• Определение
  • Основные типы агрессии
  • Социополовая агрессия (тестостеронзависимая агрессия)
  • Территориальная и межгрупповая агрессия
  • Адреналинзависимая агрессия
  • Инструментальная агрессия
  • Немотивированная агрессия
  • Агрессия на человека
  • Агрессия и доместикация
  • Скорость агрессии
  • Агрессия и взаимопонимание
  • Социальный инфантилизм
  • Паталогии социального поведения и агрессии
  • Агрессия

    Ещё один из важнейших феноменов поведения, не столкнуться с которым, обзаведясь собакой, просто невозможно, — это агрессия. Вот уж какая сторона жизни собаки обросла легендами и домыслами, точно днище корабля ракушками! Что только с этой пресловутой агрессией не делают: её развивают, подавляют, переключают, о ней говорят и, само собой, пишут, теперь её ещё тестируют (именно её, так же как столь же пресловутую ВНД)! Вот только беда, что пользы от всей этой кипучей деятельности несоизмеримо мало по сравнению с затрачиваемыми усилиями. Самое занятное, что исследователи, равно как и практики, до сих пор не выдали определения, которое чётко описывало бы данное явление и было бы удобно для практического использования. А ведь не поставив некие границы, явление невозможно изучить и понять: рассмотрение объекта, их не имеющего, в точности соответствует задачке из старых сказок: пойди туда, не знаю куда, и принеси то, не знаю что.

    Определение

    Пожалуй, ни одна форма поведения не привлекает к себе столь пристального внимания, как агрессия. Описанием её форм, выяснением механизма явления занимались многие видные физиологи и исследователи поведения, в том числе К. Лоренц, Л.В. Крушинский, Л. Лейхаузен, тем не менее исчерпывающего определения найдено не было. Парадоксально, что, о каком феномене идёт речь, понятно не только учёным, но и любому здравомыслящему человеку, наделённому хотя бы толикой наблюдательности. Тем не менее на вопрос, что такое агрессия, К. Лоренц в фундаментальной работе «Об агрессии» даёт определение: «Инстинкт борьбы, направленный против собратьев по виду», — очерчивающее весьма обширный круг действия, но не объясняющее их сути.

    Биологический энциклопедический словарь определяет агрессию как «действия животного, адресованные другой особи и приводящие к её запугиванию, подавлению или нанесению ей физических травм. Обычно агрессивное поведение рассматривается как составная часть внутривидового агонистического поведения, но иногда говорят и об агрессивности хищника по отношению к жертве и т. п.». Оставим пока охотничье поведение в стороне и обратимся к агонистическому поведению, которое есть соответственно «сложный комплекс действий, наблюдаемый во время конфликтов между особями одного вида и включающий взаимные угрозы, нападения на соперника, бегство от него, преследования и демонстрации подчинения». Таким образом, агрессия — часть агонистического поведения, которое сводится к агрессии и бегству.

    Словарь физиологических терминов даёт следующее определение: «Агрессивное поведение — общение людей и животных друг с другом с целью нанесения повреждений или страданий». Непонятно, какую потребность может удовлетворять причинение страдания?

    Обратимся к трёхъязычному Этологическому словарю. На основе обобщения основных работ К. Лоренца, Дж. Хакера, Плака и Холловея дано определение: «Агрессия — это физическое действие или угроза одной особи другой, которые ограничивают свободу или генетическую приспособленность последней». Это вполне корректное определение, хотя и оно не исчерпывает полностью круг явлений и не объясняет механизм.

    Среди практиков, занимающихся дрессировкой, агрессия рассматривается как синоним злобы, отсюда есть собаки добрые и злые. По сути, проблема с биологического уровня переводится на философский — получается, что существуют некие внесущностные категории добра и зла, и конкретная собака может быть носителем одной из них. Иными словами, некоторые собаки и даже целые породы от природы злы, а другие — добры. Показательны термины, возникшие в первой половине века в серьёзных физиологических лабораториях, а затем ставшие достоянием кинологов: пассивно– и активно–оборонительная реакции. Эти термины ничего не говорят о природе агрессии, сообщая лишь о её знаке и о степени выраженности.

    Длительный опыт работы с дикими псовыми и собаками привёл нас к тому, что ни одно из определений агрессии, ни одна из её моделей нас не устраивали в полной мере: агрессия оказывалась некой формой поведения, существующей как бы вне прочих — самостоятельной сущностью.

    После построения модели поведения мы сначала пришли к выводу, что агрессия является самостоятельной потребностью, т. е. врождённа, абстрактна и самодостаточна. Но такое понимание явления не выдержало проверки практикой. Получилось, что есть генетическая потребность «в садизме», которую к тому же можно искусственно подавлять или усиливать. Тогда агрессия должна быть не потребностью, а мотивацией.

    Данная мотивация имеет врождённый компонент, обогащается и трансформируется в течение жизни животного, обязательно связана с эмоциями. Она может обслуживать различные потребности, более того, может становиться наиболее легко реализуемой мотивацией.

    Сложность анализа агрессии в том, что обслуживающие её рефлекторные поведенческие акты могут быть практически теми же, что обслуживают другие мотивации. Так, например, укус как рефлекторный поведенческий акт может быть частью пищедобывающей мотивации (откусить кусок пищи), может относиться к игровой (захват) или агрессивной мотивации (укус для нанесения травмы). Анализ реакции всегда требует знания контекста, вот чем не удовлетворяет определение агрессии, даваемое Этологическим словарём. Например, в игре нанесение физических повреждений может быть непреднамеренным.

    Агрессивная мотивация позволяет наравне со специфическими мотивациями удовлетворять самые разные потребности организма, действуя практически одновременно с ними.

    Наше определение агрессии следующее: «Агрессия — это неспецифическая, в ряде случаев вспомогательная мотивация, обслуживающая потребности организма в сочетании со специфическими мотивациями, удовлетворяющими конкретную потребность. Агрессия удовлетворяет потребности организма посредством физического и/или психического подавления других особей либо физического устранения препятствий; жизненный опыт может сделать её основной инструментальной мотивацией».

    Основные типы агрессии

    Существует несколько классификаций типов агрессии, наиболее удобной нам представляется приведённая ниже:

    1) иерархическая агрессия; возможна между самцами, между самками, между особями разного пола. Цель — поддержать или повысить свой социальный статус, добившись подчинения другого животного. Блокируется демонстрациями подчинения;

    2) половая агрессия: возможна между самцами, между самками (в более жёсткой форме). Цель — избавиться от полового конкурента, добившись подчинения или отогнав его/её. Блокируется (у самок частично) демонстрациями подчинения, тесно связана с иерархической агрессией;

    3) материнская агрессия: защита собственных детёнышей. Блокируется устранением объекта;

    4) территориальная агрессия и её частный случай — межгрупповая агрессия: защита территории стаи. Блокируется бегством объекта;

    5) агрессия, вызванная страхом: практически то же самое, что критическая агрессия. Цель — добиться соблюдения дистанции сближения. Блокируется устранением объекта;

    6) агрессия, вызванная помехой: широчайший спектр агрессивных реакций, связанных с невозможностью совершения какого–либо действия. Цель — устранение помехи, которая может быть живым существом либо предметом. Блокируется устранением помехи либо нахождением обходного пути;

    7) агрессия хищника на жертву: только применительно к жертве близких либо больших физических возможностей. Цель — умерщвление;

    8) агрессия на вид–конкурент, близка по сути к предыдущей форме. Цель — умерщвление;

    9) агрессия самки на чужих детёнышей. Цель — повышение вероятности выживания собственных детёнышей за счёт умерщвления чужих;

    10) агрессия на человека: может относиться практически к любому из перечисленных типов, требует отдельного анализа контекста.

    Мы считаем, что данный перечень исчерпывает все возможные типы агрессивных реакций, более мелкое деление затемняет сущность вопроса. Здесь отсутствует инструментальная агрессия, выделяемая многими этологами, но, как будет видно из дальнейшего изложения, она не является самостоятельным случаем агрессии.

    При анализе спектра возможных агрессивных мотиваций видно, что они могут быть объединены в несколько групп, принципиально отличных по сфере проявления и объектам воздействия.

    Социополовая агрессия (тестостеронзависимая агрессия)

    Первая, самая большая группа объединяет половую, материнскую и иерархическую агрессии, т. е. проявляется в контексте социополового поведения. Объектами данной агрессии являются другие члены стаи. Вполне справедливо называть подобный тип агрессии внутривидовым (существует и такой термин), но он не показывает сущности данной мотивации. Этот тип агрессии всегда направлен на социального партнёра и подразумевает наличие высокоритуализированных демонстраций; именно здесь существует блок на продолжение агрессивных действий при принятии побеждённым позы подчинения.

    Одно из главных отличий данного вида агрессивных реакций от всех прочих — её биохимическая основа. Многочисленные исследования веществ, вызывающих агрессию, не дали однозначного ответа на вопрос, есть ли универсальное, хотя бы для млекопитающих, вещество, ответственное за развитие агрессии. Безусловно, среди гормонов с агрессией непосредственно связан тестостерон. В работах лаборатории Д.К. Беляева было показано уменьшение его уровня у животных, селектируемых на низкую агрессию. Аналогичный вывод можно сделать и из практического способа снижения агрессивности самцов посредством кастрации.

    Однако тестостерон связан далеко не со всеми типами агрессивных реакций. Общеизвестно, что кастрированных кобелей с успехом используют в армии и полиции многих стран именно в качестве отличных рабочих собак. Получается, что отсутствие тестостерона ничуть не мешает кобелю проявлять агрессию к человеку. Отсутствие данного гормона отменяет только половые и социальные потребности и удовлетворяющие их мотивации. Социополовое поведение проявляется только у половозрелых животных, причём у кобелей в большем объёме и более сложно, чем у сук. Сука в анэструсе гораздо менее агрессивна, чем в эструсе, на фоне высокого уровня половых гормонов.

    При кастрации (овариэктомии) внутригрупповая агрессия резко сходит на нет. Отметим, что уровень агрессии у щенков по отношению к сверстникам закономерно возрастает по мере приближения половой зрелости. Особенно чётко это видно у растущих кобелей.

    Таким образом, можно с уверенностью говорить о том, что социополовая агрессия является тестостеронзависимой и, манипулируя с тестостероном и его антагонистами и ингибиторами, можно повысить либо понизить её уровень.

    Есть весьма интересное исключение. Дж. ван Лавик–Гудолл описала поведение гиеновых собак, подчеркнув, что у них отсутствует агрессия внутри стаи. Пожалуй, это единственный случай, по крайней мере в семействе Волчьих, когда наличие тестостерона не связано с наличием агрессии.

    Территориальная и межгрупповая агрессия

    Эта группа агрессивных мотиваций тесно примыкает к социополовой, но должна рассматриваться отдельно. Здесь необходимо вспомнить о периодах социализации. Если социополовая агрессия появляется уже во втором периоде, то территориальная и межгрупповая неразрывно связаны с третьим периодом, с формированием понятий «СВОИ» и «ЧУЖИЕ». Именно после вступления во взрослую иерархию, с получением социального статуса животное оказывается перед необходимостью охраны территории своей стаи от вторжения чужаков, особенно из соседней группы. Щенок или подросток территорию не охраняют по той простой причине, что для них подобного понятия не существует (исключение могут составлять щенки некоторых специализированных на охране пород).

    Взрослые собаки на любой территории к щенку, как правило, дружелюбны или индифферентны, они все свои, коль нет «своих», нет антитезы «чужие», «враги», нет и представления о месте, где обитают только «свои» и которое необходимо оберегать от посягательств «чужих».

    Территориальная агрессия в широком смысле слова также является тестостеронзависимой, она направлена вовне, объектом такой агрессии могут быть не только особи того же или импринтированного вида, но в определённой ситуации любые живые (движущиеся) объекты, нарушающие границы высокоценных зон территории. Так, при приближении к месту днёвки или логову могут быть атакованы не только чужая собака или человек, но и корова, и трактор. Разумеется, территориальная агрессия сопровождается ритуальными демонстрациями, может задерживаться демонстрациями подчинения, как и социополовая, но блокируется лишь бегством нарушителя с охраняемой территории.

    Есть ещё один аспект агрессивного поведения, связанный с межгрупповой агрессией, — это «образ врага». Такой образ формируется у собаки по принципу резкого отличия от нормы для «нашей стаи». Так, многие городские собаки агрессивно реагируют на людей в форме (особенно резко, если такой человек пользуется рацией), рабочих в спецовках, на бегающих, прыгающих и иных странным образом ведущих себя людей. Аналогично собаки из армейских питомников насторожённо относятся к штатским.

    Весьма интересны наблюдения владельцев питомников пуделей. В ряде случаев стая этих в принципе неагрессивных собак буквально ополчалась на пуделя иного, чем они сами, окраса. При этом устранение главного агрессора приводило лишь к замене его другим. Похоже, что иной окрас (возможно, и фактура шерсти) и делал собаку «чужой».

    Зачастую для причисления человека или животного к группе «врагов» достаточно команды хозяина.

    Адреналинзависимая агрессия

    Точнее было бы сказать, что адреналин, скорее всего, связан с любой агрессивной реакцией, а тестостерон необходим лишь для проявления социальной агрессии.

    Весьма интересна агрессия, вызванная страхом, или, в терминах К. Лоренца, критическая реакция. В данном варианте агрессивная мотивация обеспечивает удовлетворение потребности в самосохранении. Нападение становится неизбежным именно потому, что животное боится: критическая дистанция сближения нарушена, бегство невозможно физически или невыгодно как стратегия. Агрессия тем сильнее, чем сильнее страх.

    Агрессия, вызванная помехой, охватывает значительный круг ситуаций. Она обслуживает или подготовляет возможности для удовлетворения практически любой потребности. Если какой–либо объект мешает удовлетворить потребность, агрессивная реакция может оказаться удобным способом решить задачу.

    Убедимся на примерах. Выделяемая многими исследователями пищевая агрессия, борьба за пищу всего лишь частный случай агрессии на помеху: некто, будь то другая собака или человек, мешает получить голодной собаке кусок. Агрессия устраняет помеху и способствует удовлетворению пищевой потребности. Аналогично некто мешает занять удобное для отдыха место, получить интересующий предмет — агрессивная мотивация исправно обслуживает удовлетворение любой потребности.

    Говоря об агрессии на помеху, следует разобрать очень важный её вариант, когда помехой является неодушевлённый предмет и животное на него нападает, часто с угрожающим рычанием. Кто не видел, как собака, стремясь достать заброшенную в куст игрушку, грызёт ветви, кусает цепь, мешавшую ей оказаться на свободе?

    В иных контекстах бывает довольно сложно отличить агрессию на предмет как на помеху от переадресованной агрессии. В случае невозможности вступить в непосредственный контакт с другой собакой или человеком животное может переадресовать агрессию окружающим предметам или более слабым особям.

    Подобное поведение часто демонстрируют молодые кобели, у которых не хватает уверенности в своих силах, чтобы навязать конфликт высокоранговому животному. В такой ситуации они нападают на какой–нибудь более безопасный объект. Не редки сценки, когда взрослый кобель спокойно и со вкусом грызёт кость, а его молодой соперник грозно рычит куда–то в сторону, яростно кусает палку, роет землю, одним словом, ведёт бой с тенью. Подобная стратегия несомненно является выигрышной, поскольку, с одной стороны, даёт выход возбуждению, с другой стороны, позволяет его излить в безопасных формах.

    С переадресованной агрессией часто приходится сталкиваться владельцам собак в ходе обучения тех борьбе с человеком. При достижении высокого возбуждения, на фоне сильного стремления укусить дрессировщика, пытающегося отнять кость, собака перестаёт чётко контролировать свои действия. В этой ситуации, яростно кусая подвернувшиеся на пути ветки, выдёргивая зубами пучки травы, она может укусить и хозяина, не отдавая себе отчёта, на кого же она излила агрессию. Пожалуй, это единственный случай, когда собаку за явно агрессивные действия нельзя наказывать: она не нападала на хозяина, ситуация сложилась так, что произошла переадресовка агрессии. В подобных случаях достаточно быть внимательным, чтобы избежать неприятностей.

    Агрессия хищника на жертву. Теперь настало время разобрать, является ли охотничье поведение одной из форм агрессии? Исходя из всего изложенного выше, можно с уверенностью говорить, что в тех случаях, когда собака имеет дело с противником, равным ей или более сильным, безусловно является. Это одна из форм адреналинзависимой агрессии, что снимает достаточно частый аргумент, что охотничье поведение не есть агрессия, поскольку отсутствуют демонстрации. Адреналинзависимая агрессия не связана с социальностью, потому и не включает в себя демонстративных реакций. Бесполезно что–либо демонстрировать неимпринтируемому или чужому виду. Понятно, что при добыче мелких животных речь об агрессии не идёт, это собирательство.

    Рассмотрим ещё один вид агрессии, тесно связанный с охотничьим поведением и агрессией на помеху, — агрессию на вид–конкурент, часто близкородственный. Это форма агрессии хорошо описана для волков, которые уничтожают на своей территории лисиц и енотовидных собак и при этом редко используют их в пищу. По описаниям очевидцев, жертву выслеживают и умерщвляют, после чего бросают.

    Похожая реакция отмечается для крупных собак в отношении мелких. Последних выслеживают, приближаются к ним характерным крадущимся шагом и нападают. Никаких демонстраций намерений, даже рычания при этом не наблюдается. Действия крупной собаки выглядят как типичное охотничье поведение. Близкородственный вид, являясь обычно видом–конкурентом, действует как сильнейший раздражающий фактор. Оставляемая им информация, особенно запаховая, несёт определённые значимые элементы, в то же время видоспецифичная часть остаётся непонятной. Подобная «искажённая» для восприятия информация вызывает сильные отрицательные эмоции. Для человека близким аналогом будет телепередача, идущая с сильными помехами, да ещё и на полупонятном диалекте. Самой простой реакцией в обоих случаях будет устранить помеху. В результате человек выключает телевизор, а волк душит лисицу.

    Агрессия самки на чужих детёнышей подробно описана в разделе «Материнское поведение». Она характеризуется полным отсутствием демонстраций, не блокируется, присуща не всем сукам. Убивать чужих сосунков начинают только рожавшие суки, до того они могут относиться к маленьким щенкам вполне дружелюбно.

    Данная агрессия относится к адреналинзависимым, поскольку сука может проявлять её и в анэструсе.

    Инструментальная агрессия

    Это не самостоятельная форма, под этим термином понимают тенденцию облегчения и усиления агрессивной реакции в тех ситуациях, когда в прошлом это давало положительный эффект.

    Именно с инструментальной агрессией сталкиваются владельцы в случае неразрешённого конфликта с собакой. Если владелец хоть раз уступил собаке в ответ на угрозу с её стороны, то с её точки зрения, она победила. В следующий раз собака будет добиваться цели, сразу начиная с агрессивных действий. После нескольких повторов животное научается, что именно агрессия является универсальным способом решения всех проблем, происходит генерализация мотивации.

    Зачастую инструментальная агрессия принимает самые гротескные формы. Собака нападает на владельца не только в тех случаях, когда она добивается чего–либо конкретно от него, но и тогда, когда её пугает или раздражает некий посторонний стимул, например подход чужой, страшной собаки или резкий звук.

    Немотивированная агрессия

    В ряде случаев агрессивная реакция является явно немотивированной. Она выражается в том, что собака, только что миролюбиво настроенная, внезапно начинает кусать окружающих, и своего хозяина в первую очередь. Вспышки этой агрессии происходят в момент возбуждения, совершенно не связанного с конфликтной ситуацией, например, в игре или при встрече с хорошо знакомым человеком.

    Считается, что немотивированная агрессия связана со спонтанными выбросами адреналина, способствующими резкой иррадиации возбуждения.

    Наказания собаки во время проявления такой агрессии оказываются абсолютно безрезультатными.

    Немотивированная агрессия наследственно обусловлена и в настоящий момент представляет серьёзную проблему для ряда пород, прежде всего для английских кокеров. Единственной мерой, предупреждающей её распространение, является жёсткая выбраковка из разведения подобных собак, как бы они ни были хороши экстерьерно.

    Агрессия на человека

    Данная агрессия, как и инструментальная, является не самостоятельной формой, а может быть сформирована на основе таких агрессивных мотиваций, как социополовая, территориальная, вызванная страхом и помехой. Именно то, что человек для собаки — импринтированный вид, что с ним она проходит социализацию, и делает его столь «многогранным» в качестве объекта агрессии.

    Агрессию на человека специально развивают при дрессировке служебных собак. Рассмотрим, на базе каких поведенческих реакций это удобно делать.

    Использование социополовой агрессии оказывается слишком сложно методически и весьма небезопасно для хозяина собаки. Более того, при использовании социополовой агрессии можно легко «перегрузить» собаку — любая неудача в работе будет рассматриваться ею как провал попытки повысить ранг. Следует помнить, что для многих молодых собак это закономерно приводит к отказу от борьбы на длительный срок.

    Верно и обратное: слишком успешная работа порождает в собаке уверенность, что она может добиться самого высокого статуса с помощью агрессии, и, разумеется, животное начинает пользоваться этими приёмами и в семье–стае.

    Наконец, ещё один довод против развития социополовой агрессии на человека. Собака легко разделяет людей по половому признаку. Дав ей возможность проявлять агрессию в социополовом контексте, дрессировщик с большой вероятностью получает животное, делающее это избирательно. Сука может быть безразличной к угрожающим действиям мужчин, зато на женщин станет нападать без особых причин. Кобель будет соответственно плохо реагировать на мужчин и вполне дружелюбно на женщин.

    Самое печальное, что подобная избирательность обращается в первую очередь внутрь семьи и объектом её становится один из супругов. Корректировать такое поведение крайне сложно, пожалуй, единственный способ — самыми жёсткими методами понизить ранг собаки до минимально возможного, но чаще с собакой приходится расставаться.

    Есть, правда, и ещё один способ борьбы с социополовой агрессией, непосредственно связанный с её биологической природой. Кастрация кобеля или овариэктомия суки раз и навсегда устраняют и причину, и следствие.

    Весьма интересен феномен проявления территориальной агрессии. Эта реакция имеет значительную врождённую компоненту, и её выраженность сильно связана с тем, к какой группе пород относится конкретная порода.

    Ни для борзых, ни для гончих и всех более поздних потомков этого ствола, за исключением такс, территориальная агрессия в широком смысле несвойственна. В определённых условиях содержания возможен её частный случай — межгрупповая агрессия, но стремление изгонять чужаков с территории стаи практически отсутствует.

    В группе шпицев территориальная агрессия варьирует от выраженной до сильно сглаженной. В группе мастифов очень сильна врождённая компонента мотивации. Достаточно высока территориальная агрессия и в группе терьеров.

    Таким образом, для прогнозирования выраженности территориальной агрессии у породы зачастую достаточно чётко определить её генеалогию.

    Используя агрессию на помеху на фоне высокой пищевой потребности, можно добиться значительно лучших результатов и без побочных эффектов. Поведение животного в борьбе с человеком всегда в той или иной степени амбивалентно: стремление атаковать находится в конфликте со стремлением убежать. Агрессивная мотивация тем сильнее, чем сильнее вызывающая её потребность. Если собака недостаточно голодна, чтобы защищать свой кусок мяса, пищевую потребность можно усилить, отложив работу на некоторое время. В конечном итоге даже самая неуверенная, но очень голодная собака станет защищать собственную пищу. Более того, пищедобывающая и агрессивная мотивации обслуживаются сходными рефлекторными поведенческими актами кусания. Благодаря этому при избыточном возбуждении легко частично удовлетворить обе мотивации, позволив собаке погрызть кость. Это служит хорошей разрядкой и помогает снимать нервное напряжение во время обучения.

    Если же использовать агрессию на помеху в более чистом виде, как это зачастую практикуют, а именно, дразнить собаку тряпкой или жгутом, возможны осложнения. При конфликте агрессивной мотивации и мотивации избегания отрицательного раздражителя вполне может преобладать последняя. Собака отступает, не желая кусать неприятный для неё предмет, не понимая задачи. В итоге может развиться нервный срыв и даже фобия. Немало собак панически боятся учебно–дрессировочных площадок, где их пытались «растравить», хлеща по морде грязной тряпкой.

    Разумеется, и при таком методе работы опытный дрессировщик, понимающий собаку, что называется, спинным мозгом, может добиться отменных результатов. Он вовремя отступает, оставляет трофей в зубах разъярённой собаки — здесь уже включается переадресованная агрессия, также позволяющая наработать необходимые для борьбы приёмы.

    Неумелый дрессировщик часто добивается проявления критической реакции. Своим агрессивным поведением: криками, ударами, психическим напором — он загоняет собаку в угол в прямом и переносном смысле этого слова. Животное убеждается, что отступать ему больше некуда, а на злобного чужака (именно так выглядит в её глазах инструктор) не действует ни её согласие убраться с его территории, ни умиротворяющие демонстрации. Остаётся единственный выход — идти в бой, и будь что будет! Через пару–тройку занятий такая собака с белыми от ярости глазами будет рваться в бой. Это классический случай инструментальной агрессии, но…

    В этом «но» скрыта масса проблем. В иной ситуации, когда собака будет не на площадке и не на привязи, она, скорее всего, выберет тактику бегства, коль скоро никто и ничто не будет вынуждать её к критической реакции. И таких собак немало. Как часто собака работает на площадке, точно часы, а в пяти метрах от неё с визгом убегает от пошатнувшегося в её сторону пьяного!

    «Образ врага». При формировании агрессивных реакций у собаки складывается представление о том, как должен выглядеть объект агрессии. Животному удобно идентифицировать образ врага по минимальному количеству признаков, которые в норме должны быть функциональны. Например, объект территориальной агрессии — нарушитель границ. Врагом может быть человек, протягивающий к собаке руку, резко разговаривающий с хозяином и т. д.

    При неправильном обучении образ врага становится не функциональным, а атрибутивным — прошедшая «злобёжку» собака принимается активно выискивать среди прохожих тех, кто носит ватник, халат, словом, некую одежду, ассоциирующуюся у неё с костюмом «нарушителя».

    Агрессия и доместикация

    При одомашнивании животных уровень агрессивности, присущий виду, максимально снижают. Однако для многих пользовательных пород собак агрессия является селектируемым признаком — её выраженность стремятся повысить. Как может существовать агрессивное домашнее животное?

    При анализе форм агрессивного поведения и сравнения его с поведением, присущим близкородственным диким видам, мы долго не могли понять, в чём же разница? Было ясно, что агрессивное поведение должно было претерпеть определённую эволюцию, в противном случае собака и человек не могли бы обитать столь мирно под одной крышей.

    Эту мысль подтвердили наблюдения за волками. При самых хороших отношениях между зверем и человеком обитать в одном доме со взрослым волком оказывается невозможным. Человек вынужден вести себя очень аккуратно, постоянно помня о «сером брате», поскольку любой серьёзный конфликт однозначно решается волком в свою пользу. Необходимость подобной аккуратности, чёткости в работе не раз подчёркивали и цирковые дрессировщики. Случалось, что простое падение человека провоцировало ручного, некогда выкормленного из соски зверя на атаку. Печальный пример семьи Берберовых (попытка жить в одном доме с ручным львом) подтверждал то же самое: с ручным зверем надо быть очень корректным, любая небрежность, попытка панибратства могут привести к трагедии.

    Тем не менее собака живёт под одной крышей с человеком не один десяток тысячелетий, а ведь отнюдь не каждый владелец собаки на протяжении всего этого времени был хорошим дрессировщиком. Более того, именно по отношению к собаке хозяева зачастую проявляют полнейшую небрежность: незаслуженные наказания, приставание с игрой, когда собака не в духе, отбирание еды и многое другое, чего самый слабосильный волк не стал бы терпеть ни секунды.

    Скорость агрессии

    Анализ развития агрессивных взаимодействий у волков и собак привёл нас к следующему выводу: у собак агрессивность ничуть не ниже, чем у волков, отличия в ином — в скорости развития конфликта. На это обстоятельство мы обратили внимания, увидев собачьи бои. Противники долго сходятся, демонстрируя угрозы, ходят на цыпочках, рычат, дыбят шерсть на хребте и лишь потом схватываются и долго дерутся. У волков те же демонстрации вызова и угрозы занимают считанные секунды, будто видеоленту прокрутили с десятикратной скоростью. Демонстрации не сменяют друг друга, а молниеносно трансформируются, порядок их смены зачастую не успеваешь уловить, а противники уже разошлись без контакта либо успели подраться, и бой завершён.

    Похоже, что скорость демонстрации ритуальных угроз оказалась принципиальной. Даже для не слишком наблюдательного горожанина оскал, рычание собаки понятны, до перехода к следующим агрессивным действиям проходит достаточно времени, чтобы успеть принять меры.

    Агрессия и взаимопонимание

    Кроме отбора на «медленную» агрессию, точнее, на замедленность её эскалации в ходе становления собаки как вида домашнего животного, должна была идти селекция на улучшение восприятия коммуникативных сигналов человека.

    Если эволюция человека шла по пути развития второй сигнальной системы, по пути усложнения языка, то вид–союзник явно эволюционировал по пути более точного восприятия невербальных сигналов. Часто неопытный владелец пытается общаться с собакой только словесно, совершенно не контролируя свой эмоциональный фон, мимику, движения корпуса. Собака не слушается либо боится его потому, что явственно видит неуверенность либо угрозу как раз в движении, мимике. Зачастую запах хозяина даёт ей куда более полную информацию, чем искусственно бодрая интонация его голоса. Подобное умение понять чужой вид сделало собаку удобной для сосуществования с человеком. И тут мы подходим к рассмотрению третьего, очень важного изменения в ходе одомашнивания.

    Социальный инфантилизм

    Наиболее интересным и важным с точки зрения взаимодействия с собакой оказывается трансформация социальности в широком смысле. Даже в относительно слабосоциализированных породах собака позволяет человеку вмешиваться в свои действия, во всю свою жизнь настолько глубоко, насколько ни один волк никогда не позволит самому жёсткому доминанту. Корректируя поведение собаки, человек решает, что она может сделать в данный момент, а удовлетворение каких потребностей придётся отсрочить. Человек, управляя поведением собаки, отчасти берёт на себя родительские функции. Домашние собаки легко воспринимают подобный патернализм со стороны человека.

    Вдумаемся, в каком социуме самец будет сидеть и смиренно ждать разрешения доминанта приступить к ухаживанию и спариванию? Доминант либо запрещает проявлять сексуальные притязания вообще, либо не вмешивается в этот процесс. Тем не менее широко используемые племенные кобели разных пород начинают вязку по команде владельца. А чего стоит запрет легавой самостоятельно сходить со стойки? В какой стае волков есть хоть тень подобного диктата вожака?

    Не следует путать подобную передачу самостоятельности особью её доминанту с общим инфантилизмом поведения. Взрослая собака не ведёт себя как щенок, она не беспомощна, но в определённых условиях воспринимает власть человека как абсолютную, как власть не столько доминанта, сколько родителя.

    Именно поэтому ручной волк будет раз за разом стремиться изменить иерархию в свою пользу, собака же не станет делать этого вовсе либо попытается и, убедившись, что «родители» сильнее, оставит попытки доминировать. Следует подчеркнуть, что речь идёт прежде всего о психической силе человека. Его уверенность в том, что он может управлять собакой, а она обязана ему подчиняться, в подавляющем большинстве случаев снимают конфликт в самом зародыше, когда человек его ещё не видит.

    Особенно чётко эта неизбежность подчинения собаки заметна в местах традиционного их содержания. Здесь они обычно являются неотъемлемой частью хозяйственного уклада, и ребёнок, видя их сызмала, учится правильно держаться с ними. Человек знает, что собака должна вести себя определённым образом, его уверенность в этом, равно как и недовольство в случае ослушания, заставляет животное поступать ожидаемым образом.

    Резюмируя, необходимо сказать следующее. В отличие от других домашних животных, у которых агрессия на человека подавлялась, у собаки она сохранялась. При этом оказались необходимыми определённые условия: 1) уменьшение скорости эскалации агрессивных реакций; 2) повышение способности воспринимать сигналы другого вида; 3) формирование патернализма человека по отношению к собаке, приведшее к усилению «послушания» собаки; 4) гипертрофия и трансформация различных видов агрессии в удобные для человека формы.

    Паталогии социального поведения и агрессии

    Особый случай гипертрофии агрессивного поведения — бойцовые собаки. Здесь проводилась селекция на создание животных, максимально быстро переходящих к жёсткому агрессивному столкновению и ведущих бой неритуально.

    Биологически подобная агрессия просто не имеет смысла: умерщвление или калечение противника любой ценой никак нельзя назвать адекватной стратегией ни для вида (повышение смертности), ни для особи (увеличение риска тяжёлых травм). Кроме того, подобный характер боя требует ломки важнейших поведенческих комплексов, в первую очередь социополового. В результате спектр социальных демонстраций сводится к минимуму, ритуализованность поведения оказывается крайне низкой. Животное не в состоянии понимать «язык» других собак, не может сообщить о собственных намерениях. Его возможности вступать в иерархические отношения очень низки.

    Но снижается не только иерархичность по отношению к собакам, точно так же она падает и по отношению к человеку. Происходит возрождение «быстрых агрессоров», отброшенных как неприемлемых в ходе отбора. Разрушение основных поведенческих комплексов закономерно приводит к тому, что агрессия генерализуется, становится одной из приоритетных мотиваций.

    Итогом подобной селекции оказывается животное с нарушенным социополовым поведением: кобель может насмерть драться с сукой, сука стремится умертвить собственных щенков. Отсутствуют блоки, тормозящие агрессию, — собаки не умеют подчиняться и не реагируют на принятие позы подчинения.

    Поведение подобного животного не прогнозируемо, а вероятность его нападения на хозяина весьма высока. По сути, горе–селекционерам удалось создать ущербное с точки зрения биологии существо, которое собакой является лишь по названию, не имея при этом характерных для собак черт поведения.





     


    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх