ГЛАВА 2

Сталин против старых большевиков. — Ликвидация еврейских революционеров. — Уничтожение палачей Русского народа. — Создание Особого Совещания. — «Тройки» внесудебной расправы.

В 1936 году в официальных государственных документах декларировалось, что социализм в СССР в основном построен. Одновременно объявлялось о возможном уничтожении мирового капитализма к концу 30-х—началу 40-х годов. Однако именно этот год можно считать началом самой решительной борьбы Сталина с еврейским большевизмом. Продуманными и безжалостными действиями Сталин вогнал осиновый кол в могилу кровожадного интернационала и вместе с тем заложил основы нового национального государства.

Сталин, по-видимому, одним из первых понял, насколько важно освободить государство в условиях, требующих созидания, от балласта бывшего большевистского революционного актива, не способного на нормальную творческую работу. Необходимо было избавиться от бывших людей, привыкших убивать и насиловать, представлявших собой, по образной характеристике И. Солоневича, тип с «мозгами барана, челюстями волка и моральными чувствами протоплазмы... тип человека, участвующего шестнадцатым в коллективном изнасиловании», характерными представителями которого, например, были такие организаторы и участники убийства царской семьи, как Ш. Голощекин, А. Белобородое, Я. Юровский, П. Ермаков. Само дальнейшее существование государства было невозможно, пока по русской земле ходили сотни тысяч отъявленных злодеев, способных на любое преступление против Русского народа. В 1934 году члены партии лишаются права носить с собой личное оружие, бывшее ранее их особой привилегией, отличавшей от всех прочих граждан СССР. Конечно, прежде всего это был удар по старым большевикам, с 1917 года не расстававшимся с «товарищем маузером».

Постепенно меняется и характер большевистского террора. Если в 20-х—начале 30-х годов он имел преимущественно антирусскую направленность, то с середины 30-х превращается прежде всего в наступление против антирусских, антигосударственных, космополитических и подрывных элементов общества — профессиональных революционеров, большевиков, агентов немецкой разведки (1913—1918), масонов, т. е. против всех организаторов геноцида Русского и братских ему народов исторической России. Актом исторического возмездия стал сам факт, что бывшие организаторы зловещего механизма подавления и террора стали жертвой рожденного ими детища. Весьма символично, что большая часть этих преступников объявлялась именно террористами или агентами иностранных разведок, работавшими против народного государства.

В конце 20-х—30-х годах большевизм, прежде всего ленинизм и троцкизм, умирал, его нервные клетки мертвели, на место большевистских функционеров — профессиональных убийц — приходили другие люди, для которых партия представлялась не орудием геноцида против русских, а средством карьеры. Многие из них были уже русскими. Конечно, таким людям, хотя и неразборчивым в средствах, антирусские идеалы пламенных революционеров были совсем не по душе. Сначала незаметно, а затем в ярко выраженных формах разгорается борьба между космополитическими и государственно-патриотическими элементами большевизма. Та и другая стороны особенно не выбирали средства, а в качестве щита использовали марксистско-ленинскую идеологию и фразеологию.

Сталин, Молотов и их ближайшее окружение перекладывают курс корабля (готового уже разбиться на рифах) в направлении национального государственного строительства. Совершенно очевидно, что первоначально делали они это не из любви к Русскому народу, а из чувства самосохранения. Корабль русской государственности даже в чужих руках по-прежнему подчинялся законам, сложившимся многие столетия назад, игнорирование которых означало гибель. Конечно, взяв курс на государственное строительство, они проводили его как умели, теми же привычными большевистскими методами. Только неслыханная жестокость могла «убедить» морально глухих большевиков-интернационалистов с руками по локоть в крови. В общем, уничтожение так называемой ленинской гвардии было закономерно и исторически неизбежно. Масштабы и методы его определялись численностью и составом партийного и советского аппарата, подавляющую массу которого составляли нерусские, и прежде всего евреи.

Перед тем как Сталин открыто бросил вызов еврейскому интернационалу, положение в госаппарате было таково[14]:

ДИПЛОМАТЫ И ПРАВИТЕЛЬСТВО СССР (1936-1937) А. Дипломаты

I. ЛИГА НАЦИЙ

1.  Глава делегации СССР — Литвинов-Баллах — еврей

2.  Член делегации — Розенберг — еврей

3.  Член делегации — Штейн — еврей

4.  Член делегации — Маркус — еврей

5.  Член делегации — Бреннер — еврей

6.   Член делегации — Гиршфельд — еврей

7.   Член делегации — Гальфанд — еврей

8.   Член делегации — Сванидзе — грузин

Итого: евреев — 7; грузин — 1; русских — 0.


II. ПОЛПРЕДЫ (В ЕВРОПЕ)

1.  Великобритания — Майский (Штейнман) Иван Михайлович — еврей

2.  Германия — Суриц Яков Захарьевич — еврей

3.  Италия — Штейн Борис Ефимович — еврей

4.  Бельгия — Рубинин Евгений Владимирович — еврей

5.  Австрия — Лоренц Аркадий Иванович — еврей

6.  Греция — Кобецкий Михаил Вениаминович — еврей

7.  Румыния — Островский Моисей Семенович — еврей

8.  Латвия — Бродовский Леонид Борисович — еврей

9.  Литва — Карский Александр Алексеевич — еврей

10. Норвегия — Якубович Игнатий Моисеевич — еврей

11. Швеция — Коллонтай Александра Михайловна — русская

12. Дания — Тихменев Николай Сергеевич — русский

13. Эстония — Устинов Иван Михайлович — русский

14. Финляндия — Асмус Эрик Адольфович — латыш

15. Польша —Даватьян Яков Христофорович — армянин

16. Венгрия — Бекзадьян Артемий Моисеевич — армянин

17. Чехословакия — Раскольников Федор Федорович — русский

18. Болгария — Александровский Сергей Сергеевич — русский

19. Франция — Потемкин Владимир Петрович — русский

20. Швейцария (неофиц.) — д-р Багоцкий — еврей

Итого в Европе: русских — 6; армян — 2; латыш — 1; евреев — 11.


ПОЛПРЕДЫ В НЕЕВРОПЕЙСКИХ ГОСУДАРСТВАХ

1. Китай — Богомолов Дмитрий Васильевич — русский

(До него много лет полпредом был Бородин — он же Грузенберг)

2. Япония — Юренев Конст. Конст. (Ганфман) — еврей

3. США — Трояновский — русский (жена — еврейка)

4. Внешняя Монголия — Таиров Борис Исаевич — еврей


ПРАВИТЕЛЬСТВО СССР

(9 наркомов и 12 заместителей — евреи)

1. Народный комиссар иностранных дел СССР — Литвинов Максим Максимович

2. Нарком внутренних дел — Ягода Генрих Григорьевич

3. Нарком Внешторга — Розенгольц Аркадий Павлович

4. Нарком внутренней торговли — Вейцер Израиль Яковлевич

5. Нарком путей сообщения — Каганович Лазарь Моисеевич

6. Нарком совхозов — Калманович Моисей Иосифович

7. Нарком легкой промышленности — Любимов (Козельский) Исидор Елисеевич

8. Нарком здравоохранения — Каминский Григорий Наумович

9. Председатель комиссий советского контроля — Беленький Захар Моисеевич


1. Заместитель наркома обороны СССР — Гамарник Янкель Борисович

2. Заместитель наркома тяжелой промышленности — Каганович Михаил Моисеевич

3. Заместитель наркома финансов — Левин Лев Борисович

4. Заместитель наркома просвещения — Эпштейн Моисей Соломонович

5. Заместитель наркома земледелия — Гайстер Арон Израилевич

6. Заместитель наркома связи — Любович Арон Моисеевич

7. Заместитель наркома пищевой промышленности — Беленький Марк Натанович

8. Заместитель наркома водного транспорта — Розенталь Эпох Фридрихович

9. Заместитель наркома лесной промышленности — Сокольников (Бриллиант) Григорий Яковлевич

10. Заместитель наркома юстиции — Сольц Исай Борисович

11. Помощник прокурора СССР — Иохеллес Иосиф Исаевич

12. Начальник Центрального управления народного хозяйственного учета (ЦУНХУ) — Краваль Иосиф Антонович


ЕВРЕИ В СОСТАВЕ ОГПУ (НКВД)

Нарком внутренних дел СССР — Ягода Генрих Григорьевич, литовский еврей

Первый заместитель — Агранов (Сорензон) Яков Саулович


ЕВРЕИ В ГЛАВНОМ УПРАВЛЕНИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Начальник Особого отдела — Гай Мирон Ильич

Начальник Экономического отдела — Миронов Самуил

Начальник Иностранного отдела — Слуцкий Аркадий Аркадьевич

Начальник Транспортного отдела — Шанин Абрам Моисеевич

Начальник Оперативного отдела — Паукер Карл Вениаминович

Начальник Специального отдела — Добродицкий Вениамин Исакович

Начальник Антирелигиозного отдела — Иоффе Исай Львович

Начальник Главного управления рабоче-крестьянской милиции — Бяльский Лев Наумович

Начальник уголовного розыска НКВД СССР — Вуль Леонид Иосифович


ЕВРЕИ В ГЛАВНОМ УПРАВЛЕНИИ ВНЕШНЕЙ И ВНУТРЕННЕЙ ОХРАНЫ

Начальник — Могильский Борис Ефимович

Инспектор пограничных войск НКВД СССР — Ширвиндт Семен


ВЫСШИЕ ОРГАНЫ НКВД

Генеральный комиссар госбезопасности — Ягода Г.Г. — нарком ВД СССР

Комиссары госбезопасности I ранга:

* Агранов Я. С. — замнаркома ВД СССР

—  Балицкий В. А. — нарком ВД УССР

— Дерибас Т. Г. — начальник Дальневосточного Управления НКВД

* Прокофьев Г. Е. — замнаркома ВД СССР

* Реденс С. Ф. — начальник Московского Управления НКВД

* Заковский Л. М. — начальник Ленинградского Управления НКВД


Комиссары Госбезопасности II ранга:

* Гай М. И. — начальник Особого отдела ГУБГ НКВД

СССР

— Гоглидзе С.А. — нарком ВД ЗСФР

* Залкис Л. В. — начальник управления НКВД Казахской АССР

* Каценельсон — замнаркома ВД УССР

— Карлсон К.М. — начальник Харьковского Управления НКВД

* Леплевский — нарком ВД БССР

— Молчанов Г. А. — начальник Спецотдела НКВД СССР

* Миронов С. — начальник Эконом, отдела НКВД СССР

* Паукер К.В. — начальник Оперативного отдела НКВД СССР

* Слуцкий А. — начальник Иностранного отдела НКВД СССР

* Шанин A.M. — начальник Транспортного отдела НКВД СССР

* Вельский А.И. — начальник Главного Управления РК милиции

— Пилар Р. А. — начальник Саратовского Управления НКВД

Звездочкой (*) отмечены евреи. Тире ( — ) неевреи. Всего: евреев — 14; неевреев — 6.


Кроме того, в НКВД в конце 1935-го и начале 1936 года состояли евреи:

Фриновский, комкор — замнаркома ВД и командующий пограничными войсками

Берман Борис, комиссар III ранга — начальник отдела НКВД СССР

Берман Матвей, комиссар III ранга — начальник Главн. Упр. испр.-труд. лагерей (ГУЛАГ)

Островский Иосиф — начальник отдела НКВД СССР

Шпигельглас — замначальника Иностранного отдела НКВД

Шапиро — секретарь наркома ВД СССР


Работники ГУЛАГа (начальники крупных лагерей):

Фирин Самуил Яковлевич

Коган Самуил Леонидович


Еще перед схваткой между космополитическими и государственно-патриотическими элементами государственного аппарата «пламенные революционеры» воссоздают внесудебный орган по типу ЧК для расправы с русскими людьми.

5 ноября 1934 года ЦИК и СНК СССР принято постановление «Об Особом Совещании при народном комиссаре внутренних дел СССР», наделившее этот орган правом применения внесудебных репрессий к любым гражданам, кого НКВД причислял к категории общественно опасных лиц.

Идея создания внесудебных органов расправы для рассмотрения дел арестованных без суда, так называемых троек, была предложена Кагановичем. Сохранился проект соответствующего документа, написанный его рукой. Руководителями «троек» были первые секретари горкомов, обкомов, краевых и республиканских комитетов партии. Причем некоторые первые секретари не только приговаривали людей к смерти, но и лично их расстреливали (например, первый секретарь Компартии Азербайджана М.Д. Багиров)[15].

А менее чем через месяц (1 декабря) карательные органы советского государства получают новую поддержку в лице законодательного акта, до предела упрощавшего процедуру уголовного преследования лиц, заподозренных следствием в контрреволюционной, террористической и прочей антисоветской деятельности. Следствию отводилось 10 дней. Заседания «троек» Особого Совещания (ОСО) и вынесение приговора производились без вызова свидетелей, без участия прокурора и защиты, а порой даже без участия самого обвиняемого. Новое законодательство не допускало обжалования приговоров, решений Особого Совещания, не предусматривались и помилования. Лицо, попадавшее в этот механизм «уголовного преследования», было обречено. Созданные для расправы с Русским народом Особые Совещания и «тройки» используются Сталиным и государственно-патриотической частью государственного аппарата для борьбы с еврейским интернационалом. Совершенно очевидно, что главная цель новой «внесудебной процедуры» состояла в том, чтобы в самый короткий срок засудить как можно больше людей. Анализируя характер дел, а главное — состав лиц, подвергнутых репрессиям с 1934-го по 1940 год, понимаешь существо происходивших событий. Совершенно очевидно, что Сталин и его ближайшее окружение решили раз и навсегда покончить со значительной частью своих бывших соратников, не сумевших найти себя в созидательной государственной работе и продолжавших мыслить разрушительными категориями революционного времени, носившими прежде всего антирусский характер.

Для Сталина и его окружения не нужно было объяснять, из какого человеческого материала складывались профессиональные революционеры и связанный с ними круг лиц. Возвращаясь памятью к 1913—1918 годам, ему, как никому другому, было известно, что большинство профессиональных революционеров находилось в преступных отношениях с германской и австрийской разведками, масонскими и другими антирусскими кругами. Избрав курс на строительство сильного государства, Сталин понимал, что все они представляют собой большую опасность для его планов. Однако борьба с этими преступными элементами имела серьезную угрозу. К 30-м годам каждый профессиональный революционер и деятель революции 1917—1920 годов оброс кланом связанных с ним лиц, обязанных ему карьерой, различными благами и поддержкой. При нем складывался своего рода двор жен, родственников, соратников, друзей, коллег, разных знакомых и просто челяди, приживалов и приживалок.

Механизм ОСО был направлен на то, чтобы ликвидировать политических противников именно такими каналами или дворами. Убирая того или иного деятеля, мало было расстрелять его самого, следовало заставить замолчать весь его клан. Для этого не нужно было искать доказательств настоящей вины представителей этого клана, ибо вина их — в самой принадлежности к нему. Все многочисленные процессы над врагами Русского народа, происходившие под разными вывесками — «процесс левостороннего блока», «процесс правотроцкистского блока» и др., — не ставили целью справедливое судебное разбирательство, а являлись только поводом для уничтожения «пламенных революционеров ленинской гвардии». По этой логике 5 июля 1937 года Политбюро принимает решение: «Установить впредь порядок, по которому все жены изобличенных изменников Родины — правотроцкистских шпионов — подлежат заключению в лагеря не менее как на 5—8 лет». Репрессиям подвергались также и взрослые дети врагов Русского народа.

В борьбе с врагами Сталин не пощадил и целый клан старых большевиков Сванидзе — Аллилуевых, связанных с ним родственными отношениями.

Соратник и родственник Сталина, боевик М.А. Сванидзе в 30-е годы в качестве заместителя председателя Госбанка по иностранным операциям продолжал миссию масона Красина, участвовал в заседаниях мондиалистских структур в качестве представителя финансовой комиссии Лиги Наций. В 1937 году был арестован, а в 1941 казнен. В 1942 расстреляли его жену М.А. Сванидзе, сестру М. С. Сванидзе и отправили в ссылку сына И.А. Сванидзе. Репрессировано было и другое крыло этого антирусского клана — Аллилуевы. Расстрелян муж родной сестры жены Сталина Реденс, а сама Аллилуева-Реденс осуждена на 10 лет за шпионаж[16].

Уничтожение антирусских кланов ленинской гвардии в силу особой технологии НКВД, сажавшего и расстреливавшего человека не за вину, а за принадлежность к определенной этносоциальной группе, повело за собой репрессии не только по отношению к старым большевикам, но и к значительному числу невиновных, так или иначе контактировавших с этими еще недавно влиятельными людьми. Наряду с тысячами простых русских людей безо всякой вины арестовывалось также большое количество ученых и представителей технической интеллигенции и даже разработчиков военной техники, специалистов по двигателям, танкостроителей. В 1936— 1938 годах, в частности, были арестованы А. Н. Туполев, В. М. Мясищев, В. М. Петляков, С. П. Королев. Однако аресты русских людей в конце 30-х и позднее уже не носили антирусский характер, а подчинялись общей логике репрессивной машины НКВД.

Вот как была организована следственная работа НКВД в 30-х годах при Г. Ягоде и Н. Ежове, по показаниям одного из руководителей этого учреждения еврейского большевика М. П. Фриновского[17]. Следственный аппарат во всех отделах НКВД был разделен на «следователей-колольщиков», «колольщиков» и «рядовых». «Следователи-колольщики» подбирались в основном из скомпрометированных лиц. Они бесконтрольно применяли избиение арестованных, в кратчайший срок добивались «показаний» и умели грамотно, красочно составлять протоколы. Так как количество сознающихся арестованных изо дня в день возрастало и нужда в следователях, умеющих составлять протоколы, была большая, «следователи-колольщики» стали каждый при себе создавать группы просто «колольщиков». Люди эти посылались в Лефортово, вызывали арестованного и приступали к его избиению. Избиение продолжалось до момента, когда подследственный давал согласие на дачу показаний.

Дальнейший процесс заключался в следующем. Следователь вел допрос и вместо протокола составлял заметки. После нескольких таких допросов следователем составлялся черновик протокола, который шел на корректировку начальнику соответствующего отдела, а от него еще не подписанным — на просмотр к руководителю НКВД, в некоторых случаях к его заместителю. Они просматривали протокол, вносили нужные изменения, дополнения, вписывали новые фамилии. В большинстве случаев арестованные не соглашались с редакцией протокола, заявляли, что они на следствии этого не говорили, и отказывались от подписи. Тогда следователи напоминали арестованному о «колольщиках», и подследственный подписывал протокол.

Подобными же методами подготавливались очные ставки даже в присутствии членов правительства. Арестованных готовили специально: вначале следователь, после начальник отдела, а в случае присутствия членов правительства сам руководитель НКВД. Подготовка заключалась в зачитке показаний, которые давал арестованный на лицо, с которым предстояла ставка, объяснялось, как она будет производиться, какие неожиданные вопросы могут быть поставлены арестованному и как он должен отвечать. По существу, происходили сговор и репетиция предстоящей очной ставки.

Во время массовых операций по решению правительства имелись случаи, особенно на местах, убийств арестованных на допросах, и в последующем дела на них оформлялись через ОСО, как приговоренных к расстрелу, а для того, чтобы скрыть эти случаи, шли на прямые подлоги и фальсификацию.

Активные чистки шли в аппарате самого НКВД, ибо каждый клан старых большевиков неизбежно замыкался на этот террористический орган, имея там своих людей. «Я почистил 14 ООО чекистов, — впоследствии признавался на следствии Ежов, — но огромная моя вина заключается в том, что я мало их почистил... Я давал задание тому или иному начальнику отдела произвести допрос арестованного и в то же время сам думал: «Ты сегодня допрашиваешь его, а завтра я арестую тебя». Кругом меня были враги народа, мои враги. Везде я чистил чекистов. Не чистил их только лишь в Москве, Ленинграде и на Северном Кавказе. Я считал их честными, а на деле же получилось, что я под своим крылышком укрывал диверсантов, вредителей, шпионов и других мастей врагов народа»[18].

Однако и сам Ежов был тесно связан с кланами еврейских большевиков, проявляя по отношению к ним некоторую непоследовательность. В декабре 1938 года его освободили от обязанности наркома внутренних дел (и через год расстреляли), а его место занял Л. П. Берия, который первым делом ликвидировал остатки старых чекистских кадров, и прежде всего таких видных еврейских большевиков, как Фриновский, Заковский, Берман и др.

Вместо них Берия привел целую когорту преданных ему людей, отличавшихся не меньшей жестокостью и коварством, чем их предшественники (Меркулов, Кобулов, Гоглидзе, Цанава).

Еще со времен Троцкого огромное количество еврейских большевиков и их соратников сосредоточилось в армии, где они занимали многие ключевые позиции, поэтому и удар по армейским кадрам был особенно силен. В докладе на Военном Совете в ноябре 1938 года нарком обороны Ворошилов сообщил присутствующим, что в 1937—1938 годах из Красной Армии вычищено более 40 тыс. человек. Только в 1938 году выдвинуто и перемещено в должностях более 100 тыс. человек. В руководстве армией произошли огромные изменения: из членов Военного Совета при наркоме осталось только 10 человек прежнего состава. Хотя урон военным кадрам был нанесен сильный, армия избавилась от огромного количества потенциальных изменников и в плане управления войсками стала более монолитной.

В 1939 году Сталин усиливает процесс очищения от еврейских кадров дипломатической сферы. Вместо Литвинова наркомом иностранных дел назначается Молотов. Как рассказывает он сам, Сталин сказал ему: «Убери из наркомата евреев». Слава богу, что сказал! Дело в том, что евреи составляли там абсолютное большинство в руководстве и среди послов. Это, конечно, неправильно. Латыши и евреи... И каждый за собой целый хвост тащил. Причем свысока смотрели, когда я пришел, издевались над теми мерами, которые я начал проводить»[19].

«Хватит с нас литвиновского либеральничанья! — объявил сотрудникам Молотов. — Я вырву с корнем это жидовское осиное гнездо»[20]. После этой чистки внешняя политика СССР стала все больше ориентироваться на национальные интересы Российского государства.

Конечно, необходимость подписывать расстрельные списки давалась Сталину нелегко. Однако речь шла о возрождении государства. Жестокость многих решений находила у Сталина оправдание в исторических аналогиях. «Разве Елизавета английская была менее жестока, когда она боролась за укрепление абсолютизма в Англии? — рассуждал Сталин. — Сколько голов полетело во время ее правления. Она не пощадила и двоюродную сестру Марию Стюарт. Но английский народ неглупый, чтят ее, называют великой».

Сталин боролся не просто против своих личных врагов, а прежде всего против врагов России. «Кто будет помнить через 10 — 20 лет этих негодяев? — вопрошал Сталин и отвечал: — Никто!.. Народ должен знать: он убирает своих врагов. Кто помнит теперь бояр, которых казнил Грозный? Никто!.. В конце концов каждый получает то, что заслужил». «Народ понимает, Иосиф Виссарионович, понимает и поддерживает», — высказался на это Молотов[21].

Вина старых большевиков перед Русским народом была столь огромна, что этого не требовалось доказывать. Большинство русских людей в самом деле восприняло эти процессы как должный порядок вещей, как справедливое возмездие. В самом деле, кто из русских людей мог пожалеть таких страшных преступников, как Троцкий, Зиновьев, Каменев, Бухарин, Рыков, и прочих большевистских вождей? Сама симпатия к этим извергам являлась преступлением против Русского народа.


Количество осужденных в период очищения от деятелей ленинской гвардии[22]

ГОДЫ / ВСЕГО ОСУЖДЕННЫХ / том числе

(высшая мера наказания / лагеря и тюрьмы / ссылка и высылка / Прочие меры)

1936 / 274 670 / 1118 / 219 418 / 23 719 / 30 415

1937 / 790 665 / 353 074 / 429 311 / 1366 / 6914

1938 / 554 258 / 328 618 / 205 509 / 16 842 / 3289

1939 / 63 889 / 2552 / 34 666 / 3783 / 2888

1940 / 71 806 / 1649 / 65 727 / 2142 / 2288


За 1937—1938 годы было расстреляно 682 тыс. осужденных. Остальные направлены в лагеря и ссылку. Лагеря, построенные еврейскими большевиками (к ним принадлежали все руководители ГУЛАГа) для уничтожения русских людей, широко открыли ворота для своих творцов.


Общее количество заключенных в СССР в период очищения России от деятелей ленинской гвардии (на 1 января каждого года)[23]

Годы / Тыс. чел. / На 1000 чел. населения

1935 / 965,7 / 5,52

1936 / 1296,5 / 7,26

1937 / 1196,4 / 6,56

1938 / 1881,6 / 10,11

1939 / 2023,0 / 10,64

1940 / 1850,5 / 9,53


Удельный вес осужденных за «контрреволюционные преступления» в составе лагерных заключенных ГУЛАГа составлял в 1934 году 26,5%; в 1935 — 16,3%; в 1936 — 12,6%; в 1937 — 12,8%; в 1938 — 18,6%; в 1939 —34,5% и в 1940 — 33,1%.

К концу 30-х годов ГУЛАГ состоял из 53 лагерей (включая лагеря, занятые железнодорожным строительством), 425 исправительно-трудовых колоний (в том числе 170 промышленных, 83 сельскохозяйственных и 172 «контрагентских», т. е. работавших на стройках и в хозяйствах других ведомств), объединяемых областными, краевыми, республиканскими отделами исправительно-трудовых колоний, и 50 колоний для несовершеннолетних.

Наряду с органами изоляции в систему ГУЛАГа входили так называемые бюро исправительных работ, которые не «изолировали осужденных», а обеспечивали выполнение судебных решений в отношении лиц, приговоренных к отбыванию принудительных работ.


Примечания:



1

Двуглавый Орел. 1929. № 25. С. 1231.



2

Новая Иудея, или Разоряемая Россия (доклад русского ученого, прибывшего из Совдепии). Б.М., б. г. С. 22.



14

Дикий А. Евреи в России и СССР. Нью-Йорк, 1967. С. 258—263.



15

Байбаков Н. К. Сорок лет в правительстве. М., 1993. С. 202.



16

Иосиф Сталин в объятиях семьи. М, 1993. С. 154—196.



17

Архив Главной военной прокуратуры, НП-30368-39. С. 97—101.



18

Цит. по: Бакатин В. Избавление от КГБ. М., 1992. С. 30.



19

Сто сорок бесед с Молотовым. Из двевника Ф. Чуева. М., 1991. (Далее: Беседы с Молотовым.) С. 274.



20

Шевченко Л. Разрыв с Москвой. Нью-Йорк, 1988. С. 198.



21

Цит. по: Марьямов Г. Сталин смотрит кино... М., 1992. С. 92; Волкогонов Д. А. Указ. соч. Т. 1. С. 521.



22

Отечественные архивы. 1992. № 2. С. 28—29.



23

Аргументы и факты. 1989. № 45; Социологические исследования. 1991. № 6. С. 11.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх