1. После капитализма. Позиция реального гуманизма Маркса

Первую часть этой книги я заключил несколькими вопросами:
1. А что теперь? Что нас ждет? И не где-то далеко за горизонтом, а в ближайших десятилетиях наступающего века.
2. В каких новых цивилизационных рамках возможно продолжение рода человеческого?
3. Сможет ли человечество однажды вступить в эпоху ноосферы или, во всяком случае, встать на путь ее формирования?
4. Какие народы скажут свое решающее слово в выборе пути в будущее?
Вряд ли у кого есть на эти вопросы готовые ответы. Вряд ли, кроме писателей-фантастов и творцов утопий или антиутопий. Но для того, чтобы выжить сегодня, человечеству необходимо видеть ожидаемое завтра, быть готовым к нему и к тем трудным решениям, которые ожидают человечество.
Может быть, и не предвидеть будущее, но представлять себе возможные сценарии развития человечества и степень их зависимости от деятельности как отдельных людей, так и цивилизаций.
Попробуем, опираясь на логику истории, наблюдая ее отдельные повороты, представить себе, очень схематично, возможные альтернативы грядущего. Не играть роль оракула, а представить возможные альтернативы развития событий и возможную роль Разума.
А это и будут соображения о возможных ответах на поставленные вопросы, во всяком случае в тех пределах, которые доступны автору предлагаемой работы.
* * *
Итак, на поставленные выше вопросы ни у кого ответа нет! И у меня, в том числе. Поэтому я избегал в этой работе утопических предположений, старался быть очень осторожным и говорю только о возможных первых шагах очередной “предыстории человечества”. И особенно избегал говорить о том, что будет “после капитализма”. Напомню, что этот вопрос впервые поднял Маркс в “Немецкой идеологии”, сочинении, которое он написал в сороковых годах прошлого века, будучи еще совсем молодым человеком. Оно оказало на меня, когда я его читал, тоже еще будучи очень молодым, более полувека тому назад большое влияние, оно было мне близко по своему настрою и заключениям, которые делал его автор. Я думаю и сейчас, что это одно из его лучших сочинений, не потерявших и в настоящее время своего значения. Такие работы не должны быть предметом идеологических и политических спекуляций, это золотой фонд человеческой мысли. Одна из самых ярких интерпретаций, которые мне известны в общественных науках. Это произведение чуть было не сделало меня настоящим марксистом. И не сделало только потому, что основу моего образования составляло современное естествознание.
В “Немецкой идеологии” Маркс говорит о том, что, по его мнению, ожидает человечество после коммунизма, который он рассматривал как некоторую промежуточную формацию, идущую на смену капитализму. Согласно Марксу, после коммунизма человечество неизбежно вступит в эпоху, которую он назвал реальным гуманизмом. Именно тогда реализуется знаменитый принцип: “Свобода каждого будет обеспечивать свободу всех”. Такая эпоха и будет, если пользоваться терминологией Гегеля, концом истории. Противоречия между людьми исчезнут, останутся только противоречия между человеком и Природой. Это как бы первый шаг к ноосфере в понимании Тейяр де Шардена.
“Немецкая идеология” Карла Маркса мне представляется замечательным произведением энергичного, ищущего, молодого ума. Я думаю, что каждый непредубежденный читатель должен быть покорен смелостью и оригинальностью его мысли. Вовсе не обязательно принимать все его аргументы, но видеть один из важнейших ракурсов, в которых изучается логика истории, необходимо.
Для меня размышления над работой юного Маркса были важным этапом формирования моего собственного мировоззрения. И шло оно через преодоление гипноза марксизма и обаяния ума его создателя, который не может не производить впечатление на любого непредвзято думающего человека. Это потребовало основательных интеллектуальных усилий. И в этом мне помогла моя специальность: постепенно я утверждался в той форме рационализма, которая возникла благодаря успехам физики и естествознания ХХ века, благодаря идеям Пуанкаре, Вернадского, Бора и других великих умов ХХ века. И однажды я сумел отказаться от всех основных положений “Немецкой идеологии” Маркса, которые в молодости я принял безоговорочно. Но тем не менее и сейчас я отношусь к этой работе с огромным уважением и считаю крайне полезным ее изучение. Вот некоторые азы моей позиции.
Прежде всего, коммунизм в его канонической трактовке - утопия (может быть, даже антиутопия). Я не буду ссылаться на печальный опыт нашей страны. Достаточно знать самые начальные положения теории организации, чтобы убедиться в том, что судьба структуры (организации) коммунизма в нашей стране была предрешена. Впрочем, это и не социализм, а тем более не коммунизм. С точки зрения теории самоорганизации в “странах социализма” социализмом-то и не пахло, хотя очень многое из того, что было реализовано в нашей стране, заслуживает самого глубокого уважения и подражания. Это неоценимый опыт, принадлежащий всему человечеству. Как жаль, что этого многие не понимают. Особенно те, кто называют себя демократами и стоят ныне у власти.
С моей точки зрения, у нас в стране была особая форма капитализма, которую я называю “системой одного завода” - капиталистическим вариантом фаланстера Оуена. И она была отбракована РЫНКОМ -тем общепланетарнымРЫНКОМ, о котором я говорил в предыдущей главе. В этом суть и нашей трагедии, и того системного кризиса, который мы переживаем.
Но сейчас мы говорим о другом - о реальном гуманизме в понимании Маркса, о той эпохе развития общества, которая грядет после коммунизма. Схема развития материального мира, которую я называю универсальным эволюционизмом (или теорией самоорганизации), исключает существование бесконфликтного общества на любом этапе его развития. Так же как и конец истории по Гегелю, который пропагандируют Фукуяма и многие его последователи. Конец истории может быть только одним - исчезновением Человека с лика Земли. Любой другой период существования человеческого общества всегда будет историей борьбы страстей, противоречий, и не только историей человечества, но и историей антропогенеза. Ибо и сам человек будет тоже все время меняться. Во всяком случае, его духовный мир, шкала его ценностей, а значит, и характер его активности и взаимодействия с окружающей Природой. Другими словами, история будет продолжаться. Наверняка будет меняться лишь тип компромиссов.
Вот почему реальный гуманизм - тоже утопия, может быть, даже более опасная, чем коммунизм, ибо она отвлекает людей от необходимости поиска все новых и новых компромиссов, преодолевающих все новые и новые противоречия и трудности. И в то же время капитализм, исчерпавший свою потенцию, должен уступить место какой-то новой, качественно иной форме общественной жизни. Какой?




 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх