5. Формирование мира ТНК

Но самое важное случилось все-таки в общественной сфере, в перестройке ее экономической основы, причем она произошла в общепланетарном масштабе. И последнее самое важное.

Масштабы развития экономики, необходимость кооперации (общественного разделения труда) привели к тому, что локальные, национальные экономики постепенно стали терять потенцию саморазвития. Они стали интегрироваться в единый общепланетарный экономический организм с универсальной системой регулирования. Эту систему по инерции называют рыночной или системой свободного предпринимательства. Хотя “свободной” она не является уже много лет. Решающую роль в определении характера дальнейшего развития мировой экономики стали постепенно играть транснациональные корпорации (ТНК): произошла транснационализация капитализма. Если угодно, - следующая стадия его монополизации, о которой еще в начале века было столько дискуссий и полагалось, что это и есть последняя стадия капитализма. Процесс организации промышленности, несмотря на множество антимонопольных законов, оказался значительно сложней: возникли неформальные регуляторы, которые свидетельствуют о формировании “абсолютного монополизма”. Теперь уже не закон стоимости, а некоторые неписаные правила определяют разделение “мирового дохода”. Традиционный рынок Рикардо уступает место системе картельных соглашений.

В сочетании со стихийной трансформацией традиционных рыночных механизмов возник экономический монстр, не разобравшись в особенностях которого, вряд ли можно брать на себя ответственность в каких-либо рекомендациях экономического характера. Замечу еще раз: он возник сам по себе, в результате естественного процесса самоорганизации. И пока еще не создано его научной теории.

Приведу лишь несколько цифр, характеризующих происходящее в мире. За последние несколько десятилетий возникла совокупность 37 тысяч ТНК, имеющих около 200 тысяч национальных филиалов в разных странах планеты. Они образуют некую систему, охватившую всю планету. Эта совокупность ТНК представляет собой некую единую сеть, единую систему, владеющую третью всех производственных фондов планеты, производящую более 40% общепланетарного продукта, осуществляющую заметно более половины внешнеторгового оборота, более 80% торговли высшими технологиями и контролирующую более 90% вывоза капитала. За последние пару десятилетий объем внешней торговли на планете увеличился не в 2-3 раза, как объем промышленного производства, а в 10 раз! Это показывает, насколько более эффективным стало международное разделение труда.

Я хочу обратить внимание читателя еще на одно нетривиальное обстоятельство, характеризующее современную планетарную обстановку: рождение МИРА ТНК сочетается, не противоречит, а сочетается еще с одной важной особенностью современной структуры производственной деятельности. Изменяется роль конвейера, вернее, он приобретает совсем иной характер: теперь рабочий не поворачивает раз и навсегда ему предназначенную гайку, как в фильмах Чарли Чаплина, а с помощью компьютера реализует индивидуальный заказ - можно представить себе, насколько вырос общеобразовательный уровень рабочего со времен Чарли Чаплина. Одновременно замечу, что настолько же и сократилось количество занятых непосредственно на производстве.

Постоянно сокращается роль заводов-гигантов, которые еще недавно символизировали индустриальную мощь страны. Рентабельность таких заводов падает из-за их инерционности и сложности управления. Жизнь требует быстрой смены номенклатуры производимой продукции, реализовать которую заводы-гиганты просто не в состоянии. И одновременно растет значение мелких фирм, в которых задействовано лишь несколько работников, но крепко привязанных к одной или нескольким крупным фирмам.

На этой основе рынок, традиционный рынок Рикардо, качественно изменяясь, приобрел вселенский характер, в котором определяющим фактором успеха стала общественная производительность труда. Страны достаточно легко разделились на группу быстро прогрессирующих, производительность труда которых выше средней общепланетарной, и отсталых стран с производительностью ниже среднего уровня. Но рынок пока еще остается рынком, а капитализм - капитализмом, поэтому он стал беспощадно расправляться с промышленностью тех стран, производительность труда которых не смогла подняться выше среднего уровня. И закрутился для многих стран и народов смертельный маховик. Или “дьявольский насос”, если угодно!

Мировой характер экономической системы означает, в частности, что локальные экономики стали открытыми, капиталы (и не только капиталы, но и специалисты высокой квалификации) теперь легко перетекают из одной страны в другую, не зная никаких преград. И они концентрируются в тех странах, где общественная производительность труда более высокая, где вкладывать деньги элементарно выгодней, где ресурсы используются более эффективно, где выше роль интеллекта. И это касается любых денег, в том числе и денег тех стран, которые мы назвали отсталыми. Значит, эти страны не только будут лишаться внешних инвесторов, но их собственные капиталы неизбежно будут перетекать в более благополучные страны. Заметим, что этот процесс касается не только денег, но и “мозгов”: наиболее энергичные и талантливые люди тоже начинают эмигрировать в страны “золотого миллиарда”, как теперь принято называть те относительно благополучные страны, где проживает одна шестая часть населения планеты. Туда же уплывают и остальные ресурсы. Эти страны становятся насосом, откачивающим из отсталых стран все то лучшее, что они имеют. Не только ресурсы. Его действие мы чувствуем на собственной судьбе.

Итак, заработал некий “дьявольский насос”, и, пока существует установившийся порядок, - это общий неотвратимый процесс. Он станет и дальше выкачивать из отсталых стран капиталы, ресурсы, таланты! Причем со все возрастающей интенсивностью. Еще раз: этот процесс неотвратимый; какие бы резолюции ни принимала ООН, что бы ни говорили об “устойчивом развитии” и экологическом кризисе, МИР ТНК живет по собственным законам - законам самоорганизации. И пока еще не родилась сила, способная им управлять.

В результате действия этого “дьявольского насоса” происходит все углубляющаяся стратификация государств. Если относительно недавно - лет 30-40 тому назад отсталые страны было справедливо называть развивающимися, ибо они имели определенные шансы для своего развития и сокращения разрыва с передовыми странами (и многие из них, действительно, развивались), то теперь отсталые страны “отстали навсегда”! Точнее, они навсегда, до тех пор пока существует МИР ТНК, остались отсталыми! Вот почему термин “развивающиеся страны” в последние годы стал тоже архаизмом. Мы живем в мире с “потрясающе быстрой сменой реальностей” и всего, что отсюда следует.

Описанный процесс в рамках сложившейся мировой рыночной системы, по-видимому, необратим. Ибо он неуправляем, как всякий естественный процесс. И он лишает отсталые страны каких-либо надежд. В самом деле, для того чтобы какой-либо из стран подняться на поверхность, необходим подъем производительности труда. А для этого нужны значительные капиталовложения и квалифицированные люди. Они нужны не только для перевооружения промышленности и перехода на новые технологии. Но еще в большей степени - для создания интеллектуального потенциала. Последнее утверждение есть абсолютное условие : без него никакой подъем производства и уровня жизни невозможен. Это условие тоже следствие нового технологического взлета и требует совершенно нового понимания термина “интеллектуальный потенциал нации”.
Если лет 30-40 тому назад с понятием интеллектуального потенциала связывалось представление только о людях, которых обычно причисляли к интеллигенции, т.е. об инженерах-исследователях, конструкторах, ученых, писателях, то теперь его носителем являются и многие рабочие специальности. В самом деле, обслуживание целого ряда высших технологий требует инженерной квалификации. Я уж не говорю о смене номенклатуры изделий высших технологий, например, о переходе к производству ЭВМ 5-го поколения, который просто невозможен без большого количества инженеров. Значит, развитие отраслей современной технологии могут совершить только те нации, которые способны обеспечить высокий уровень образованности (и производственной дисциплины труда) населения. Но для этого нужны те, кто способен учить других. А их-то в отсталых странах становится все меньше и меньше. Зато развитые страны способны перекачивать к себе как раз тех людей из отсталых стран, которые обладают нужным уровнем квалификации и дисциплины труда, - возникает еще одна постиндустриальная форма эксплуатации отсталых стран! Она гораздо более страшная, чем та, о которой было принято говорить еще сто лет тому назад.
Оба процесса - перевооружение промышленности и подготовка необходимых кадров - неотделимы и чрезвычайно капиталоемки. А так как эффективность вложения капиталов тем ниже, чем ниже исходная производительность труда, то капиталовложения в развитие процессов, приводящих к повышению производительности труда в отсталых странах, в нынешних условиях представляются крайне маловероятными. Не случайно разрыв в уровне благосостояния 20% развитых и 80% отсталых стран стремительно возрастает и к началу девяностых годов достиг отметки в 150 раз!
Сформировавшийся общепланетарный рыночный механизм не поднимает, а уничтожает экономику отсталых стран, превращая их в лучшем случае (подчеркиваю - в лучшем случае) в сырьевые придатки стран с высокой производительностью труда, которые мы впредь условимся называть “передовыми”. И такая ситуация отвечает сегодняшним интересам МИРА ТНК: ему не нужна образованная периферия, способная к самостоятельному развитию.
Стать “сырьевым придатком” развитых стран - еще не худший вариант судьбы для отсталых стран: между ними уже возникает конкуренция за то, чтобы прислуживать у стола сильных мира сего. Мы, кажется, уже наблюдаем нечто подобное и в нашей стране! Во всяком случае, именно так ее рассматривают на Западе. В одной из первых речей Мейджора, сменившего Тэтчер на посту премьера, было утверждение о том, что стать кладовой ресурсов для развитых стран - это и есть основная задача постперестроечной России. Правда, он сказал и нечто большее: для этого в России достаточно 40-50 миллионов населения!
Но это лишь одна из особенностей “дьявольского насоса”. В развитых странах стремятся избавиться от экологически вредных производств и разнообразных отходов, в том числе и радиоактивных. Но ведь без черной металлургии, химии и других вредных производств не проживешь. И эти производства перекачиваются в неразвитые страны, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Значит, насос работает и в другую сторону, только усугубляя тяжесть жизни населения отсталых стран.
Понимали ли все эти особенности те “экономические завлабы”, которые пришли к власти в России на волне перестройки? Думаю, что нет. Но о подобной перспективе много говорилось в инженерных кругах еще накануне перестройки: мы ожидали и очень боялись подобного поворота событий. Да и печаталось многое - читайте работы того же В.В. Клименко! Но таково уж свойство “гайдарообразных”: они живут с представлением о самодостаточности. Судьба не дала им настоящего образования, но наградила их удивительно удобным свойством: они не способны сомневаться в собственной правоте! А тем более подозревать факт собственной малообразованности. И искренне считают себя интеллигентами!




 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх