ГЛАВА 12

Вероломная агрессия. — Военные преимущества Германии. — Катастрофические поражения красной армии. — Героизм русских солдат. — подъем патриотизма. — Тяжелые потери немцев. — Обращение Сталина к народу. — Чрезвычайные меры.

22 июня 1941 года германские вооруженные силы в составе 103 дивизий, в том числе 10 танковых, вторглись на территорию России. Общая численность их насчитывала пять с половиной миллионов человек, из которых более 900 тыс. составляли военнослужащие западных стран — союзников Германии — итальянцы, испанцы, французы, голландцы, финны, румыны, венгры и др. Этому вероломному западному интернационалу было придано 4300 танков и штурмовых орудий, 4980 боевых самолетов, 47 200 орудий и минометов.

Противостоящие агрессору российские вооруженные силы пяти западных приграничных военных округов и трех флотов вдвое уступали врагу в живой силе, причем в первом эшелоне наших армий имелось только 56 стрелковых и кавалерийских дивизий, которым было трудно тягаться с танковыми корпусами немцев. Большое преимущество агрессор имел и по артиллерии, танкам и самолетам новейших конструкций.

Вторжение осуществлялось на трех стратегических направлениях мощными группами армий «Север», «Центр» и «Юг»: из Восточной Пруссии — на Ленинград, из района восточнее Варшавы — на Минск и далее на Москву, из района Люблина — на Житомир и Киев. Наиболее сильная группировка действовала на направлении Минск — Москва. Одновременно наносились удары из Финляндии и Румынии.

Создав подавляющее превосходство в живой силе и технике на направлениях главного удара, используя мощные танковые группировки, германские войска уже к исходу первого дня вклинились в глубь российской территории от 25 до 35, а местами даже до 50 км. За три первые недели вторжения врагом были захвачены российские территории на 300 — 600 км от границы. К середине июля агрессор захватил большую часть Русской Прибалтики, часть Белоруссии и Малороссии, вторгся в западные области Центральной России, вышел на дальние подступы к Ленинграду, угрожая Смоленску и Киеву.

Красная Армия была вынуждена вступать в бои без необходимой подготовки и без завершения стратегического развертывания, укомплектованной на 60—70% от штатов военного времени, чаще всего без воздушной (значительная часть наших самолетов была уничтожена врагом еще на земле в первый день) и артиллерийской поддержки, в условиях ограниченного количества материальных средств, транспорта и связи. Многие части Красной Армии попали в окружение и стали легкой добычей врага.

Результаты были катастрофические. Уже за три недели войны агрессор уничтожил 28 российских дивизий (двенадцать стрелковых, десять танковых, четыре моторизованные и две кавалерийские). Более 72 наших дивизий понесли потери в людях и боевой технике от 50% и выше. Общий итог боевых потерь составил около 850 тыс. человек, около 6 тыс. танков, не менее 6,5 тыс. орудий калибра 76 мм и выше, более 3 тыс. противотанковых орудий, около 12 тыс. минометов, около 3,5 тыс. самолетов.

Несмотря на внушительные победы германской армии, ее руководству уже в первый месяц вторжения стало ясно, что первоначальные планы молниеносного захвата России рушатся. Героическая оборона Брестской крепости в течение более месяца показала высокий боевой дух русского солдата, его самоотверженность и патриотизм. Как отмечал бывший начальник штаба 4-й немецкой армии генерал Г. Блюментритт:

«Первые сражения в июне 1941 года показали нам, что такое Красная Армия. Наши потери достигли 50%. Пограничники защищали старую крепость в Брест-Литовске... сражаясь до последнего человека, несмотря на обстрел наших самых тяжелых орудий и бомбежку с воздуха. Наши войска очень скоро узнали, что значит сражаться против русских...»

В боях за Перемышль советские солдаты демонстрировали чудеса героизма. 23 июня они ограниченными силами разгромили превосходящие их по численности войска и в течение почти недели удерживали город. Особую стойкость показали защитники военно-морской базы в Лиепая. В первый день войны героически проявили себя и советские летчики. 22 июня они совершили около 6 тыс. боевых вылетов, уничтожив в неравных схватках свыше двухсот немецких самолетов. Всего за три недели войны агрессор потерял около 100 тыс. солдат и офицеров, более 1700 танков и штурмовых орудий, 950 самолетов. Эти потери были в десятки раз больше, чем за все военные действия немецкой армии во время оккупации стран Западной Европы, Польши и Чехословакии.

30 июня 1941 года создается Государственный Комитет Обороны (ГКО), куда вошли Сталин (председатель), Молотов (заместитель председателя), Ворошилов, Маленков, Берия. В руках ГКО сосредоточивается вся полнота власти в СССР.

«С назначением Сталина Верховным Главнокомандующим, — вспоминал Г.К. Жуков, — все сразу же почувствовали его твердую руку. Своей жесткой требовательностью он добивался, можно сказать, почти невозможного. В стратегической обстановке он умел найти главное звено и, ухватившись за него, наметить пути для оказания противодействия врагу, успешного проведения той или иной наступательной операции. Несомненно, он был достойным Верховным Главнокомандующим».

3 июля 1941 года Сталин обращается по радио ко всем жителям великой страны с необычным для него трогательным началом: «Товарищи! Граждане! Братья и сестры! Бойцы нашей армии и флота! К вам обращаюсь я, друзья мои!» Нарисовав достаточно правдивую картину масштабов германского вторжения, показав главные причины успехов немецких войск, он формулирует основные задачи, решение которых позволит победить вероломного агрессора.

Прежде всего, заявлял он, необходимо, чтобы наши люди поняли всю глубину опасности, которая угрожает нашей стране, отрешились от благодушия и беспечности, мобилизовали себя и перестроили всю свою работу на новый, военный лад, не знающий пощады врагу.

Необходимо, продолжал он, чтобы в наших рядах не было места нытикам и трусам, паникерам и дезертирам, чтобы наши люди не знали страха в борьбе и самоотверженно шли на нашу Отечественную освободительную войну против фашистских поработителей.

Красная Армия и все граждане страны должны отстаивать каждую пядь родной земли, драться до последней капли крови за наши города и села, проявлять смелость, инициативу и сметку, свойственные нашему народу.

Необходимо организовать всестороннюю помощь Красной Армии, Обеспечить усиленное пополнение ее рядов, обеспечить ее всем необходимым, организовать быстрое продвижение транспортов с войсками и военными грузами, широкую помощь раненым.

Мы, подчеркивал Сталин, должны укрепить тыл Красной Армии, подчинив интересам этого дела всю свою работу, обеспечить усиленную работу всех предприятий, производить больше винтовок, пулеметов, орудий, патронов, снарядов, самолетов, организовать охрану заводов, электростанций, телефонной и телеграфной связи, наладить местную противовоздушную оборону.

Мы должны организовать беспощадную борьбу со всякими дезорганизаторами тыла, дезертирами, паникерами, распространителями слухов, уничтожать шпионов, диверсантов, вражеских парашютистов, оказывая во всем этом быстрое содействие нашим истребительным батальонам. Нужно иметь в виду, что враг коварен, хитер, опытен в обмане и распространении ложных слухов. Нужно учитывать все это и не поддаваться на провокации. Нужно немедленно предавать суду Военного трибунала всех тех, кто своим паникерством и трусостью мешают делу обороны, невзирая на лица.

При вынужденном отходе частей Красной Армии нужно угонять весь подвижной железнодорожный состав, не оставлять врагу ни одного паровоза, ни одного вагона, не оставлять противнику ни килограмма хлеба, ни литра горючего. Колхозники должны угонять весь скот, хлеб сдавать под сохранность государственным органам для вывозки его в тыловые районы. Все ценное имущество, в том числе цветные металлы, хлеб и горючее, которое не может быть вывезено, должно, безусловно, уничтожаться.

В занятых врагом районах нужно создавать партизанские отряды, конные и пешие, диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской войны всюду и везде, для взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога лесов, складов, обозов. В захваченных районах создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия.

Фактически в своем обращении к народу Сталин изложил программу общенародной борьбы с врагом. Его простой и доступный язык позволил донести многие важные задачи войны до сердца и ума многих русских людей. Моральное значение его выступления было огромно. Слова «наше дело правое, враг будет разбит» стали главным лозунгом всей Великой Отечественной войны. Твердость и уверенность в победе воодушевили русских людей. Подъем русского патриотизма стал главным фактором победы. И Сталин это сразу учел.

Напутствуя солдат и офицеров на праведный бой за Родину, Сталин уже открыто призывает равняться на деяния их великих предков. «Пусть вдохновляет вас в этой войне, — говорил он воинам, — мужественный образ наших великих предков — Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова!.. Да здравствует наша славная Родина, ее свобода и независимость!» Сказано это было на военном параде на

Красной площади 7 ноября 1941 года, который проводили в условиях охвата Москвы 51 дивизией противника. Сам факт проведения парада в это время и в этом месте имел огромное значение для подъема морального духа Русского народа.

Лозунги «биться до последней капли крови» и «ни пяди земли врагу» имели в то время вовсе не отвлеченный характер. Тяжелейшие условия требовали чрезвычайных мер сопротивления.

16 августа 1941 года Сталин издает приказ по Вооруженным Силам, который зачитывается во всех ротах, эскадрильях и батареях:

«1) Срывающих во время боя знаки различия и сдающихся в плен считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту как семьи, нарушивших присягу и предавших Родину. Расстреливать на месте таких дезертиров.

2)  Попавшим в окружение — сражаться до последней возможности, пробиваться к своим, а тех, кто предпочитает сдаться в плен, — уничтожать всеми средствами, а семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишать государственных пособий и помощи.

3) Активнее выдвигать смелых, мужественных людей».

Жестокая военная необходимость заставляла Верховное командование идти и на другие крайние меры, среди которых самой ужасной была «тактика выжженной земли». Приказом Ставки от 17 ноября 1941 года предписывалось:

«1. Разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40—60 км в глубину от переднего края и на 20—30 км вправо и влево от дорог. Для уничтожения населенных пунктов в указанном радиусе действий использовать авиацию, артиллерийский и минометный огонь, команды разведчиков, лыжников и партизанские диверсионные группы, снабженные бутылками с зажигательной смесью.

2. В каждом полку создать команды охотников по 20—30 человек для взрыва и сжигания населенных пунктов. Выдающихся смельчаков за отважные действия по уничтожению населенных пунктов представлять к правительственной награде».

Весь Русский народ от простого солдата или крестьянина до министра оказался скованным железными обручами военной необходимости. Людей могли наказать, чаще всего расстрелять, за любую провинность, которая бы способствовала успеху врага. Вот, например, как напутствовал Сталин наркома нефтяной промышленности Байбакова: «Товарищ Байбаков, Гитлер рвется на Кавказ. Он объявил, что если не захватит нефть Кавказа, то проиграет войну. Нужно сделать все, чтобы ни одна капля нефти не досталась немцам. Имейте в виду, если это случится, то будет очень плохо для нас. Поэтому я вас предупреждаю: если вы оставите хоть одну тонну нефти, мы вас расстреляем. Но если вы уничтожите промыслы, а немец не придет и мы останемся без горючего, мы вас тоже расстреляем»[97].

Жесткая чистка проходит в лагерях ГУЛАГа. Часть заключенных получает возможность воевать за Родину в составе штрафных батальонов, ощущая за спиной автоматы солдат НКВД. Другая часть без суда и следствия расстреливается. В первые месяцы войны по указанию Сталина ликвидируются последние остатки преступных кланов еврейских большевиков и «пламенных революционеров». Так, в сентябре 1941 года в Орловской тюрьме были казнены последние из могикан антирусской революции 1917 года — руководительница эсеров М. Спиридонова, В. Арнольд, Г. Апресов, жена палача русского народа Л. Каменева, П. Петровский, германский шпион X. Раковский, А. Айхенвальд, Т. Дзасохов, организатор убийства царской семьи Шая Голощекин — всего 161 государственный преступник.


Примечания:



9

Алексеев В. «Штурм небес» отменяется? М., 1992. С. 174.



97

Байбаков Н. К. Указ. соч. С. 33.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх