4. Управляемое и направляемое развитие. Принцип кормчего

В ХХ веке проблемы управления превратились в обширную научную дисциплину. Она охватывает вопросы управления техническими системами, воинскими подразделениями, производственными и коммерческими организациями и т.д. Эта дисциплина создала обширный инструментарий и выработала ряд принципов, позволяющих выдать те или иные управленческие рекомендации. Однако, когда мы сталкиваемся с проблемами управления процессами социальной природы, то все становится неизмеримо сложнее и накатанные приемы решения задач целенаправленного воздействия на общество оказываются недостаточными. А может быть, и неприменимыми.

В социальной сфере даже само понимание вопросов управления не нашло еще однозначного толкования. И существующая терминология не приведена в соответствие с той, которая используется в теории управления. Вот почему для дальнейшего изложения мне придется сделать несколько разъяснений в связи с используемой терминологией. Тем более, что теория управления как самостоятельная дисциплина возникла в технике, где у нее сформировались четкий язык и система понятий, и некоторые из них нам предстоит использовать.

Мы употребляем термин “управление” тогда, когда речь идет об использовании активных воздействий (ресурса) на управляемую систему для достижения вполне определенной цели. Важнейшее понятие теории управления - цель управления. Бесцельных управлений не бывает. В технических системах цель - это внешний фактор, она задается извне и в саму систему не входит, как, например, задание аэропорта, которого должен достигнуть самолет. Таким образом, в теории управления сам процесс управления является процедурой выбора и реализации определенных целенаправленных действий.

В какой степени такая трактовка управленческого процесса подходит для систем общественной природы, когда речь заходит о целенаправленных на нее воздействиях? И в какой степени методы, развитые в инженерных науках, могут быть использованы в социальной сфере, когда в ней возникает необходимость целенаправленных действий?

Заметим сначала, что многое из того, что наработано в теории управления техническими системами, конечно, может и должно быть с успехом использовано и в общественной сфере. И им должны владеть управляющие самого разного уровня. Однако существуют и весьма значительные отличия, не позволяющие непосредственно перенести в сферу общественного управления общую методологию, развиваемую в технических науках. Включение в теорию управления объектов социальной природы требует ее качественного расширения.

Прежде всего, в социальных системах никогда не может быть единой цели: у любой социальной системы всегда существует совокупность целей. Это прежде всего ее стабильность, но одновременно и высокий уровень жизни людей, и обеспечение безопасности страны и т.д. и т.п. Однако такое дополнительное усложнение еще не главная трудность в новой теории. Более важно то, что цели системы задаются не извне, а формируются внутри самой системы. И их формирование является важнейшим, центральным элементом управленческого процесса.

Формирование целей развития - самое сложное, с чем сталкивается человек в своей активной деятельности. Но и поставив цели, он встречает чрезвычайные трудности при выборе способов воздействия на систему, т.е. назначении воздействий, способных обеспечить достижение целей.

Здесь и чрезвычайная сложность связей, анализ которых необходим для принятия удовлетворительного решения, и неспособность провести детальный анализ возможных следствий принимаемых решений, а следовательно, и обоснованное сопоставление принимаемых решений. По мере роста сложности системы количество необходимой информации растет экспоненциально. Поэтому точному решению многих управленческих задач не может помочь никакой компьютер. Как ни важно управляющему персоналу владеть методиками традиционной теории управления, этого явно недостаточно.

Для анализа сложных многоцелевых систем приходится вводить новое понимание самого смысла термина “управление”, поскольку управление в том “чистом” виде, как оно используется в технических системах, невозможно, поскольку в больших социальных системах нельзя ни поставить четкие цели, ни разработать надежные процедуры реализации управленческого процесса, ни обеспечить точность достижения целей, даже если они и поставлены. Новое понимание смысла управленческого процесса должно позволить иначе представить и те возможные воздействия на социальную систему, которыми располагает человек, и освободить его от многих иллюзий. Иными словами, для систем общественной природы нам необходимо понимание того, ради чего и как следует использовать тот ресурс, который находится в распоряжении общества для воздействия на его развитие.

Вот почему я предпочитаю говорить не об управляемом, а о направляемом развитии социальных и социально-экономических систем. В основу своих рассуждений я принимаю предположение о том, что наши воздействия необходимы лишь для того, чтобы поддерживать желаемые тенденции либо избежать тех или иных подводных камней или катастроф, способных увести в сторону поток развития событий. И это общее положение универсального эволюционизма: Разум, возникший на планете, не способен сделать мировой процесс управляемым, подчинить его некоторой Всеобъемлющей Идее. Во всяком случае, на нынешнем уровне его развития (впрочем, я подозреваю, что этого не может случиться и в царстве небесном - да будет мне прощено мое кощунство!). И в то же время Разум в силах понять и, возможно, организовать систему воздействий на природные процессы так, чтобы обеспечить желаемые тенденции развития общества (если они не противоречат логике Природы), предвидеть и преодолеть возможные кризисы и реализовать то, что мы сейчас называем “sustainability”.
Итак, людям, науке доступно не жесткое управление с четко поставленными целями, а возможность направления естественных процессов самоорганизации в желаемое русло развития, которое (по нашим представлениям сегодняшнего дня и уровню наших знаний) обеспечивает стабильность общественной жизни и ее развитие. И не в далекой перспективе, а на том временном отрезке, где мы еще способны разглядеть горизонты. В этом только и может быть смысл управляемости общественных процессов и разумное использование механизмов Рынка.
И, вероятно, впервые такое положение вещей понял один из основателей кибернетики как науки об управлении процессами общественной природы Болеслав Трентовский. Этот польский профессор в своих лекциях по философии кибернетики, которые он читал в старинном немецком университете во Фрайбурге в 1846 году, изложил свое понимание управления человеческими коллективами, очень близкое к тому, которое я предлагаю в этой книге. Я назвал бы его концепцию принципом кормчего.
Стремясь достичь желаемой гавани, кормчий не должен рассчитывать только на свои силы. Он в максимальной степени должен уметь использовать могучие силы Природы - силу течений и ветра. И уж во всяком случае не направлять свой корабль наперекор потоку. Так и в общественной жизни: главное - понять естественные тенденции развития, стремления людей. И только с помощью такого знания стремиться преодолеть трудности развития.




 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх