9. Вернемся к Шредингеру

Итак, я рассказал о целом ряде свойств, которые изначально присущи живому веществу. Если выясняется, что некоторое вещество ими не обладает, то мы можем утверждать, что оно принадлежит к миру косной материи, т.е. не является живым. Но обратное утверждение, к сожалению, места не имеет. Из того факта, что некоторое вещество обладает перечисленными свойствами, мы еще не имеем права сделать вывод о том, что оно живое. Более того, мы не можем дать удовлетворительного определения этого феномена - сказать, что такое ЖИЗНЬ, и определить понятие живого вещества.

Мы не можем не согласиться со словами Эрвина Шредингера, которые он произнес еще в начале 40-х годов: “Современной физике и химии свойственна явная неспособность объяснить такие явления (т.е. процессы жизнедеятельности. - Н.М.), что не дает никаких оснований сомневаться в том, что они могут быть объяснены этими законами”. (Шредингер Э. Что такое жизнь с точки зрения физики. М., 1947. С. 14). Я тоже убежден, что все детали процесса жизнедеятельности могут быть описаны на языке физики и химии, но ответить на вопрос о том, что такое ЖИЗНЬ, почему все происходит так, а не иначе, опираясь только на известные законы физики и химии, мы вряд ли сможем. И не только в ближайшем десятилетии. Этого, может быть, нельзя сделать в принципе. Может быть, для этого потребуется новая физика.
В то же время существует некая размытая граница, тесно связанная с законом Кюри-Пастера, между тем, что люди относят к миру живого, и миром косной материи. По-видимому, в живом веществе рождаются тонкие механизмы, отличающие одни явления от других, позволяющие по каким-то неизвестным нам принципам делать отбор, который однажды и на достаточно высоком уровне совершенства позволяет назвать его целеполаганием.
При изучении этих процессов возникает необходимость использования понятия “информация”, но не по Шеннону, а во всей ее сложности “понятия памяти и обратной связи”, в которой нет прямой необходимости, когда мы описываем явления, протекающие в мире косной материи.
Возникновение жизни в процессе эволюции Земли (а может, и Универсума) мне представляется грандиозной бифуркацией, т.е. переходом эволюционного процесса в совершенно новый канал развития, с новой организацией материи и новыми принципами отбора. Но, как и всякая бифуркация, реальная перестройка происходит не мгновенно. Это тоже динамический процесс, но идущий неизмеримо быстрее тех, которые предшествовали бифуркации, и четко отличить предбифуркационное состояние от постбифуркационного нельзя в принципе.
Вот почему, приняв предположение о том, что феномен жизни есть результат мирового эволюционного процесса, мы обязаны предположить, что и четкой границы, отделяющий живой мир от мира косной материи, нет! Переходные формы существовали, но, как и во всяком бифуркационном процессе, они были крайне неустойчивы. И они просто исчезли, не оставив даже следов, и о них сказать мы ничего не можем! И только отойдя от некоторой мифической границы, мы способны установить появление качественно нового русла мировой эволюции, связанной с целеполаганием и определяющей ролью процессов информационной природы.
Я думаю, что изложенная система взглядов обеспечивает логическую целостность конструкции, которую я и называю “картиной мира”, не противореча принятым эмпирическим обобщениям. Но предлагаемая система взглядов не вытекает из этих обобщений непосредственно! Она лишь служит основанием для предлагаемой мной интерпретации истории биосферы. А следовательно, и общества, о чем шла речь в первых (основных) частях книги.




 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх