ГЛАВА 4

Жатва героизма и подвижничества. — Величие русской науки. — Русская общественная мысль.

«Оправдание нации, — писал Г. Федотов, — в осуществленных ею в истории ценностях, и среди них героизм, святость, подвижничество имеют по крайней мере такое же онтологическое значение, как создание художественных памятников и научных систем». О том, что нация не погибла, а продолжает развиваться, свидетельствовала великая жатва героизма, святости и подвижничества вместе с блестящими достижениями русской науки этого времени.

Ярким примером такого героизма стала экспедиция «Челюскина» (под руководством О. Ю. Шмидта) для освоения Россией Арктики и Северного морского пути, сопоставимого по значению со строительством и началом эксплуатации Великой Сибирской железной дороги. Впервые в истории не ледокольное, а обыкновенное судно за одну навигацию прошло от западных границ России до Чукотки, претворив в жизнь давнюю мечту Ломоносова. Трагедия, случившаяся с кораблем в самом конце маршрута (он был раздавлен льдами, а его команда эвакуирована самолетами), не уменьшает значения подвига челюскинцев. «Этот бросок на Север соответствовал волеустремлению народа и в его исторической памяти всегда будет подвигом»[32]. Освоение Северного морского пути позволило резко усилить обороноспособность страны. Если бы Великий Сибирский путь был захвачен врагом, страна оказалась бы расколотой на части. Северный морской путь застраховал страну от такой возможности.

Великим подвигом русских людей стало создание полярных станций, и прежде всего первой дрейфующей станции «Северный полюс» (1937—1938) под руководством И. Д. Папанина.

Не меньшим подвигом были беспрецедентные в то время беспосадочные перелеты, совершенные в 1936— 1937 годах В. П. Чкаловым, Г. Ф. Байдуковым и А.В. Беляковым. В июне 1936 года они перелетели из Москвы в Петропавловск-на-Камчатке и далее на о. Удд (9374 км за 56 час. 20 мин.), а в июне 1937 — из Москвы до Ванкувера (США) через Северный полюс (8504 км за 63 час. 15 мин.).

Вклад Русского народа в мировую науку в этот период очень велик. Прежде всего, конечно, следует отметить К. Э. Циолковского, ставшего основоположником теории межпланетных сообщений. Его исследования впервые показали возможность достижения космических скоростей, обосновали осуществимость межпланетных полетов. Он первым решил вопрос о ракете — искусственном спутнике Земли — и высказал идею создания околоземных станций как искусственных поселений, использующих энергию Солнца, и промежуточных баз для межпланетных сообщений.

Труды Циолковского послужили исходной точкой в организации Группы изучения реактивного движения (ГИРД) под руководством С. П. Королева. В 1934 году Королев издает работу «Ракетный полет в стратосфере». Им был разработан ряд проектов, в том числе проекты управляемой крылатой ракеты (летавшей в 1939-м) и ракетопланера (1940).

Не менее велик вклад русских в развитие радиотехники и телевидения. Изобретение радио и первые опыты радиовещания были произведены в России. С середины 20-х годов стали осуществляться телевизионные передачи. Вначале они выполнялись с помощью механических систем (разработки П. В. Шмакова), а в 30-х годах — при посредстве более совершенных электронных систем, созданных русскими учеными В. К. Зворыкиным в США и П. В. Тимофеевым в СССР.

В области химии большое открытие сделано русским ученым С.В. Лебедевым, впервые в мире решившим задачу разработки промышленного метода производства синтетического каучука.

Первым в области создания автоматических станочных линий стало изобретение И.П. Иночкина. В 1937 году первая такая линия из пяти станков, последовательно выполнявших различные операции обработки деталей и связанных между собой транспортными устройствами, была осуществлена в тракторостроительной промышленности СССР.

Значительных успехов добилась русская математическая школа. В ряде областей (теория функций, топология, абстрактная алгебра, теория чисел, теория вероятностей, дифференциальные уравнения и др.) были получены результаты мирового значения. В развитии математики наряду с русскими учеными старшего поколения (Н.Н. Лузиным, И.М. Виноградовым и др.) плодотворно участвовали более молодые исследователи (П.С. Александров, М.В. Келдыш, А.Н. Колмогоров, М.А. Лаврентьев, П.С Новиков, И.Т. Петровский)[33].

Великий русский математик академик И.М. Виноградов разработал ряд классических методов, широко используемых математиками всего мира. С 1932 года и до конца своей жизни он был директором Математического института АН СССР, ставшего одним из главных мировых центров математической науки. Им были решены проблемы, которые считались недоступными математике начала XX века. Соратник И.М. Виноградова, выдающийся русский ученый-математик, академик Л.С. Понтрягин в топологии открыл общий закон двойственности и в связи с этим построил теорию характеров непрерывных групп.

Огромный вклад в исследование физиологии и высшей нервной деятельности внес И.П. Павлов. Разработанная им теория условных рефлексов позволила раскрыть связь между внешней средой и ответной деятельностью организма.

В отличие от Капицы, желавшего жить за границей, И. Павлов, который не любил советский режим, резко высказывался против того, чтобы русские ученые уезжали за границу. Тому же Капице Павлов напомнил, «против кого он будет работать в Англии — против России!»[34].

Русский ученый В.И. Вернадский, один из основоположников геохимии и биогеохимии, продолжал углубленные исследования в области учения о биосфере. Согласно теории Вернадского, живое вещество, трансформируя солнечное излучение, вовлекает неорганическую материю в непрерывный круговорот. Биосфера под влиянием научных достижений и человеческого труда постепенно переходит в новое состояние — ноосферу.

Русская научная мысль проявилась и в успехах советской агробиологии, объединившей учение К.А. Тимирязева и И.В. Мичурина о развитии растений с учением В.В. Докучаева, П.А. Костычева и других о почвообразовании и приемах обеспечения высокого плодородия. В трудах Д.Н. Прянишникова и других русских естествоиспытателей сделано множество открытий в вопросах питания растений, применения удобрений и химических средств защиты растений.

В области философского осмысления действительности русская научная мысль во многом переместилась за рубеж. Коренная русская мысль характернее всего проявилась в трудах И.А. Ильина и И.Л. Солоневича.

В своем докладе «Творческая идея нашего будущего», сделанном в Белграде и Праге в 1934 году, русский мыслитель Иван Ильин формулирует назревающие проблемы русской национальной жизни. Мы должны сказать всему остальному миру, заявлял он, что Россия жива: что хоронить ее — близоруко и неумно; что мы — не человеческая пыль и грязь, а живые люди с русским сердцем, с русским разумом и русским талантом; что напрасно думают, будто мы все друг с другом «перессорились» и пребываем в непримиримом разномыслии; будто мы узколобые реакционеры, которые только думают сводить свои личные счеты с простолюдином или «инородцем».

В России грядет всеобщая национальная судорога, которая, по мнению Ильина, будет стихийно мстительной и жестокой. «Страна вскипит жаждой мести, крови и нового имущественного передела, ибо поистине ни один крестьянин в России ничего не забыл. В этом мнении встанут десятки авантюристов, из коих три четверти будут «работать» на чьи-нибудь иностранные деньги, и ни у одного из них не будет творческой и предметной национальной идеи».

Чтобы преодолеть эту национальную судорогу, русские национально мыслящие люди должны быть готовы генерировать эту идею применительно к новым условиям. Она должна быть государственно-исторической, государственно-национальной, государственно-патриотической. Эта идея должна исходить из самой ткани русской души и русской истории, из их духовного лада. Эта идея должна говорить о главном в русских судьбах — и прошлого, и будущего — она должна светить целым поколениям русских людей, осмысливая их жизнь и вливая в них бодрость.

Главное — воспитание в Русском народе национального духовного характера. Из-за его недостатка в интеллигенции и массах Россия рухнула от революции. «Россия встанет во весь рост и окрепнет только через воспитание в народе такого характера. Это воспитание может быть только национальным самовоспитанием, которое может быть проведено самим Русским народом, то есть его верной и сильной национальной интеллигенцией. Для этого нужен отбор людей, отбор духовный, качественный и волевой».

Процесс этот, по мнению Ильина, уже начался «незримо и бесформенно» в России и более или менее открыто за рубежом: «отбор несоблазненных душ, противопоставивших мировой смуте и заразе — Родину, честь и совесть; и непреклонную волю; идею духовного характера и жертвенного поступка». Начиная с меньшинства, возглавляемого единоличным вождем, Русский народ в ближайшие 50 лет должен одолеть все преграды и перешагнуть через них совокупным, соборным усилием духа.

В конце 30-х годов был создан опубликованный во время войны труд И.Л. Солоневича «Народная монархия». «Никакие мерки, рецепты, программы и идеологии, заимствованные откуда бы то ни было извне, — неприменимы для русской государственности, русской национальности, русской культуры». Русская политическая мысль, по мнению Солоневича, может быть русской политической мыслью тогда и только тогда, когда она исходит из русских исторических предпосылок. Отсюда вывод: «Политической организацией Русского народа на его низах было самоуправление, а политической организацией народа в его целом было Самодержавие». Это исключительно русское явление — не диктатура аристократии под вывеской «просвещенного абсолютизма», не диктатура капитала, подаваемая под соусом «демократии», не диктатура бюрократии, реализуемая в форме социализма, а «диктатура совести, диктатура православной совести». Предложенное Солоневичем понятие «соборная монархия» обозначало «совершенно конкретное историческое явление, проверенное опытом веков и давшее поистине блестящие результаты: это была самая совершенная форма государственного устройства, какая только известна человеческой истории. И она не была утопией, она была фактом». По справедливому выводу Солоневича, превосходство царской власти неоспоримо: «Царь есть прежде всего общественное равновесие. При нарушении этого равновесия промышленники создадут плутократию, военные — милитаризм, духовные — клерикализм, а интеллигенция — любой «изм», какой только будет в книжной моде в данный исторический момент». Таким образом, русская общественная мысль возвращалась к идее монархии.


Примечания:



3

Двуглавый Орел. 1929. № 26. С. 1276.



32

Виноградов М. Челюскинская эпопея // Известия. 12 февраля 1994.



33

Всемирная история. М., 1962. Т. IX. С. 543.



34

Беседы с Молотовым. С. 410.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх