• Компоненты поведения
  • Необходимые термины
  • Модель
  • Модель поведенческого акта

    Мы уже говорили о неприемлемости переноса своего видения мира на восприятие собаки. Почти во всех проблемных ситуациях неэффективным оказывается и классический подход, когда все действия собаки трактуются в свете вульгаризированной теории условных рефлексов. Тем не менее многие дрессировщики подходят к общению с собакой как к управлению некой биологической машиной, когда достаточно выработать ряд условных рефлексов, а далее остаётся только применять нужные безусловные и условные стимулы, и «машинка» будет работать. Такое возможно лишь до тех пор, когда в изменившейся ситуации данный стимул не окажется безразличным либо слишком слабым. Строить своё общение с животным, действуя методом проб и ошибок или пытаясь воспользоваться подходом, сработавшим на другой собаке, также оказывается не слишком эффективным. Неужто действительно: сколько собак, столько подходов и общее тут искать невозможно?

    Вовсе нет. Для того чтобы понять поведение собаки в каждом конкретном случае, вполне возможно использовать общую модель.

    Компоненты поведения

    Напоминаем, что поведение высших позвоночных животных, и в их числе собаки, складывается из трёх различных по генезису составляющих: врождённого поведения, приобретённого поведения и элементарной рассудочной деятельности.

    Первый компонент — врождённое поведение — свойствен для вида в целом. В норме любая собака данной породы и пола обладает одним и тем же комплексом врождённых реакций. Однако отнюдь не всегда все изначально заложенные реакции смогут проявиться в полном объёме. Кроме того, если рассматривать врождённое поведение как некую программу действия, то окажется, что многие её части включаются не одновременно, а лишь с наступлением определённого возраста при наличии внешних и внутренних факторов. Ряд сложных наследственных поведенческих программ могут не включиться или не проявиться во всём объёме в отсутствие определённых благоприобретённых реакций.

    Второй компонент — приобретённое в ходе индивидуального развития поведение (обучение). Понятно, что в этой области различия между животными даже одной породы будут максимально велики. Не следует воспринимать условный рефлекс только как классический, или павловский рефлекс, который образуется при сочетании во времени двух раздражителей, обычно индифферентного и безусловного.

    В ходе жизни чаще образуются сложные рефлекторные цепи, включаемые не только безусловными, но и условными стимулами. Очень большое значение имеет подражание, когда одно животное обучается воспроизводить условный рефлекс другого. Так, при традиционном содержании пастушеских собак–волкодавов приёмам простейшего управления стадом они обучаются не столько от пастухов, сколько от других собак.

    Следует отметить, что если скорость выработки условных рефлексов примерно одинакова у разных пород (строго говоря, практически константна для разных видов позвоночных), то вот быстрота разрушения этих временных связей различается очень сильно. Подробнее обучение рассмотрено в отдельной главе.

    Рассудочная деятельность (РД), как это уже говорилось, является особой формой поведения, отличной от двух других.

    При повторах ситуации рассудочная деятельность уже не применяется, решение задачи происходит на условно–рефлекторном уровне. Понимать это отличие РД принципиально важно. Очень часто владельцы говорят о том, что собака подумала и сделала то–то или то–то. В подавляющем большинстве случаев ни о каком проявлении рассудочной деятельности нет и речи. Собака просто выполнила некий привычный поведенческий акт. Когда собака «задумывается» при подаче знакомой команды, суть дела не в том, что она «думает», как лучше выполнить приказ, а в отвлечении, неповиновении, в недоведении вырабатываемого условного рефлекса до полного автоматизма (к этому вопросу мы вернёмся отдельно, говоря о дрессировке).

    Врождённый компонент, обучение и рассудочная деятельность имеют разные нормы реакции. Понятие о норме реакции — основное положение генетики, с позиций которой рассматриваются взаимоотношения индивидуально приобретённого и врождённого в формировании фенотипа. Наследуются не определённые количественные признаки организма, а лишь определённые нормы его реакций.

    Генотип не меняется под влиянием внешней среды в процессе онтогенеза. Фенотип формируется в результате взаимодействия генотипически обусловленных норм реакций и тех внешних условий, в которых развивается животное.

    Это весьма актуально при рассмотрении роли врождённых и индивидуально–приобретённых признаков в формировании поведения. Нормы реакций каждой из трёх составляющих поведения обуславливают относительную долю врождённых и приобретённых компонентов.

    В процессе эволюции происходит существенное перераспределение удельной массы врождённого поведения, обучения и рассудочной деятельности. У высших животных последняя начинает играть всё большую и большую роль.

    Необходимые термины

    Теперь необходимо разобраться с рядом понятий следующего уровня. Определения, которыми мы пользуемся ниже, взяты из Словаря физиологических терминов, Биологического энциклопедического словаря, Этологического словаря (A. Heymer), других физиологических и этологических источников и приведены в соответствие друг с другом.

    Источником активности всех живых существ являются потребности. Они генетически запрограммированы, определяются только внутренним состоянием организма, по сути своей абстрактны и могут быть выражены только через присущие им мотивации. Организм обладает многими потребностями, как правило, в каждый конкретный момент осуществляется одна, доминирующая потребность, реже может удовлетворяться синергическая (взаимодополняющая) пара, например еда и питьё.

    Расшифруем данное определение. Все потребности, существующие у организма, направлены на поддержание его жизнедеятельности. Потребности безусловно абстрактны, выражаются в обобщённой форме. Так, потребность в определённом количестве пластических материалов для обновления клеток собственного тела может быть выражена только через стремление получить кусок мяса либо другой пищи.

    Понятно, что разные потребности имеют в каждый момент разную актуальность, одни по мере удовлетворения ослабевают, другие усиливаются. Существование одновременно двух равно сильных потребностей ставит организм в условия внутреннего конфликта, который разрешается в пользу более нарастающей потребности. Количество типов потребностей относительно невелико, к ним можно отнести потребность в веществах, энергии, отдыхе, информации, сохранению собственной жизни, половом партнёре, социальном партнёре.

    Мотивация представляет собой физиологический механизм активирования в памяти образов объектов и действий, связанных с ними и направленных на удовлетворение потребности. Мотивации совершенно конкретны, они приобретаются и формируются в ходе жизни, могут преобразовываться. Для удовлетворения определённой потребности может существовать несколько, зачастую множество мотиваций. Чем богаче жизненный опыт животного, тем больше формируется мотиваций. Возьмём для примера удовлетворение потребности в пище. У одной собаки, растущей в условиях питомника, потребность удовлетворяется через единственную мотивацию: в определённый момент появляется миска с едой. Любые попытки выработать иной мотивационный путь пресекаются. Другая собака живёт в обогащённой среде. Её потребность в пище может удовлетворяться за счёт корма, получаемого от хозяина, за счёт охоты на грызунов (а по случаю и соседских кур), при подборе съедобных кусков с земли, за счёт попрошайничества у чужих людей и посредством прямого воровства съестного. Понятно, что при таком многообразии мотиваций вторая собака быстро удовлетворит потребность, а при невозможности воспользоваться уже существующими мотивациями легко выработает новую.

    Таким образом, при наличии равной врождённой основы мотивации (наиболее характерный для хищника способ добычи пищи) окончательный вариант и их количество сильно различаются. Итак, мотивации конкретны, индивидуальны и включают в себя два компонента поведения, врождённый и приобретённый, тесно связаны с эмоциями.

    Эмоции представляют прогноз возможности удовлетворения какой–либо потребности либо оценку степени её удовлетворения. Такой прогноз осуществляется посредством сопоставления на основе врождённого и приобретённого опыта необходимых действий в сравнении с информацией о текущей ситуации. Возрастание вероятности вызывает положительные эмоции, которые животное стремится усилить, продлить, повторить, падение вероятности приводит к возникновению отрицательных эмоций, которые соответственно организм стремится ослабить, прервать, предотвратить. Таким образом, именно эмоции оказываются активным подкреплением тех или иных действий. Они базируются и на врождённом, и на приобретённом компонентах.

    Рефлекторный поведенческий акт — конкретная совокупность безусловных и условных рефлексов разной степени сложности, сложившаяся в течение жизни конкретного животного и служащая для достижения результата в конкретных условиях. По сути своей рефлекторный поведенческий акт — это овеществлённая, облечённая в действия мотивация.

    При изучении поведения животных учёные постоянно сталкиваются с необходимостью выделения из общей сложной картины элементарных составляющих. Даже классический слюнный рефлекс сопровождается движением к пище, изменением дыхательной функции и сердечной деятельности, включением секреторной и моторной функций кишечника, активизации функции эндокринных желёз и т. д. Поэтому понятие «рефлекс» в качестве элементарной единицы поведения оказывается неприемлемым, и исследователям приходится принимать в качестве единичного достаточно сложный фрагмент поведения.

    Л. В. Крушинский ввёл понятие унитарной реакции, которую он определяет как «целостный акт поведения, формирующийся в результате интеграции условных и безусловных рефлексов, соотношение которых не строго фиксировано». Этот акт поведения направлен на выполнение одиночного приспособительного действия, которое при различных способах своего осуществления имеет определённый шаблон конечного исполнения. Унитарная реакция поведения складывается из различных рефлексов, которые могут иметь разное соотношение врождённых и индивидуально–приобретённых компонентов.

    Часто животное, вынужденное изменить своё поведение, не вырабатывает новых рефлексов, а составляет новый комплекс из уже готовых шаблонов — унитарных реакций.

    Понятия «рефлекторный поведенческий акт» и «унитарная реакция» примерно соответствуют друг другу и взаимозаменяемы.

    Смещённая активность — рефлекторный поведенческий акт, реализуемый в несвойственном ему контексте. В результате действия, в других условиях являющиеся необходимыми и адекватными, будучи оторваны от присущего для них контекста, выглядят нерациональными, неадекватными.

    Так, возбуждённая собака, не получив, допустим, требуемой игрушки, принимается совершать копательные движения лапами, кусает ножку стула или делает что–либо ещё столь же бесполезное для достижения цели, хотя отнюдь не бесполезное для внутреннего состояния организма.

    Стереотипные реакции — частный случай смещённого поведения. Животное приобретает привычку выполнять некую двигательную последовательность, причём такая стереотипная реакция может воспроизводиться в течение очень долгого времени, иногда даже часов, и сохраняется порой пожизненно. Подобные реакции часто возникают при ограничении разнообразия двигательной активности, например, у животных, содержащихся в обеднённой среде клеток и вольер. Кто не  видел в зоопарках лис, волков, медведей, часами кружащих по одной и той же траектории либо ритмично прыгающих, переминающихся с ноги на ногу?

    Модель

    Теперь рассмотрим собственно модель поведенческого акта животного. Оговоримся сразу, мы не претендуем на то, что верна только эта модель, но считаем, что приближение к истине достаточное, чтобы она стала удобным инструментом в работе. Мы применяем её (около десяти лет с момента разработки) для расшифровки, коррекции и прогнозирования сложных проблем поведения собак, и за всё это время модель показала себя вполне адекватной.

    Первый путь. Итак, в организме животного активировалась и стала доминировать некая потребность или синергические потребности, прочие (конкурентные) не поднимаются пока до уровня включения мотиваций. Данная потребность в конкретных условиях может быть удовлетворена одной, наиболее вероятной мотивацией, которая реализуется через определённый поведенческий акт. Исполнение данного рефлекторного поведенческого акта, обеспечивающего удовлетворение потребности, вызывает положительные эмоции. Рефлекторный поведенческий акт повторяется, пока потребность не будет удовлетворена или заблокирована усилившейся конкурентной (последний случай мы рассматривать не будем, поскольку он принципиально от первого не отличается). Таким образом, осуществляется стандартный вариант поведения: потребность — мотивация — рефлекторный поведенческий акт — положительная эмоция — подкрепление ценности мотивации через механизм обратной связи. Далее аналогичным образом начинается удовлетворение новой доминирующей потребности, и так бесконечно, поскольку полное отсутствие хотя бы одной потребности означает прекращение жизни данного организма.

    Однако в среде имеется множество факторов, которые могут препятствовать осуществлению стандартного пути.

    Второй путь. Потребность доминирует, но мотивация не соответствует существующим условиям, и рефлекторный поведенческий акт не даёт желаемого результата. Возникают всё усиливающиеся отрицательные эмоции. Есть несколько возможностей их избежать.

    Первая возможность: включается достаточно сильная конкурентная потребность, и решение конфликта на некоторое время откладывается. Это не столь нелепо, как может показаться: по истечении неопределённого отрезка времени, когда первоначальная потребность будет активирована уже на более высоком уровне, ситуация может вернуться к привычному состоянию и стандартный путь окажется возможным.

    Однако нормализация условий происходит отнюдь не всегда. Тогда есть вторая возможность: перебор мотиваций, связанных с данной потребностью. Так, голод собака может утолить привычной кашей с мясом, а может погрызть кость или съесть кусок хлеба.

    В отсутствие и этой возможности остаётся третья: животное осуществляет в случайной последовательности массу рефлекторных поведенческих актов, хоть как–то связанных с основной мотивацией. Например, голодная собака в отсутствие владельцев гремит миской, лижет её, трогает лапой холодильник и скулит, подходит к двери на улицу, лает, заглядывает в комнату хозяина. Эти рефлекторные поведенческие акты не обеспечивают удовлетворение потребности и бессмысленны в данном контексте, т. е. налицо состояние смещённой активности.

    Рефлекторные поведенческие акты, выполняемые при смещённой активности, в определённой мере самодостаточны. Прыгая, бегая, что–то грызя, собака отчасти удовлетворяет потребность в движении, вызывая потребность в отдыхе, т. е. включает конкурентные потребности и возвращается временно к первому пути.

    Посредством смещённой активности возможно чисто случайное решение первоначальной задачи. Подобный путь не совсем точно называют методом проб и ошибок. На самом деле собака не пытается найти решение путём перебора различных вариантов, большая часть которых ошибочна и лишь один или несколько верны.

    Собака в состоянии смещённой активности действует рефлекторно, пока не получает подкрепления за случайно выполненные правильные действия (на этом, кстати, основан один из наиболее продуктивных методов цирковой и иной сложной дрессировки животных). Как только потребность начинает подкрепляться, возникают, всё более и более усиливаясь, положительные эмоции. В результате закрепляется новый рефлекторный поведенческий акт, срабатывающий в изменённой ситуации, — формируется новая мотивация. Впоследствии в подобной ситуации будет реализовываться через поведенческий акт именно эта, а не предшествующая мотивация.

    Какие возможны осложнения в данном случае? В ходе смещённой активности новый адекватный рефлекторный поведенческий акт может не сформироваться. После нескольких переключений на конкурентные потребности и обратно начнут развиваться патологические состояния, причём как соматические (телесные), например истощение при неудовлетворении пищевой потребности, так и нервные, такие, как запредельное торможение, стереотипные реакции. Далее потребность должна быть либо удовлетворена, либо патологии закономерно углубятся: состояние истощения сменится дистрофией, нервная система войдёт в состояние нервного срыва, возникнет фобия.

    Третий путь. Мы уже говорили, что важные, но неснимаемые на основе предшествующего опыта проблемы при огромном напряжении нервной системы можно разрешить, прибегнув к форме поведения, принципиально отличной от прочих.

    Потребность пробуждена, но весь перебор мотиваций даёт неутешительный прогноз: с подобным животное ранее не сталкивалось, — возникают резкие отрицательные эмоции. Неслучайно новизна обстановки, её непонятность часто вызывают у животных страх — сейчас мы говорим не о страхе, вызванном потенциальной угрозой, а о реакции избегания отрицательных эмоций, о попытке уйти от решения задачи в целом. Если ситуация это позволяет, то столкновение с новизной тем и ограничивается — избеганием.

    Однако когда потребность велика, а адекватных рефлекторных поведенческих актов просто нет, происходит включение рассудочной деятельности: животное находит решение не случайным способом, не путём неких последовательных действий, но сразу, в целом. Подобное решение со стороны выглядит как некое озарение (инсайт).

    В случае принципиальной новизны возможно следующее: потребность — её критическое нарастание — сильнейшая мотивация — отсутствие адекватных рефлекторных поведенческих актов — отрицательные эмоции — рассудочная деятельность — удовлетворение потребности — сильнейшие положительные эмоции — закрепление нового рефлекторного поведенческого акта. Ещё раз подчеркнём, что этот способ решения задачи наиболее труден, в случае ошибки с очень высокой долей вероятности развиваются нервные срывы, фобии.

    Теперь проиллюстрируем сухую модель примерами. Возьмём потребность в пище, проявления которой трудно спутать с иными потребностями.

    Начнём со стандартного пути. С наступлением вечера собака испытала всё усиливающийся голод: в это время хозяева обычно кормили её из миски, что стоит в углу кухни. И в этот день, как и во все прочие, миска уже стояла на подставке, а хозяйка наполняла её вкусной едой, ласково подзывая собаку. Та быстро всё съела, облизала донышко миски, вильнула хвостом хозяевам и вернулась на своё место.

    Итак, совместим эту зарисовку с моделью. Собака проголодалась — активация пищевой потребности.

    Желание получать корм из миски на кухне — наиболее актуальная мотивация. Встала с места, пошла на кухню, наелась — рефлекторный поведенческий акт, сопровождаемый сильными положительными эмоциями.

    Другой вариант. С наступлением вечера собака испытывала всё усиливающийся голод: в это время хозяева обычно кормили её из миски, что стоит в углу кухни. В этот день, однако, хозяева задерживались. Собака сходила на кухню, обнюхала пустую миску, полизала её и вернулась на место. Чем позднее становилось, тем больше беспокоилась собака, она то лизала миску, то грызла её край, поскуливала, бродя по пустой квартире. Наконец, она принялась буквально метаться по кухне, вскакивая то на стол, то на подоконник, не в силах дождаться, когда же появятся хозяева. Несколько раз она засыпала, но голод и беспокойство будили её, и она вновь металась, хватая зубами самые разные предметы. Уже под утро во время одного из таких приступов собака рванула зубами ручку холодильника и открыла его. Когда хозяева вернулись домой, их глазам предстала совершенно разгромленная кухня, пёс, с туго набитым животом блаженно посапывающий у распахнутой двери опустошённого холодильника. С тех пор на холодильник пришлось поставить запор, поскольку незапертую дверцу собака открывала, стоило хозяевам ступить за порог.

    Итак, что произошло? Возникла потребность, но путём стандартного поведенческого акта удовлетворена не была. С нарастанием потребности всё чаще возникает смещённая активность. С нарастанием физической усталости пищевая потребность временно сменяется конкурентной потребностью в отдыхе, но потом потребность в пище вновь начинает доминировать. Во время одного из приступов смещённой активности собака случайно открывает холодильник и насыщается. Сформировывается новая мотивация, реализуемая рефлекторным поведенческим актом: для насыщения достаточно потянуть зубами ручку холодильника и открыть его.

    Примеры истинного применения рассудочной деятельности весьма редки, в ряде случаев могут трактоваться двояко. Так, голодная собака может научиться открывать холодильник либо случайно, либо действительно связав воедино то, что данный предмет может вмещать в себя другие (для собак свойственно понимание размерности фигур, т. е. плоские они или объёмные, при этом последние могут вмещать в себя другие объекты — эта закономерность гораздо сложнее для восприятия животных, чем экстраполяция), и то, что хозяева извлекают из него еду.

    С уверенностью отнести решение задачи, как добыть пищу, к случаям использования элементарной рассудочной деятельности авторы рискуют лишь в одном случае. Мы уже описывали его в других книгах, но придётся повториться.

    Это случилось в одном из плодовых садов, охраняемых при помощи собак. Старая беспородная сука прожила в этом саду не один год, лаем оповещая охрану о том, что на территорию проникли нарушители. В один из дней сторожа решили отпраздновать какое–то событие: несколько человек набилось в тесную будочку, собираясь отведать жареную утку. Собака крутилась под ногами, выпрашивая кусочек, но дворняжку выставили на улицу и закрыли дверь. Не успели сторожа приступить к закуси, как из самой густозаросшей части сада донёсся захлёбывающийся от злости собачий лай — именно так собака облаивала подозрительных чужаков. Сторожа бросились вылавливать нарушителей. Обыск кустов потребовал изрядного времени, однако никто так и не был обнаружен; тогда же отметили, что собака молчит уже давно, а обычно она кидалась указывать, где спрятались воры. Поспешили вернуться к будке. Вот тут и стало ясно, что собака проявила недюжинную смекалку: она подняла ложную тревогу и, пока все искали несуществующих врагов, спокойно съела утку. Разумеется, дожидаться хозяев она не стала.

    Вот здесь действительно принципиально новое решение задачи. Пищевая потребность сильна, очень высока мотивация, направленная на получение вкусной утки, но ни один из имеющихся рефлекторных поведенческих актов не срабатывает: люди не кормят, более того, отгоняют от пищи. Возникает решение: люди должны уйти от стола, сделают они это непременно лишь при появлении чужих, следовательно, надо сигнализировать, что чужой появился. Решение задачи было эффектным, а подкрепление просто великолепным, однако перейти в разряд стандартных способов насыщения оно не смогло, потому что история уже на следующий день стала достоянием всех.

    Наиболее часты случаи использования элементарной рассудочной деятельности, когда животным угрожает некая опасность, им необходимо выбраться на волю. Столь же изобретательны бывают некоторые из них, стремясь получить некий привлекательный предмет.





     

    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх