ГЛАВА 18

Преступные методы ведения войны Германией — Стремление уничтожить Русский народ. — Уничтожение художественных и библиотечных ценностей — Преступления против мирного населения. — Гибель военнопленных. — Изменники среди Русского народа и Церкви. — Предатель Власов и РОА. — Еврейский вопрос в период войны.

Германские войска использовали против русского народа самые подлые и преступные приемы войны. Нередко немецкие офицеры отдавали приказ сгонять со всех окрестностей женщин, детей, стариков и под их прикрытием шли в наступление против Русской армии. Широкое распространение получила система расстрелов заложников из числа гражданских лиц. Гитлер неоднократно заявлял, что в отношении русских допустимы любые, самые жестокие карательные меры, позволяющие сократить численность русского населения. Согласно генеральному плану «Ост», германские захватчики осуществляют систематическое уничтожение Русского народа по принципу «Чем больше погибнет людей, тем легче будет проводить колонизацию». В ноябре 1941 года Геринг заявил итальянскому министру иностранных дел: «В этом году в России умрет от голода от 20 до 30 миллионов человек. Может быть, даже хорошо, что так произойдет; ведь некоторые народы надо сокращать»[141].

Если до войны на оккупированных территориях СССР проживало 88 млн человек, то после войны это население сократилось до 55 млн человек, т. е. на 33 млн, в том числе городское с 25 до 10 млн, сельское с 63 до 45 млн человек[142]. Всего в результате массовых расстрелов населения, заложничества, целенаправленной бомбежки жилых кварталов, планомерной организации голода, ограбления продовольственных запасов частных лиц, ликвидации медицинских учреждений и других преступных методов обращения с людьми погибло около 20 млн гражданского населения СССР.

Бесчеловечным и безмерно жестоким было отношение германцев к русским военнопленным. Согласно немецкой идеологии их считали людьми второго сорта, подвергали издевательствам, пыткам и избиениям, морили голодом[143]. К началу 1942 года из 3,9 млн советских пленных в живых осталось 1,1 млн человек. Из 5,75 млн советских военнопленных к 1 мая 1944 года в лагерях умерло 1,981 млн человек, 1,030 млн было «убито при попытке к бегству» или передано гестапо для «ликвидации», 280 тыс. погибло в пересыльных пунктах и лагерях. Таким образом, по весьма неполным данным, к середине 1944 года в германских лагерях были зверски замучены и убиты 3,3 млн советских военнопленных[144].

В тяжелейших условиях, по сути дела, также на положении военнопленных, находились 4258 тыс. советских граждан (в основном русских), угнанных в Германию для работы на предприятиях и в сельском хозяйстве[145]. Их нещадно эксплуатировали, плохо кормили, подвергали избиениям, заставляли носить специальные отличительные знаки восточного рабочего. 

Претворяя в жизнь программу генерального плана «Ост», германские власти проводят дерусификацию оккупированных земель Малороссии, Белоруссии и Русской Прибалтики. К представителям других народов, кроме русского, устанавливается более мягкое отношение. Намеренно провоцируется рознь и разделение. Целенаправленно поощряется русофобская психология и местечковый национализм. В отношении русской народности и веры немецкие оккупанты выполняют указания Гитлера: «Мы должны избегать, чтобы одна церковь удовлетворяла религиозные нужды больших районов, и каждая деревня должна быть превращена в независимую секту. Если некоторые деревни в результате захотят практиковать черную магию, как это делают негры или индейцы, мы не должны ничего делать, чтобы воспрепятствовать им. Коротко говоря, наша политика на широких просторах должна заключаться в поощрении любой и каждой формы разъединения и раскола»[146].

Германские оккупанты проводят политику унижения Русского народа, и, в частности, они планируют управлять им руками представителей различных народностей, проживавших на русской территории. В замечаниях и предложениях «Восточного министерства» по Генеральному плану «Ост», в очередной раз обсуждавшемуся весной 1942 года, в частности, говорилось: «Неприятные для русского населения мероприятия будет проводить, например, не немец, а используемый для этого немецкой администрацией латыш или литовец, что при умелом осуществлении этого принципа, несомненно, должно будет иметь для нас положительные последствия... Представителям этой прослойки населения следует прививать также чувство и сознание того, что они представляют собой нечто особенное по сравнению с русскими»[147].

Германские оккупанты всячески содействуют «этническим чисткам» на захваченных территориях Малороссии, Прибалтики, Крыма. Они дают возможность националистам всех мастей безнаказанно убивать русских людей. Немецкие пособники, предатели русского народа бандеровцы и им подобные отщепенцы-самостийники стреляют в спину беззащитных «москалей», врываются и грабят их дома. В Крыму при поддержке оккупационных властей Совет крымских татар принимает решение об уничтожении всех русских, оставшихся на территории полуострова. Под руководством Совета осуществляются массовые убийства русских. Всего было убито до 120 тыс. мирных русских людей, в основном стариков, женщин, детей[148]. Большое количество немецких пособников отмечалось среди чеченцев; русские в Чечне вырезались целыми семьями; оружие предатели получали из арсеналов германской армии.

Германские власти убивают русских лидеров и просто образованных русских людей, угоняют в Германию русскую молодежь, уничтожают русские библиотеки и музеи, взрывают и оскверняют храмы. В секретном приказе немецкого генерала Рейхенау, одобренном Гитлером, заявлялось, что все, что относится к исторической памяти Русского народа, должно быть уничтожено, ибо «исторические и художественные ценности на Востоке не имеют значения». Практически во всех русских городах, оккупированных немцами, были уничтожены или вывезены в Германию все лучшие произведения искусства и книжные сокровища.

Истребление исторической памяти русского народа являлось государственной политикой Германии. Идеолог Третьего рейха А. Розенберг заявлял: «Достаточно уничтожить памятники народа, чтобы он уже во втором поколении перестал существовать как нация».

Уничтожение и расхищение художественных и библиотечных ценностей России осуществлялось германцами на организованной основе. Различные немецкие министерства и ведомства создали специальные подразделения по разграблению художественных сокровищ и библиотек России. К ним, в частности, относились следующие организации: зондерштаб «Изобразительное искусство» при министерстве по делам восточных территорий под руководством А. Розенберга; «исследовательское и просветительское» общество «Наследие»; генеральное посредничество «Восток» под руководством рейхсфюрера СС Гиммлера; батальон спецназначения СС при германском МИДе под руководством Риббентропа; специальное подразделение при министре авиации Геринге; Кунсткомиссия. Как отмечают специалисты: «Грабило не только германское государство, тащили маршалы, генералы, офицеры, солдаты... И грабились отнюдь не только государственные, но и никем не учтенные частные библиотеки и коллекции, зачастую ценнейшие. Огромные собрания бесценных произведений искусства «составили» Гитлер и Геринг, многое брали гауляйтеры Кох, Кубе, Лаш, шеф музеев и архивов на Украине Винтер, знаменитый Манштейн, которому Гитлер обещал в подарок Воронцовский дворец в Алупке. Завотделом пропаганды армии Ламберт и шеф гестапо Краузе расхитили Таганрогский краеведческий музей, расстреляв при этом профессора В. М. Базилевича за сокрытие от них экспонатов»[149].

По данным члена правления Ассоциации библиотек, музеев и архивов А. Севастьянова, самый общий итог уничтожения и расхищения художественных и библиотечных ценностей России может быть представлен в следующем виде[150].

Новгород: из 88 историко-художественных сооружений остались без больших повреждений только 2. Из Новгородского музея немцами вывезено 100 тыс. книг (вернулось только 30 тыс.), среди них — редчайшие, старинные, в том числе рукописные. Из собора Св. Софии — манускрипты, редкие книги.

Псков: вывезены безвозвратно древнейшие манускрипты, грамоты.

Ленинград (С.-Петербург) и его пригороды: сожжены и разрушены 101 музей, 15 церквей. Уничтожено более 2910 тыс. томов книг.

Петродворец: вывезено, разрушено, сожжено все, до чего дотянулись руки захватчиков, в том числе «Самсон, раздирающий пасть льву», группа Нептуна, статуи Каскадов и т. д., включая Большой дворец. Среди потерь — свыше 40 тыс. ценнейших книг.

Павловск: вывезена библиотека Павла I, картины, гравюры, рисунки. Сожжена библиотека В. Росси.

Пушкин (Царское Село): из Екатерининского и Александровского дворцов вывезены в Германию библиотеки их владельцев — 35 тыс. прекрасных книг, в том числе — рукописей и других раритетов.

Из 180 220 экспонатов Петродворца, Павловска и Гатчины вывезено или погибло — 116 346. На обожженной стене гатчинского дворца немцы нацарапали: «Здесь мы были. Сюда больше не вернемся. Когда придет Иван, все будет пусто».

Смоленск: разграблено 4 музея, а также знаменитое имение княгини Тенишевой — Талашкино.

Разрушен Ново-Иерусалимский монастырь, «чудо русского искусства», как называл его И.Э. Грабарь.

В Тверской области: сожжены, разграблены, пострадали от бомбежек Торопецкий, Старицкий, Новоторжский, Кимрский, Максатинский музеи.

Уничтожены музеи в Твери, Рязани, Курске, Калуге, Краснодаре, Ростове-на-Дону, Вязьме, Ржеве, Гжатске, Юрьеве, Тихвине, Белгороде, Острове и других городах России.

Областные библиотеки полностью уничтожены в Воронеже (400 тыс. томов), Ростове-на-Дону (300 тыс.), Курске, Твери, Смоленске.

Из Воронцовского дворца в Алупке вывезено 1269 экспонатов (не считая 3607 томов из блистательной графской библиотеки).

При бомбежке погибла подготовленная к эвакуации Симферопольская картинная галерея — 1983 экспоната.

Погибли уникальные книги из Бахчисарайского дворца-музея, в том числе изумительные рукописные Кораны XIV — XVIII веков из мечети Джума-Джани и другие рукописи на сумму (по оценке тех лет) 5 млн золотых рублей.

Керчь: от немецкого фугаса погибло 18 ящиков экспонатов Историко-археологического музея, 45 ящиков Керченского музея отправлено в Германию.

Феодосия: наиболее ценные из 1500 экспонатов, 2400 античных и средневековых монет, 3000 книг по искусству и археологии отправлены в Германию, остальное — разграблено немцами.

Севастополь: оккупантами расхищено и погублено 310 живописных работ, 300 гравюр и рисунков, 150 скульптур, свыше 1100 ценных книг.

По подсчетам Комитета по делам искусств РСФСР, только из девяти музеев Крыма и Юга России (Ростов, Курск, Краснодар) немцы изъяли 5630 наиболее ценных объектов.

Киев: из Киево-Печерской лавры вывезены грамоты гетманов, архивы киевских митрополитов, акты и рукописи XV—XVIII веков, книги Всеукраинской библиотеки, библиотеки самого монастыря, личной библиотеки митрополита Петра Могилы. Погибли материалы ЦГИА и Архива древних актов. Вывезено большинство музеев АН УССР. Из библиотеки АН УССР вывезено 320 тыс. ценных и редких книг и рукописей на разных языках. Всего из киевских библиотек изъято свыше 4 млн книг.

Всего в библиотеках Украины погибло и было разграблено германцами свыше 50 млрд книг.

Минск: из Государственной библиотеки вывезено 40 тыс. редких книг. Из библиотеки АН БССР — 30 тыс., затем библиотека была сожжена по приказу представителя розенбергского зондерштаба Маха. В 1944 году рабочая группа «Центр» сообщала, что собрано для вывоза 4 млн книг и половина их уже отправлена.

Вывезена ценнейшая библиотека князей Радзивиллов из Несвижа — 20 тыс. редчайших книг.

Белоруссия потеряла в войну 95% своих книжных фондов. Только небольшая часть утраченного вернулась в 1947 году.

В условиях, когда германские захватчики поставили под вопрос само существование Русского народа, когда уничтожались не только сами русские люди, но и всякая историческая и художественная память о них, страшным кощунством и чудовищной изменой стало сотрудничество некоторой части русских, особенно эмигрантов и военнопленных, с врагом. Причины этого, конечно, разные. Глаза многих предателей Русского народа застилали личные обиды. Более того, многие из них не знали о переменах, происшедших на Родине, и о том, что хребет еврейского большевизма к тому времени был в основном сломан, а многие его деятели безвестно сгинули в механизме созданной ими же машины репрессий.

Но в каком бы искаженном виде ни представляли цели германского режима коллаборационисты, их вольное или невольное сотрудничество с врагом стало страшным преступлением против Родины.

Большая часть русских коллаборационистов исповедовала ложное убеждение: «Хоть с дьяволом, но против большевиков!» «Многие из них, — вспоминал ротмистр Д. П. Ковалевский, — читали «Майн Кампф» и отлично знали истинные цели и намерения «фюрера» в отношении России. Они верили в Россию и ее светлое будущее, не допуская мысли о возможности завоевания России Германией, и мирились даже с временной победой Германии, считая большевизм-коммунизм Сталина более опасным. Поэтому — «хоть с чертом, но против врага № 1»[151].

Вечным позором покрыли себя русские эмигранты, надевшие немецкую форму и взявшие в руки оружие, чтобы бороться за исполнение чудовищных планов Гитлера, убивая своих соотечественников.

Первоначально Гитлер, надеясь на блицкриг, не собирался привлекать в ряды вермахта российских военнопленных и эмигрантов. Однако уже к 1942 году он пересматривает свои планы и дает разрешение на привлечение в немецкую армию предателей и изменников Родины как из числа советских военнопленных, так и эмигрантских коллаборационистов. Уже весной 1943 года в вермахте на штатных должностях в немецких частях служило около 400 тыс. русских изменников и, кроме того, 60—70 тыс. — «работало» полицаями[152]. Последние состояли преимущественно из отъявленных негодяев и уголовных преступников.

В марте 1942 года формируется так называемая Русская национальная народная армия — РННА. В числе руководителей этой «армии» (насчитывавшей до 8 тыс. чел.) были такие эмигрантские деятели, как С.Н. Иванов, полковники К.Г. Кромиади и И.К. Сахаров, графы Г. Ламздорф, С. Пален и А. Воронцов-Дашков, В. Оболенский. Однако уже осенью этого же года руководство «армией» вручается предателям из числа бывших советских генералов — Г.Н. Жиленкову и полковнику В.И. Боярскому.

Примерно в то же время в брянских лесах создается еще одна — Русская освободительная народная армия численностью до 20 тыс. человек. Позднее эта армия стала дивизией СС и проявила себя в кровавых карательных операциях.

К моменту образования так называемой Русской освободительной армии немцы сумели сколотить из изменников Родины множество небольших военных формирований, куда, кроме названных выше «армий», относились 1-я казачья дивизия, три отдельных казачьих полка, Калмыкский кавалерийский корпус и более трех сотен «восточных батальонов и частей».

Русская освободительная армия, а точнее, власовская армия, была создана немецким командованием преимущественно с пропагандистскими целями для деморализации бойцов Русской армии. Командующий Освободительной армией бывший советский генерал А.А. Власов представлял собой образ абсолютно аморального человека и авантюриста. Отъявленный карьерист, он сумел добиться расположения Сталина, который доверил ему командование одной из советских армий. В результате ошибок, допущенных Власовым, его армия была окружена и разгромлена, а сам он, испугавшись ответственности, добровольно сдался в плен. В конце 1942 года Власов вместе с немецким командованием составляет документ, получивший название «Смоленское воззвание», в котором призывал красноармейцев совершить предательство и перейти на сторону немецких оккупантов.

Костяк власовской «армии» формируется из кадров других «русских» армий и подразделений. Большая часть ее состава была из советских военнопленных, ставших изменниками Родины либо из корыстных интересов, либо по малодушию. Во всяком случае, власовская «армия» не представляла собой какой-либо серьезной силы. Да и сами немцы на нее особенно не рассчитывали. Однако пропагандистские цели образованием этой «армии» были достигнуты полностью. Немецкие агитаторы постоянно распространяли миф о массовом сотрудничестве русских с немецкой армией в борьбе против «режима Сталина». При власовском штабе издавались две газеты: «Доброволец» (для служащих РОА) и «Заря» (для военнопленных).

В речи на параде 7 ноября 1941 года Сталин назвал главными врагами СССР германский фашизм и русский монархизм. И в этом он был безусловно прав — монархизм, принесенный на штыках германских оккупантов, мог только способствовать окончательному разрушению России, а не возрождению ее. Более того, в сотрудничестве с врагом дискредитировалась сама идея русской монархии.

Беспокойство Сталина вызвал факт формирования в июле 1941 года монархического Русского корпуса. Произошло это в оккупированной немцами Югославии на основе осевших там еще после 1921 года русских воинских частей, в частности донских и кубанских казаков, поддерживаемых югославским королем Александром I. Политически это формирование носило чисто марионеточный характер, хотя и сохраняло некоторые воинские отличия царской армии и традиционный распорядок, включая ежедневные православные богослужения в ротных походных церквах и присягу новобранцев Российскому Императорскому флагу[153]. Гитлер никогда не планировал в случае победы в СССР участие русских монархистов в установлении «нового порядка» в России, а рассматривал их как фактор усиления «братоубийственной смуты». Русский корпус использовался германским командованием в карательных операциях против дружественного России сербского народа.

Помимо уже названных нами власовской армии и Русского корпуса, против своей Родины воевали ряд русских казачьих частей вермахта, русский специальный полк «Варяг», запорожский казачий полк и др.[154]. Судьба их была незавидна и печальна, как всякого изменника на Руси.

К лету 1943 года германские оккупанты сформировали 90 батальонов из уроженцев Кавказа и Средней Азии и около 90 «русских» и «казачьих» батальонов численностью по 400—500 человек. К концу войны на основе этих подразделений формируются 15-й казачий карательный корпус численностью 18 тыс. человек, треть которого составляли немецкие военнослужащие и до 5 тыс. — белоэмигранты, а также 13-я мусульманская дивизия СС «Ханшар», 14-я дивизия СС «Галичина», 29-я и 30-я «русские» дивизии, 20-я эстонская и две — 15-я и 19-я — латышские дивизии СС.

Особенно удручающе выглядело сотрудничество с врагом некоторых священнослужителей Русской Церкви. В пропагандистских целях германские оккупационные власти выдавали разрешение на открытие церквей. Так, в Киевской епархии в 1942 году было открыто 8 монастырей и 318 храмов, в которых служили 434 священника. Викарный епископ Владимиро-Волынский Поликарп (Сикорский), опираясь на поддержку оккупационных властей и предательского «землячества Украины», обосновавшегося за пределами Малороссии, в Польше, объявил себя архиепископом, а потом митрополитом Луцким и заодно главой автокефальной «Украинской Церкви». Объявил себя митрополитом и другой сотрудник германских властей — епископ Феофил Булдовский.

Германские оккупанты заставляли русских священников подчиняться своим сотрудникам, самозванно объявившим себя митрополитами, а тех, кто не соглашался, арестовывали.

Еще более широкий коллаборационизм наблюдался среди некоторой части священников и архиереев Русской Зарубежной Церкви. Через неделю после нападения Германии на СССР будущий архиепископ (а тогда архимандрит) Иоанн (Шаховской) писал в газете «Новое слово», издававшейся в Берлине: «Промысел избавляет русских людей от новой гражданской войны, призывая иноземную силу исполнить свое предначертание. Кровавая операция свержения III Интернационала поручается искусному, опытному в науке своей германскому хирургу...»

В пасхальном послании 1942 года митрополита Анастасия, в частности, говорилось: «Настал день, ожидаемый им (Русским народом), и он ныне подлинно как бы воскресает из мертвых там, где мужественный германский меч успел рассечь его оковы... И древний Киев, и многострадальный Смоленск, и Псков светло торжествуют свое избавление как бы из самого ада преисподнего. Освобожденная часть русского народа повсюду давно уже запела... «Христос воскресе!»[155]

В октябре 1943 года в Вене по инициативе германских властей проходит церковное совещание восьми архиереев Русской Зарубежной Церкви во главе с митрополитом Анастасием, которое объявило о «недействительности» («неканоничности») избрания митрополита Сергия Патриархом Московским и всея Руси, что, конечно, было направлено на подрыв духовной мощи Русского народа. Под эгидой немецких оккупантов еще в мае 1942 года возник так называемый Среднеевропейский митрополичий округ, включавший в себя большую часть православных приходов оккупированных территорий Европы и западных областей СССР. Некоторые священнослужители Русской Зарубежной Церкви запятнали себя благословением и «духовным окормлением» власовской армии и подобных ей военных подразделений.

В годы войны по-новому обострился еврейский вопрос. Связано это было преимущественно с двумя факторами. Во-первых, по сравнению с другими национальностями СССР евреи составляли непропорционально большую часть состава тыловых и медицинских служб и старших офицеров. Количество евреев в зоне боевых действий было очень незначительно, что вызывало раздражительную реакцию у части русских солдат. Во-вторых, не меньшее раздражение вызывали попытки некоторой части еврейских националистов представить еврейский народ как особо пострадавший в войне и внесший особый вклад в победу над врагом. Немало евреев предпочитали «воевать» против врага в составе различных комитетов и других гражданских организаций, старательно избегая поездок на фронт[156]. В связи с этим нередко возникали конфликты, среди которых весьма характерными были стычки между русским писателем М. Шолоховым и рядом еврейских националистических деятелей Еврейского антифашистского комитета.

Организация эта была создана кавказским евреем Л.П. Берией совместно с сионистом С. Михоэлсом для установления контактов с международными еврейскими организациями, фактически для сотрудничества с сионизмом[157]. В результате в работе этой организации главное место занимала не борьба с фашизмом, а установление солидарных связей советских евреев с сионистскими вождями.

Во время встречи с американской делегацией, состоявшей исключительно из евреев и заявившей об особой роли евреев во Второй мировой войне, М. Шолохов встал и гневно опроверг это, сообщив, что в этой войне гибли в основном русские, а не евреи[158]. По-видимому, после этого случая еврейский писатель И. Эренгбург распространяет лживые слухи о том, что М. Шолохов хотел перейти на сторону немцев[159].

В другой раз, рассказывал М. Шолохов: «Прихожу и вижу во главе стола — Илью Григорьевича Эренбурга, а вокруг него пятнадцать евреев. А я в военной, не очень свежей, форме, с пистолетом, в сапогах. И вижу, сидит ближе всех ко мне, качается в качалке американский еврей Леонид Первомайский, протягивает мне качающуюся руку и говорит: «Здравствуйте, Михаил Александрович!» Я как заору на него: «Встань, сволочь!» Он вскочил и за спину Ильи Григорьевича. А тот суровым голосом обращается ко мне: «Надеюсь, мы находимся в интеллигентном обществе, и я прошу вас, Михаил Александрович». «А идите вы все... Борцы за мир! Я же один среди вас русский»[160]. После этого конфликта у Шолохова был разговор со Сталиным, из которого писатель понял, что и на этот раз Сталину пришлась по душе его отповедь людям, стремившимся бороться за победу чужими руками.

«Антифашистский» еврейский комитет и его активисты, в частности И. Эренбург, С. Михоэлс, В. Гроссман, стали деятельными творцами мифа о «холокосте», якобы гибели 6 млн евреев в газовых камерах, мифа, призванного представить, что будто именно еврейский народ больше всех других пострадал во Второй мировой войне и за это остальные народы обязаны испытывать чувство вины, каяться и платить возмещение. Создатели мифа о «холокосте» во много раз преуменьшали жертвы Русского народа.

В «Энциклопедии холокоста», например, сообщается, что в германских лагерях было убито 3 млн евреев, а также «десятки тысяч цыган и советских военнопленных»[161]. Эти данные, распространяемые сионистской пропагандой, совершенно не соответствуют действительности. На самом деле число только советских военнопленных, погибших в немецких лагерях до 1944 года, составляло около 3,3 млн человек. Действительное же число евреев, погибших в войну, составляет около 500 тыс.[162], из них на советских евреев приходится около 200 тыс. Конечно, и это число погибших очень велико и вызывает глубокое соболезнование. Однако по сравнению с 22 млн погибших русских (включая малороссов и белорусов) оно в 44 раза меньше.

Именно русский, а не какой-либо другой народ (даже в пропорциональном отношении) испил самую большую чашу страданий во Вторую мировую войну и спас все человечество от кошмара «нового мирового порядка».


Примечания:



1

Двуглавый Орел. 1929. № 25. С. 1231.



14

Дикий А. Евреи в России и СССР. Нью-Йорк, 1967. С. 258—263.



15

Байбаков Н. К. Сорок лет в правительстве. М., 1993. С. 202.



16

Иосиф Сталин в объятиях семьи. М, 1993. С. 154—196.



141

Германская экспансия в Центральной и Восточной Европе. М., 1965. С 268.



142

Немецко-фашистский оккупационный режим (1941—1944). М., 1965. С 166.



143

Совершенно несостоятельными являются попытки некоторых историков обвинить в трагедии советских военнопленных не Германию, а Сталина, отказавшегося от услуг Международного Красного Креста в помощи нашим пленным. Можно подумать, что германский режим, поправший все человеческие законы, могли остановить протесты Красного Креста.



144

«Совершенно секретно! Только для командования!» Стратегия фашистской Германии в войне против СССР. Документы и материалы. М., 1967. С. 102-103.



145

История СССР. М., 1970. Т. X. С. 390.



146

Цит. по: История Русской Православной Церкви. С. 117.



147

Военно-исторический журнал. 1960. № 1. С. 87—89.



148

Foreign Affairs. 1993. Summer. P. 115.



149

Книжное обозрение. 29 марта 1994.



150

Книжное обозрение. 29 марта 1994.



151

Русский корпус на Балканах во время II Великой войны 1941-1945 гг. Нью-Йорк, 1963.



152

Хоффманн Й. История власовской армии. 1990.



153

Русский корпус на Балканах во время II Великой войны 1941-1945 гг. Нью-Йорк, 1963.



154

Русский корпус на Балканах во время II Великой войны 1941-1945 гг. Нью-Йорк, 1963.



155

Православная Церковь. 1942. № 4. С. 51.



156

Конечно, это не относится ко всем евреям. Можно назвать целый ряд имен евреев,.храбро воевавших и даже погибших за Россию (генералы Д. Драгунский, Л. Доватор, майор Ц. Кунников). Честь им и хвала!



157

Позднее сын Л. П. Берии писал: «Отец действительно был инициатором создания Еврейского антифашистского комитета. Целый ряд видных деятелей, связанных с сионизмом, были связаны — я этого не отрицаю — и с моим отцом» (Берия С. Мой отец Лаврентий Берия. M., 1995. С. 338-339.



158

После этой стычки Сталин попросил своего секретаря передать Шолохову: «Правильно сделал» (сообщение писателя Ф.Ф. Шахмагонова).



159

Чивилихин В. Указ. соч. С. 180.



160

Чивилихин В. Указ. соч. С. 180.



161

Enzyklopadie des Holocaust. Akgon, 1993.



162

См.: Граф Ю. Миф о холокосте. Правда о судьбе евреев во Второй мировой войне. M., 1996.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх