Ты страшился тысячи вещей… Но все это были лишь маски, лишь видимость. На с...

Ты страшился тысячи вещей… Но все это были лишь маски, лишь видимость. На самом деле страшило тебя только одно: решиться сделать шаг в неизвестное, маленький шаг через все существующие предосторожности.

(Герман Гессе)

Однажды Путник шел по дороге в сторону стотысячного Города и повстречал на своем пути Чуму.

– Куда ты идешь? – спросил Путник.

– В Город. Я заберу тысячу человек и уйду прочь.

Когда Путник дошел до Города, Чума уже побывала там. Улицы были пусты, в живых не осталось никого из ста тысяч человек.

Он пошел дальше и вскоре нагнал Чуму.

– Почему ты убила всех? – накинулся он на нее. – Ты же собиралась взять только тысячу!

– Я и взяла тысячу. Остальных я не трогала – они умерли сами. Их убил страх.

Смелый – не тот, кто не боится. Трусливый – не тот, кто боится. Они оба боятся. Разница в том, что смелый боится и все равно действует, несмотря на страх.

При этом многие из нас представляют себе героические ситуации – вот хулиганы обижают ребенка, а я их разгоняю! Или младший брат тонет в реке, а я ныряю с головой в набежавшую волну и спасаю его от смерти! Между тем ситуации, в которых мы взаимодействуем со страхом, случаются гораздо чаще, чем встречи с хулиганами или глубокими реками. И боимся мы не только боли или смерти. Если присмотреться, можно заметить, что наши страхи во многом определяют наше ежедневное поведение, влияют на отношения с другими людьми, на то, какие мы ставим цели, чего в результате добиваемся и как сами себя оцениваем.

Чего же мы боимся чаще всего?

Специалисты американского консультационного портала CTRN опубликовали список фобий современного мира. И знаешь, что возглавляет длинный список человеческих страхов? Нет, не страх болезни или смерти. На самом верху, на первом месте – страх публичных выступлений! В действительности люди боятся не публичных выступлений. Если бы ты был уверен, что выступишь замечательно, тебе будут аплодировать и скажут: «Огромное спасибо, это было лучшее выступление из всех!» – ты бы не боялся.

Просто мы боимся оказаться в глупом положении, плохо выглядеть, стать объектом насмешек.

Страх плохо выглядеть. Это самый мощный барьер на пути к успеху. Очень многие еще в раннем детстве усваивают накрепко – лучше сидеть тихо, не высовываться, не поднимать лишний раз руку на уроке, не предлагать необычных решений на рабочем совещании – и тогда поводов мучительно краснеть не будет. Лучше заранее подстраховаться, чтобы потом не было больно. Да, побочным результатом будут, возможно, посредственные результаты или их отсутствие, не самое лучшее образование, потому что на экзамене было страшно выглядеть идиотом, низкая зарплата, потому что боязно оказаться в невыгодном свете перед коллегами и начальством, предлагая новые идеи, зато не будет больно, неловко, стыдно.

Некоторые женщины из страха выглядеть глупо и неловко предпочитают сидеть дома в одиночестве, лишь бы кто не подумал, что на самом деле им хочется быть востребованными, любимыми, замуж выйти, наконец.

Этот страх побуждает отсиживаться, никогда не делать первый шаг. Ведь тому, кто идет первым, могут достаться шишки! Правда, и призы все – его. Но страх нередко бывает сильнее.

На тренингах иногда можно наблюдать странную ситуацию. Вроде люди заплатили большие деньги, выделили драгоценное время, пришли для того, чтобы с ними поработали, – и ждут, ждут до последнего, надеясь, что до них очередь не дойдет! Лишь бы избежать страха выглядеть плохо, говорить публично.

Люди боятся выглядеть не только смешными, но и уязвимыми. Нередко человек предпочитает славу циничного, беспринципного, жестокого тирана, потому что показать истинную уязвимость и ранимость – опасно. Что такого ужасного произойдет, если окружающие заметят «нежное нутро»? А вдруг сделают больно? А вдруг перестанут уважать? Лучше нацепить непроницаемую маску – ну что поделаешь, если в качестве побочного эффекта рушатся отношения, не создается доверия, не возникает близости и тепла…

Страх быть неправым. Мы уже говорили об этом в предыдущей главе. Многие из нас настолько сроднились со своими убеждениями, что кажется, будто признание собственной неправоты автоматически приравнивает «я ошибся» к «я плохой», «неправильный», «ничего не стою».

Страх перед изменениями. Страх потерять статус-кво. Да, сейчас все ни шатко ни валко, да, это не самая интересная работа и не самая большая зарплата, и отношения с женой не такие, о которых я всегда мечтал, и вместо трехэтажного особняка – обычная квартира. Но вдруг попробуешь изменить – и потеряешь то, что имеешь? Страшно. Лучше уж пусть будет хоть как-то… Лучше синица в руках…

На этот счет существует известная притча.

Одной семье довелось пережить войну и сопутствовавший ей длительный голод. После того как война закончилась, мать и отец пообещали, что их дети никогда не будут голодать, что бы ни случилось. Землетрясение, цунами, пожар – у их детей всегда будет пропитание. Для того чтобы гарантировать это, они решили с этих пор всегда носить с собой хоть какую-то еду и держать ее в руках, потому что оставить где-то, даже на несколько минут, – страшно. Каждый день они набирали земляных орехов, давали их в руки своим детям и строжайше запрещали выпускать их из рук. Вдруг пожар?

Между тем их соседи праздновали окончание войны. Везде были развешаны гирлянды, стояли столы, ломившиеся от праздничных угощений, звучали смех и песни. Дети подходили к столам, но взять с тарелок ничего не могли – ведь руки были заняты, а родители строго-настрого запретили им оставлять орехи. Вдруг опять война? Вдруг пожар? Вдруг голод?

Нередко бывает так, что люди отказываются от чего-то нового, потому что боятся, что не справятся с новой реальностью, не готовы к переменам, даже если мечтали о них. Им страшно, что вместе со старым образом жизни уйдет из-под ног опора, исчезнет то, на что они раньше могли рассчитывать.

Со страхом изменений тесно переплетается боязнь разочарования. Лучше не пробовать, вдруг окажется невкусно? Лучше не выходить замуж – вдруг после свадьбы выяснится, что любимый вовсе не идеальный мужчина? Одним словом, «если у вас нету тети – ее вам не потерять!»[1].

Рассказывают, что Святослав Федоров, автор уникальной методики в области лечения различных нарушений зрения, создатель Института микрохирургии глаза, предложил Всероссийскому обществу слепых бесплатно вылечить группу незрячих пациентов. Были обследованы тысячи людей, сотням из них было возвращено зрение (полностью или частично). Однако (и этот факт зафиксирован документально) несколько десятков пациентов категорически отказались и от операции, и от обследований. Они боялись положительного результата, им было страшно при мысли, что их мир – тот, к которому они привыкли, мир темноты, звуков и запахов, в котором они умели ориентироваться, – будет разрушен. И они не захотели рисковать ради возможности видеть.

Страх потери комфорта. Еще один «классический» страх. Это не только нежелание вылезать из-под теплого одеяла утром (с прилагающимся призом вроде опоздания на важную встречу), это еще и сопротивление любому риску, отказ выходить за пределы того, что казалось нам возможным. Пусть это и обещает сказочный выигрыш, но ведь столько придется перетерпеть на пути…

Страх брать на себя ответственность. Люди неохотно берут на себя ответственность. Почему? Даже имея намерение выполнить те или иные действия, многие избегают озвучивать их в виде публичных обещаний. Они боятся не справиться, оказаться несостоятельными. Сказал – и не потянул. Нет ответственности – нет и наказания, поэтому так часто можно слышать: «Это не моя ответственность». Причем произносится это не с сожалением, а почти с гордостью. Звучит как «не мое дело» или даже «не моя вина».

Мы возвращаемся к двум страхам, которые уже обсуждали выше, – во-первых, плохо выглядеть, подставить себя под колкости и насмешки (пусть даже невысказанные), а во-вторых, базовый страх оказаться неправым, неправильным, плохим.

Именно поэтому люди боятся давать громкие обещания, озвучивать экстремальные цели, публично замахиваться на высокие планки, публично признаваться в собственных мечтах. Это страшно. Небезопасно. Рискованно. Только цена такой безопасности – нереализованные мечты.

Фактически страх – следствие одного из базовых человеческих инстинктов, а именно инстинкта самосохранения. Любая биологическая популяция, в том числе человеческая, стремится к тому, чтобы выжить, и страх – необходимый элемент, обеспечивающий это выживание. Все, что работает против инстинкта самосохранения, вызывает страх. Страх действительно часто помогает человеку ВЫЖИТЬ, но нередко он одновременно обрекает любые яркие проявления, фантастические достижения, громкие мечты на провал, даже когда не идет речь о физическом выживании. Можно сказать, что иногда мы начинаем ВЫЖИВАТЬ в социальном смысле, когда просто бредем по жизни, стараясь свести риск к минимуму.

Почему же мы все-таки не только выживаем, но и рискуем, мечтаем, ставим цели и достигаем их? Что люди противопоставляют страху? Почему матери бросаются за своими детьми в огонь и воду, невзирая на смертельную опасность? Кстати, а почему спасатели это делают каждый день? Ради чего медики уезжают в страны, пораженные страшными эпидемиями, и подвергают собственную жизнь риску?

Что-то оказывается важнее, чем страх и выживание. Это и можно назвать приверженностью – любви, чести, долгу, самым различным внутренним ценностям. Мы называем это обязательствами – по отношению к своим мечтам и целям, к своему будущему, к тому, что важно настолько, что ради этого можно преодолеть страх, не позволить ему превратить жизнь в посредственное выживание.

У нас всегда есть возможность взять на себя ответственность за свою жизнь, то есть решить, какой она будет, и не позволять страху управлять ею.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх