ГЛАВА 31

Космополиты против России. — Культура «малого народа». — Идеологическая борьба. — Вытеснение космополитов.

Одним из главных результатов сталинской эпохи стало достижение духовной и патриотической цельности общества. Это, конечно, не означало полного единства. Совершенно очевидно, что в общественной жизни продолжало существовать некое антипатриотическое, космополитическое подполье, с глубокой неприязнью и ненавистью наблюдавшее за возрождением русского государства. Подъем русского самосознания воспринимался этим подпольем со страхом, а гордость русских людей за свои победы и достижения — с хихиканьем и издевкой («Россия — родина слонов»). Сразу же после войны происходит консолидация антирусских сил, организованным ядром которых становится объединение критиков при Всероссийском театральном обществе, а также часть руководства Союза советских писателей, в том числе некоторое время К.М. Симонов[339] и руководитель комиссии по драматургии А.А. Крон (Крейн). За спиной этих сил стояли Каганович и Маленков, всецело связавшие свою жизнь с еврейским большевизмом и люто ненавидевшие всякое проявление русского духа.

Понимая, что открытые нападки на русский народ в новых условиях невозможны, космополитические силы выбирают обходные пути — распространяют ядовитую ложь о нашей Родине, стремятся принизить значение России в мировой культуре, всяческим образом преувеличивают достижения Запада.

В отношении русских писателей космополитические силы составляют настоящий заговор, целью которого было установление полного контроля над русской литературой. Ведется закулисная интрига по дискредитации таких русских писателей, как А. Фадеев (тогда руководитель Союза советских писателей), А. Сурков, М. Бубеннов, А. Первенцев, Б. Ромашов, А. Софронов. Осенью 1948 года проходит творческая конференция, посвященная спектаклям, поставленным московскими театрами к 31-й годовщине Октябрьской революции. На этой конференции в присутствии высокопоставленных руководителей ЦК выступает некто А. Борщаговский, построивший свой доклад как откровенный донос на русских писателей, обвиняя их в духе еврейских большевиков в идеологических ошибках. Интриганы-космополиты стремились всеми силами заменить руководство Союза советских писателей, и прежде всего Фадеева на К. Симонова. Активную роль в этой интриге, кроме Борщаговского, играл целый ряд критиков еврейского происхождения[340].

В тех условиях попытка еврейских большевиков и космополитов в полной мере вернуть себе власть была чистой воды авантюрой. Русско-государственные тенденции, сложившиеся в обществе, могли быть подорваны только смертью Сталина, твердо сделавшего ставку на державные традиции Русского народа.

Попытки интеллигенции «малого народа» явочным порядком осуществить свой «ренессанс» после войны натолкнулись на противодействие русских патриотов. Мысль о необходимости вести непримиримую борьбу с космополитической «безыдейщиной» была высказана самим Сталиным. По его поручению Жданов проверяет деятельность двух известных литературных журналов «Звезда» и «Ленинград». На основании этой проверки в 1946 году было подготовлено специальное постановление ЦК ВКП(б), в котором в рамках привычной фразеологии о классовых принципах и борьбе пробивалась совершенно новая тенденция борьбы против космополитизма и антипатриотизма в русско-советской культуре.

Обрушившись на эти ленинградские журналы, советское руководство, конечно, не имело в виду, что именно они были самыми «плохими» в идеологическом смысле. «Звезда» и «Ленинград» подверглись критике для острастки других. Важнейшее значение имело место, где находились эти журналы, — Ленинград, ставший к тому времени одним из главных центров недобитого еврейского большевизма и космополитизма. В журналах, выбранных на заклание, наряду с патриотическими произведениями публиковались космополитические восхваления западного мира, а порой и издевательские выпады против Русского народа. С докладом о журналах выступил ближайший соратник Сталина А.А. Жданов. Пафос его обличения был вполне справедлив. Взяв в качестве примера рассказ Зощенко «Приключения обезьяны», Жданов показал, какое издевательство над русским народом-победителем позволил себе этот писатель:

«Смысл этого «произведения» Зощенко заключается в том, что он изображает советских людей бездельниками и уродами, людьми глупыми и примитивными. Зощенко совершенно не интересует труд советских людей, их усилия и героизм, их высокие общественные и моральные качества. Эта тема всегда у него отсутствует. Зощенко, как мещанин и пошляк, избрал своей постоянной темой копание в самых низменных и мелочных сторонах быта. Это копание в мелочах быта не случайно. Оно свойственно пошлым мещанским писателям, к которым относится и Зощенко... «Приключения обезьяны» не есть для Зощенко нечто выходящее за рамки его обычных писаний. Это «произведение» попало в поле зрения критики только лишь как наиболее яркое выражение всего того отрицательного, что есть в литературном «творчестве» Зощенко. Известно, что со времени возвращения в Ленинград из эвакуации Зощенко написал ряд вещей, которые характерны тем, что он не способен найти в жизни советских людей ни одного положительного явления, ни одного положительного типа. Как и в «Приключениях обезьяны», Зощенко привык глумиться над советским бытом, советскими порядками, советскими людьми, прикрывая это глумление маской пустопорожней развлекательности и никчемной юмористики. Если вы повнимательнее вчитаетесь и вдумаетесь в рассказ «Приключения обезьяны», то вы увидите, что Зощенко наделяет обезьяну ролью высшего судьи наших общественных порядков и заставляет читать нечто вроде морали советским людям. Обезьяна представлена как некое разумное начало, которой дано устанавливать оценки поведения людей. Изображение жизни советских людей, нарочито уродливое, карикатурное и пошлое, понадобилось Зощенко для того, чтобы вложить в уста обезьяне гаденькую, отравленную антисоветскую сентенцию насчет того, что в зоопарке жить лучше, чем на воле, и что в клетке легче дышится, чем среди советских людей. Можно ли дойти до более низкой степени морального и политического падения, и как могут ленинградцы терпеть на страницах своих журналов подобное пакостничество и непотребство? Если «произведения» такого сорта преподносятся советским читателям журналом «Звезда», то как слаба должна быть бдительность ленинградцев, руководящих журналом «Звезда», чтобы в нем можно было помещать произведения, отравленные ядом зоологической враждебности к советскому строю. Только подонки литературы могут создавать подобные произведения, и только люди слепые и аполитичные могут давать им ход».

Постановлением ЦК журнал «Ленинград» был закрыт, а «Звезда» — реорганизован. Персонально больше всего досталось М. Зощенко и А. Ахматовой. Однако, к удивлению многих, они не были арестованы, а только исключены из Союза советских писателей.

Зощенко, когда его исключили из Союза писателей, заявил, что будет исправляться, мол, денег у него хватит на 2 года, и он за эти 2 года напишет такую повесть, которая загладит все прежние вины[341].

На президиуме правления Союза писателей 4 сентября 1946 года было принято к руководству Постановление ЦК ВКП(б) от 14 августа и смещен с поста председателя Союза писателей Н.С. Тихонов, а на его место избран А.А. Фадеев. Новым членом секретариата сталписатель-патриот Л.М. Леонов, мужественно выступавший против еврейского засилья в литературе. В письме Сталину по поводу своей пьесы «Нашествие» Леонов впоследствии писал, что он чистокровный русский, между тем как у нас в литературе слишком уж много космополитов, евреев, южан[342].

Борьба с космополитизмом продолжалась. В декабре 1947 года в журнале «Октябрь» выходит статья А. Фадеева, в которой он, пользуясь случаем, подверг критике пренебрежение самобытностью славянской культуры со стороны некоторых советских деятелей. В статье справедливо отмечалось, что они используют имя историка литературы А. Веселовского для того, чтобы им прикрыть свой «буржуазный космополитизм».

Антипатриотические, космополитические настроения деятелей культуры «малого народа» усилились в период обострения «холодной войны» Запада против СССР и образования государства Израиль. Большая часть так называемых космополитов принадлежала к еврейской национальности и, как правило, была связана с сионистским подпольем. Многих из них отличали откровенное преклонение перед Западом и восхищение деятельностью Израиля, осуществлявшего геноцид арабского народа. Такое националистическое пристрастие придавало их борьбе с русскими патриотами особо нетерпимый характер.

Делаются неоднократные попытки наступления на русский патриотизм. Небезызвестный русофоб Д. Заславский и целый ряд ему подобных личностей ведут оголтелую кампанию против Достоевского. Злобным нападкам подвергаются Лесков и Бунин. Островский и другие русские драматурги вытесняются из театра, заменяясь переводными зарубежными пьесами. Все это делается под видом борьбы за советское интернациональное искусство, используя привычные заклинания о гегемонии пролетариата и социалистическом реализме. Тон этих критиков в отношении русской культуры был откровенно враждебным.

Как справедливо отмечала 8 декабря 1948 года русская журналистка А. Бегичева в письме к Сталину:

«Товарищ Сталин! В искусстве действуют враги. Жизнью отвечаю за эти слова...

Виновники дезориентации театров... группа ведущих критиков, замаскированных космополитов, формалистов, занимающих основные позиции в критике, направляющих мнение недалеких руководителей даже таких газет, как «Советское искусство» и «Известия». Их главари: Юзовский, Мацкин, Гурвич, Альтман, Бояджиев, Варшавский, Борщаговский, Гозенпуд, Малюгин. Эти критики поднимают низкопробные пьесы, пристраивают в театры таких пасквилянтов на нашу действительность, таких ловкачей и дельцов, как Масс, Червинский, братья Тур, Прут, Финн, Ласкин и проч.

Космополиты пробрались в искусстве всюду. Они заведуют литературными частями театров, преподают в вузах, возглавляют критические объединения — ВТО, Союза писателей, проникли в «Правду»... «Культуру и жизнь»... в «Известия»...

Эта группа крепко сплочена. Скептицизмом, неверием, презрительным отношением к новому они растлевают театральную молодежь и людей недалеких, прививая им эстетские вкусы, чему, кстати, очень помогают пошлые заграничные фильмы, заливающие экраны (низкопоклонничество перед Западом, отрицательное отношение к явлениям нового в нашей жизни).

...Бороться с ними трудно. Они уважаемы и занимают ответственные посты. Людей, осмелившихся выступать против них, подвергают остракизму через своих приверженцев и ставленников во всех нужных местах, создают вокруг протестующих атмосферу презрения, а их принципиальную борьбу расценивают как склочничество.

Вокруг советских партийных пьес сознательно устраиваются заговоры молчания. На спектакли «Великая сила», «Хлеб наш насущный», «Обида», «Московский характер» эти знатоки не рекомендовали писать рецензии, а в газете слушались их «квалифицированных советов».

...Все эти космополиты-деляги не имеют любви к советскому, «мужичьему» (Юзовский о Л. Леонове) искусству. У них нет национальной гордости, нет идей и принципов, ими руководит только стремление к личной карьере и к проведению европейско-американских взглядов о том, что советского искусства нет. Эти «тонкие» ценители страшно вредят, тормозят развитие искусства...»[343]

В декабре 1948 года проходит съезд советских писателей, большая часть которых решительно осудила космополитизм. В статье Софронова, опубликованной 23 декабря в «Правде», отмечалось, что в театральной критике «продолжают подвизаться формалисты и безродные космополиты».

В январе-феврале 1949 года с космополитами начинается настоящая война.

Партийные органы подготавливают по этому вопросу докладную записку, в которой в привычных для партийного уха терминах отражалось положение дел в русской культуре:

«ЦК ВКП(б) в ряде документов и указаний подчеркивал серьезное неблагополучие в области литературной критики. Факты показывают, что особенно неблагополучно обстоит дело в театральной критике. Здесь сложилась антипатриотическая буржуазно-эстетская группа, деятельность которой наносит серьезный вред делу развития советского театра и драматургии. Эта группа, в состав которой входят критики Ю. Юзовский, А. Гурвич, Л. Малюгин, И. Альтман, А. Борщаговский,

Г. Бояджиев и др., заняла монопольное положение, задавая тон в ряде органов печати и таких организациях, как Всероссийское театральное общество и комиссия по драматургии Союза советских писателей.

Критики, входящие в эту группу, последовательно дискредитировали лучшие произведения советской драматургии, лучшие спектакли советских театров, посвященные важнейшим темам современности.

...Основной тон в указанной группе задают критики А. Гурвич и Ю. Юзовский. А. Гурвич, два года назад разоблаченный газетой «Культура и жизнь», с тех пор почти не выступал по вопросам советской драматургии. Ю. Юзовский выступает в печати лишь со статьями о Шекспире и Горьком, проявляя барско-пренебрежительное отношение к советскому театру и драматургии. Однако эти критики сохраняют влияние на остальную группу театральных критиков.

Указанная группа критиков сумела проникнуть на страницы центральных газет. Так, А. Борщаговский и Л. Малюгин печатались в «Правде», Ю. Юзовский, Г. Бояджиев, А. Борщаговский — в газете «Культура и жизнь», А. Мацкин, Л. Малюгин, А. Борщаговский — в «Известиях» и т. д.

...О положении во Всероссийском театральном обществе в сентябре 1948 года Отдел пропаганды и агитации докладывал ЦК ВКП(б); было принято решение о смене руководства обществом. В указанном обществе сложилась затхлая, гнилая обстановка, способствующая проявлению антиобщественных, буржуазно-эстетских настроений. Вместо борьбы с проявлениями формализма и безыдейности в театральном искусстве руководство общества примиренчески относилось к этим чуждым влияниям.

...В декабре 1948 года проходили перевыборы бюро секции критиков ВТО. Перевыборное собрание прошло под знаком засилья указанной группы, которая почти целиком вошла в избранное бюро секции критиков... Из девяти избранных оказался лишь один русский. Следует отметить, что национальный состав секции критиков ВТО крайне неудовлетворителен: только 15% членов секции — русские.

Отдел пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) дал указание Комитету по делам искусств при Совете Министров РСФСР и новому руководству ВТО отменить указанные выборы и рекомендовал сосредоточить работу с театральными критиками в Союзе советских писателей.

...Эстетствующие критики окопались в газете «Советское искусство» и журнале «Театр». Редактор газеты «Советское искусство» В. Вдовиченко и член редколлегии, руководящий освещением вопросов драматургии и театра, Л. Малюгин предоставили страницы газеты критикам типа Бояджиева, Борщаговского, Мацкина и др. Штатные сотрудники газеты Я. Варшавский и К. Рудницкий выступали в газете под тремя-четырьмя псевдонимами, не давая печататься молодым авторам...»

Корни космополитизма, отмечали тогда русские патриоты, следует искать прежде всего в еврейском национализме. Поэтому патриотическое движение в это время приобрело характер борьбы с еврейским засильем и сионистским подпольем.

В 1949—1952 годах антипатриоты в области культуры были в значительной степени вытеснены из редакций, театров и других учреждений. Многие космополиты, люди безыдейные и беспринципные, быстро перестроились и, не переставая в своей среде поносить все русское, объявили себя русскими патриотами. Так, например, один из идеологов космополитизма еврейский критик и русофоб Борщаговский написал даже патриотическую книгу «Русский флаг», хотя по-прежнему ненавидел Россию и ее народ.


Примечания:



3

Двуглавый Орел. 1929. № 26. С. 1276.



33

Всемирная история. М., 1962. Т. IX. С. 543.



34

Беседы с Молотовым. С. 410.



339

Впоследствии он изменил свою позицию: в мартовском номере «Нового мира» за 1949 год появилась его статья, направленная против театральных критиков-«антипатриотов», идейным руководителем которых, по мнению Симонова, был В. Шкловский с его книгой «Гамбургский счет».



340

В письме на имя Сталина А. Бегичева называет наиболее активных интриганов: Альтман, Бояджиев, Гурвич, Мацкин, Юзовский.



341

Чуковский К. Указ. соч. С. 175.



342

Чуковский К. Указ. соч. С. 306.



343

Цит. по: Костырченко Г. Указ. соч. С. 183-184.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх