Глава 21

Золотая жила – миф об Иване Сусанине

О местопребывании инокини Марфы с сыном Михаилом и свитой в конце 1612 г. – начале 1613 г. историки спорят уже два века. То, что она поехала в район Костромы, вполне естественно: там были многочисленные вотчины Романовых и два надежных места, где можно было переждать лихолетье, – город Кострома и Ипатьевский монастырь. Город и монастырь находились примерно в двух верстах друг от друга, но их разделяла полноводная тогда река Кострома.

Костромская крепость представляла собой довольно мощное фортификационное сооружение. Она состояла из Старого и Нового кремля, разделенных крепостной стеной. Укрепления обоих кремлей – деревянные с четырьмя проездными и восемью глухими башнями. Высота башен от 5 до 7 саженей (11—15 м). Кремль расположен на возвышении и обнесен высоким валом, на котором находилась деревянная стена. Перед валом был ров с водой шириной до 8 саженей (17 м) и глубиной около сажени.

Согласно описанию Костромской крепости 1679 г., там находилось пищалей – 26, тюфяков (примитивных гаубиц) – 3, железных казнозарядных пищалей – 4. Итого 33 артиллерийских орудия.

Читатель вправе спросить, а какое отношение к событиям 1613 г. может иметь опись артиллерии 1679 г.? Дело в том, что документов 1613 г. нет, а в описи 1679 г. сказано: «…от многих лет и от пожарного времени… тот городовой наряд не чищен и

в тех пищалях пыли и земли насорило». Никаких опасных событий в районе Костромы после Смуты не происходило, и можно с уверенностью на 99,9 процента утверждать, что часть «городового наряда», бывшего там к 1613 г., могла быть вывезена, но ни одной новой пушки туда так и не доставили. А вскоре по приказу Петра I Костромская крепость вообще была упразднена за ненадобностью.

Ипатьевский же монастырь был укреплен еще лучше, чем город Кострома. Еще в 1568 г. монастырь был обнесен каменной крепостной стеной. Протяженность стен составляла 243 сажени (518 м). Восточная стена примыкала к реке Костроме. Стены стоят на мощном фундаменте, уходящем на несколько метров в глубь земли. Фундамент построен из валунов, скрепленных известковым раствором. Высота стен в то время составляла около 6 м, а толщина 2,1 м. Они были выложены из двух рядов кирпичной кладки, пространство между которыми заполнено бутом. Стены делились на два яруса. В верхнем ярусе находилась галерея боевого хода, вдоль которой равномерно располагались щелевидные бойницы и смотровые окна. В нижнем ярусе, в арочных углублениях, находились бойницы подошвенного боя, позволявшие максимально сократить «мертвую зону». Между ярусами бойниц находились варовые щели, позволявшие защитникам монастыря лить на противника горячий «вар», то есть смолу или кипяток непосредственно с галереи боевого хода.

С четырех сторон крепостная стена фланкировалась круглыми башнями. Каждая башня имела три уровня боя. Самый верхний имел, помимо щелевидных бойниц, еще и широкие круглые отверстия для установки пушек. Он также был снабжен машикулями (навесными бойницами), предназначенными для сокращения «мертвой зоны» у стен башни. Бойницы среднего яруса позволяли вести огонь по противнику как из небольших артиллерийских орудий, так и из ручного огнестрельного и метательного оружия (луков и арбалетов). Подобно стенам, башни имели бойницы подошвенного боя.

Чтобы взять такие твердыни, как Кострома и Ипатьевский монастырь, нужны были достаточно большой отряд осаждающих (не менее трех тысяч человек) с осадной артиллерией и как минимум несколько недель осады. Мне могут возразить и привести примеры, когда мощные крепости в 1605—1611 гг. сдавались небольшим конным отрядам. Да, действительно, такие случаи имели место, но только когда гарнизон или горожане решали поменять царя, например, Шуйского на Димитрия или наоборот.

Еще до начала Смуты Шестовы и Романовы имели в Костромской крепости «осадные дома», то есть собственные дома, где можно было отсидеться в случае нападения противника. Так что жить или защищаться в Домнине или в ином месте в своих вотчинах оба семейства не собирались еще до Смуты. Марфа с сыном могла проинспектировать свои вотчины, но жить там было опасно. Ряд историков считают, что Михаил и Марфа жили в костромской крепости на своем осадном дворе и прибыли в Ипатьевский монастырь лишь для встречи «великого посольства» из Москвы. Другие утверждают, что жить в монастырь Романовы переехали лишь с началом Великого поста (февраль – начало марта 1613 г.), «дабы провести эти дни в уединении и молитве», тем более что сама Марфа была монахиней. Наконец, третья группа историков считает, что Романовы жили только в монастыре, а в Костроме если и бывали, то наездами. При этом документальных свидетельств о местопребывании Марфы и Михаила нет ни у кого.

Лично я присоединяюсь к третьей точке зрения. Дело в том, что жители Костромы вдоволь натерпелись лиха от тушинцев и люто их ненавидели. Соответственно, приезд в город жены и сына тушинского патриарха мог вызвать эксцессы. И наоборот, игумен и монахи Ипатьевского монастыря были верными тушинцами.

Любопытно, что на сторону Тушинского вора архимандрит Феодосий с братией перешли не по идеологическим причинам, а из-за «бабок». Царю Василию требовались деньги для войны с Болотниковым и Тушинским вором, и он имел неосторожность попросить их у Ипатьевского монастыря. Результат не заставил себя ждать, и в конце октября 1608 г. архимандрит Ипатьевского монастыря Феодосий и игумен соседнего костромского Богоявленского монастыря Арсений отправились в Тушино, где и принесли присягу Лжедмитрию II.

Понятно, что теперь монастырь оказался в полном подчинении у тушинского патриарха. Следует заметить, что Филарет и Феодосий отлично ладили, и монастырь стал надежным оплотом тушинцев в Костромском крае.

Кострома поначалу была захвачена отрядом Лжедмитрия II. Но в начале декабря 1608 г. горожане подняли восстание. Местные тушинцы были перебиты, а их воеводу Дмитрия Мо-сальского-Городетского долго пытали, а затем, отрубив руки и ноги, утопили в Волге. (Марфе эта история была хорошо известна.)

Тушинский царь отправил в Кострому карателей во главе с Эразмом Стравинским и Александром Лисовским. Поляки предали Кострому огню и мечу. Видимо, какая-то часть костромичей пыталась укрыться за стенами Богоявленского монастыря и там оказать сопротивление тушинцам. 30 декабря 1608 г. Богоявленский монастырь был захвачен и разорен отрядом Лисовского. При штурме погибли три иеромонаха, один иеродиакон и семь монахов. В это же время был разорен и разграблен Кресто-воздвиженский монастырь в Костромском кремле, при этом погибли его архимандрит Геннадий и десять человек братии.

В конце февраля 1609 г. костромичи вновь восстали, однако на сей раз тушинскому воеводе Никите Вельяминову удалось унести ноги в Ипатьевский монастырь. Но не менее около двухсот тушинцев костромичи «посадили в воду», то есть попросту утопили в Волге.

В начале марта 1609 г. Никита Вельяминов написал в Тушино пану Сапеге следующее письмо о помощи: «… в Ипацком монастыре людей немного, да и те иные побиты и поранены, и лошади у них побиты ж».

В конце апреля 1609 г. к монастырю подошло войско Василия Шуйского во главе с воеводой Давыдом Жеребцовым и приступило к осадным работам. В начале мая 1609 г. Вельяминов писал Сапеге, что к монастырю подошли на судах «воры Государевы изменники, многие люди, и дети боярские, костромичи и галиченя и нижегородские стрельцы, и с Вологды сиберьские стрельцы ж, и казаки, и галиченя и унженя и колог-ривцы и парфеньевцы и судайцы, многие мужики, а у них… воевода Давыд Жеребцов; и я на них, из Ипацкого монастыря, с дворяны и с детьми боярскими, с костромичи и галичаны, выходил и с ними бились, с первого часу дни да до вечера: и Божиею, господине, милостию и Пресистые Богородицы и великих Чудотворцев молитвами, и Государевым счастьем, на том деле воров государевых изменников многих побили, и языки у них знамяна их воровские поимели… »

Битва закончилась ночью. Несмотря на упорное сопротивление, ратникам Жеребцова удалось закрепиться на правом берегу реки Костромы и начать осаду монастыря. «Интересно, что в это время переписку между Вельяминовым и Сапегой помогали поддерживать ипатьевские монахи. Нам, например, известны имена иноков Макария и Леонтия, доставлявших отписки костромского воеводы в стан Я. Сапеги под Троице-Сер-гиевым монастырем»2.

После сражения царские войска выкопали вокруг осажденного монастыря ров, поставили острог и укрылись за ним. Ров окружал монастырские стены «от реки от Костромы да до реки Костромы же». Все это время тушинцы предпринимали попытки вырваться из окружения.

Лжедмитрий II придавал важное значение Ипатьевскому монастырю. В мае 1609 г. он послал войско под командованием Александра Лисовского для деблокирования обители. Но Лисовскому не было суждено дойти до Ипатьевского монастыря из-за сопротивления местных жителей и отсутствия лодок для переправы через Волгу.

В августе, а по другим источникам, в сентябре 1609 г. монастырь сдался и был занят людьми Жеребцова.

Как тут не поразиться избирательности московских дьяков и летописцев! Осада Троице-Сергиевой лавры тушинцами в сентябре 1608 г. – январе 1610 г. известна чуть ли не по дням. А вот осада Ипатьевского монастыря, где монахи защищали «воров и литовских людей», практически неизвестна.

Зададим себе риторический вопрос: мог ли тушинский патриарх игнорировать осаду Ипатьевского монастыря, не посылать туда грамот с призывами к сопротивлению и т.д.? Явно нет. Так куда же их подевали жулье – московские дьяки?

Но вернемся к бедной инокине Марфе. От дважды восставших против тушинцев костромичей ничего хорошего ждать не приходилось, зато в Ипатьевском монастыре среди братии, насмерть стоявшей за «царя Димитрия» и патриарха Филарета, опасаться было нечего.

Возможно, не стоило уделять столько внимания местопребыванию Марфы и Михаила в ноябре 1612 г. – начале 1613 г., если бы не возникновение в начале XIX века целой мифологии о подвиге крестьянина Ивана Сусанина.

О событиях Смутного времени к началу XIX века накрепко забыли. Вспомнить о них царя Александра I заставило поражение под Аустерлицем в декабре 1805 г. Павел, а затем и его сын легкомысленно ввязались в войну против революционной Франции.

Под Аустерлицем царь был лично оскорблен, поскольку он трусливо бежал с поля боя в самом начале сражения, а главное, он осознал, что собой представляют Наполеон и его армия. Срочно потребовался созыв всенародного ополчения и т.д. В качестве хорошего примера подходил созыв ополчения Минина и Пожарского. В войне 1812 г. мифы Смутного времени стали хорошим идеологическим оружием царизма.

Тут следует отметить, что и либерально настроенные дворяне пытались использовать события Смуты для обоснования своих идей. Речь шла об участии простых людей в решении судеб государства, например, того же «гражданина Минина».

Кстати оказался и «крестьянин» Иван Сусанин, который-де спас царя весной 1613 г. Дело началось с оды «Иван Сусанин», написанной декабристом Кондратием Рылеевым.

Через несколько лет композитор Михаил Иванович Глинка пишет оперу «Иван Сусанин». Николаю I опера понравилась, однако он велел переменить название на «Жизнь за царя». Либретто к опере написал придворный Г.Ф. Розен. Немец плохо знал русский язык, зато был личным секретарем цесаревича Александра.

Опера идеально подходила к теории графа Уварова – «православие, самодержавие и народность».

С 1918 по 1938 г. опера в России не исполнялась. Во-первых, ее считали ультрамонархической, а во-вторых, не желали дразнить поляков.

В конце 1938 г. Сталин предложил восстановить оперу и написать для нее «советское либретто». Сергей Городецкий быстро написал оное либретто, и 2 апреля 1939 г. в Большом театре состоялась премьера обновленной оперы «Иван Сусанин».

Тут Сусанин спасал уже не Мишу Романова, а отряд ополченцев во главе с Мининым. Сталин лично изменил ряд эпизодов в опере. Так, комиссия во главе с Иваном Большаковым предложила снять финальную сцену «Славься…», поскольку там было много «патриархальщины и церковности». Сталин же заметил: «Давайте сделаем наоборот – сцену оставим, а снимем Большакова». Именно Сталин настоял на появлении в финале Минина и Пожарского верхом на конях.

Сразу после постановки в Большом театре «Ивана Сусанина» поставили в Ленинграде и ряде других городов.

Во время встречи министров иностранных дел держав антигитлеровской коалиции, которая проходила в октябре 1943 г. в Москве, гостей пригласили в Большой театр на оперу «Иван Сусанин». Во втором действии, когда показывали бал во дворце польского короля, британский министр иностранных дел Антони Иден шепнул сидевшему рядом Молотову: «Посмотрите, какие милые люди эти поляки, дружить с ними – одно удовольствие». Английскому министру очень хотелось, чтобы Москва смягчила свое непримиримое отношение к польскому эмигрантскому правительству, обосновавшемуся в Лондоне. Но Вячеслав Михайлович не поддался. «В жизни все сложнее», – буркнул он.

Зато позднее, когда «милые поляки» стали убивать на сцене русского патриота Ивана Сусанина, Молотов оживился. «Вот видите, – наставительно сказал он Идену, – в истории наших отношений бывало всякое».

В соответствии с указаниями вождя Ивана Сусанина вернули в иконостас народных героев и на страницы школьных учебников. И, как всегда у нас бывает, очередная развесистая клюква советской пропаганды стала темой для многочисленных анекдотов. Иван Сусанин в них делил второе место с чукчей, уступая лишь незабвенному Василию Ивановичу.

Так что же было на самом деле? В 1619 г. крестьянин села Домнина Богдан Собинин подал челобитную о деяниях своего тестя Ивана Сусанина Богдашкова. Челобитная эта не сохранилась, и мы о ней знаем из царской грамоты от 30 ноября 1619 г. В грамоте говорилось о пожаловании Богдана Собини-на землей с освобождением от всех налогов, сборов и повинностей. Указывалась и причина: «За службу к нам и за терпение тестя его Ивана Сусанина. Как мы, великий государь, царь и Великий князь, Михаил Федорович всея России в прошлом 1613 году были на Костроме, и в те поры приходили в Костромской уезд польские и литовские люди и тестя его… изымали и его пытали великими, немерными пытками, а пытали у него: где в те поры Мы… были, и он Иван, ведая про нас, Великого государя… где мы в те поры были не сказал, и польские и литовские люди замучили его до смерти»3.

Чудесная сказка Собинина понравилась царю и его матери. Зятьку дали денег и грамоту, подтверждавшую геройское поведение Ивана Сусанина Богдашкова. Естественно, что никто не проверял сообщения Богдана, да и проверить их было физически невозможно. А главное, зачем? Просил Богдан немного, а польза для династии Романовых была огромная.

Риторический вопрос: а почему Марфа и Михаил шесть лет не вспоминали об их спасителе Сусанине? Запамятовали? Других дел хватало? Вряд ли. Своих людей Марфа не забывала. Помните «фельдсвязь», установленную с Филаретом, Пафну-тием и К° в 1602 г.? Так Марфа уже 18 марта 1614 г. щедро наградила всех своих агентов: «Попу Ермолаю и сыну его Исааку, им и детям их и внукам, в их роде во веки неподвижно… была пожалована в вотчинное владение дворцовая волостка в Челмужском Петровском погосте, именно реки для рыбной ловли числом 12, около Челмужской губы и обширное пространство земли около Челмужи, равное ныне 10 144 десятинам… »

Крестьяне тоже получили вотчины, но в общей сложности в 12 раз меньшие, чем один отец Ермолай Герасимов с сыном Исааком. Гаврила и Клим Глездуновы были пожалованы деревней Июдинской из вотчинных владений Вяжицкого монастыря; Поздей Томило и Степан Тарутины сделались независимы от своего монастыря и получили деревни Тарутину и Гри-бановскую. Кижские крестьяне Сидоровы награждены были деревнями Климентьевской в Сенной Губе и Потаповской в Яндомозере с землями и угодьями.

Все вотчинники, кроме этого, жалованными грамотами объявлялись свободными от въездов бояр, воевод и приказных людей, а также от всяких пошлин тягла и податей и ограждались от обид «под страхом великой царя и государя опалы на тех, кто учнет делать через царские жалованные грамоты и крестьян изобидит».

А после возвращения Филарета из Польши руководство агентуры получило новые награды. Отец Ермолай Герасимов с сыном Исааком, уже поставив себе новый двор в Челмужском погосте, были вызваны в Москву, и здесь отец Ермолай, служивший до сего времени простым погостным попом, был назначен ключарем кремлевского Архангельского собора, а сын его Исаак Герасимов Ключарев – подьячим Казанского дворца. В почетной должности архангельского ключаря отец Ермо-лай Герасимов состоял до самой своей смерти в 1627 г.

Сравните – люди, лишь сообщавшие Марфе «о здоровье» ее мужа, получили столь щедрые награды, а человека, спасшего саму Марфу и ее сына от лютой смерти, забыли напрочь. И лишь после напоминания родственников убитого их кое-как наградили – освободили от налогов. Как-то несерьезно получается.

Сразу возникает вопрос, откуда в начале 1613 г. в районе села Домнино оказался отряд поляков? О действиях всех без исключения польских королевских отрядов, а также «частных армий» Сапеги, Лисовского и других хорошо известно в литературе, особенно в польской. Судьба не только их командиров, но и практически всех шляхтичей тоже известна.

За двести лет изысканий наши квасные патриоты не нашли ни одного шляхтича, который мог бы погибнуть в районе Дом-нина.

Миф о Сусанине был разоблачен еще в середине XIX века профессором Н.И. Костомаровым. По-видимому, крестьянин Иван Сусанин был схвачен небольшой шайкой «воров» (воровских казаков), которых немало бродило по Руси. За что же они стали его пытать и замучили до смерти? Скорее всего «ворам» требовались деньги. Ни воровской шайке, ни даже большому польскому отряду ни Кострома, ни Ипатьевский монастырь были не по зубам. Они были обнесены мощными каменными стенами и имели десятки крепостных орудий.

Костомаров писал: «Сусанин на вопросы таких воров смело мог сказать, где находился царь, и воры остались бы в положении лисицы, поглядывающей на виноград. Но предположим, что Сусанин, по слепой преданности своему барину, не хотел ни в каком случае сказать о нем ворам: кто видел, как его пытали и за что пытали? Если при этом были другие, то воры и тех бы начали тоже пытать, и либо их, так же как Сусанина, замучили бы до смерти, либо добились бы от них, где находится царь. А если воры поймали его одного, тогда одному Богу оставалось известным, за что его замучили. Одним словом, здесь какая-то несообразность, что-то неясное, что-то неправдоподобное. Страдание Сусанина есть происшествие само по себе очень обыкновенное в то время. Тогда казаки таскались по деревням и жгли и мучили крестьян. Вероятно, разбойники, напавшие на Сусанина, были такого же рода воришки, и событие, громко прославленное впоследствии, было одним из многих в тот год. Через несколько времени зять Сусанина воспользовался им и выпросил себе обельную грамоту».

Участник русско-шведской войны Юхан Видекинд писал, что в конце 1612 г. польский король Сигизмунд III послал шесть тысяч запорожских казаков (черкасов) разорять Северный край4. Они разорили множество городов, монастырей исел на Русском Севере, о чем сообщают многочисленные грамоты монастырей и горожан, особенно из района Солигалича. Совсем недалеко от Солигаличского уезда находилось село Домнино.

Интересный нюанс: в большинстве грамот захватчики и грабители именуются «литовскими людьми». Это и понятно. Ведь формально малороссийские и запорожские казаки числились подданными Великого княжества Литовского, да и термин «запорожцы» был тогда еще неизвестен жителям северной Руси. А вот нынешние историки-образованцы термин «литовские люди» заменяют на «литовцев» и прибавляют к ним поляков. Замечу, что ни один польский пан, равно как и этнический литовец, в разгроме Солигаличского уезда иди других северных районов зимой 1612/1613 г. замечен не был.

Вот эти-то черкасы (запорожцы) и могли ограбить Домни-но и в поисках «рухляди» запытать или посечь саблями богатого крестьянина Ивана Сусанина. Двигались запорожцы небольшими отрядами и никакой опасности ни для Костромы, ни для Ипатьевского монастыря не представляли.

Соответственно, этот отряд казаков не погиб в костромских лесах и не утонул в болотах. В конце марта – начале апреля 1613 г. в районе города Епифани к атаману Ивану Заруцкому прибыл отряд «из 400 украинских казаков. И с действиями этого отряда связан подвиг Ивана Сусанина»5. Это цитата из книги доктора исторических наук А.Л. Станиславского.

Дабы читатель не обвинил автора в буйной фантазии, приведу лишь материалы СМИ. В Костроме ждут не дождутся двух юбилеев – 400-летия Дома Романовых и подвига Ивана Сусанина. Администрация Костромской области создала два туристических проекта «Иван Сусанин» и «Кострома – им

Казалось бы, все ясно. Рухнул советский строй. Демократы занялись развенчиванием сталинских кумиров и всей советской мифологии. Но к великому удивлению, миф о Сусанине не только обрел второе дыхание, но и раздувается сейчас до необычайной величины – такие масштабы Иосифу Виссарионовичу даже не снились! перский регион». Сколько вложено в эти проекты казенных денег – это, разумеется, государственная тайна. В Костроме активно функционирует ООО «Романовы и Сусанин». С 2002 г. Костромская епархия РПЦ ведет борьбу за канонизацию Ивана Сусанина. Руководство РПЦ пока заняло выжидательную позицию. Но уверен, что к 2013 г. Ивана канонизируют. Не исключена канонизация и Михаила I, и кого-нибудь из его семейства.

«В нескольких километрах от Сусанино, в селе Домнине, действует туристическая фирма „Романовы и Сусанин“. Водит приезжих путями Сусанина. Выглядит это так: впереди идет мужик, вполне оперный, в старинной крестьянской одежде, за ним – малый в польском кафтане при сабле, а дальше уже тянутся туристы в цивильном. По смыслу происходящего они тоже поляки. А кто же еще? Там других не было. То есть люди платят за то, чтобы поучаствовать в убийстве национального героя и тем самым приобщиться к отечественной истории. Вот его картинно зарубают, и, причастившись Ивановой крови, желающие идут подкрепиться в ресторан, имитирующий боярские покои начала XVII века. Он тоже принадлежит фирме „Романовы и Сусанин“.

Я побеседовал с убийцей Ивана. Человек глубоко вжился в роль. Поляков уважает: «Понимаете, это были не какие-нибудь бродяги, это был спецназ, элита польского войска. Они были посланы, чтобы нейтрализовать претендента на русский престол. Поляки хотели, чтобы русским царем был их королевич Владислав, но тут подвернулся Сусанин…» Какая трагическая случайность!»6

А вот еще подобное сообщение: «В Исупово работают археологи, ищут кости Ивана, и даже как будто что-то нашли. Церковь готовится канонизировать героя. Хочет оприходовать место силы и эксплуатировать культ, который на нем сложился. Культ налицо: деревья около памятных знаков, связанных с Иваном, обвешены тряпицами. На Пасху я видел там даже яйца. И стакан. Как будто люди выпивали с Сусаниным. А почему ине выпить, если он невзначай способен появиться у тебя на пути и завести разговор на житейскую тему?

В прошлом году в Домнине, фактически на месте усадьбы Романовых, я обнаружил некое ООО «Романовы и Сусанин». Люди зарабатывают, водя туристов на Чистое болото. Впереди идет ряженый мужик, изображающий Сусанина, за ним – человек в польском кафтане при сабле, следом – экскурсанты. По смыслу мизансцены они вроде тоже поляки. То есть, выходит, платят за то, чтобы ощутить себя убийцами героя. В финале «поляк» зарубает Ивана. Непредвзятый этнолог скажет: приносит Сусанина в жертву Романовым. Жизнь за царя!

Вроде и нашли останки героя – только череп без нижней челюсти. «По словам консультанта, главного археолога комитета по охране и использованию историко-культурного наследия администрации Костромской области Сергея Алексеева, «в течение двух лет мы проводили раскопки в Исуповском некрополе (на территории нынешнего Сусанинского района Костромской области) и вскрыли более 200 захоронений, а в четы

Как видно, ряженые экскурсоводы, не чая того, эксплуатируют идею строительной жертвы, которая (и идея, и жертва) была положена в основу домостроительства Дома Романовых. Жертва – это Сусанин (и шире – народ), который стал краеугольным камнем при строительстве новой династии (нет, не зря Романовых осудили за колдовство). А идея строительной жертвы легла в основание специфической ментальности царствующего дома. В частности, это просматривается в костромском памятнике Сусанину, который снесли большевики. Бесстыдный был памятник: хорошо эрегированный столб, на нем бюст Михаила Федоровича (буквально: залупленная головка), а у основания – коленопреклоненный мужик, которого при недостаточном освещении (если смотреть сзади и несколько сбоку) легко принять за яйца, оснащающие этот воистину монументальный член. Надо так понимать: половая энергия Романовых идет от народа, который помогает крутым самодержцам самого себя дрючить».

Грех из них нашли черепа со следами рубленых ран. Мы доказали, что Сусанин не заводил поляков в болото, а просто отвел их от места, где скрывался Михаил Романов». По словам господина Алексеева, от мифов и легенд о Сусанине ученые теперь намерены перейти к научному изучению его личности в российской истории.

Для этого в Кострому приехали ведущие российские специалисты по Смутному времени, археологии, антропологии и судебной экспертизе. Гвоздем программы стало выступление заведующего отделом идентификации личности Российского центра судмедэкспертизы (РЦСМЭ) Виктора Звягина с докладом «Идентификация захоронения Ивана Сусанина: судебно-медицинские аспекты».

Профессор Звягин объявил, что проведенное экспертами Российского центра судмедэкспертизы исследование не имеет аналогов в российской судмедпрактике. При исследовании костей использовался весь арсенал современных методов: спектральный, фенотипический, ДНК-анализы и многие другие. Хотя все доказательства носят лишь вероятностный характер, лично профессор Звягин убежден, что найденные останки принадлежат именно Ивану Сусанину. Но, судя по вопросам, части аудитории предъявленные доказательства показались не слишком убедительными. Так, многих смутило, что молекулярно-генетическая экспертиза не дала ни положительных, ни отрицательных результатов.

Скептически настроен и коллега профессора Звягина по РЦСМЭ, заведующий отделом генетических исследований центра профессор Павел Иванов. «Последние несколько месяцев по плану научно-исследовательских работ нашего отдела мы действительно пытаемся выделить ДНК из семи позвонков и одного зуба восьми разных людей, мужчин и женщин, – сообщил господин Иванов. – Но пока нам не удается найти достаточное количество ДНК для последующего анализа». Впрочем, по словам профессора Иванова, окончательно надежду выделить ДНК из костей четырехсотлетней давности он не теряет. «Ведь из мумий и мамонтов ее выделяют», – резонно заметил господин Иванов. Однако даже если ученые добьются успеха, то сразу станет вопрос: с чем сравнивать «сусанинскую» ДНК? «Придется искать прямых потомков Сусанина, – подчеркнул профессор Иванов. – А где их теперь найдешь?»8

Думаю, хватит цитат. Вся эта возня вокруг Сусанина напоминает скверный анекдот. Все сие было бы очень смешно, если бы не тратились деньги налогоплательщиков.

Неужели новые кремлевские правители не понимают, на какие грабли они наступают, создавая общегосударственный культ Сусанина?

Ведь у нас под боком по-прежнему существует враждебное государство, создающее у себя базы американских ракет, нацеленных на Россию. Главный аргумент польских властей в политических и экономических отношениях с Россией и Евросоюзом – история. Мол, раньше все обижали бедных поляков, и теперь гоните за это деньги и привилегии. Подавляющее большинство исторических аргументов Варшавы – дикое вранье. Но тут Кремль явно решил играть с ляхами в поддавки, подкидывая им крупный козырь – миф о Сусанине. В Варшаве давно спрашивают: какие конкретно поляки убили великого вашего народного героя? Так пусть в Кремле внятно ответят на этот вопрос или прекращают балаган.

Ну а наш народ с хрущевских и брежневских времен обеднел, но не поглупел и на новую «сусанинскую кампанию» ответит сотнями забавных анекдотов. На центральное телевидение их, естественно, не пустят, но останутся неподконтрольная пресса и Интернет.

«Сусанинщина» не только не сплотит народа России, но и внесет еще больший раздор. Между тем для властей есть отличный выход – вывести «сусанинщину» в ранг преданий. И пусть различные ООО вовсю эксплуатируют брэнд Ивана Сусанина в Костроме, как царевича Димитрия – в Угличе, Деда Мороза – в Великом Устюге и т.д. Причем ничего зазорного для Сусанина и его почитателей в этом нет. К примеру, смоляне чествуют Меркурия Смоленского, спасшего их город от татар, но лишь в качестве предания, не занося его в учебники истории.

Так пусть и Иван Сусанин будет красивым народным преданием.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх