КИБОРГИЗАЦИЯ

Это очень интересная метафора, которая позволяет понять, как происходит изменение человека. У Станислава Лема есть замечательный рассказ, который называется «Существуете ли вы, мистер Джонс». Та же самая тема развита Лемом в рассказе и сценарии, которые выходили на русском языке под названиями «Бутерброд» и «Слоеный пирог». Сюжет таков. Автогонщик попадает в аварии, всякий раз теряя жизненно важные части тела. Аварии он устраивает обычно массовые, так что недостатка в подручном материале нет. То ему пришьют чужую руку вместо потерянной, то чужую ногу… Комизм ситуации, как при обмене похожих чемоданов, только еще хлеще. В результате наш автогонщик представляет собой некую мешанину из других людей, что влечет за собой юридические и жизненные проблемы. В рассказе же о мистере Джонсе ему постоянно заменяют органы и части тела на нечеловеческие – на металлические или полимерные. В момент итогового разбирательства выясняется, что от первоначального мистера Джонса ничего биологического не осталось. Он представляет собой конструкцию наподобие Железного дровосека из «Волшебника изумрудного города» («Страны Оз»); поскольку процесс происходил постепенно, то эта истина оказалась понятной не всем и не сразу. Все эти книги проходят по ведомству фантастики, но на самом деле фантастичен в них только масштаб перемен. В жизни каждый из нас последовательно меняет, скажем, ноги человека, не умеющие крутить педали велосипеда, на ноги велосипедиста-любителя; ротовую полость ребенка, поглощающую только жидкие продукты, на челюсти взрослого, способные перемолотить тонны «Сникер-сов» и «Натсов». Впоследствии если ходить к стоматологу нерегулярно, то можно почти чередовать эти состояния с некоторым интервалом. Если же касаться не структурных и не механических отличий, а говорить, скажем, о работе человеческого мозга, то многие из нас видели превращение застенчивых интровертов в пламенных трибунов, стеснительных тихонь в суперпродавцов и гениев общения; махровых недальновидных тактиков в стратегов отраслевого или мирового масштаба. Человек может очень сильно меняться, внутренне еще больше, чем внешне. Смотришь, те же глаза напротив, а ничего общего с тем человеком, которого вы когда-то знали, и в помине нет. Так не стоит ли управлять этим процессом, если уж он существует на деле. Я в таких случаях предлагаю создавать два типа карт – физическую и ментальную.

На физической карте отметим значимые области, которые вам хотелось бы изменить. Допустим на левой карте с надписью «сейчас» можно указать «обычная мускулатура». На правой карте с надписью «завтра» (хотя лучше писать конкретную дату; об этом вы можете прочесть в книге «Целеполагание») – спортивная мускулатура. На левой карте можно указать свой вес сейчас, на правой желательный, которого вы достигнете к конкретному сроку. Есть вещи, которыми управлять труднее, например рост, но поверьте, того, что можно изменить гораздо больше, чем того, что останется с вами навсегда. С ментальной картой и проще, и сложнее. Слева можно написать неумение общаться с VIP-персонами, или неспособность строить большие структуры, или незнание техники «активное слушание», или нежелание расставаться с тенями. На правой карте надо написать желательное состояние. Если вы действительно хотите этих перемен, вы их добьетесь. Ну и можно ли сказать после этого, что вы остались тем же человеком? Нет, конечно. Это была киборгизация в действии. Нечто ненужное для вашего будущего успеха вы поменяли на то, что вам обязательно пригодится. Если этот процесс вести постоянно, если им постоянно управлять, за жизнь вы успеете практически полностью измениться несколько раз. Согласитесь, ведь это здорово!

Жизнь на самом деле подталкивает нас к этим преобразованиям. В 20–23 года вы получаете профессиональное образование. Вы выбрали его, исходя из своих наклонностей, моды, предложений на рынке. Ответьте мне, насколько велик шанс, что через 40 лет, перед выходом на пенсию вы будете теми же добрыми словами вспоминать свой выбор, если, конечно, вы вообще когда-то думали о нем что-то хорошее. В нашей стране постоянно кого-то не хватает, а кого-то перепроизводят. То врачей девать некуда, то хорошего бухгалтера не найти, то эти самые бухгалтеры везде, куда не плюнь. В таких условиях любой выбор кажется опрометчивым. Вы можете возразить, что это в наибольшей степени характерно именно для нашей страны: в ней то один строй, то другой, нэпменов то поощряют, то расстреливают; предпринимателей то сажают, то превозносят, то опять открывают уголовные дела. И развивать, спрашивается, в себе задатки мегаменеджера или нет? В других странах если дела и обстоят лучше, то поверьте, не намного. Западные организации то предлагают едва ли не пожизненный наем, стимулируют работников всю жизнь работать в одной организации, то начинают дробиться на маленькие, клиент-ориентированные компании, которые легко приспосабливаются к внешним изменениям. Да и вообще изменения вокруг просто несутся с огромной скоростью. Как говорил один из персонажей Кэрролла: «Сейчас надо бежать вдвое быстрее, чтобы хотя бы оставаться на месте». Еще вчера ты был руководителем филиала пейджинговой кампании, а сегодня кругом мобильная связь, и ваши пейджеры никого не интересуют, разве что вы придумаете для них какое-то экзотическое применение. Создатели логарифмической линейки были прогрессивными людьми и думали, как усовершенствовать свое детище, чтобы оно пользовалось спросом и через 100 лет, но почти тут же был изобретен калькулятор, а логарифмические линейки унесло ветром времени. Грустно, конечно, школьникам: разве калькулятором треснешь так смачно кого-нибудь по голове, как линейкой? Ничего не поделаешь, прогресс. Однако опять же есть повод киборгизироваться. Навык рубки линейкой сверху меняется на навык запускания калькулятора по типу летающей тарелки.

Таким образом, изменения происходили и будут происходить все быстрее и быстрее, и обдумывание своего проекта позволит обогнать их, не дожидаясь, пока они обгонят вас. Конечно, принято сосредоточиваться на том, что у вас получается сейчас, но этот подход может привести только к тому, что вы навсегда в этом сейчас и останетесь, а на дворе уже будет будущее. «Какое милое у нас тысячелетие на дворе»? – спрашивал Пастернак. У каждого, очевидно, свое время. Кто-то застрял в каменном веке, а кто-то уже видит конец Земли.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх