4. Поговорим о Востоке

События мирового масштаба происходят не только в Европе. Изменения в странах Тихоокеанского региона, может, еще более значительны, и они тоже ставят немало вопросов о будущем планетарного сообщества. И, может быть, куда более острых, чем в Европе. И требуют внимания и понимания. Сегодня (но не завтра) на первом плане - Япония. И не без оснований!

Для объяснения феномена Японии и того, что произошло за последние 50 лет на Тихом океане, требуются несколько иные соображения, чем те, которые я использовал, чтобы представить эскиз того, что происходит на Западе. О них я еще буду говорить в следующем параграфе. Сейчас же попробую только очень лаконично описать современную тихоокеанскую ситуацию, какой она мне представляется.

Начало нынешним событиям в Тихоокеанском регионе было положено тоже окончанием второй мировой войны и тоже планом Маршалла, который помог подняться Японии и превратиться однажды еще в одного, может, самого грозного в настоящее время конкурента Соединенных Штатов, во второго экономического монстра в мире. Но на Востоке была еще и китайская война, значения которой и ее влияния на общепланетарное будущее, как мне кажется, многие недооценили и недооценивают. И она во многом спутала карты основных игроков. Сценарий событий даже в основных чертах оказался иным, чем на Западе.

Многое из того, что было сказано относительно Европы, можно было бы повторить, когда речь заходит о Японии. Тоже план Маршалла, похожие заботы американцев и прочая, и прочая… Но в дальневосточной истории особую роль сыграл цивилизационный фактор. О нем я буду более подробно говорить в следующем параграфе. Пока же вернемся к Китаю и китайской войне, которая, напомню, была в самом разгаре, когда вторая мировая война уже заканчивалась. Мы плохо представляем себе, что означает война на территории, где проживает миллиард людей! Ее масштабы сопоставимы с тем, что происходило в Европе.

Итак, Китай - победа коммунистов в войне против Гоминьдана явно не была запланирована создателями “стратегии PAX AMERIСANA”. Китай Чанкайши был очень удобен американцам. Это был их старый и добрый союзник, который позволил бы повторить европейскую стратегию. Но вместо континентального пространства с миллиардным населением и необъятным рынком американский, т.е. гоминьдановский, Китай оказался на маленьком гористом и бедном острове. Пришлось искать новую стратегию и… родились “тихоокеанские тигры”! Правда, Америке для этого пришлось не только выложить немалое количество долларов, но и пережить две войны, в Корее и Вьетнаме; одна из них окончилась тяжелым и позорным поражением американцев, последствия которого они чувствуют и теперь, а вторая тоже не принесла им особых лавров.

В начале этой работы я специально обратил внимание на то, что сегодня отсталые страны практически не имеют шансов войти в семью стран развитых. Но в гуманитарной сфере нет универсальных законов: если появляются деньги, если появляется достаточно денег и они не разворовываются (как мы это, увы, нередко наблюдаем у нас дома), если для этих стран создаются благоприятные условия внешней торговли, то можно поднять любую страну до уровня передовых и даже самых передовых. А в данном случае были весомые причины для того, чтобы тратить деньги на проамерикански настроенные страны Тихоокеанского региона. И главная из них была, разумеется, Китай. Об этом можно спорить, но так или иначе Тайвань и Южная Корея превратились в классические постиндустриальные государства, технологический уровень которых сопоставим с американским. И не только благодаря бесспорным качествам рабочей силы и дальновидных правителей, но и тем долларам, которые в них вложили США. В результате на Тихом океане возник не только еще один санитарный барьер, ограждавший советский мир и Китай от остального мира, но и еще один удачливый конкурент Соединенным Штатам.

Заметим между строк, что возвышение Тайваня, Кореи и Гонконга началось еще в пятидесятые годы, когда МИР ТНК только-только начинал формироваться и то, что было доступно первым “тихоокеанским тиграм”, не столь доступно их последователям. Тем не менее “процесс пошел”: на путь постиндустриального развития вступают сейчас еще несколько стран Тихоокеанского региона.

Влияние событий в Китае на общий мировой процесс предсказать очень непросто. Однако я думаю, что в ближайшие пару десятилетий развитие, во всяком случае в Тихоокеанском регионе, должно носить довольно спокойный характер. Аргументы тому - элементарная выгода всем возможным противникам. И самому Китаю, прежде всего. И, конечно, Америке. Для США, например, это огромный рынок набирающего силу полуторамиллиардного народа.

Китай шаг за шагом входит в мировую экономическую систему. Но делает это крайне осмотрительно. В разных местах страны возникают особые промышленные зоны - некие очаги постиндустриальной экономики и МИРА ТНК. Заметим: преимущественно это продукция высших технологий. И в этих зонах концентрируются немалые капиталовложения. Китай очень быстро прогрессирует: в среднем около 10% ежегодного прироста ВНП. А это свидетельствует о многом. Часто говорят об удивительной отсталости Китая. И это тоже не пустые слова. Случилось так, что отсталость соседствует в Китае с самыми передовыми технологиями. Но меня больше всего удивляет не это, а например, то, как Китаю удается прокормить 1,2 миллиарда людей! Китай практически прекратил закупки хлеба. Вот что значит трудолюбие крестьянина, почувствовавшего свои возможности, плюс внимание государства. Увы, этот опыт мы перенять не сможем - у нас уже почти не осталось крестьян!

Успешное развитие постиндустриальных зон в Китае связано с одной из особенностей культуры этого народа. Внутри страны множество противоречий. В разных частях страны говорят по-разному, северяне не любят южан и наоборот и т.д. Но те многие десятки миллионов китайцев, которые живут за рубежами страны, чувствуют себя прежде всего китайцами, а не гражданами той страны, чей паспорт у них в кармане. И не очень вспоминают, какая часть Китая - родина их предков. В массе это народ богатый и весьма патриотически настроенный. Когда открылись свободные зоны, китайские капиталы потекли в Китай!

Удастся или не удастся Китаю в ближайшие годы преодолеть рубеж отсталости, о котором я говорил в предыдущем параграфе? На такой вопрос у меня ответа нет. Думаю, однако, что в ближайшие пару десятилетий этого еще не случится и в МИРЕ ТНК еще сохранится китайская лакуна. Хотя и очень своеобразная.

Но в отличие от России Китай будет подниматься и переходить из числа очень отсталых стран в число отсталых! И дело не только в этом: каждый четвертый человек на Земле - китаец. И облик мира XXI столетия во многом будет зависеть от Китая и китайцев, от того, кто и как будет “дружить” с этим китайским миром. От того, не возникнет ли в тех краях очередной катаклизм, и от того, как Китаю удастся сохранить себя как единое целое, т.е. преодолеть внутренние противоречия, которых у него более чем достаточно. Я думаю, что Коммунистической партии Китая (КПК) удастся сохранить целостность государства. Но это скорее вера, а не результат анализа. Тем более, что я не владею достаточной для этого информацией.

Но и в случае распада Китая, что не столь уж маловероятно, если следовать логике мирового рынка, неизбежно возникнет некий “мир Китая”. Будет ли в него включена Япония, или она станет основой еще одного “мира”? Вопросы немаловажные не только для России, но и для всей планеты. В своей долговременной стратегии мы должны ориентироваться на один из китайских сценариев. И выбор такого сценария непрост! Кроме того, наш советский опыт показывает существование определенных возможностей влиять на ситуацию в этой громадной стране.

Во всяком случае, политологам и специалистам по внешней политике есть над чем поломать голову, ибо то, что происходит в восточном полушарии, ничуть не менее важно и значимо для России, чем то, что творится в западном. В конце концов, север Евразийского суперконтинента, на котором расположена наша страна, - мост между двумя наиболее быстро развивающимися регионами планеты. И этот факт нельзя не использовать!





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх