ГЛАВА 20

«За Родину! За Сталина!» — Авторитет Верховного Главнокомандующего. — Победа под Сталинградом. — Взятие Харькова. — Переправа через Днепр. — Освобождение Киева. — Курская битва.

Для русского человека образ Сталина в годы войны выражал все то, что на Руси испокон веку называлось «отец народа» и приписывалось Царю. Сильный предводитель, терпеливый, упорный, мужественный военачальник, воплощавший все хорошее и справедливое.

Свою роль народного вождя Сталин в годы войны сыграл достойно и психологически точно. Многие русские люди, и прежде всего солдаты, слепо верили ему, как в старину самому Царю, и поднимались в атаку с возгласом: «За Родину! За Сталина!», вкладывая в него тот же смысл, что и — «За Веру, Царя и Отечество!». В самом деле, для них Сталин воплощал и Веру, и Царя и даже служил символом Родины, за которую они героически умирали.

Среди руководителей стран, воевавших против Германии, Сталин был самым выдающимся политическим стратегом и военачальником. Даже такие незаурядные политики, как У. Черчилль, Ф. Рузвельт и де Голль, рядом со Сталиным выглядели как второстепенные фигуры. У. Черчилль впоследствии писал: «Большим счастьем было для России, что в годы тяжелейших испытаний страну возглавил гений и непоколебимый полководец Сталин. Он был самой выдающейся личностью, импонирующей Нашему изменчивому и жестокому времени того периода, в котором проходила вся его жизнь.

Сталин был человеком необычайной энергии и несгибаемой силы воли, резким, жестоким, беспощадным в беседе, которому даже я, воспитанный здесь, в Британском парламенте, не мог ничего противопоставить. Сталин прежде всего обладал большим чувством юмора и сарказма и способностью точно воспринимать мысли. Эта сила была настолько велика в Сталине, что он казался неповторимым среди руководителей государств всех времен и народов.

Сталин произвел на нас величайшее впечатление. Он обладал глубокой, лишенной всякой паники, логически осмысленной мудростью. Он был непобедимым мастером находить в трудные моменты пути выхода из самого безвыходного положения. Кроме того, Сталин в самые критические моменты, а также в момент торжества был одинаково сдержан и никогда не поддавался иллюзиям. Он был необычайно сложной личностью. Он создал и подчинил себе огромную империю. Это был человек, который своего врага уничтожал своим же врагом...»

Характеризуя военные способности И.В. Сталина, Черчилль отмечал, что он «в несколько минут мог понять соображения, над которыми мы так настойчиво бились на протяжении ряда месяцев. Он все оценивал молниеносно»[172]. Маршал Жуков подчеркивает в Сталине «способность четко формулировать мысль, природный аналитический ум, большую эрудицию и редкую память» и далее отмечает: Сталин «читал много и был широко осведомленным человеком в самых разнообразных областях знаний. Поразительная работоспособность, умение быстро схватывать суть дела позволяли ему просматривать и усваивать за день такое количество самого различного материала, которое было под силу только незаурядному человеку... Он обладал сильной волей, характером скрытным и порывистым. Обычно спокойный и рассудительный, временами он впадал в острое раздражение. Тогда ему изменяла объективность, он резко менялся на глазах, еще больше бледнел, взгляд становился тяжелым, жестким»[173].

В годы войны Сталин до предела сконцентрировал всю государственную власть в своих руках, целеустремленно направив все усилия для достижения победы.

Со времен Ивана Грозного и Петра Великого Россия не знала такого Верховного Главнокомандующего, который так твердо и единолично осуществлял бы управление войной, как Сталин. Все военные операции, их политическое, дипломатическое, экономическое и военное обеспечение разрабатывались и осуществлялись под его полным контролем. Ежедневно в полдень и вечером Сталину докладывали об изменениях военной обстановки. Каждый день перед ним отчитывались его личные представители на фронтах. Многие подробности развития военных операций знал только он, только ему были известны военные резервы и их местоположение. Последнее слово в решении всех государственных и военных вопросов принадлежало только ему.

Сталин умел подбирать энергичных и деятельных работников. Горе было тому, кто не оправдывал его доверия. К таким он был жесток и неумолим. Взвалив на себя управление войсками, Сталин каждому из своего окружения поручил курировать определенную область военного снабжения и строго спрашивал за это. Вознесенский отвечал за оружие и боеприпасы, Маленков — за самолеты, Микоян — за снабжение продовольствием ит.д.

Для руководства крупнейшими военными операциями, требующими координации нескольких фронтов, Сталин назначал своих специальных представителей, которые выезжали на место и оттуда руководили битвой, постоянно согласовывая основные ее детали с Верховным Главнокомандующим. Чаще всего такими представителями были Жуков и Василевский.

К осени 1942 года на территории России находилось 266 дивизий врага, из которых 193 были немецкими, а 73 — европейских союзников Германии (Италии, Испании, Румынии, Венгрии и др.). Общая их численность достигала 6,2 млн человек. На вооружении у них находилось 51,7 тыс. орудий и минометов; 5,1 тыс. танков и штурмовых орудий и 3,5 тыс. боевых самолетов.

Однако это было асе, что могла выставить агрессивная Европа. Резервы ее в значительной степени исчерпались. Для ведения боеб на советско-германском фронте протяженностью 6200 км Германии уже не хватало сил. В октябре 1942 года немецкий штаб дает приказ о переходе к стратегической обороне на всем фронте, вместе с тем пытаясь безуспешно штурмовать Сталинград.

Если силы Германии подходили к концу, то боевые возможности России заметно возрастали. Если в начале войны Россия по многим военным показателям уступала Германии, то к осени 1942 года стала опережать ее — по численности армии в 1,1 раза, по основным видам вооружения в 1,4 — 1,5 раза[174].

Уже в сентябре 1942 года Г.К. Жуков и А.М. Василевский предлагают план разгрома группировки врага в районе Сталинграда. Разработка его осуществляется в строгом секрете[175]. Трудность предстоящей операции состояла в том, что на этом участке фронта русские войска не располагали подавляющим превосходством в силах и средствах. Соотношение их к 19 ноября 1942 года выглядело так — русские войска: люди — 1 ООО 500, орудия и минометы — 13 541, танки — 894, боевые самолеты — 1115; германские войска соответственно: 1 011 500, 10 290, 675, 1216. Таким образом, перед Сталинградским наступлением Русская армия на этом участке фронта располагала только незначительным превосходством в артиллерии и танках, а в авиации даже уступала врагу. 

Как отмечал в своих воспоминаниях выдающийся русский военачальник A.M. Василевский, суть дела состояла в том, что советское командование при отсутствии общего превосходства в силах и средствах сумело искусно создать мощные ударные группировки на направлении главных ударов. В качестве примера он привел Юго-Западный фронт, ширина которого составляла 250 км. На участке прорыва шириной в 22 км было сосредоточено до 50% стрелковых дивизий, все танковые и кавалерийские корпуса, 85% артиллерии. В интересах этой группировки действовала и вся авиация фронта. Аналогичным образом создавались ударные группировки на Донском и Сталинградском фронтах[176].

16 декабря 1942 года войска Донского фронта под командованием К.К. Рокоссовского перешли в наступление на Среднем Дону. В течение 15 суток были наголову разгромлены 8-я итальянская армия, немецкая оперативная группа «Холлидт» и остатки 3-й румынской армии. 24 декабря началось наступление войск Сталинградского фронта (командующий А.И. Еременко) на Котельниковском направлении. К 30 декабря они нанесли поражение армейской группе «Гот». В результате Среднедонской и Котельниковской операций русские войска продвинулись на запад и юго-запад на 150—200 км, заперев в «котел» южную группу вражеских войск во главе с командующим 6-й армией генерал-фельдмаршалом Ф. Паулюсом.

Для ликвидации окруженной группировки русское командование разработало новую наступательную операцию, которой Сталин дал название «Кольцо». 10 января 1943 года войска Донского фронта перешли в наступление, нанося главный удар в восточном направлении для расчленения окруженной группировки. После двухнедельных ожесточенных боев войска 21-й армии соединились с наступающей им навстречу из Сталинграда 62-й армией. Вражеская группировка капитулировала. В Германии был объявлен траур.

В результате Сталинградского наступления русские войска полностью уничтожили 6-ю немецкую армию и практически перестали существовать 3-я и 4-я румынские армии, а от 229-тысячной 8-й итальянской армии остался лишь один боеспособный 55-тысячный альпийский корпус. Общие потери врага под Сталинградом составили 650 тыс. человек: германских войск — 411,6 тыс., румын — 173,1 тыс., итальянцев — 65,3 тыс.

В плен было взято 162 тыс. вражеских солдат и офицеров, в том числе 24 генерала[177].

Сталинградская операция стала триумфом русского военного искусства. Впервые в мировой военной истории была окружена и полностью уничтожена столь крупная группировка противника. Русская победа полностью разрушила стратегические замыслы германского командования. Произошел коренной перелом в ходе войны: отныне военная инициатива перешла в руки Русской армии, и боевые действия устремились с востока на запад. Сталинградская победа предопределила начало распада германского агрессивного блока, способствовала росту антинемецкого движения в Европе, а также заставила наших союзников, США и Англию, ускорить решение вопроса о втором фронте.

Спустя неделю после окончания траура, объявленного Германией по случаю гибели 6-й армии, уничтоженной в районе Сталинграда, русские войска предпринимают Воронежско-Харьковское наступление, в ходе которого были освобождены Воронеж, Курск, Белгород, также Харьков, который считался ключом к овладению малороссийскими землями. Гитлер приказал своим войскам «во что бы то ни стало удержать Харьков, потеря которого могла отразиться на престиже Германии, как своего рода новый Сталинград»[178]. В целях удержания города германское командование перебросило из Франции танковый корпус СС в составе трех отборных дивизий — «Адольф Гитлер», «Рейх» и «Мертвая голова». 

Решительными действиями 40-й, 69-й и 3-й танковых армий все попытки врага удержать Харьков были сломлены, а «прославленные» эсэсовские дивизии позорно, без боя бежали из города. Решающую роль во взятии Харькова сыграла 40-я армия под командованием генерала К.С. Москаленко[179].

Во время наступления наших войск зимой 1943 года было разгромлено 100 вражеских дивизий (около 40% всех их соединений). Только по сухопутным войскам с июля 1942 по июнь 1943 года, по данным Генштаба сухопутных сил Германии, враг потерял 1 135 000 человек. Успехи Русской армии активизировали деятельность англо-американских войск в Тунисе[180].

Несмотря на наличие союзников, всю тяжесть войны нес на себе русский народ и его армия. В марте 1943 года на Восточном фронте находилось более 70% всех войск вермахта (204 дивизии из 298). Остальные несли охранные функции в Европе, и только небольшая часть противостояла англо-американским соединениям.

Летом — осенью 1943 года германское командование пытается взять реванш за сокрушительный зимний разгром. Для осуществления плана «Цитадель» Гитлер бросает самые боеспособные силы численностью примерно 900 тыс. человек, сосредоточив в районе Курска 17% своих пехотных, около 70% танковых и до 30% моторизованных дивизий, а также 60% всех боевых самолетов, находившихся на востоке. Германские захватчики рассчитывали упредить наступление русских и встречным ударом двух группировок в общем направлении на Курск окружить и уничтожить наши войска. 

Однако этой грозной вражеской силе противостояла возросшая боевая мощь России. В июле 1943 года Русская армия превосходила противника в людях в 1,2 раза, в артиллерии — почти вдвое, в танках — в 1,8 раза и в самолетах — в 2,8 раза. На 550-километровой Курской дуге советское командование сосредоточило 26% людей, столько же орудий и минометов, 33,5% боевых самолетов и более 46% танков. Создалось редчайшее в истории войн положение, когда обороняющаяся сторона превосходила наступающего противника в силах и средствах. В подготовке обороны участвовала не только армия, но и сотни тысяч местных жителей, с помощью которых на Курской дуге было отрыто 5 тыс. км траншей и ходов сообщения, отремонтировано и построено множество дорог и мостов. Рабочие городских предприятий и машинно-тракторных станций ремонтировали боевую технику. Женщины шили и чинили обмундирование для бойцов Русской армии.

На Курском выступе оборонялись два фронта — Воронежский (под командованием генерала Н.Ф. Ватутина) и Центральный (под командованием К.К. Рокоссовского). В тылу у них развернулся Резервный (в дальнейшем Степной) фронт под командованием генерала И.С. Конева. Наступление врага должно было начаться в 3 часа утра 5 июля. Разведка об этом сообщила заблаговременно. По приказу К.К. Рокоссовского свыше 500 орудий за 10 мин. до начала вражеской артподготовки нанесли удар по немецкой артиллерии, изготовившейся к открытию огня. Шквальный артобстрел вызвал дезорганизацию в стане врага. Германское командование вынуждено было отсрочить начало своего наступления. Тем временем русская артиллерия Центрального фронта произвела еще один мощный обстрел. С запозданием немцы пошли в наступление. Но сломить русскую оборону им не удалось. Артиллерия, «катюши», минометы, пулеметы, врытые в землю танки шквальным огнем поражали оккупантов. Положив на поле боя десятки тысяч своих солдат и офицеров, сотни сгоревших и разбитых танков, захватчик потерпел полный крах, не смог прорваться к Курску с севера и вынужден был перейти к обороне. Еще более яростные бои развернулись на южных подходах к Курску, которые оборонялись войсками Воронежского фронта. Здесь среди прочих вражеских войск наступали отборные дивизии СС «Райх», «Адольф Гитлер», «Мертвая голова», а также моторизованная дивизия «Великая Германия».

Прорываясь к Курску, враг наступал в сторону города Обоянь, где на его пути стали 6-я Гвардейская армия (командующий генерал И.М. Чистяков), 7-я Гвардейская армия (командующий генерал М.С. Шумилов) и 1-я танковая армия (командующий генерал М.Е. Катуков). Основная масса русских танков была вкопана в землю, превратившись в стальные доты. Русские воины отбивали множество атак, отстаивали каждый клочок родной земли. Взять Обоянь германцам не удалось. Тогда они попытались обойти город с востока и продолжать наступление на Курск. Чтобы остановить их, из резерва Ставки на новое направление выдвигаются 5-я Гвардейская танковая армия (командующий генерал П.А. Ротмистров) и 5-я Гвардейская армия (командующий генерал М.А. Жадов).

12 июля в окрестностях станции Прохоровка началось крупнейшее в мировой истории танковое сражение. В бою участвовало более 1200 танков. Над полем боя клубились огромные тучи пыли, рокот моторов, скрежет металла и взрывы снарядов создавали невообразимый шум. В этом яростном бою русская сила не только выстояла, но и победила германскую. Уже к концу дня немцы перешли от нападения к обороне, а 15 июля стали отходить.

Еще 12 июля одновременно с танковой битвой возле Прохоровки началось стремительное наступление Западного (командующий генерал В.Д. Соколовский) и Брянского (командующий генерал М.М. Попов) фронтов, поддержанное 15 июля Центральным фронтом. Русские войска сломали оборону германцев, вынудив их к быстрому отступлению. 5 августа были освобождены Орел и Белгород, а 23 августа — Харьков.

В боях на Курской дуге Русская армия нанесла германским захватчикам сокрушительное поражение. Были разгромлены 30 немецких дивизий, в том числе 7 танковых. Потери немецких сухопутных войск составили более 500 тыс. человек, 1500 танков, 3000 орудий, свыше 3500 боевых самолетов. Победы русского оружия поддержали и союзников. В разгар Курской битвы они высадились в Сицилии, а 17 августа оттуда переправились в Италию.

Победа на Курской дуге позволила Русской армии в августе 1943 года начать общее наступление на всех фронтах и к осени выйти к Днепру.

В битве за Днепр русские люди проявили чудеса героизма. Выйдя к реке, наша армия, не дожидаясь прибытия переправочных средств, сразу приступила к форсированию, используя любые подручные средства и преодолевая ожесточенное сопротивление врага. Большую помощь оказывало население Приднепровья. Рыбаки с радостью отдавали спрятанные от немцев лодки, помогали строить плоты и паромы. Партизаны захватывали переправы и удерживали их до подхода Русской армии. Около двух тысяч солдат и офицеров за форсирование Днепра получили звание Героя Советского Союза.

Осенью 1943 года основные бои в Малороссии разгорелись в борьбе за освобождение «матери городов русских» — древней столицы России Киева. Честь освобождения древнерусской столицы выпала на долю 1-го Украинского фронта (командующий генерал Н.Ф. Ватутин). Командование фронта проделало огромную работу по подготовке войск к этой операции. Направление главного удара было решено осуществить в районе Лютежа, находившегося севернее Киева. На этом плацдарме находилась 38-я армия, в командование которой в конце октября вступил генерал К.С. Москаленко. Сюда же была переброшена 3-я Гвардейская танковая армия под командованием генерала П.С. Рыбалко. На левом берегу сосредоточился 1-й Гвардейский кавалерийский корпус. 3 ноября русские войска внезапно, используя отвлекающий маневр, прорвали оборону врага и вышли к Киеву, а 6 ноября полностью освободили его.


Примечания:



1

Двуглавый Орел. 1929. № 25. С. 1231.



17

Архив Главной военной прокуратуры, НП-30368-39. С. 97—101.



18

Цит. по: Бакатин В. Избавление от КГБ. М., 1992. С. 30.



172

Черчилль У. Вторая мировая война. Т. 4. M., 1955. С. 478.



173

Жуков Г. К. Указ. соч. M., 1983. Т. 2. С. 95.



174

Военная история Отечества с древних времен до наших дней. M., 1995. Т. 2. С. 344.



175

Сталин и советское руководство точно рассчитали, что именно в районе Сталинграда Гитлер попытается достичь победы любой ценой и поэтому может быть пойман в ловушку. Как говорил Сталин о Гитлере: «Это фаталист. От Сталинграда Гитлер не уйдет. Да, на Кавказ может повернуть, но часть войск у Сталинграда все равно держать будет, потому что город моим именем назван» (Берия С. Указ. соч. С. 223).



176

Василевский A.M. Дело всей жизни. M., 1976. С. 293.



177

Военная история Отечества... Т. 2. С. 346.



178

Манштейн Э. Утерянные победы. M., 1957. С. 405.



179

Москаленко К. С. На Юго-Западном направлении. M., 1969. С. 430. Однако в марте под ударами превосходящих сил противника Харьков снова пришлось оставить, но план по окружению и уничтожению советских войск в районе Харькова и овладению стратегической инициативой врагу выполнить не удалось.



180

Василевский A.M. Указ. соч. С. 327.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх