ГЛАВА 19

Германская армия мародеров. — Ограбление населения. — Разрушение русских сел и городов. — Героическая защита Ленинграда.

Русский народ нарушил все планы германского руководства. В жестокой борьбе за Родину он показал свое моральное и военное превосходство над немецкими захватчиками, вручившими свои судьбы в руки психически ущербного А. Гитлера. Каждая страница Великой Отечественной войны — это иллюстрация превосходства русских над рабским и мародерским германским духом, осмелившимся в который раз посягнуть на Русскую Державу и ее святыни и снова потерпевшим сокрушительное поражение.

«Добропорядочные германцы» от солдата до генерала вели себя в России как отпетые мародеры. Практически все мало-мальски зажиточные дома и квартиры, оказавшиеся в зоне германской оккупации, были ограблены, а захваченное имущество вывезено в Германию.

По указанию фюрера мародерство было узаконено — немецкие военнослужащие получали право регулярно отправлять награбленное у русских людей имущество в «фатерлянд»: солдаты — почтовыми посылками, офицеры — специальными контейнерами, генералы — железнодорожными вагонами. У умирающих от голода и холода русских людей представители «высшей расы» тащили и отправляли в Германию все, что возможно, — от засоленного свиного сала и копченой колбасы до одежды и произведений искусства. В ограблении существовала и своя иерархия: первыми грабили генеральские и эсэсовские чины, все оставшееся доставалось офицерам, а затем солдатам. Об одном из таких характерных случаев рассказывает в письме рейхслейтеру Розенбергу генеральный комиссар Белоруссии Кубе: «В Минске находилось большое, частично очень ценное собрание предметов искусства и картин, которое почти полностью вывезено из города. По приказу рейхсфюрера СС рейхслейтера Генриха Гиммлера большинство картин... было упаковано эсэсовцами и отправлено в Германию (в личную коллекцию Гиммлера. — О. П.)... Речь идет о миллионных ценностях...

По свидетельству одного майора из 707-й дивизии, который передал мне сегодня остатки художественных ценностей, эсэсовцы предоставили остальные картины и предметы искусства — среди которых были ценнейшие полотна и мебель XVIII и XIX веков, вазы, изделия из мрамора, часы и т. п. — на дальнейшее разграбление вермахту. Генерал Штубенраух захватил с собой часть этих ценных вещей из Минска на фронт. Зондерфюреры, фамилии которых мне пока не доложены, увезли три грузовика с мебелью, картинами и предметами искусства... Из остатков здешние учреждения вермахта и СС взяли... также другие предметы и картины...»[163]

В сельской местности мародерские акции германских войск проводились по отработанной схеме. Населенный пункт оцеплялся. Беззащитные жители сгонялись в одно место. Затем специальные команды проходили по домам, забирая «все, что понравилось». После «акции» деревни нередко сжигались, а жители расстреливались.

В немецких инструкциях и приказах даются точные указания, как разрушать и грабить дома русских крестьян. Так, в одном из приказов предписывается: «Для обеспечения полного разрушения должны быть сожжены все дома, в каменные дома следует предварительно наносить соломы. Имеющиеся каменные строения должны быть взорваны, причем необходимо разрушить также подвалы.

Меры по созданию зоны пустыни имеют решающее значение для ведения зимних боевых действий и должны быть поэтому подготовлены и проведены полностью и беспощадно.

...Для лучшего оборудования блиндажей на зимних позициях, которые будут нами заняты, разрешаю забирать из разрушаемых населенных пунктов имущество, оставляемое жителями: например, керосин, оконное стекло, гвозди, сковороды, горшки, лампы, стулья, ведра, оборудование конюшен, веревки, мешки, продовольствие (лук, огурцы, картофель, пшено)...»

В отношении больших русских городов (Москва, Ленинград, Киев и др.) Гитлер издал особую директиву, согласно которой они подлежали полному разрушению посредством артиллерии и авиации. «Ни один немецкий солдат не должен вступать в эти города (Москва, Ленинград, Киев. — О. П.)... Это относится также и ко всем остальным городам: перед их захватом они должны быть уничтожены огнем артиллерии и воздушными налетами...

Не допускается, чтобы немецкие солдаты рисковали своей жизнью для спасения русских городов от огня или чтобы они кормили население этих городов за счет средств немецкой родины.

Хаос в России будет тем больше, наше управление и эксплуатация оккупированных областей будет тем легче, чем больше населения (разрушенных. — О.П.) советских русских городов уйдет во внутренние районы России»[164].

Русский город Ленинград (Санкт-Петербург) германские власти намеревались сровнять с землей, а его территорию передать Финляндии. В военной директиве Гитлера говорилось: «Фюрер решил стереть город Петербург с лица земли. После поражения Советской России дальнейшее существование этого крупнейшего населенного пункта не представляет никакого интереса.

...Предполагается окружить город тесным кольцом и путем обстрела из артиллерии всех калибров и беспрерывной бомбежки с воздуха сровнять его с землей.

Если вследствие создавшегося в городе положения будут заявлены просьбы о сдаче, они будут отвергнуты, так как проблемы, связанные с пребыванием в городе населения и его продовольственным снабжением, не смогут и не должны нами решаться. В этой войне, ведущейся за право на существование, мы не заинтересованы в сохранении хотя бы части населения»[165].

В быстрый захват и полное уничтожение Ленинграда Гитлер вкладывал самые сокровенные свои мечты, рассчитывая, что эта акция будет иметь большое стратегическое и психологическое значение для дальнейшего хода войны, рассчитывая также перебросить освободившиеся войска под Москву.

План германского командования заключался в том, чтобы решительным ударом через Лугу и Гатчину разгромить русские силы на подступах к Ленинграду и вместе с финскими войсками (выступавшими с Карельского перешейка) овладеть самим городом. Ожесточенные бои за город начались уже 10 июля 1941 года. В мужественной неравной борьбе (военное преимущество было на стороне немцев) русские люди сорвали планы врага взять город с ходу, хотя ему и удалось выйти на его подступы. Началась героическая 900-дневная оборона Ленинграда, не имевшая аналога во всей мировой истории, ставшая символом стойкости и крепости русского духа.

На борьбу с врагом были брошены все людские и материальные ресурсы города. Кроме регулярных войск, формируются народное ополчение и партизанские отряды. В июле — сентябре 1941 года создаются 10 дивизий народного ополчения, 15 артиллерийско-пулеметных батальонов, 6 истребительных полков, до 200 партизанских отрядов. Около 300 тыс. ленинградцев, в основном стариков и юношей (не подлежащих мобилизации), ушли добровольцами в народное ополчение. Войска и около полумиллиона ленинградцев строили оборонительные рубежи (Лужский и Кингисеппский укрепленные районы и несколько оборонительных полков вокруг самого города). Еще до окружения города удалось эвакуировать значительную часть женщин и детей, а также большое количество заводского и фабричного оборудования и художественных ценностей. Вся оставшаяся промышленность была перестроена на производство и ремонт вооружения. Город стал фронтом, а каждый житель — защитником. На промышленных предприятиях основными работниками стали старики, женщины и подростки.

Кировский завод, где производились тяжелые танки «КВ», был превращен в крупный опорный пункт обороны города. Рабочие-мужчины ушли в народное ополчение. Их заменили подростки, женщины и старики. Большинство из них поселили в административных и других заводских зданиях. Все они считались на казарменном положении. Работали по 12—14 часов. Окна цехов со стороны фронта, ввиду его близости, закрыли бронеплитами и мешками с песком. Во время налетов авиации и артиллерийского обстрела работа не прекращалась. Свободная смена вела борьбу с зажигательными бомбами, а медработники оказывали помощь раненым[166].

В тяжелейших условиях труда и быта под бомбами врага уже в первые шесть месяцев обороны, с июля и до конца 1941 года, рабочие ленинградских предприятий произвели 713 танков, 480 бронемашин, 58 бронепоездов, свыше 3 тыс. полковых и противотанковых пушек, около 10 тыс. минометов, свыше 3 млн снарядов и мин, более 80 тыс. реактивных снарядов и бомб. Выпуск боеприпасов во втором полугодии 1941 года по сравнению с первым увеличился в 10 раз[167].

Окружив город сплошным кольцом, немецкие и финские войска начали исполнять директиву Гитлера по его уничтожению усиленными бомбардировками с воздуха и обстрелом тяжелой артиллерии.

Как рассказывали немецкие свидетели, «артиллерийский обстрел по Ленинграду велся утром с 8 до 9 час, днем с 11 до 12 час, вечером с 17 до 18 час, а затем с 20 до 22 час. Основная задача обстрела — уничтожение жителей города, разрушение заводских объектов и важнейших зданий, а также моральное подавление ленинградцев...»[168]. Только в сентябре — ноябре 1941 года на Ленинград обрушилось свыше 100 тыс. зажигательных и более 3500 фугасных авиабомб. Германские варвары рассчитывали таким образом сжечь город. Однако этого им не удалось. Городские власти организовали из населения специальные отряды по тушению зажигательных бомб и пожаров. В каждом доме существовали свои ответственные, а в тушении пожаров принимали участие все жильцы.

Не сумев захватить город военными методами, германское руководство решило уморить его защитников голодом. В результате блокады суточный паек хлеба защитника города в конце 1941-го по конец 1942 года составлял 125—350 г. Жиры, мясо, сахар практически не выдавались. В результате голода с ноября 1941-го по октябрь 1942 года погибло не менее 800 тыс. человек.

Снабжение города осуществлялось, несмотря на бомбежки, обстрелы и плохую погоду, по льду Ладожского озера, где была проложена автомобильная дорога, названная Дорогой жизни. По ней непрерывным потоком шли боеприпасы, вооружение, продовольствие, медикаменты, топливо, а из города эвакуировались многие тысячи больных, раненых и детей.

Немецкие захватчики не останавливались ни перед чем. В районе Шлиссельбурга, где оборонялась 21-я стрелковая дивизия войск НКВД под командованием полковника С. И. Донского, германские части пытались подготовить переправу через реку Неву на участке Порош — Невская Дубровка — Московская Дубровка. По приказу немецкого командования впереди германских частей были выставлены русские женщины, дети и старики, согнанные из ближайших населенных пунктов. Чтобы они не пострадали, наши войска должны были особенно осторожно вести минометный и артиллерийский огонь по противнику, находившемуся в глубине его боевых порядков[169].

Успешная оборона Ленинграда от превосходящих сил противника была организована маршалом Г.К. Жуковым, адмиралом И.С. Исаковым и главой Ленинградской организации ВКП(б) А.А. Ждановым. Благодаря мерам, принятым командованием фронта, осенью 1941 года на северных, южных и юго-восточных подступах к Ленинграду была создана прочная, глубоко эшелонированная и непреодолимая для врага оборона. Впоследствии маршал Жуков отмечал: «Победа в оборонительных сражениях на ближних подступах к Ленинграду была достигнута совместными усилиями всех видов вооруженных сил и родов войск, опиравшихся в своей борьбе на героическую помощь населения города. В основе этих общих усилий лежали — высокий моральный дух советских войск, непреклонная вера в победу, глубокий патриотизм и ненависть к фашистским захватчикам. История войн не знала такого примера массового героизма, мужества, трудовой и боевой доблести, какую проявили защитники Ленинграда»[170].

Огромную роль в защите второй русской столицы сыграла Православная Церковь. В начале войны в Ленинграде оставалось 5 действующих православных церквей: Никольский Морской собор, Князь-Владимирский и Преображенский соборы и две кладбищенские церкви. Храмы города были переполнены молящимися и причастниками. Даже в будние дни подавались горы записок о здравии и о упокоении. Температура в храмах опускалась часто ниже нуля. Певчие пели в пальто, в валенках, от голода едва держались на ногах. Из-за несмолкаемого обстрела, от взрывов бомб окна в храмах нередко бывали выбиты воздушной волной, и по церквам гулял морозный ветер. Митрополит Алексий жил при Никольском соборе и служил в нем каждое воскресенье, часто без диакона. Своими проповедями и посланиями он вливал в души исстрадавшихся питерцев мужество и надежду. В Вербное воскресенье в ленинградских церквах было прочитано его архипастырское обращение, в котором он призвал верующих самоотверженно помогать воинам честной работой в тылу: «Победа достигается силой не одного оружия, а силой всеобщего подъема и могучей веры в победу, упованием на Бога, венчающего торжеством оружие правды, «спасающего» нас «от малодушия и от бури» (Пс. 54, 8). И само воинство наше сильно не одною численностью и мощью оружия, в него переливается и зажигает сердца воинов тот дух единения и воодушевления, которым живет теперь весь Русский народ»[171].

Более двух лет германские войска держали Ленинград в кольце блокады. Положение несколько улучшилось в январе 1943 года, когда тиски блокады несколько ослабли и по железной и шоссейной дорогам вдоль южного берега Ладоги стали подвозиться продовольствие, вооружение и боеприпасы.

Окончательное деблокирование города удалось только через год. 14 января 1944 года после мощной артиллерийской подготовки войска Ленинградского и Волховского фронтов перешли в наступление.

Войска Ленинградского фронта под командованием генерала Л.А. Говорова сломали немецкую оборону со стороны Ораниенбаума и Пулкова, разгромили фланговую немецкую группировку и обратили в бегство 18-ю немецкую армию. Одновременно войска Волховского фронта под руководством генерала К.А. Мерецкова выбили германцев из Новгорода. После разгрома фланговых подразделений 18-й армии войска обоих русских фронтов начали активное наступление на Лугу во фланг и тыл 18-й немецкой армии, стремясь вместе с тем отрезать пути ее отхода в Прибалтику между Финским заливом и Чудским озером. Опасаясь окружения, немецкие войска отступили, блокада с Ленинграда была снята. Воздвигнутый германцами «Северный вал» не выдержал ударов Русской армии. 23 немецкие дивизии были разгромлены, 3 полностью уничтожены.

Так закончилась 900-дневная битва за Ленинград, имевшая огромное политическое и стратегическое значение. Русские войска в битве за Ленинград оттянули на себя до 15—20% германских вооруженных сил и всю финскую армию. Всего за два с лишним года было разгромлено 50 вражеских дивизий. Неоценимую поддержку русской армии оказали партизаны Ленинградской области, которых на конец 1943 года насчитывалось более 14 тыс. человек.

Народные мстители парализовали движение врага по шоссейным и железным дорогам. Они самостоятельно выбили немцев из нескольких русских городов, в том числе таких древних, как Гдов и Холм. За 32 месяца борьбы во вражеском тылу патриоты истребили около 114 тыс. немецких солдат и офицеров, подорвали и сожгли 101 самолет, 327 танков, 5 пароходов, 4503 автомашины, пустили под откос 1103 эшелона с войсками и грузами, повредили и уничтожили 1050 паровозов и 18 643 вагона, цистерны и платформы, взорвали свыше 150 тыс. рельсов и 1381 мост, разрушили 1704 км линий связи, сожгли и подорвали 326 вражеских складов.

Всеобщая народная борьба за вторую русскую столицу завершилась блестящим триумфом русского народа. Для всего мира Ленинград стал символом мужества и непобедимости России.


Примечания:



1

Двуглавый Орел. 1929. № 25. С. 1231.



16

Иосиф Сталин в объятиях семьи. М, 1993. С. 154—196.



17

Архив Главной военной прокуратуры, НП-30368-39. С. 97—101.



163

ГАРФ, ф. 7445, оп. 2, д. 128, л. 40-41.



164

ГАРФ, ф. 7021, оп. 148, д. 227, л. 9-10.



165

ГАРФ, ф. 7445, оп. 2, д. 166, л. 312-314.



166

Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. М., 1974. Т. 1. С. 398.



167

Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. М., 1974. Т. 1. С. 415.



168

Нюрнбергский процесс. Т. 1. С. 594.



169

Жуков Г.К. Указ. соч. Т. 1. С. 398.



170

Жуков Г.К. Указ. соч. Т. 1. С. 414.



171

История Русской Православной Церкви. С. 114—115.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх