• Половой диморфизм поведения
  • Слагаемые поведенческого портрета
  • Поведенческие портреты групп пород
  • «Идея породы»
  • Психофизиологические признаки и тип использования собаки
  • Основные поведенческие характеристики собаки, значимые для владельца

    Представляется полезным создать такой перечень: ведь, выбирая собаку, человек разумный прежде руководствуется тем, как она будет себя вести, чему её можно научить, и лишь во вторую очередь учитывает экстерьер. Обратный подход: по облику — в подавляющем большинстве случаев оказывается неудачным, поскольку владелец приобретает своего рода «чёрный ящик», из которого сюрпризы сыплются один за другим.

    Половой диморфизм поведения

    Рассматривая поведение собаки, очень часто приходится отдельно говорить о кобелях и отдельно о суках. Это необходимо, поскольку поведение двух полов разнится настолько сильно, что порой кажется, будто речь идёт о разных видах животных. Разумеется, подобный диморфизм возник неслучайно. Кобели и суки выполняют совершенно разные задачи в популяции в целом и в своей стае.

    Кобели поддерживают территориальную структуру популяции, осваивают новые места обитания, исследуют незнакомые предметы и явления. Им свойственно упорство и любознательность, но одновременно и прямолинейность.

    Именно кобели способны распределять в стае жизненно важные ресурсы с минимальными потерями для всех участников. Это им удаётся благодаря сложной иерархической системе. Сама же система иерархии работает, опираясь на развитый «язык» демонстративных поз, жестов, дистантных звуковых и, судя по всему, запаховых сигналов. Таким образом, в норме кобели в своих социальных взаимодействиях высокоритуализированны.

    Основная задача сук — рождение и воспитание молодняка, передача традиций стаи. Для достижения этой цели поведению сук приходится быть консервативному по существу, но очень гибкому в методах. В любом конфликте для суки важно не самоутверждение, но достижение цели. Именно поэтому при высоком уровне агрессивности суки не склонны идти напролом, для них гораздо важнее сохранить себя, в ряде случаев эту задачу они могут решить и ценой жизни щенков. С точки зрения сохранения вида это решение безупречно: здоровая половозрелая сука принесёт помёт щенков самое большее годом позже, тогда как изувеченная, скорее всего, не сможет родить либо вырастить потомство.

    Для сук поддержание иерархической системы никогда не является задачей первоочерёдной, поведение их гораздо менее ритуально, чем у кобелей.

    Различия в поведении полов позволяют осуществлять своеобразное разделение труда. Помимо этого, наличие в стае животных со значительными различиями в стратегии и тактике поведения дают возможность этой стае гибко взаимодействовать с окружающим миром, решать значительный спектр задач.

    Однако, по всей видимости, есть ещё более глубокие причины диморфизма поведения. Их очень интересно объясняет теория В. А. Геодакяна (по И. К. Акоеву и Л. В. Алексеевой, 1985), который подробно исследовал проблему неравноценности полов и показал целесообразность этого явления для существования вида.

    В процессе эволюции мужские и женские организмы играют разные роли.

    Известно, что на всех этапах онтогенеза смертность самцов выше, чем самок. Несмотря на то, что в период эмбрионального развития мужских эмбрионов гибнет больше, чем женских, доля рождённых самцов несколько превышает долю рождённых самок. Однако уже к моменту прекращения молочного вскармливания количество кобелей и сук в помётах уравновешивается.

    Анализ пороков развития эмбрионов и новорождённых показал, что для самок характерны пороки атавистического характера, в то время как для самцов — оригинальные пороки, носящие футуристический характер и являющиеся как бы пробами и ошибками эволюции. В следующие возрастные периоды самцы гибнут как от подобных пороков развития, так и вследствие более высокой, чем у самок, активности.

    Согласно Геодакяну, женский пол обеспечивает количественную сторону процесса — чем больше самок, тем выше для вида шансы для выживания и размножения. Женский пол сохраняет консервативные программы вида и обеспечивает их передачу потомству. Поэтому биологически выгодно, чтобы женские особи были менее изменчивы и более устойчивы ко всяким воздействиям.

    Мужским особям свойственна более высокая изменчивость, которая обеспечивает выживаемость вида и его адаптацию к условиям среды. Самцы первыми реагируют на неблагоприятные воздействия: часть из них погибает, оставшиеся в живых передают свои признаки, оказавшиеся полезными в данных условиях, потомству. Потеря самок сказывается только на возможном числе потомков. Потеря наименее приспособленных к данным условиям самцов способствует изменениям качества потомства в нужном направлении, приносит пользу виду, способствуя его адаптации, обеспечивая эволюцию.

    Таким образом, самцы представляют собой как бы модель, на которой природа испытывает различные изменения, могущие иметь значение для эволюции вида. Они представляют лабильную часть популяции, её передовой отряд, продвинутый далеко вперёд навстречу факторам среды. Между ними и золотым ядром популяции — самками — существует определённая дистанция, необходимая для отбора из многих вариантов самцов наиболее удачных и достойных для включения в генофонд вида.

    Принимая теорию В. А. Геодакяна и рассматривая диморфизм поведения с этой точки зрения, можно говорить о направлении эволюции поведения собаки. Похоже, что вид развивается в сторону повышения социальности, усложнения структуры стай, увеличения ритуализованности взаимоотношений.

    Слагаемые поведенческого портрета

    Следует подчеркнуть, что «собака вообще» — понятие совершенно абстрактное, хотя бы потому, что у разных пород разное происхождение и разное применение. Вот почему человек, желающий завести «просто собаку», ставит задачу принципиально невыполнимую, с тем же успехом он мог бы говорить о животном вообще. Особенности поведения определяют условия содержания, выращивания, воспитания и дрессировки. Можно возразить: «А как же дворняга — собака без роду и племени, неизвестного происхождения?» Тем не менее даже дворняги не могут претендовать на то, чтобы олицетворять собаку вообще. В их поведении причудливо и непредсказуемо смешаны признаки, характерные для разных групп пород. В том–то и проблематичность использования дворняжки для сколько–нибудь серьёзных целей, что поведение её непрогнозируемо, а столь известная сообразительность направлена прежде всего на удовлетворение собственных нужд.

    Породы собак классифицируют самыми разными способами: по происхождению (группа пород), по пользовательным качествам (для охоты, розыска, работы по человеку), комбинируя эти характеристики. Выбор по пользовательным качествам более практичен, поскольку вынуждает будущего владельца сформулировать, что же он хочет от собаки, но тоже достаточно ограничен, поскольку, помимо рабочих качеств, есть и иные особенности поведения. Кроме того, этот подход оказывается совершенно неприменим, когда речь идёт о выборе собаки–компаньона.

    На наш взгляд, наиболее значимым для совместной работы, для контакта с собакой [является] довольно ограниченный набор психофизиологических характеристик, комбинация которых даёт практически всё разнообразие, свойственное отдельным породам. Выраженность признаков может колебаться в очень широких пределах. Разумеется, существуют и иные схемы характеристик, значимых для пользователя.

    Обоняние. Здесь человека интересует прежде всего его острота, насколько старый след либо слабый запах может почуять собака. Одни породы (их мало) обладают весьма слабеньким обонянием, с трудом могут найти дорогу домой по собственным свежим следам, другие способны распутать очень старые следы, легко определяют запахи газа, взрывчатки, других, интересующих человека веществ даже при очень малой концентрации. Остроту обоняния могут маскировать факторы, с ним не связанные, например физическая невозможность тщательного принюхивания из–за слишком короткой шеи или укороченной морды. Возможен и иной вариант, когда прекрасный «нюхач» работает плохо, поскольку то и дело отвлекается, однако в практике совершенно неважно, почему собака плохо использует обоняние, важен результат.

    Агрессия на человека. В норме у всех собак этот вид агрессии заблокирован, однако блок может быть с той или иной лёгкостью снят. У большинства охотничьих собак разблокировать агрессию на человека очень трудно, у мастифов же, напротив легко. Эта черта, которую всегда следует учитывать, может быть как желательной, так и нежелательной.

    Социальность. Безусловно, все собаки социальны, но одни стремятся непременно сформировать классическую стаю, будь то в семье человека либо на прогулке с другими собаками, другие вполне довольствуются общением с хозяином: резко различается и сама интенсивность общения.

    Территориальность — стремление охранять территорию и всё, что на ней находится, этакое «уважение частной собственности» на собачий лад. Опять–таки у одних пород выражена в высшей степени: наступает день, и молодая собака начинает охранять территорию, хоть её этому никто не учил, другие же практически не территориальны: круг охраняемых объектов у них мал, обычно включает лишь хозяина с семьёй.

    Охотничье поведение: поиск, преследование, ловля жертвы. Этот комплекс современные собаки явно получили от очень азартных древних охотников, важная его деталь — врождённое стремление преследовать удаляющийся объект. Зачастую именно эта особенность угасает последней из всего комплекса и именно она оказывается для городской собаки фатальной в буквальном смысле. Хотя, разумеется, комплекс охотничьего поведения и реакция преследования свойственны в той или иной мере всем хищникам.

    Подвижность нервной системы: о характеристиках высшей нервной деятельности уже говорилось выше.

    Лёгкость переключения внимания достаточно тесно, но не на прямую связана с подвижностью нервной системы — у собак с одинаковой подвижностью нервной системы лёгкость переключения внимания может различаться. Одним породам свойственно легко переключать внимание, они могут, так сказать, делать пять дел сразу, другие, занявшись чем–то, уже ни на что не отвлекаются.

    Аффектированность: мы вводим этот термин для описания очень важной, на наш взгляд, характеристики: насколько сильно собака проявляет своё возбуждение внешне, насколько она, говоря театральным языком, аффектирует, выставляет напоказ чувства. К уровню возбуждения этот показатель никакого отношения не имеет. Две собаки могут быть возбуждены совершенно в равной степени, но одна останется лежать, лишь постукивая хвостом, в ожидании, пока хозяин соберётся выйти с ней на прогулку, другая же примется, подвывая и поскуливая, носиться по дому.

    Инфантильность. Академиком Д. К. Беляевым было показано, что одомашнивание любого животного приводит к тому, что в его поведении появляются некие инфантильные или детские черты. (Это же верно и для внешности: у домашнего животного по сравнению с диким сородичем или предком голова более крупная, лоб округлый, большие глаза и т. п.) Инфантилизм поведения может быть выражен в большей или меньшей степени. В первую очередь инфантильность проявляется во взаимоотношениях с хозяином, которые в норме складываются одновременно и как партнёрские отношения, и как отношения младшего члена стаи, детёныша к старшему. У одних собак эта черта является как бы фоновой: собака признаёт главенство владельца, причём последнему надо специально озаботиться о поддержании своего статуса на определённом этапе развития щенка; другие собаки очень зависимы от хозяев, они с трудом принимают сложные решения самостоятельно, практически не могут работать без поддержки человека и, будучи предоставлены сами себе, испытывают самый настоящий стресс. Вот именно такую зависимость, часто не совсем корректно называемую ещё и контактностью, мы и подразумеваем под словом «инфантильность».

    Контактность, на наш взгляд, имеет несколько иной оттенок: то, насколько собака стремится взаимодействовать с хозяином, примеряться к его действиям. Контактность скорее относится к партнёрской компоненте взаимодействий и в основном приобретается при воспитании. И в самом деле, инфантильная собака, как это ни странно, может быть малоконтактной: она просто находится рядом с владельцем, будучи без него беспомощной.

    В ходе совместной эволюции шёл отбор не только на разную степень инфантильности, но и на разные её проявления. Так, у крупных собак инфантильность заключается в сохранении подчинения и привязанности к человеку–воспитателю как к родителю. Собака живёт в человеческой стае, не делая попыток отделиться от неё, создать свою собственную. Попытки повысить свой ранг, которые предпринимают многие подростки в возрасте 8–12 месяцев, обычно пресекаются весьма жёстко. Если собака не в состоянии умерить своих притязаний, она обычно не только не оставляет потомства, но вряд ли сохраняет жизнь, поскольку она сама угрожает здоровью и даже жизни людей.

    Разумеется, в разных пользовательных породах степень инфантильности очень различается, значительно коррелируя с самостоятельностью.

    Инфантильность мелких собак заключается прежде всего в сохранении щенячьей жизнерадостности и игривости в течение всей жизни, поскольку человек чаще всего хочет видеть в такой собаке забавную живую игрушку. Понятно, что подобная инфантильность у крупной собаки была бы весьма обременительна для владельца. Вряд ли кому понравится держать в доме «щенка» ростом с телёнка, способного, играя, разгромить дом и поувечить хозяев, вовсе не желая им зла.

    Иерархические и территориальные притязания мелких собак зачастую кажутся их владельцам забавными, поскольку всерьёз причинить вред людям собачки–карлики вряд ли сумеют. В результате отсутствия отбора среди мелких собак значительно чаще встречаются выраженные жёсткие доминанты, держащие «в чёрном теле» своих любимых хозяев.

    Комбинируя степень выраженности девяти этих показателей и приняв во внимание свои привычки, собственный темперамент и назначение собаки, любой человек может, на наш взгляд, подобрать практически идеального четвероногого друга.

    Поведенческие портреты групп пород

    Отметим, дабы не вводить читателей в заблуждение, что предлагаемая нами классификация основана именно на происхождении групп пород и не всегда совпадает с классификацией, официально принятой FCI. Каждая из существующих классификаций пород отвечает определённой задаче, для наших целей наиболее удобно разделение пород по происхождению.

    Разумеется, в пределах группы разные породы различаются по поведению, хотя и не столь сильно, как по экстерьеру. Тем не менее одни характеристики встречаются очень редко, другие часто, третьи же являются типичными, наиболее распространёнными. В «портретах» групп пород мы будем описывать наиболее типичных представителей данной группы.

    Итак, первичные, самые древние группы пород.

    Молоссоиды — потомки собак, заключивших с человеком союз для совместной охраны жилища. Обоняние неплохое, но используются ограниченно в связи с особенностями анатомии, с одной стороны (многие породы короткошеи и/или короткоморды), и со спецификой применения, с другой стороны. Эти собаки используются как караульные, волкодавы, телохранители — как травильные собаки, но уж никак не в качестве ищеек. Блок на агрессию против человека снимается достаточно легко. Очень высока социальность, собаки прекрасно работают сообща, стаи обладают сложной структурой. Территориальность доведена почти до абсурда, на своей территории мастиф при минимальном обучении готов охранять от чужих всё, вплоть до бабочек и капусты на грядке; частная («наша с хозяином» или «нашей стаи») собственность для этих собак свята. Охотничье поведение можно при желании развить, но для этих пород охота — не пунктик, хотя все травильные собаки обязательно несут кровь мастифов: бой с крупным и опасным зверем — вот ещё одна их специальность. Подвижность нервной системы хорошая. А вот лёгкость переключения внимания невысока: уж ежели мастиф чем–то занялся, то он своё занятие до логического завершения доведёт, будь то подкоп под забором либо преследование преступника. Некоторая аффектированность встречается редко у сильно декоратизированных пород, да и то по сравнению с «декоратами» иного происхождения крошки из клана мастифов очень сдержанны. Инфантильность для всех пользовательских пород абсолютно исключена — собаки самостоятельны до предела.

    Охотники лесостепей и степей. Эта группа очень быстро распалась на две, более узкоспециализированные, — на борзых, охотившихся на открытых просторах, пользуясь преимущественно зрением, и на гончих, преследовавших дичь в «крепких», заросших местах соответственно преимущественно с помощью обоняния.

    Борзые. Обоняние развито умеренно, более того, в европейской селекции специально отбирали собак, не пользующихся чутьём, — вся работа в идеале должна идти только взрячую. В результате зрение великолепное, собака видит движущийся объект за несколько километров. Агрессия на человека заблокирована настолько крепко, насколько это вообще возможно: чужой человек может увести борзую, просто взяв за ошейник, и та, скорее всего, молчком пойдёт. Пока с борзыми всерьёз охотились, за попытку укусить человека собаку убивали на месте. Социальность высокая, детали внутристайных отношений отличаются от свойственных мастифам, но борзые по–настоящему стайные собаки. Территориальность развита очень слабо: могут защищать свою территорию от чужих собак, защита от людей — редкость. Охотничье поведение: единственная группа пород, чей комплекс охотничьего поведения сохранён селекционерами в полном объёме. Зверь должен быть обнаружен, догнан, схвачен и умерщвлён. При этом изящно была решена сложная задача: охотничье поведение совершенно отделено от пищевого. Самостоятельно пойманную добычу борзая не только не ест, она даже не портит шкурку зайца, а ведь та рвётся как папиросная бумага. Подвижность нервной системы хорошая, это естественно для собаки, которая должна ловить добычу описанным способом; после неудачной ловли собака быстро успокаивается и вновь готова к работе. Лёгкость переключения внимания достаточно высокая. Аффектированность низкая, собака зачастую производит впечатление полностью погружённой во внутренний мир, впрочем, мелкие породы бывают более аффектированными. Инфантильность несвойственна, собаки настолько самодостаточны, что зачастую возникает вопрос: а нужен ли им хозяин? Когда бы не  запрет на поедание собственной добычи, так иным собакам, возможно, он и вправду не был бы нужен — уж очень хороша борзая в роли специализированного охотника. Отметим особо, что породы, уклоняющиеся в декоративность, поневоле испытывают изменение свойственного группе портрета — могут возникать инфантильность, аффектированность. Вообще о породах декоративного направления, о сходстве в чертах их поведения мы поговорим отдельно, поскольку картина тут наблюдается сходная, независимо от происхождения.

    Гончие. Обоняние развито в превосходной степени, это, образно говоря, основной рабочий инструмент этих собак. Агрессия на человека редка, но может проявляться, причём в поведенческом контексте, мало свойственном собакам других групп пород: гончая вполне может воспринимать человека как объект охоты, если ей такую идею внушить. Социальность высокая. Территориальность — понятие практически неведомое для большинства охотничьих пород гончих: где жить, в каком окружении, кто из четвероногих и двуногих рядом — всё неважно, лишь бы гонять зверя по лесу. Исключение составляют тяжёлые кровяные гончие, в чьих предках есть мастифы. Охотничье поведение: в нём вся жизнь собаки, при этом большинство гончих специализировано лишь на преследовании, поимка зверя — дело травильных собак, зато преследовать они могут до полного изнеможения. Подвижность нервной системы невысока, процессы торможения включаются достаточно тяжело, уж если собака взяла след, она будет по нему идти не отвлекаясь. Гончая не слишком быстро переключает внимание: собака настолько увлекается преследованием, что волки, бывает, просто дожидаются, пока работающая собака пробежит мимо, и режут её. Так же поступают нечистые на руку охотники: снимают чужую собаку с гона, и та покорно следует за новоявленным хозяином. Аффектированность выражена слабо, один из немногих способов заставить собаку показать свои чувства — начать собираться на охоту; возбуждение обычно проявляется в лае, хотя выведены и породы гончих, голоса не отдающих. Инфантильность этим породам не присуща.

    Охотники тайги: так же, как борзогончие, на почве охоты на крупного зверя заключили союз с людьми древние шпицы. Ныне выделяют собственно шпицев Западной Европы и отечественных лаек, по поведению они различаются несущественно. Обоняние острейшее — эти собаки живут в мире запаха, для них он очень важен. Агрессия на человека выражена относительно слабо, скорее как мера самозащиты; у ряда пород блок абсолютный — собака ни при каких обстоятельствах человека не укусит. Социальность сильно варьирует в зависимости от характера использования: у чисто охотничьих пород она выражена средне, у тягловых и упряжных — очень высоко, их работа без общих усилий и координации действий невозможна. Территориальность весьма специфична: охраняемый участок мал, и оберегают его прежде всего от собак. Охотничье поведение: всё зависит опять–таки от характера использования. У пород, применяемых прежде всего в качестве ездовых, охотничье поведение или ослаблено, или просто подавлено, промысловые собаки являются прекрасными охотниками за самой разнообразной добычей. Интересен характер охотничьего использования: лайка или охотничий шпиц обнаруживают добычу, используя и зрение, и обоняние, и слух. Далее добычу активно облаивают, отвлекая её внимание и не давая уйти с места до подхода охотника, крупного зверя в случае острой необходимости несколько лаек, ловко уворачиваясь, хватают зубами. Подвижность нервной системы и лёгкость переключения внимания высокие. Аффектированность проявляется только в облаивании. Инфантильность, разумеется, отсутствует, собаки превосходно работают самостоятельно, не нуждаясь в поминутных подсказках человека.

    Вторичные группы пород, произошедшие в результате селекции и скрещивания пород из первичных групп.

    Большой куст вторичных групп пород дали гончие.

    Таксы — породы, специализированные для преследования и добычи зверя в норе. По многим признакам поведения совпадают с гончими. Обоняние острое, агрессия на человека — вещь вполне возможная, но не как на объект охоты. Социальность не очень высока, неплохо выражена территориальность. Охотничье поведение развито прекрасно — такса, что называется, упёртый охотник, она не может спокойно пройти мимо норы или трубы водостока, если можно в неё залезть: обязательно протиснется и исследует на предмет обнаружения добычи. Нервная система подвижнее, чем у классической гончей, такса достаточно легко переключается. Аффектированность и инфантильность этим собакам несвойственны.

    Легавые — потомки гончих; в их задачу входит обнаружить птицу и выпугнуть под стрелка или ловчую птицу. Обязательный элемент охотничьего поведения легавой — замирание перед обнаруженной дичью в характерной позе — стойке. Обоняние очень острое. Агрессия на человека надёжно заблокирована у подавляющего большинства пород. Социальность довольно низкая, и хотя можно научить легавых работать в паре, но в самой сути их работы сотрудничество с соплеменником не заложено. Территориальность также невысока, ей не от кого и незачем охранять территорию. Охотничье поведение, как уже говорилось, модифицировано весьма тонко. Собака дичь выпугивает, подаёт под выстрел и в идеале подносит хозяину. Легавых также обучают отыскивать и приносить подранков, при этом мять птицу собака не должна. Подвижность нервной системы хорошая, внимание переключается достаточно легко. Собакам присуща определённая аффектированность поведения, особенно породам, уклоняющимся в декоративность. Прослеживаются определённые признаки инфантильности.

    Спаниели — тоже потомки птичьих гончих, близкая родня легавых, работают без стойки. Их дело — обнаружить и выпугнуть птицу. Обоняние острое. Агрессия на человека заблокирована. Социальность не очень высокая; хотя собака охотно контактирует с четвероногими собратьями, она может прекрасно без них обходиться. Территориальность мало выражена. Охотничье поведение развито отменно, собака с огромным азартом ищет и выпугивает дичь, с удовольствием разыскивает подранков и, что особенно ценно, идёт за добычей в воду. Подвижная нервная система, внимание переключается легко. Аффектированность встречается часто и может быть весьма выраженной. Черты инфантильности заметны не только в поведении, но у ряда пород даже и во внешности.

    Ретриверы — породы, родственные двум предыдущим группам, в ряде случаев с прилитием крови мастифов. Основное предназначение — подача битой птицы и подранков с воды, в том числе и морской. Обоняние острое. Агрессия, будучи в норме несвойственной, может быть разблокирована без особых усилий. Социальность достаточно высокая, хотя характер работы этого и не требует. Территориальность выражена слабо. Охотничье поведение: комплекс сильно урезан и определённым образом извращён, собака специализирована именно на апортировке (подноске и подаче) птицы, сам процесс поиска занимает её куда меньше. Нервная система подвижна, внимание переключается достаточно легко. Аффектированность практически несвойственна. Наблюдается определённая инфантильность.

    Терьеры — группа, стоящая настолько особняком от прочих, с настолько чётко очерченным центром формирования (Британские острова), что возникает мысль, не являются ли эти собаки случаем истинного одомашнивания некоего вида уже в исторические времена. Для этой группы свойственна настолько типичная, хорошо наследуемая внешность и столь характерное поведение, что именно эта гипотеза о происхождении терьеров представляется нам верной. Похоже, что на северо–западной оконечности Европы обитало вымершее ныне мелкое малосоциальное псовое с характерной жёсткой проволокообразной шерстью. Исходя из особенностей поведения всех пород терьеров, можно говорить о том, что эти пратерьеры жили небольшими семьями и строго блюли границы своих участков, реагируя на нарушения их целостности звонким лаем и атакой.

    О портрете современного терьера.

    Особой нужды в использовании обоняния нет. Агрессия на человека заблокирована весьма посредственно, терьерам вообще свойственна высокая агрессивность. Социальность довольно низкая, собаки терпят друг друга, драки между ними часты и мало ритуализированны. Территориальность, пожалуй, столь же высока, что и у мастифов. Хотя у терьера часто нет физических возможностей для защиты своего участка, зато звонкий захлёбывающийся лай и безудержные броски на нарушителя кого угодно заставят смутиться, а может, и отступить. Охотничье поведение развито достаточно хорошо, многие породы терьеров являются неустрашимыми норными охотниками, все они славятся как непревзойдённые истребители крыс. Нервная система мало уравновешена: процессы возбуждения резко преобладают. Внимание переключается с трудом. Аффектированность весьма высока, а вот инфантильность этим собакам несвойственна — это очень взрослые и серьёзные псы, которым природа будто в насмешку отвела маленькое тело.

    Истинные овчарки — эта группа выделяется не по происхождению, а по применению. Объединяет овчарок характер изначального использования  — пастьба скота на ограниченных участках с обязательным более или менее тонким управлением стадом под руководством человека. В группу входит много пород, предками которых являются представители всех первичных групп, смешанные в самых причудливых сочетаниях, в иных породах можно заподозрить и кровь терьеров. А вот портрет овчарок получается весьма однородным и чётким.

    Обоняние довольно острое: ведь потерявшуюся скотину зачастую приходится искать по следу. Агрессия на человека проявляется достаточно легко: в функции овчарки входит ещё и охрана скота от воров. Социальность, как ни странно, часто не очень высока: собаки взаимодействуют, но могут справляться с работой и в одиночку — всё зависит от вида скота, размеров стада и места выпаса. Территориальность средняя или низкая. Охотничье поведение: особый случай, поскольку пастушеское поведение по сути своей является видоизменённым охотничьим с достаточно чётким запретом вредить жертве. Подвижность нервной системы хорошая, внимание переключается легко. Многие породы склонны к аффектированности, для них это необходимо: ведь приходится привлекать внимание человека к тому, что делает скот или собираются сотворить злоумышленники. Инфантильность тоже выражена, порой очень сильно, собака нуждается в одобрении своих действий хозяином.

    Пинчеры и шнауцеры — группа позднего происхождения; она образовалась в Германии, возможно, при участии терьеров: тут и характерная жёсткая шерсть у всех шнауцеров и жесткошёрстных пинчеров, и сходные черты поведения. Крупные породы использовали в качестве пастухов, средние и мелкие — как крысоловов и живые «звонки». Обоняние очень хорошее, ряд пород используется ещё и в качестве ищеек. Агрессия на человека проявляется достаточно легко. Социальность развита средне, собаки могут работать в стае, но слишком велика вероятность конфликтов между ними по самым разным поводам. Территориальность выражена средне, но эти собаки легко обучаются охранять. Охотничье поведение: от среднего до маловыраженного, охота — это не их конёк. Нервная система очень подвижная, часто с преобладанием процессов возбуждения. Лёгкость переключения внимания, пожалуй, слишком велика, особенно у молодых собак. Аффектированность обычно весьма высокая, равно как и инфантильность, — что пинчер, что шнауцер не может без того, чтобы хозяин не уделял ему внимание почаще!

    «Идея породы»

    Собак классифицируют ещё и по рабочему использованию, что далеко не всегда совпадает с классификацией по происхождению. Следует учитывать очень важный момент: за редчайшими исключениями, каждая порода была сформирована для вполне определённых задач, комплекс которых уместно будет называть «идеей породы». В него входит, прежде всего, требуемое от собаки поведение и функциональность анатомии и морфологии. Лишь малая доля поведенческих признаков является незначащей, — пользователю породы, скорее всего, не важно, умеет ли собака тоненько скулить, если её основной задачей является, например, охрана стада. Отметим, кстати, что в породе с иной «идеей» поскуливание может быть весьма «весомым» селекционным признаком.

    Здесь уместно подчеркнуть отличия так называемой народной селекции от заводской. Для пород народной селекции характерны функциональность, единообразие поведения и чёткая наследуемость его основных характеристик при большом разбросе нефункциональных экстерьерных признаков.

    При заводской селекции «идея породы», как правило, включает и определённые черты экстерьера. Изменение облика породы происходит быстро, зачастую под влиянием моды, что сильно осложняет отбор по поведению. В результате некоторые, разумеется не все, заводские породы, очень быстро пройдя стадию только питомнического разведения, когда все селекционные критерии выдерживаются строго, распадаются (внешне пока незаметно) на две субпопуляции: часть собак продолжают использовать по непосредственному назначению, других же применяют для спорта (не худший вариант) либо как животных сугубо декоративных.

    Вот с последними–то собаками возникает масса проблем. Внешне они сохраняют все черты экстерьера, присущие изначальной породе, во многих случаях экстерьер их даже более элегантен по сравнению с чисто пользовательными собаками. Однако очень быстро, буквально через несколько поколений, в отсутствие надлежащего отбора сложнейший поведенческий комплекс начинает «рассыпаться». Ряд поведенческих черт утрачивается, приобретаются другие, ранее не свойственные породе. Дольше всего сохраняются признаки, свойственные группе пород и лежавшие в основе «идеи породы». В результате под одним названием одновременно существует две породы, сходные внешне (подобное не раз происходило с охотничьими и служебными собаками эффектной наружности), и человек, выбиравший породу по её поведенческому портрету, может быть всерьёз разочарован.

    То, что признаки, определяющие «идею породы», утрачиваются последними, следует помнить, имея дело с любой декоративной породой. Чтобы представлять себе её поведение, необходимо знать, кто были её рабочие предки, какова идея создания тех пород. Что далеко ходить, немало владельцев пуделей удосуживается выяснить, какова же «идея» этой очаровательной породы, лишь всласть намучившись с манерой их красавца кидаться очертя голову в болото. А «идея–то», оказывается, простая: в предках пуделя была птичья водяная собака — азартный апортировщик дичи с воды.

    Психофизиологические признаки и тип использования собаки

    Кратко опишем основные типы рабочего использования и специализации и разберём, каких поведенческих особенностей они требуют от собаки. Оговоримся сразу, что мы рассматриваем лишь породы, сохраняющие чёткие портреты, что обеспечивается либо с помощью приёмов народной селекции, либо на основании прохождения специально подобранных тестов. Упрощённо говоря, мы не будем принимать во внимание существование злобных к человеку сенбернаров или не преследующих зайца борзых. Собаки неопределяемых пород тем более не являются объектом исследования.

    В нашей стране исторически сложилось деление собак на четыре категории использования: служебные, охотничьи, спортивные и декоративные. Вот в этих рамках и рассмотрим, каких именно особенностей поведения данные службы требуют от собаки.

    Служебные собаки. Общими для всей этой большой группы пород являются следующие признаки: лёгкость снятия блока на агрессию против человека, достаточно сильное подавление охотничьего поведения, сильная и подвижная нервная система. Самые разные породы использовали в качестве служебных с давних времён, — собственно говоря, караульная служба была в основе одного из союзов собаки и человека. В ходе истории появлялись новые службы; некоторые из ранее существовавших переставали быть актуальными, соответственно угасали или видоизменялись старые породы, возникали новые, более специализированные. Остались в прошлом одетые в защитные доспехи боевые молосские и эпирские собаки, нет больше цепных меделян — верных охранников купеческого добра, зато бурно развиваются овчарки, в том числе наиболее популярная из них немецкая, доберман, многие другие породы. В XX в. стали актуальными такие службы, как минорозыскная, поиск утечки газа, наркотиков и многое другое.

    Здесь уместно, пожалуй, сделать небольшое отступление. В среде собаководов служебного направления твёрдо укоренилась парадоксальная мысль, что существуют некие универсальные служебные породы, более того, что хорошо бы создать «самую универсальную». При этом многие даже из серьёзных селекционеров отказываются видеть, что служебное собаководство проходит стадию, которую охотничье собаководство миновало ещё в XVIII—XIX в., — стадию всё более усиливающейся специализации. И это совершенно нормальный путь развития пород. Ведь что такое универсальная собака? Это, по определению, животное, умеющее делать всё: и по следу идти, и преступника задержать, и свободным окарауливанием заняться, и выполнить ещё с десяток не менее сложных заданий. Однако любая сложная работа требует не только тщательного и длительного обучения, но и определённой предрасположенности (физической и психической) к выполнению именно этой работы. Почему мы ожидаем, что животное, умеющее всё понемногу, каким–то мистическим образом сможет превзойти животное, отобранное и выращенное специально для конкретного, относительно узкого круга задач? В том–то и дело, что служебное собаководство развивается по пути более чёткого разделения разных пород по областям применения, по пути повышения специализации. Давайте убедимся в этом.

    Оговоримся, что мы не придерживаемся с точностью до буквы названий служб, ранее входивших в перечень специальных для служебных собак, хотя бы потому, что времена меняются и в соответствии с этим меняются и службы. Мы будем говорить лишь о принципиальных запросах конкретной службы и о соответствующих психофизиологических признаках собак, пригодных для неё.

    Патрульная служба подразумевает совместный обход собаки и её проводника (владельца) некой охраняемой, но необязательно огороженной территории. Таким образом, обоняние желательно, поскольку возможен поиск «нарушителя» (будем называть так по старинке объект воздействия служебной собаки) в темноте или непросматриваемых участках. Блок на агрессию снимается легко, — скорее всего, нарушителя придётся задерживать до подхода проводника. Социальность не имеет большого значения, территориальность, как ни парадоксально, тоже: ведь завтра, возможно, патрулировать придётся в другом месте. Никакого охотничьего поведения: хорош патрульный, с азартом разыскивающий ёжика в кустах, пока преступники разбираются с его хозяином. Подвижность нервной системы должна быть высокой, равно как и лёгкость переключения внимания, — ведь ситуация постоянно меняется или может измениться в любой момент. Аффектированность в разумных пределах необходима, собака должна уметь легко показать своё состояние: будь то насторожённость, неуверенность или готовность кинуться немедленно в бой. Инфантильность тоже требуется: собака не должна быть слишком самостоятельной и самоуверенной. Плюс к инфантильности следует обязательно развить контактность, умение взаимодействовать, ведь суть работы именно в срабатывании пары человек — собака.

    Караульная служба: самостоятельная охрана собакой территории при минимальном контроле человеком. Обоняние может быть развито средне, поскольку иметь дело с очень старым следом собаке не приходится. Блок агрессии снимается легко. Социальность может быть выражена, в случае работы нескольких собак, либо не выражена — при одиночной. Территориальность обязательна, и чем она выше, тем лучше: собака должна иметь очень сильный стимул для охраны, проще всего, когда охраняемый объект и есть стимул. Охотничье поведение нежелательно. Подвижность нервной системы не является самой важной характеристикой, а вот лёгкость переключения внимания обязательна. Аффектированность требуется умеренная; собака должна сигнализировать лишь при сильном эмоциональном напряжении, в противном случае на пустобрёха просто перестанут обращать внимание и к собаке не подойдут именно тогда, когда это действительно необходимо. Инфантильность выражена минимально: собака в одиночестве должна чувствовать себя комфортно и самостоятельно принимать решения.

    Телохранитель: собака, всегда находящаяся рядом с хозяином для его охраны. Одна из самых сложных служб. Обоняние может хоть совсем отсутствовать, если только не ставится задача ещё и выявлять у контактёров оружие по запаху. Блок агрессии снимается легко. Социальность высокая, собака должна легко выносить общество других собак. Территориальность низкая. Охотничье поведение жёстко подавлено. Подвижность нервной системы высока, как и лёгкость переключения внимания. Аффектированность низкая — собаке надо не эмоции свои демонстрировать, а действовать. Инфантильность желательна низкая, хозяин может не успеть скомандовать, собака атакует сама, оценив ситуацию.

    Розыскная служба: поиск по запаху людей или объектов на местности, когда возможно прохождение больших расстояний. По сути работы к ней близки таможенная и подобные службы, где осуществляется поиск по запаху вещей и веществ в замкнутых помещениях, обыск помещений. Для первой службы требуются собаки достаточных размеров, сильные, способные длительно двигаться с опущенной к земле головой, для второго варианта предпочтительнее юркие собачки, способные протискиваться в узкие щели, которых легко подсадить для обыска на полки, штабеля вещей. Требования к поведению абсолютно одинаковые. Обоняние чем острее, тем лучше. Для обеих служб давно ведётся селекция на повышение остроты обоняния. Блок агрессии на человека: в первом случае снимается легко, так как эти же собаки часто производят задержание, во втором случае блок достаточно надёжен, поскольку лёгкость проявления агрессии мешает работе. Социальность для «нюхачей» особого значения не имеет, но они легко переносят общество, ведь в таможенной службе обыскивать 20–тонный трейлер может разом несколько собак. Территориальность и охотничье поведение отсутствуют, лёгкость переключения внимания невысока — ищейку ничто не должно отвлекать от работы. Подвижность нервной системы также невысока, при работе преобладают процессы возбуждения, вот почему такие собаки легко «перегорают», рано уходят на пенсию. Аффектированность очень высокая, собака непрерывно сообщает своему проводнику о ходе поисков, об их результатах, даже о своих прогнозах на успех. Инфантильность весьма высока, собака, работая, должна обязательно получать указания от человека, он поощряет её азарт поиска, поддерживает, если тот неудачен.

    Существует особая служба одорологической экспертизы. Её суть в том, что собака в специальном тестовом помещении сопоставляет предлагаемый запах с уже имеющимися образцами. Подобное использование требует от собаки прежде всего острейшего обоняния, остальные поведенческие признаки оказываются малосущественными.

    Пастушеские собаки управляют стадом, в том числе осуществляют всевозможные манёвры: повороты, разделение, отбивку части животных, возврат отошедших, прогон гурта (гуртогонов часто выделяют, поскольку работа у них относительно простая, а способ управления грубый). Обоняние развито достаточно хорошо, поскольку в сложных ландшафтах, в зарослях отбившуюся овцу можно найти лишь по запаху. Блок агрессии на человека достаточно прочный, но при прямой угрозе стаду агрессия возможна. Социальность достаточно высокая, ведь обычно при стаде находится несколько собак. Территориальность «перенесена» на стадо — как таковой, участок обитания в сферу заботы собак не входит (об этом феномене мы поговорим позже). Охотничье поведение сильно модифицировано, и сам комплекс усечён. Подвижность нервной системы, равно как и лёгкость переключения внимания, высокие. Аффектированность порой превосходит всякое вероятие: собака постоянно что–то сообщает о себе и ситуации. Инфантильность высокая, поскольку руководство человека — обязательное условие работы пастушеской собаки.

    Исторически за пастушескими собаками закрепилось собирательное название овчарки, поскольку пасли они в большинстве своём овец. В последующем это породило немалую путаницу, когда многие породы, сохранив название, стали специализироваться на иных видах служб, прежде всего на розыскной и патрульной. В соответствии с новыми условиями работы частично изменилось поведение, название же сохранилось прежнее. Кстати, подобное незафиксированное названием изменение специализации и послужило, в частности, одной из основ легенды об универсальной собаке, в данном случае овчарке.

    Волкодавы. Очень специфическая, но всё ещё достаточно актуальная для нашей страны профессия. Эти собаки защищают стада от хищников и скотокрадов, пастьба для них — дело второстепенное. По поведенческому портрету близки к караульным собакам, многие из которых в предках числят волкодавов, это смежные специальности. Итак, обоняние обычно среднее, применяется редко, поскольку отнюдь не во всех условиях поощряется уход от стада на поиски волка. Блок агрессии на человека не слишком силён, поскольку тот в определённых условиях вполне подпадает под определение хищника. Социальность и территориальность очень высокие, последняя, как и в случае с истинными овчарками, легко переносится на стадо и хозяйский скарб. Охотничье поведение развито средне. Подвижность нервной системы средняя, лёгкость переключения внимания средняя. Аффектированность практически отсутствует: уж ежели бой с волком завяжется, тут и глухой услышит. Инфантильность отсутствует, собака работает сама, точнее, в тесном контакте со стаей.

    Необходимое дополнение. Названия пород не всегда правильно отражают их функцию. Так, многих волкодавов, и не только отечественных, именуют овчарками. Мы уже убедились, что портреты этих пород различны, поэтому во избежание ошибки следует выяснять, к какой генеалогической группе относится «овчарка». Настоящие пастушеские собаки происходят из группы истинных овчарок, волкодавы относятся к мастифам. Совсем уж анекдотически смотрится в этом ряду название ирландский волкодав — борзая, испытавшая прилитие крови не только мастифов, но и, вполне возможно, терьеров. В любом случае последний волк был убит в Ирландии не менее трёх столетий назад, так что «волкодавность» этой породы просто дань памяти.

    Спасатели и спасатели–розыскники. Суть работы понятна: обнаружение и по возможности извлечение пострадавших людей из руин зданий, из–под завалов земли и снега, как очень частный случай, помощь утопающим. Подчеркнём особо, что размеры собаки могут быть какими угодно. Обязательно острое обоняние, способность воспринимать очень слабый запах через значительные преграды и на фоне других, резких и неприятных для животного, запахов. Блок агрессии практически не снимаем — ведь спасаемый человек может, плохо контролируя свои действия, причинить четвероногому спасателю боль. Социальность обязательно высокая, как правило, спасатели работают группами, помогая или, во всяком случае, не мешая друг другу. Территориальность отсутствует, охотничье поведение недопустимо — ведь зоны стихийных бедствий привлекают грызунов, животных–падальщиков — отвлечение собаки на них может стоить жизни спасаемому. Нервная система подвижная, внимание переключается легко — без этого работа в сложнейших условиях была бы просто невозможна. Аффектированность сильно зависит от более тонкой специализации: собаки–розыскники, чьё дело обнаружить человека и привести к нему помощь, обладают очень высокой аффектированностью, собственно спасатели (сенбернар, ньюфаундленд) о своих «подвигах молчат», им не для кого аффектировать, их работа происходит самостоятельно. Инфантильность в этой группе использования практически полностью совпадает по выраженности с аффектированностью.

    Собаки–поводыри слепых. Обоняние только мешает, чем оно слабее, тем лучше. Блок на агрессию к человеку очень высок, не ниже, чем у собаки–спасателя. Социальность очень высокая, но полностью переключена на хозяина, другие собаки в круг социальных связей поводыря практически не должны включаться. Территориальность низкая, ни о какой охране не может быть и речи. Охотничье поведение подавлено. Нервная система подвижна, лёгкость переключения внимания высокая: собаке одновременно приходится учитывать массу факторов. Аффектированность очень высокая и, более того, поощряемая. Собака «сообщает» своему беспомощному хозяину об окружающем мире всё, что только может, она как бы ведёт с ним непрерывный разговор. Инфантильность, и это потрясающе, учитывая выраженность иных признаков, минимальная, но именно так и должно быть: собака принимает решения сама, на её плечах колоссальный груз ответственности за жизнь её друга–хозяина. Неслучайно, что поводыри отслуживают свой срок и уходят на пенсию едва ли не раньше, чем «нюхачи».

    Упряжные и ездовые собаки. Некогда служба была очень широко распространена как в городах средневековой Европы, так и по всему Северу, теперь сохранилась лишь в условиях бездорожья. Следует говорить о трёх «транспортных вариантах», подразумевавших разные поведенческие портреты. Европейская упряжная собака, таскавшая тележку по узеньким средневековым улочкам, являлась охранником собственного груза, т. е. обладала признаками, характерными для караульной собаки. Припряжные собаки тайги и лесотундры Севера являются в первую очередь охотничьими, со всеми вытекающими отсюда особенностями, а потом уже собаками для перевозки грузов (в тайгу — снаряжение, из тайги — добычу). И лишь ездовые собаки являются в действительности собаками, чьё предназначение — перевозки грузов и хозяина. Наиболее корректно будет создать портрет именно такой собаки, поскольку запрячь в сани можно практически любую собаку, можно также заставить её какое–то время эти сани везти, но не надо только на этом основании считать её ездовой.

    Итак, у истинных ездовых собак Севера отличное обоняние, точнее, то самое чутьё, позволяющее им не только отыскивать заметённую дорогу, но и распознавать под толщей снега трещины во льду, полыньи и тому подобные смертельные ловушки. Блок агрессии на человека не снимаем ни при каких условиях, ездовая собака может быть трусливой, но никак не злобной. Социальность выражена в высочайшей степени, вся жизнь, вся работа — только в стае, собакам присущи сложнейшие взаимодействия, интереснейшая структура взаимоотношений. Территориальность достаточно выражена, правда, охраняемые от других собак участки невелики, людей эти пространственные границы не касаются. Охотничье поведение подавлено полностью или почти полностью, отвлечение на зверя может сбить упряжку с правильной дороги, завести прочь от спасительного жилья. Нервная система не отличается большой подвижностью, лёгкость переключения внимания — средняя. Аффектированность не выражена, об инфантильности не идёт и речи, какая уж тут инфантильность, когда в непогоду охотник предоставляет поиск дороги собакам и просто ждёт, когда они доставят его к дому.

    Охотничьи собаки. Большинство пород из этой группы использования стали заводскими значительно раньше служебных и соответственно раньше наступил их расцвет. Для подавляющего большинства происхождение пород уже показывает совершенно чётко, каково именно применение: борзые, лайки, гончие и т. д. Мы не будем повторяться и вновь давать их портреты. Несколько особняком стоят терьеры. Будучи изначально даже не охранниками территории, что не позволяли размеры, а своего рода «сигнализаторами тревоги», «звонарями», эти собаки довольно долго занимали эту нишу, параллельно занимаясь истреблением грызунов. Их азартность, при способности протиснуться в нору, привлекла внимание, и уже в Средние века в Англии, Шотландии и Ирландии существует масса пород охотничьих терьеров, большинство из которых является норными, но со многими охотятся и на более крупного зверя.

    Следует помнить, что охотничьи породы с эффектной, а ещё лучше гротескной внешностью достаточно легко и быстро становились декоративными, утрачивая многие из изначально присущих им поведенческих черт. Однако, как уже говорилось, именно признаки, определяющие «идею породы», искажаются последними. Вот почему во многих породах декоративных собак, ведущих своё происхождение от охотничьих предков, комплекс охотничьего поведения остаётся очень сильным. Для части пород специализация изменилась в сторону спорта, но опять–таки спорта с выраженной охотничьей подоплёкой.

    Собаки–компаньоны — самая широкая по набору пород группа использования: их список отнюдь не исчерпывается IX группой FCI. Сюда попадают представители практически всех групп пород, к ним нельзя отнести собак с большой самостоятельностью и высоко специализированных.

    Высокая специализация пород собак автоматически сужает их поведенческий репертуар, т. е. в схожих ситуациях отдельные представители таких пород ведут себя совершенно одинаково. Так, не  будучи лично знакомым с собакой, можно точно описать, как поведёт себя такса при встрече с кошкой на улице.

    Отбор собак–компаньонов, напротив, шёл по пути расширения универсальности их использования. В результате они потенциально сохраняют поведенческий репертуар, свойственный виду. В зависимости от желания владельца такая собака может быть сторожем, ищейкой, пастухом или охотником (правда, любую из этих функций она выполняет хуже высокоспециализированной породы). Поведение собак–компаньонов в схожих ситуациях может резко различаться. Собака–компаньон гибко приспосабливает своё поведение к требованиям владельца, в результате отношения пуделя к кошке, в отличие от таксы, зависит от отношения к этим животным его владельца и особенностей выращивания. В соответствии с особенностями собственного характера разные люди предъявляют очень несхожие требования к своим четвероногим компаньонам: одним нужно, чтобы собака разделяла их страсть к дальним прогулкам, другие ищут в компаньоне товарища по играм, третьи ценят в собаке её беззащитность и потребность в опеке и т. д. и т. п. В результате компаньонами оказываются, с одной стороны, спортивные собаки, особенно те, что участвуют в состязаниях вместе с хозяином, с другой стороны, мелкие собачки, постоянно сидящие на коленях владельца (раньше их очень метко называли комнатными).

    Таким образом, компаньонами с полным правом можно назвать и сенбернара, и левретку, и пекинеса.

    Подчеркнём: у пород, когда–то бывших пользовательными и «не позабывших» свою «идею», возможны неприятные сюрпризы. Так, карликовый шпиц остаётся самостоятельным не по росту; мопс явно считает себя суровой боевой собакой Древнего Востока, а шелти выходит из себя, пытаясь на загородном пикнике собрать в «кучку» бестолковое стадо своих владельцев. Иногда подобные черты умиляют, заставляют смотреть на собаку–малютку с уважением, иногда доставляют лишние хлопоты и ей, и хозяину.

    Спортивные собаки. Здесь подразумевается любое спортивное состязание, в том числе различные виды дрессировки, при этом владелец может участвовать в состязаниях вместе со своими питомцами, как это происходит на состязаниях упряжек, может управлять собакой (аджилити, конкурсы пастушеских собак, соревнования по ОКД, ЗКС), может наблюдать работу питомца со стороны (бега борзых). Подобные состязания, как правило, зрелищны и действительно полезны для собаки, позволяя ей работать, жить ради вполне определённой цели. Единственное, что авторы категорически отказываются считать спортом, — это бои собак. Вся их атмосфера, то, что их окружает, собственно стравливание собак без понимания особенностей их поведения, очень быстро приводит к тому, что психика собаки переходит в аномальное состояние, поведение претерпевает серьёзнейшие нарушения, собака становится социально опасной.

    Итак, каков портрет спортивной собаки? Там, где речь идёт о демонстрации природных физических возможностей: соревнование упряжек, — портрет спортивных собак практически не  отличается от такового их рабочих прототипов.

    Бега борзых стоят особняком, поскольку во главу угла поставлена скорость, а не умение ловить зверя. В результате по сравнению с охотничьим прототипом поведение беговой борзой достаточно изменено. Здесь не так важен блок на агрессию, снижена социальность — собаки всё равно бегут в намордниках, и важна не поимка, а то, что собака догнала зайца. Охотничье сведено до единственной реакции — преследования. Территориального поведения нет. Подвижность нервной системы и лёгкость переключения внимания невысоки. Возникает определённая аффектированность, но это дело случая, а не результат отбора. Инфантильность низка — собака живёт в мире скорости.

    Соревнования по аджилити, равно как и по другим видам сложной дрессировки, обязательно требуют подвижности нервной системы, лёгкости переключения внимания и достаточно высокой инфантильности.

    Мы не говорим о соревнованиях–тестах, в ходе которых проверяют у собак рабочие качества, понятно, что косвенно там подтверждается и этологический портрет.

    Ещё одна черта, обязательная для любой спортивной собаки, — азарт. Поскольку это качество присуще не породе в целом, а всё–таки отдельным особям, то разбирать его здесь мы не будем — и так понятно, что такое азарт и как выяснить его отсутствие.

    Вообще спортивное применение на данном этапе развития этого направления кинологии заставляет в первую очередь говорить скорее об индивидуальностях, чем о породах. Практически в каждой породе можно найти четвероногого спортсмена, который добивается таких результатов, творит такие чудеса, которые и не снились его соплеменникам!

    Спорт оказывается, пожалуй, единственной ареной, на которой, пусть и не во всех видах, дворняжка может идти на равных соревноваться с аристократами собачьего мира. Неслучайно столько метисов отлично выступает на аджилити, а на крупнейших соревнованиях ездят на выборзках, а не только на ездовых.

    Комнатные собачки. Здесь происхождение прослеживается достаточно сложно. Поведение своеобразно изменено отбором, как непосредственным — оно должно быть приятным и забавным, — так и опосредованным: резко утрируя внешность, нельзя не затронуть и поведение. Отметим, что среди комнатных оказывались собаки необычной наружности (мутантные, часто карликовые формы), возможно, участие в происхождении части пород некоторых видов мелких кустарниковых псовых. Все эти тонкости сейчас не столь интересны, гораздо важнее то, что поведение этих разнообразных по виду собачек оказывается сходным.

    Итак, идеальный портрет комнатной собачки.

    Обоняние может быть развито в любой степени, поскольку отбора по этому признаку не велось. Зачастую изменение экстерьера (укорочение морды или шеи) затрудняет использование обоняния: курносым собачкам и дышать–то тяжело, не то что принюхиваться.

    Агрессия, безусловно, должна быть подавлена — не бывает злых игрушек, способных причинять боль своему властелину. Однако из–за неправильного отбора и плохого воспитания агрессивные комнатные собачки встречаются достаточно часто.

    Социальность высокая, мелких собак редко держат по одной, они гораздо эффектнее, когда их много и они играют, возятся друг с другом. В связи с появлением шоу–собак, большую часть жизни проводящих в контейнере, вектор отбора по поведению изменяется.

    Территориальность напрямую связана с происхождением породы. Сложно провести границу между истинными попытками защитить свою территорию и проявлениями сильного возбуждения. Звонкий лай при появлении посторонних отнюдь не всегда говорит об охране территории, это может быть выражением тревоги, просьбой к хозяевам защитить своих крошек. Охотничье поведение в идеале достаточно сильно подавлено — домашний любимец не должен лезть в грязь, преследуя добычу, более того, желательно, если он не будет интересоваться разной экзотической живностью, разделяющей с ним жилище хозяев.

    Подвижность нервной системы может быть самой различной, как сложилось исторически. Тем не менее чаще подвижность высокая, при преобладании процессов возбуждения.

    Лёгкость переключения внимания в высшей степени желательна: пёсик должен живо реагировать на всё происходящее вокруг, в чём–то заменяя домашнего шута.

    Аффектированность — качество непременное, собственно, этого–то и ждут владельцы, они хотят видеть «чувства» своей ненаглядной собачки, чем больше она привлекает к себе внимание, тем лучше.

    Инфантильность — это уж само собой; декоративное животное очень зависимо от человека, это даже поговорка подмечает: «маленькая собачка — по веку щенок».

    К сожалению, достаточно часто декоративные собаки нашего разведения не соответствуют приведённому портрету: они злы, трусливы, истеричны. Эти черты свидетельствуют о неправильной селекции, когда в погоне за экстерьером не проверяют поведение, а ведь именно для декоративных собак–компаньонов поведение оказывается одной из важнейших характеристик.

    Шоу–собака. Этот тип специализации сложился относительно недавно с повышением престижности выставок. Шоу–собакой, по определению, может быть собака любой породы. Тем не  менее вне зависимости от этого к ней предъявляются совершенно определённые требования. Она обязана иметь сильную нервную систему, должна выдерживать многочасовое пребывание в специфических, эмоционально стрессирующих условиях выставки. Собаки, чья шерсть нуждается в парикмахерской подготовке, обречены ещё и на столь же долгое неподвижное стояние на столе. Кроме этого, «шерстяные» собаки в течение всей выставочной карьеры вынуждены носить папильотки, резинки, зажимы, комбинезоны и прочие приспособления, сохраняющие шерсть. Им противопоказаны активные прогулки, купания в водоёмах, игры с другими собаками и т. п. Шоу–собака должна спокойно выносить прикосновения незнакомых людей, пристальное разглядывание с близкого расстояния.

    Обязательным качеством характера шоу–собаки является желание нравиться, причём не  только хозяину, но и окружающим. Хороший выставочный «боец» обожает привлекать внимание публики, ходить первым в ринге, красоваться в выставочной стойке.

    Отбор собак по шоу–качествам при отсутствии иных критериев отбора по поведению может приводить к обеднению поведенческого репертуара в целом, утрате рабочих качеств. Следует подчеркнуть, что собаки–компаньоны страдают от этого в не меньшей степени, чем охотничьи или служебные.

    В том случае, когда отбор по шоу–качествам дополняет отбор по рабочим качествам, социальная приемлемость собаки повышается, она становится очень приятной и удобной в общении.





     


    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх