Что будет с оффшорами

Будущее оффшорных зон и оффшорных компаний – один из вопросов, о которых ходит невероятное количество домыслов и слухов. Любое событие, вроде появления на улицах Москвы плакатов с надписью «Нет оффшорам», вызывает самую разнообразную реакцию у заинтересованной части населения. На самом деле, если обойтись без эмоций, то процесс развития оффшорных зон точно так же регулируется юридически и примерно в той же степени предсказуем, как и, к примеру, российское корпоративное законодательство. Попытаемся произвести небольшой непредвзятый анализ.

Факторы, оказывающие влияние на использование оффшорных компаний, можно условно разбить на две группы. Первая группа относится к законодательству страны, где компанию предполагается использовать. В нашем случае это Российская Федерация. Вторая же группа факторов относится к законодательству стран, где оффшорные компании регистрируются, либо к международным организациям, которые оказывают существенное влияние на них.

Что касается первой группы – то есть российского законодательства, нужно сказать, оно сравнительно либерально, и на оффшорные компании не налагается никаких существенных ограничений в деятельности, если сравнивать их с обычными нерезидентами. Самое серьезное ограничение изложено в недавно принятом указании ЦБ РФ № 1318-У «О формировании и размере резерва под операции кредитных организаций с резидентами оффшорных зон» от 7 августа 2003 года. Данный документ несколько усложняет работу кредитных организаций тем, что предписывает формировать резерв от 25 до 50 % в случае возникновения задолженности перед кредитной организацией со стороны резидента оффшорной зоны, находящейся в группе 2 или 3 указания ЦБ 1317-У «О порядке установления уполномоченными банками корреспондентских отношений с банками-нерезидентами, зарегистрированными в государствах и на территориях, предоставляющих льготный налоговый режим и (или) не предусматривающих раскрытие информации при проведении финансовых операций (оффшорных зонах)».

Это, безусловно, минус для работы банков с теми из оффшорных компаний, которые попали в группу 2 и 3. Некоторым плюсом (по итогам уходящего года) является то, что старый список оффшоров из известного Указания ЦБ № 500-У убрали, несколько упростив работу российских банков в этой части.

Для понимания того, что российское законодательство об оффшорах весьма либерально, достаточно поверхностной информации о том, как обстоят аналогичные дела у наших соседей из ближнего и не столь ближнего зарубежья. К примеру, на Украине, в соответствии с законом «О налогообложении прибыли предприятий», резиденты этой страны при операциях с компаниями, зарегистрированными в оффшорных зонах (согласно ежегодно обновляемому списку Кабинета Министров Украины), на расходы по таким операциям относят не полную сумму выплат, а лишь 85 % от нее, что фактически устанавливает дополнительный налог на работу с оффшорами.

Практически аналогичная ситуация существует в Республике Беларусь, с небольшими отличиями в Латвии, Эстонии и многих других европейских странах и странах бывшего СНГ.

Почему законодательство России в этом отношении гораздо более мягкое и стоит ли в будущем ожидать радикальных изменений, становится ясно, если проанализировать один интересный законопроект, который был отклонен Госдумой 5 февраля 2003 года. Назывался он – «Об особом правовом статусе на территории РФ оффшорных компаний». Статья 2 законопроекта фактически предусматривала полную изоляцию оффшорных зон от российской экономики:


Статья 2. В соответствии с настоящим Федеральным законом – оффшорные компании не вправе:

– осуществлять деятельность по экспорту из Российской Федерации товаров, работ, услуг, результатов интеллектуальной деятельности, в том числе исключительных прав на них;

– осуществлять деятельность по импорту в Российскую Федерацию товаров работ, услуг, результатов интеллектуальной деятельности, в том числе исключительных прав на них;

– осуществлять валютные операции, указанные в Федеральном законе «О валютном регулировании и валютном контроле»;

– участвовать в качестве покупателей в сделках приватизации государственного и муниципального имущества;

– владеть на праве собственности акциями российских юридических лиц, являющихся открытыми акционерными обществами и осуществлять функции управляющей организации в открытых акционерных обществах.


Таким образом, авторы документа заработали политические дивиденды, а после отклонения законопроекта Россия может не опасаться резкого снижения объема иностранных инвестиций. Слишком сложно было бы менять установившуюся и всем привычную систему работы.

Что касается «иностранной» составляющей данного анализа, то пик борьбы с оффшорными зонами пришелся на 1999–2001 годы, когда началось составление «черных списков» стран, либо не оказывающих содействие в расследовании дел по отмыванию денег и финансированию терроризма, либо занимающихся вредной налоговой конкуренцией. Это не значит, что работать с оффшорными компаниями сейчас становится легче день ото дня. Просто ситуация стала более прогнозируемой. «Черный список» FATF уменьшился почти в два раза и будет уменьшаться в дальнейшем благодаря тому, что большинство юрисдикций исправно отчиталось о введении нового законодательства о борьбе с отмыванием денег. Также большинство из них реально оценило возможные потери клиентов, вызванные буквальным исполнением требований законодательства, и нашло разумный компромисс.

Также разумный компромисс был найден в определении того, что такое налоговая конкуренция и как с ней бороться, чему пример – налоговая реформа на Кипре. С одной стороны, требования Европейского Союза выполнены, с другой – выгоды от использования кипрских компаний в совокупности не уменьшились. На данный момент обсуждаются аналогичные налоговые реформы на Гибралтаре и ряде других юрисдикций. Конечно, иногда это вносит путаницу в работу, и новое законодательство зачастую чревато потерей денег для клиентов, если не до конца учесть возможные последствия его применения, но это неизбежные трудности переходного периода. В конце концов, юристы тоже должны на чем-то зарабатывать. Главное – не забывать к ним обращаться в случае организации финансовых схем.

Однако зарубежная составляющая рисков использования оффшорных компаний связана не только с международными организациями. Достаточно часто происходят изменения и в законодательстве отдельно взятой юрисдикции. Самым ярким примером в этом году служит обсуждаемая реформа на Британских Виргинских Островах. В российской прессе несколько раз проходила информация о том, что поправки в местный Закон 1984 года «О международных предпринимательских компаниях» были приняты. На самом деле это не совсем так. На данный момент закон прошел третье чтение и ожидает подписания Губернатором. Окончательному же подписанию и вступлению в силу мешает ряд существенных факторов, таких как, например, необходимость приведения остальных нормативных актов в соответствие с обсуждаемым Законом, что еще не сделано. Если описать планируемые последствия для тех, кто использует компании данной юрисдикции, то в ближайшие 4 года у них, возможно, будут дополнительные расходы на внесение изменений в учредительные документы компании с тем, чтобы отказаться от выпуска акций на предъявителя. В противном случае необходимо будет уплачивать повышенную государственную пошлину.

Это, безусловно, далеко не все изменения, которые произошли в 2003 году. Для того чтобы описать их полностью, понадобится много часов беседы и множество страниц печатного текста. Правда, большая часть из них не столь глобальна, как в описанных примерах.

В заключение хотелось бы добавить несколько слов об общей либерализации российского валютного законодательства о нерезидентах. Но здесь уже речь не идет просто об оффшорах. Это затрагивает оффшоры «в том числе», так как они, конечно же, являются нерезидентами, и изменениями в валютном законодательстве государство старается регулировать, прежде всего, этот вопрос.

Итак, валютное законодательство становится либеральнее день ото дня. В период с 2001 года физическим лицам разрешается приобретать акции иностранных компаний и открывать счета в иностранных банках без разрешения ЦБ. Для юридических лиц существенно упрощается процедура выплаты дохода нерезиденту, процедура привлечения кредитов на срок свыше 180 дней из разрешительной превращается в более простую – уведомительную. Все это широко используется для целей налогового планирования с использованием оффшорных компаний. Также ожидается принятие нового закона «О валютном регулировании и валютном контроле», который будет содержать весьма и весьма либеральные подходы.

Безусловно, для людей заинтересованных очень важно постоянно находится в курсе всех многочисленных изменений, четко представлять себе возможные выгоды от их использования и еще более четко представлять себе возможные потери от их НЕПРАВИЛЬНОГО использования, чему примеров хватает.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх