4. Эскиз современной общепланетарной экономической обстановки

Процессы, которые имели место быть в Советском Союзе и которые привели однажды к катастрофе его распада, деградации страны, и последующий трагический ход событий нельзя объяснить только слабостью организации псевдосоциалистической экономики СССР и дефектами ее организационной системы. Или только особенностью пути, выбранного 80 лет тому назад. Это важные причины, определившие ход истории страны, но далеко не единственные.

То, что произошло в нашей стране, лишь фрагмент общей перестройки мировой системы, и прежде всего ее экономической составляющей, подготовленной всей предшествующей историей капитализма. Здесь нельзя забывать ни Маркса, ни Ленина, ни Бернштейна, которые дали весьма профессиональный, как теперь мы понимаем, системный анализ капитализма XIX века. Однако теперь уже конец века XX, и все процессы общественного развития стали гораздо сложнее и уже давно не укладываются в схемы прошлого века… И марксизма, в частности.

До второй мировой войны капитализм, особенно в его внешних проявлениях, был еще очень похож на то, что было в веке предшествующем. Основная перестройка планетарной экономической системы началась в послевоенные десятилетия, хотя она была во многом подготовлена великим кризисом начала 30-х годов, реформами Рузвельта и возникновением Советского Союза. Перестройка мирового экономического порядка стала заметна уже в 60-е годы и происходит с тех пор с все нарастающей скоростью. И надо в первую очередь разобраться в причинах этого процесса, в содержании основных общепланетарных тенденций.

Такое представление послевоенной реальности и его анализ могут помочь высветить многие особенности и нашей современной истории. Замечу, что на этом общем фоне особенно рельефно проявляется роль некомпетентности, непонимания существа происходящего в сочетании с возможностью активного влияния некомпетентного начала и личных амбиций на происходящее в экономической сфере. Что уж никак не вкладывается в современные политэкономические схемы, не только марксистские, но и гарвардские, и любые другие. Надо ли говорить о том, что последнее уже само по себе может служить еще одним источником трагедии нации и симптомом общественного неблагополучия. Что и подтвердили последние годы - годы перестройки, и особенно постперестроечный период (сказанное относится не только к России и странам СНГ).

Послевоенные десятилетия качественно изменили характер организации мировой экономики, т.е. активной деятельности людей, направленной на создание материальной основы общественного развития. Мир вступает в постиндустриальный период своего развития - утверждается постиндустриальный капитализм, но все-таки пока что еще капитализм. Такие слова произнесены, но мы все еще очень плохо отдаем себе отчет в том, что они означают. Попробую высказать свое видение этой ситуации.

Справедлива, конечно, и чисто техническая характеристика современного этапа истории вида homo sapiens: происходит очередной взлет научно-технического прогресса. Но такая фраза сама по себе еще ничего не объясняет, ибо этот взлет особого рода. В его результате общество переходит к качественно новым технологиям - от “энергетических”, точнее энергоемких, к “информационным”: промышленность, порожденная паровой машиной, уступает место производству, в основе которого лежит компьютер. Реализация лазерных, сверхточных, сверхчистых и других “сверхтехнологий” возможна только в сочетании с современными информационными технологиями. Резко падает энергоемкость производимой продукции. Поэтому иногда даже говорят, что постиндустриальное общество отличается от предыдущего этапа его развития, от общества индустриального, тем, что уровень жизни растет быстрее развития производительных сил. Правда, при этом не очень четко определяют, что сегодня означает словосочетание “производительные силы”. По инерции их по-прежнему связывают с количеством энергии, используемой для обеспечения жизнедеятельности.

Нечто подобное произносится достаточно часто, но, как мне представляется, оно не отражает, может быть, самого существенного из того, что происходит в современной экономической организации планетарного сообщества: новые технологии, отличающиеся резким повышением сложности реализации, предъявляющие сверхжесткие требования к технологической дисциплине, нуждаются в качественно новом уровне образованности и производственной дисциплины работников. Они уже не укладываются в старые организационные рамки и нуждаются в новых структурах организации человеческой деятельности, их перестройке, носящей действительно революционный и общепланетарный характер. Последнее особенно существенно и влечет перестройку самой структуры общества, меняет природу и взаимоотношения социальных групп.

Я хотел бы обратить внимание на значительное сокращение числа лиц, занятых непосредственно производственным трудом, с одновременным ростом требований к квалификации работников. Это обстоятельство - еще одна из причин роста уровня стратификации общества. Сегодня файнмеханик в заводской лаборатории имеет более высокий оклад, чем профессор университета. Еще недавно такая ситуация была совершенно невозможна для капиталистических стран. Но последнее вовсе не означает, что роль университетского образования падает. Просто фантастически выросла роль МАСТЕРА!

Слов нет, исходной пружиной послевоенного развития являются беспримерные успехи в науке и технических достижениях. Это прежде всего компьютеризация всех сфер жизни, широкое распространение энергосберегающих технологий и наступающая роботизация. Без них ничего произойти бы не могло. Благодаря им термин “научно-техническая революция” стал архаизмом: темпы развития техники и технологий, а главное - их внедрения в производство превратили техническую революцию в естественный процесс - она стала перманентной, если следовать термину Л.Д. Троцкого. А благодаря развитию коммуникаций и росту образованности персонала все ноу-хау становятся практически сразу общепланетарным достоянием - еще одно благо, которое рождает “информационная революция”. Технологические секреты очень быстро перестают быть секретами, вот почему так возросли требования к правовой защите интеллектуальной собственности. Однако в силу сложности этих ноу-хау ими не так уж и просто воспользоваться. Да и тиражирование новых изделий представляет серьезные трудности, связанные с особенностями цивилизационных традиций, и доступно далеко не всем странам.

И еще один процесс, о котором наши социологи не очень-то любят говорить. Количество людей, необходимых для жизнеобеспечения общества, непрерывно сокращается, безработица непрерывно растет, и что делать с ней, современное общество, вероятно, не знает.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх