3. Прелюдия к информационному обществу

Итак, сегодня в это понятие вкладывается порой весьма разный смысл. Однако в его истоках одно общее начало - стремительное развитие информационной сферы и информационных технологий. Под их воздействием меняется не только техническая, но и социальная основа планетарного сообщества. Меняется представление человека о собственном положении в окружающем его мире и способности воздействовать на него. Появляются не только новые возможности целенаправляемого развития человечества, но и новые опасности для его существования. И человечеству, наученному “историей с каменным топором”, здесь придется быть вдвойне бдительным.

Сам термин “информационное общество” возник в связи со своеобразным шоком, который испытало общество в последние десятилетия ХХ века в связи с развитием вычислительной техники и информационных технологий. Оно действительно оказывает революционизирующее влияние на общество, стремительно меняя условия нашей жизни. Оно оказывает огромное влияние на духовный мир людей и способно перестраивать основы нравственности. Человек обрел в нем могучее, но крайне опасное оружие, не менее могучее и не менее страшное по своим последствиям, чем атомная бомба.

Чтобы мое утверждение не показалось гиперболой, вглядимся в некоторые черты происходящего.

Компьютеры уже входят в повседневную жизнь, а не только в научную лабораторию. Они становятся обычным инструментом в нашей повседневной жизни дома и необходимым инструментом в обычной конторе. Сегодня нам трудно представить жизнь без компьютеров. Системы связи покрывают всю планету, возникает телематика - гибрид телевидения и вычислительной техники. Создаются качественно новые системы связи - спутниковые системы, волоконная оптика, телекоммуникационные связи и т.п. Новая информация, если это пожелают владетели сетей связи и систем телевидения, становится доступной каждому жителю планеты - во всяком случае, принципиально доступной, хотя это и стоит немалых денег. Без компьютеров невозможно представить себе управление производством и транспортом. В производстве особую роль начинают играть прецизионные технологии, опирающиеся на потенциальные возможности компьютеров. И результаты хорошо видны: если необходима точность в сопряжении деталей или процессов, то это - сверхточность, если речь идет о чистоте материалов, то это - сверхчистота (когда количество примесей измеряется числом молекул). К этому я бы еще добавил: если происходят катастрофы, то это тоже сверхкатастрофы, предотвращение которых невозможно без информационных технологий, без тех же компьютеров. Вспомним Чернобыль и тот факт, что прожить без использования атомной энергии человечество, вероятнее всего, уже не в состоянии!

Благодаря этим явлениям для оценок состояния экономики развитых стран все меньше используются привычные характеристики индустриального общества, такие, как рост производства энергоносителей, объем производства, рост численности лиц, непосредственно занятых в производстве, и т.д. Распространение того явления, которое мы называем высшими технологиями, связано с энергосбережением, уменьшением количества отходов и невиданным ростом производительности труда. Одновременно лавинообразно ускоряется появление новых изобретений, меняющих привычные стандарты.

Все эти, казалось бы, чисто технические свершения меняют социальную структуру общества, его приоритеты и оказывают влияние на общепланетарную геополитическую ситуацию. Так, например, реализация высших технологий требует дисциплинированного и технически грамотного персонала. Для его подготовки обычными техническими училищами уже не обойтись, и она становится одной из важных задач гражданского общества и государства. Не случайно на сборке новых образцов электронной техники в Японии и на Тайване часто используют людей с высшим образованием. Происходит все ускоряющаяся смена номенклатуры изделий, и дешевле (элементарно выгоднее) ставить на сборку инженера, который гораздо быстрее квалифицированного рабочего усваивает новые особенности изделия, чем затягивать начало его производства и проводить специальную подготовку рабочего персонала. А все эти технологические сдвиги имеют следствием социальную перестройку общества, которое в конце нынешнего века уже очень мало похоже на общество начала века. Носители квалифицированного труда превращаются в средний класс.

Меняется и структура планетарной пирамиды государств. Наверх начинают выходить и уже выходят не те страны, которые производят наибольшее количество вооружений или извлекают из земли наибольшее количество энергетических ресурсов, и даже не те, которые производят больше всех вычислительной и прочей электронной техники. Передовые позиции вскоре окажутся у тех государств, которые способны выдвигать и использовать новые научные и технические идеи, производить качественно новый и совершенный технический продукт, необходимый обществу. А это значит - и создавать для него рынок, прежде всего внутренний рынок - то, что пока еще очень плохо понимают наши “демократы”!

Ну а самое главное, передовые позиции в планетарном сообществе уже отводятся тем государствам, которые смогут обеспечить наиболее высокий уровень образованности населения.

В рамках вот этого уже наступающего постиндустриального мира нет проблем более важных, чем образование, чем воспитание народа и формирование МАСТЕРА - массового мастерства во всех сферах жизнедеятельности общества. Это и есть главная особенность и требование постиндустриального общества, без которого все разговоры об обществе информационном, как бы его ни определить, будут чистейшей маниловщиной.

Решение всех подобных технических и даже организационных и социальных проблем - лишь прелюдия к обществу информационному. Ибо прежде, чем войти в подобное общество, человечеству еще предстоит решить, может быть, самую трудную проблему. Представим себе, что вся та грандиозная информационная система, которая уже создана на нашей планете и мощность которой возрастает экспоненциально с каждым десятилетием, окажется однажды в руках небольшой группы людей, преследующих собственные корыстные интересы. Последствия предугадать нетрудно - это постепенное усвоение миллиардами людей неких новых стандартов мышления, оценок происходящего и восприятия действительности, выгодных этой одиозной группе лиц.

В подобной ситуации произойдет глобальное зомбирование планетарного человечества. Это будет изощренный информационный тоталитаризм, который страшнее любых форм тоталитаризма, известных человечеству, хотя он и будет носить вполне “цивилизованный” характер. Но антиутопия Оруэлла покажется на его фоне рождественской сказкой. Это своеобразный интеллектуальный геноцид. И, если угодно, истинный конец истории, но не по Гегелю, Фукуяме или Марксу.

Это - конец истории, ибо подобное общество будет обречено.
И самое страшное в том, что есть много аргументов, чтобы утверждать: мы, может быть, уже вступили в период формирования системы “интеллектуального геноцида”. Не является ли его проявлением распространение оглупляющих американских стандартов в искусстве, да и все то, что мы наблюдаем не только в Америке, но и в странах бывшего Советского Союза?
Пришло время об этом задуматься ВСЕМ!




 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх