рисунками, иногда выполненными художественно и в красках. Это своего рода прототип иллюстрированных рукописей и изданий (Б. А.Тураев). Искусство впервые широко и разнообразно осветило внутренний мир человека, его переживаний и чувств.


    Туристы, совершающие почетный круг вокруг священного скарабея


    Кто-то мечтает проникнуть в сокровенные тайны, которые еще остаются неоткрытыми. Так, Ю. Д. Петухов пишет, что египтология последних трех веков есть специфический тип классической науки, цель которой увести общество от подлинного понимания Великой Египетской Цивилизации к лаково-лубочной картинке «Древнего Египта». Он считает, что не случайно масса литературы приковывает внимание всех интересующихся историей и культурой Египта к пирамидам, магической астрономии или астрономической магии, к «книгам мертвых», к загробному миру и мумиям. Читатель, погрузившийся в это пахнущее ладаном и трупами чтиво, в якобы потаенные знания, теряет нить рассуждений. А это как раз и нужно «умелым кукловодам от науки», ибо эта чушь только уводит от сути тайны Египта.


    Курорт Хургада. Общий вид одного из пляжей


    Тогда в чем же состоит его великая тайна? «Суть и тайна Египта, нераскрытая до конца магическая сила его непостижимомудрых волхвов: в овладении психосоматическими законами управления человеком и группами людей; в разработанной ими методике программирования индивидуума и социума; в создании ими первого на планете (и, пожалуй, единственного) топоэлитарного общества, в котором элитой стала подлинная интеллектуально-духовная элита, а не «денежные мешки», узурпаторы и «реформаторы»; в создании новых типов хомо сапиенс, новых людей и псевдолюдей, новых «этносов», новых «религий», новых мировоззрений и типов поведения; в программировании (не прогнозировании, а именно программировании!) будущего». При всем нашем огромном уважении к заслугам египтян, вряд ли их способности и таланты простирались настолько далеко.

    Ныне Луксор – одно из самых притягательных мест, где прошлое Египта вновь оживает. История Долины царей теряется во мгле столетий. «Сейчас нам трудно представить себе, – писал Г. Картер, – как выглядела эта пустынная долина, населенная призраками, в существовании которых египтяне не сомневались. Ее подземные галереи были ограблены и опустошены, входы во многие из них открыты и служили убежищем для лисиц, сов и летучих мышей. Но и ограбленная, опустевшая, скорбная долина не утратила своего романтического очарования. Она по-прежнему оставалась Священной Долиной царей и, вероятно, продолжала привлекать толпы любопытных и чувствительных посетителей. Кроме того, некоторые гробницы Долины во времена правления Осоркона (900 гг. до н. э.) вновь использовались для погребения жриц». Сегодня тут нет ни фараонов, ни первых отшельников-христиан, ни разбойников. И тем не менее «город Мертвых» сегодня живее всех живых благодаря культурным памятникам и миллионам туристов. В сопровождении конвоя сюда устремляются со всех концов света путешественники. Затаив дыхание, они рассматривают руины некогда величественного храма Амона-Ра, к созданию которого приложили руку Аменофис II, Рамсес II, Тутанхамон, Хоремхеб. Тут бывал и Александр Македонский… Любители сувениров вовсю охотятся за раритетами, памятуя египетскую пословицу:

    «В Египте если даже кто-то совершенно глух, бакшиш возвращает ему слух». Женщины, словно слетевшиеся на сладкое осы, осаждают лавки с золотом и серебром. В остальное время все слушают рассказы гидов, как когда-то возводились пирамиды, как фараоны любили женщин, и совершают круги почета вокруг скарабея, изнывая от страшной жары. Согласно египетским верованиям, женщины, которые семь раз обойдут вокруг священных пирамид, обязательно забеременеют (в том случае, если прибегнут «к услугам фаллоса»).


    Коралловые рифы Красного моря


    Так ли уж странно, что боги и маги Египта приходят в Россию? Ведь и русские все чаще летят в Каир, в огромный 15-миллионный город, поражающий контрастами, пестротой одежд населения, музеями и мечетями… Жители тут веселы и приветливы и щедро дарят свои улыбки («Даже в самые тяжелые времена улыбка ничего не стоит»). Девять десятых его населения – мусульмане, одна десятая – копты-христиане. Помимо знаменитого музея древностей, внимание наверняка привлечет мечеть Аль-Азхар, старейший университет планеты, самое престижное учебное заведение мусульманского мира. Есть иные, светские университеты. Немало средневековых построек. Рекомендуем пройтись пешком по Каиру, углубиться в улочки и кварталы, совершить поездку по Нилу, осмотреть стены мечети Эль-Рифай, медресе Хассана или медресе Эль-Гури, где по средам и субботам можно увидеть танец дервишей. Чтобы почувствовать полнее аромат Востока, узреть его краски, надо посетить рынок Хан-эль-Халили. Строгой и сдержанной красотой чаруют коптские кварталы Каира. Перед разливом Нила можно увидеть обрядовые танцы, услышать песнопения в «Ночь слезы», а посетители курортов Хургада и Шарм-эль-Шейх увидят экзотику Красного моря, любуясь коралловыми рифами. Русских не напугали даже акты террора. Иные пытаются испить воду из Нила, ибо древнеегипетский жрец бога Амона сказал: «Каждый, кто пьет воду из Нила ниже острова Элефантин, – египтянин».


    Университет в Каире


    Говорят, что жители «планеты Египет» опередили историю нашего мира на две тысячи лет. Возможно, они показали нам путь, как сохранить неповторимый культурный облик. Но, пожалуй, более всего в Египте восхищает стойкость духа и культуры великого народа. Кто только не приходил на их землю. Но завоеватели не могли устоять перед очарованием и глубиной его веры, культуры, традиций. Александр Македонский повелел похоронить его на священной земле. Персы переняли многие обычаи и короновались как фараоны. Римляне оказались в плену египетских чар и женщин. Турки, правя в Египте, фактически сами становились египтянами. Русские слетаются в Египет, словно птицы, нашедшие тут свое родное гнездо. Возможно, прав каирский писатель Хусейн Фавзи, выражая в книге «Египетский Синдбад» как свое мнение, так и мнение народа: «Первая национальная черта и историческая задача египтян в том, что они творят цивилизацию. Египтянин был золотом сверхчистой пробы. Место его было в царстве на небесах». Он же заметил, что египтяне «всегда египтизируют своих завоевателей». Мы ничего не можем сказать о небе, ибо это не наша вотчина. Но на земле, встречая египтян, беседуя с ними, трудно в иных из них не влюбиться. Писатели и ученые России тепло вспоминают изумительные культурные вечера, что устраивал несколько лет советник по культуре посольства Египта д-р Шериф.


    Крупнейший университет Верхнего Египта?– Ассиут


    Арабско-египетский мир сложен и многолик… Одной из главных проблем для него была, да и ныне остается проблема единства. Основоположник светского направления арабского национализма, Саты аль-Хусри (1880–1968), очень верно заметил, что достижение столь необходимого единства возможно только на путях общности культуры всех арабских народов. При этом важно сохранять всю мудрую преемственность богатейшего наследия древних цивилизаций. Культура – это ведь то, что формирует душу народа в большей степени, чем политика и даже экономика. В «Открытом письме Таха Хусейну» аль-Хусри выразил свою мысль о значении культуры одной фразой, ставшей впоследствии крылатой: «Гарантируйте мне единство культуры, и я гарантирую вам прочие виды единства».


    Наукоград «Мубарак»?– внимание власти к нуждам науки и страны


    В нынешнем мире важную роль выполняют экономика, торговля, наука и образование. Поэтому аль-Хусри, говоря о соотношении цивилизации и культуры, заметил, что если культура ограничивается только интеллектуальной и духовной сферами, то цивилизация охватывает еще и материальную (сферу). Яркое представление о цивилизации дают науки и ремесла, тогда как культура полнее всего проявляется в языке и литературе… Понятие «цивилизация» тесно связано с понятием «культура», оно является более содержательным и включает в себя… все то влияние, которое оказывают (на нас) науки, ремесла, обычаи и структуры – на материальную, интеллектуальную и созидательную жизнь наций. Египет упорно продолжает выполнять свои пятилетки (1982–1987, 1988–1992, 1992–1997, 1997–2002, 2002–2007). В закончившейся в 2002 году пятилетке в сфере промышленного производства основано инвестиций на сумму почти в 40 млрд египетских фунтов (6 фунтов – 1 доллар США). К концу нынешней пятилетки (2007 г.) объем промышленного производства Египта должен составить 236,6 млрд египетских фунтов, средний темп роста – 7,5 процента в год. Перспективы развития египетской экономики обнадеживают, ибо страна занимает 18 место в мире по доказанным запасам газа (их хватит ей на 55 лет). Кстати, и по урожайности риса, сахарного тростника и кукурузы на один гектар АРЕ занимает первое место в мире. В 2002–2007 годах предусмотрено вложить в сельское хозяйство, ирригацию и освоение новых земель примерно 58 млрд египетских фунтов, или 28,8 процента от общего объема инвестиций, направляемых в сферу производства. Большое внимание уделяется и развитию фундаментальной и прикладной наук в Египте.


    Новая Александрийская библиотека – связь между цивилизациями


    Египет возрождает то, что некогда утеряно. Он как будто омолаживает кровь… Известно же, что много веков подряд властители мира (императоры Римской империи, христиане, мусульмане) разрушали и жгли сокровища Александрийской библиотеки. Легенда гласит: когда мусульманскому владыке халифу Омару сказали о немалом значении ее сокровищ, хранящихся тут знаний, он цинично заметил: «Если все, что там написано, есть в Коране, эти знания излишни, а если они противоречат Корану, они просто вредны». Современная цивилизация решила вернуть свой давний долг Египту. Ведущие страны мира вложили в грандиозный проект создания новой Александрийской библиотеки огромную сумму – 1,5 миллиарда долларов. Это новое чудо света – Александрийская библиотека – сегодня уже стала воплощенной мечтой, чудесной реальностью… Усилиями норвежских архитекторов и египетских специалистов возникло сие необычное здание, напоминающее восходящее солнце, поднимающееся из-за моря… Здание выстроено под углом в 16 градусов так, что когда лучи солнца пронизывают стеклянную крышу, они заливают весь гигантский читальный зал морем света. Это самый большой читальный зал мира, где одновременно сегодня могут работать 3,500 посетителей. Он выполнен в 7 уровнях, его потолок поддерживается стилизованными под лотос колоннами. Здесь же самая мощная электронная библиотека в мире, рассчитанная на 100 миллионов книг. И хотя треть населения Египта пока еще остается неграмотной, «Александрийское чудо» стало маяком, светочем новых знаний.


    Крупнейший читальный зал в мире – в Александрийской библиотеке


    Важен и вопрос единства арабских стран. Проходившая в Омане арабская конференция не случайно подчеркнула: безопасность арабской нации никогда не будет обеспечена без солидарности арабов. Президент Арабских Эмиратов шейх Заед бен Султан Аль-Нахайян говорил: «Египет с его человеческим и культурным потенциалом и международным влиянием необходим арабской нации, как сердце для человеческого организма». Хотя египтяне, как и всякий народ, не лишены некоторых пороков: жажда наживы, назойливость в отношении туристов, низкопоклонство, бюрократизм, медлительность, необязательность и сластолюбие. Но какому народу нельзя было бы предъявить тех же или похожих упреков!

    В египетской традиции поклонения предкам есть и нечто феноменальное… Разве только в Китае, Корее и Японии поклонение предкам доведено до еще большего совершенства. Не случайно же в Пекине Великий храм предков располагается рядом с императорским дворцом. Эти древние народы будут процветать, ибо помнят о деяниях предков. Фараоны пытались запечатлеть память о себе не только в грандиозных стройках, но и оставляли будущим поколениям своего рода наказы, типа Мономаховых… Известно «Поучение царю Мерикара», дошедшее до нас от эпохи Старого царства. Автор «Поучения» рекомендует наследникам читать древние письмена, определяя царскую службу как «служение общему делу», внушает потомкам, сколь «мерзостно разрушение» (и не только кладбищ, но и, как мы бы сегодня сказали, основ государства), призывает к благочестию и умеренности.


    Первый и второй египетские спутники Земли: космические горизонты


    Получается, что шейхи ОАЭ, богатейшие люди (чья жизнь на виду народа), завоевывают признание в обществе не покупкой футбольных клубов или автомобильных кампаний за рубежом, как это делают при попустительстве правительства и Кремля наши олигархи (где деньги, разумеется, навсегда и останутся – для их горячо любимых еврейских дочек и сыночков), а развитием собственной страны, строительством нужных народу сооружений – институтов, научных центров, больниц, школ, дорог, парков, бассейнов и т. п. Причем эти заведения доступны основной массе населения страны, не являясь, подобно печально знаменитому «Трансвааль-парку» в Москве, забавой для пресыщенной богемы (500 долл.). Традиции национальной исламской культуры объединились с присущим жителям Аравии чувством достоинства и равноправия, характерным для бедуинов. В итоге и политическая культура ислама воплотилась в дух гуманного прагматизма, этику деяний во благо людей.

    Египет в культурном отношении напоминает птицу Феникс… Легенда гласит: странствуя по свету, священная птица египтян каждые 500 лет возвращается в храм Бога солнца Ра, где ее сжигают. Но она возрождается вновь и на сороковой день улетает в Индию. Образ птицы, созданный фантазией египетского народа, затем стал символом воскрешения и в христианском искусстве, выступая как образ вечного обновления и созидания. А разве в древнейшей трепольской культуре, что тысячи лет тому назад существовала на землях нынешней Украины, нет схожих символов?! Раз в 50 лет обитатели городов сжигали свои жилища – и устремлялись в поисках неизведанного в иные земли. Это же можно сказать о культуре Египта. Ее следы видны повсюду. Поэтому символом Египта является его путь, путь в вечности. В середине II тысячелетия до н. э. жрец написал поистине вещие слова:

    Построены были двери и дома,
    но они разрушились,
    Жрецы заупокойных служб исчезли,
    Их памятники покрылись пылью,
    Гробницы мудрецов забыты.
    Но имена их произносят,
    читая эти книги,
    Написанные, пока они жили,
    И память о том, кто написал их,
    вечна…

    Подающее надежды молодое поколение египтян


    Конечно, между прошлым и настоящим надо почувствовать эту тонкую метафорическую связь… «Воистину огромная духовная пропасть отделяет нас от древних египтян, – писал египетский ученый Закария Гонейм, – но если мы хотим понять назначение и смысл Египта, нам нужно попытаться перебросить через эту пропасть мост». А потому наш читатель, мы твердо уверены, не только не станет «презирать золотых сосудов Египта и прекрасных хананеянок, уже готовых обрезать свои волосы» (Г. Федотов), но и возлюбит описанный и увиденный Египет, черпая в древнем народе силу духа, мудрость и горячую любовь, о которых сказано в египетской «Силе любви» (в прекрасном переводе русской поэтессы А. Ахматовой):

    Любовь к тебе вошла мне в плоть
    и в кровь
    И с ними, как вино с водой, смешалась,
    Как с пряною приправой – померанец
    Иль с молоком – душистый мед…

    В культурологическом очерке мы попытались показать, как нам представляется, одну из ярчайших культур мира, попробовали окинуть ее душою – «разом» и «всю», понять мысли и чаяния ее мудрых людей, стремящихся к свету… Ведь Египет во многих отношениях – «школа всего человечества», наш «первый учитель во всемирной истории». В. В. Розанов говорил об исключительной роли Египта в истории человечества: «Начала цивилизации на самом деле были положены не греками и не евреями. Авраам, первенец от иудеев, пришел в Египет, когда он уже сиял всеми огнями. Авраам лепетал, когда Египет говорил полным голосом взрослого мужчины. Все народы – дети перед египтянами, и вся история – египетское дитя. Но неблагодарные дети забыли об Отце своем».


    Цивилизация арабов – цивилизация, воспевающая бессмертие


    Неужели же мы столь неблагодарны? Нет и еще раз нет. Пройдут годы и годы. И, конечно, явятся новые поколения. Они, возможно, ощутят глубже и острее: «То, что было истиной для людей прошлого, является, хотя бы отчасти, истиной и для ныне живущих» (Бадж). Поймут они и то, что «Египет не погас» и сегодня, что свет его животворен, но лучи его ныне «повернулись к северу». Мы же вновь и вновь будем обращать взор в прошлое, ища ответы на вечные вопросы у алтарей Египта.









     


    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх