МНИМОЕ ИСКЛЮЧЕНИЕ No 3: ИНВЕРСИЯ ПИТЕРА

Мой приятель путешествовал по стране, где продажа алкогольных напитков является государственной монополией. Непосредственно перед возвращением домой он отправился в государственный винный магазин и спросил, сколько бутылок вина может вывезти из страны один человек.

– Вам придется узнать это у таможенника на границе, ответил продавец.

– Но я хочу знать сейчас,сказал мой приятель, чтобы закупить столько, сколько разрешено, и ни бутылкой больше.

– Это определяется таможенными правилами, – возразил продавец. К нам они не имеют никакого отношения.

– Но вы ведь конечно знаете эти правила, – сказал турист.

– Конечно, – сказал продавец, но мы не имеем никакого отношения к таможне, а потому я не могу их вам сообщить.

Вероятно, и вам иногда отвечали: «Мы таких справок не даем». Служащий знает, как можно разрешить ваше затруднение, вы знаете, что он это знает, однако по той или иной причине он ничего вам не скажет.

Однажды, когда я стал профессором в одном новом университете, университетская бухгалтерия вручила мне специальное удостоверение, дающее право получать деньги по чекам в кассе университетского книжного магазина. Я отправился в этот магазин, предъявил мое новое удостоверение и представил чек Американского бюро путешествий на двадцать долларов.

– Мы выплачиваем деньги только по чекам бухгалтерии и чекам, выданным частными лицами, – сказал кассир книжного магазина.

– Но этот чек ведь лучше чека частного лица, – сказал я. – Он даже лучше чека бухгалтерии. Я ведь могу получать по нему деньги в любом магазине и без предъявления специального удостоверения. Чек бюро путешествий ничуть не хуже наличных.

Так как последовавшая непродолжительная дискуссия ни к чему не привела, я попросил разрешения переговорить с управляющим. Он выслушал меня терпеливо, но с отсутствующим выражением лица и затем решительно заявил:

– Мы не выплачиваем денег по чекам бюро путешествий.

Вы слышали о больницах, которые тратят драгоценное время на заполнение пространных анкет, прежде чем помочь жертве несчастного случая. Вы слышали о сестре, которая будит больного словами: «Проснитесь! Вам надо принять снотворное».

Возможно, вы читали об ирландце Майкле Патрике О'Брайене, которого одиннадцать месяцев продержали на пароме, курсирующем между Гонконгом и Макао. У него не было необходимых документов, чтобы сойти на берег ни на одном, ни на другом конце переправы, и никто не хотел ему их выдать.

Мелкие чиновники, не наделенные правом принимать решения, с маниакальной настойчивостью требуют точнейшего заполнения всевозможных анкет вне зависимости от их пользы. И не допускают ни малейшего отклонения от привычного стандарта.

Профессиональный автоматизм

Этот тип поведения я называю профессиональным автоматизмом. Профессиональный автомат твердо знает, что средство важнее цели: бумаги важнее того, ради чего они были первоначально созданы. Он уж больше не видит в себе человека, служащего обществу. Он рассматривает общество как сырье, необходимое для существования его самого, анкет, бюрократических процедур и иерархии.

С точки зрения его клиентов или жертв, профессиональный автомат абсолютно некомпетентен, так что несомненно вы с удивлением спросите: «Каким образом столь большое число профессиональных автоматов продвигается по службе? Быть может, на них не распространяется Принцип Питера?» Чтобы ответить на этот вопрос, я поставлю другой: «Кто определяет уровень компетентности?»

Вопрос стандартов

Компетентность служащего определяется не посторонними лицами, а теми, кто стоит выше его на иерархической лестнице. Если его начальник все еще находится на уровне компетентности, он способен оценить деятельность своих подчиненных по полезности выполняемой ими работы, например, по качеству медицинского обслуживания или использованию информации, производству сосисок или ножек для столов – то есть по результатам их труда.

Если же начальник достиг своего уровня некомпетентности, он обычно судит о подчиненных по тому, насколько точно они соблюдают формальный комплекс своих обязанностей, и компетентность для него – синоним строгого соблюдения всех правил, инструкций и процедур. А потому он особенно ценит исполнительность, аккуратность, почтительность к старшим по должности и умение писать отчеты и вести документацию Коротко говоря, такой начальник оценивает усердие подчиненного.

«На Утёсмена можно положиться».

«Благодаря Смазингу работа в конторе идет как по маслу».

«Рутинерс методичен и пунктуален».

«Мисс Робот – надежный, добросовестный работник».

«Миссис Приветли хорошо ладит с сослуживцами».

В таких условиях выше эффективного ис-полнения работы ценятся те качества со трудника, благодаря которым он хорошо вписывается в иерархию. Это и есть инверсия Питера. Профессиональный автоматизм можно определить как «извращение Принципа Питера». Выворачивается наизнанку взаимоотношение между средством и целью.

Теперь вы можете понять, чем руководствовались в своих действиях профессиональные автоматы, которые были описаны выше. Если бы продавец винного магазина сразу же объяснил туристу таможенные правила, тот бы подумал: «Как он любезен». Но директор магазина воспринял бы поступок продавца как нарушение правил.

Если бы кассир книжного магазина принял мой чек, выданный бюро путешествий, я был бы ему благодарен, однако директор магазина сделал бы ему выговор за превышение полномочий.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх