ТАЙНАЯ ЖИЗНЬ РАСТЕНИЙ

Очень тесное взаимодействие свойственно не только особям одного коллектива (термитам, муравьям, саранче и т. д.). Не менее тесная связь существует между растениями, с одной стороны, и животными (в их числе и человеком), с другой. Об этом свидетельствуют факты. Наиболее ранние из них, которые явились истинной сенсацией, были сообщены в книге «Тайная жизнь растений», написанной американцами П. Томпкинсом и Кр. Берд. В книге приведены результаты исследований американского ученого К. Бакстера. Суть их состояла в следующем.

К. Бакстер занимался проблемой детектора лжи. Ему пришла в голову мысль установить детектор лжи (а точнее датчик, входящий в этот прибор) не на человеке, а на растении и понаблюдать, как будет реагировать растение на экстремальные, необычные ситуации. Чтобы была понятна суть этих опытов, необходимо объяснить, что представлял собой датчик.

Человеческая кожа играет важную роль в его общении с внешним миром. Современная наука установила, что кожный покров является своего рода экраном, который изолирует человека от биоэнергетических и биоинформационных воздействий других людей. Недаром высокочувствительного человека называют человеком с обнаженными нервами, т. е. человеком без кожи. Но этот экран-кожа не всегда одинаков в смысле его проницаемости для информации, исходящей от других биосистем. Людей с грубой чувствительностью называют толстокожими. Опытным путем было установлено, что когда происходит передача биологической информации от одного объекта к другому, экранирующая функция кожи уменьшается, то есть увеличивается ее проницаемость для этой информации. Заметим, что многие явления парапсихологии (например, телепатия, телекинез, кожное зрение) прямым образом связаны с указанным свойством кожи человека.

Кожная проницаемость меняется по следующим причинам. Было установлено, что в пространстве около кожи имеются электрические заряды и поля. Как многие знают, на кожном покрове человека имеются биологически активные точки. Вся поверхность кожи покрыта густой сетью каналов (если можно так сказать), вдоль которых наиболее активно протекает энергия. Эти каналы традиционно принято называть кожными энергетическими меридианами. Потоки энергии вдоль указанных меридианов меняют свою интенсивность в зависимости от психоэмоционального состояния организма. Эти потоки излучают (собственное излучение организма). Излучения взаимодействуют с зарядами, находящимися в околокожном пространстве. В зависимости от интенсивности собственного излучения к коже притягивается разное количество зарядов. Логика всего этого такова: в зависимости от психоэмоционального состояния человека к его кожной поверхности привлекается из околокожного пространства разное количество электрических зарядов. Но количество электрических зарядов можно измерить, их направленное движение представляет собой не что иное, как электрический ток. Значит, можно, измеряя физическую величину (электрический ток или сопротивление электрическому току), получить информацию о казалось бы недоступных вещах — о психоэмоциональном состоянии организма. Поясним, что чем больше сопротивление электрическому току, тем меньше сам ток (при одном и том же напряжении). Это известный из школьного курса физики закон Ома.

Итак, с одной стороны, свойства кожи (ее проницаемость для энергии и информации) непрерывно меняются, так как меняется состояние человека, связанное с воздействием на него внешней среды. Это значит, что по такому же закону меняются и собственные излучения организма. В соответствии с изменением этих излучений меняются все прикожные энергетические явления. Если перед человеком возникает какая-либо проблема или же на него действуют определенные сигналы из внешней среды (достаточно сильные, чтобы быть замеченными), в его организм усиливается приток энергии. Заметим, после того как проблема окажется решена или действие сигнала прекратится — этот приток энергии постепенно прекращается. Ясно, что этот приток энергии к организму человека из внешней среды не может быть самопроизвольным, он должен кем-то или чем-то управляться. Вопрос этот непростой. Ясно одно, что в регулировании этим энергообменом принимает участие кожа. Ее энергетические параметры изменяются в соответствии с теми задачами, которые стоят перед человеком! Эти изменения и осуществляются путем изменения электрического сопротивления кожи. Этот эффект используется при исследовании психофизиологического состояния организма человека еще с конца 80-х — начала 90-х годов прошлого века. Он получил название кожно-гальванического эффекта. Напомним, что гальваника связана с собиранием электрических зарядов. Отсюда такое название. При изменении же электрического сопротивления кожи одновременно в коже возникают собственные электрические потенциалы. Собственно, эти два эффекта — изменение электрического сопротивления и собственные электрические потенциалы — не просто взаимосвязаны, а являются разными сторонами, аспектами одного и того же явления.

Уменьшение электрического сопротивления кожи во время психологического напряжения человека впервые зафиксировал французский ученый Фере в конце прошлого века. Впервые описал появление электрических импульсов на коже человека русский физиолог И.Р. Тарханов. Это было в 1889 году. Так в распоряжении исследователей появился количественный метод, позволяющий объективно, количественно изучать явления, связанные с психикой человека, с его душевным состоянием. Этот эффект тогда назвали «психогальваническим рефлексом». Сейчас его называют «кожно-гальваническим», хотя можно с таким же успехом оба эти названия объединить, поскольку оба они правильные.

Мы достаточно подробно объясняем существо данного метода исследований не только потому, что это необходимо для понимания опытов, проводимых с растениями, но и потому, что многие результаты, которые будут приведены в данной книге, основываются на правильном понимании этого эффекта. Подумайте, ведь в данном случае речь идет о самом принципиальном для любой биологической системы: растения, животного и, наконец, человека, т. е. речь идет о связи с внешней средой, с Космосом, с внешней Волей, с внешним Разумом. Оказывается, этим довольно простым методом можно контролировать святая святых — мост между всем живым и внешним миром, а также между отдельными живыми объектами.

После такого пояснения вернемся к опытам с растениями, которые проводил К. Бакстер. Результаты исследования этим методом психофизиологического состояния людей будут приведены позднее. Кожно-гальванический рефлекс наблюдается не только у человека, но и у животных, а также у растений.

К. Бакстер задался прагматическим вопросом: нельзя ли у растения определить свидетельства происходящего на его глазах «убийства»? Чтобы ответить на этот вопрос, исследователь «на глазах» у растения совершал убийство креветки. Это делалось так. Чтобы опыт, как говорят экспериментаторы, был чистым, это убийство было организовано так, чтобы оно было неожиданным не только для свидетеля и креветки, но и для его организатора — самого исследователя.

Креветка располагалась на пластинке, которая находилась над кастрюлей с кипящей водой. Поворот пластинки неизбежно приводил к тому, что креветка падала в кипящую воду и погибала. Сам момент опрокидывания пластинки выбирал не экспериментатор, это происходило по сигналу датчика случайных чисел. По сути, быть или не быть этому опрокидыванию определял господин случай, как при игре в кости. Таким образом, момент наступления трагедии был неожиданным как для растения, так и для человека, проводившего опыт. Это принципиально важно, поскольку в противном случае оставалось бы неопределенным, на что реагирует растение (если оно все же реагирует) — то ли на боль креветки, то ли на сигналы, исходящие в этот момент от самого человека во время его намерений или психоэмоционального стресса, связанного с убийством. Что показали эти опыты? Они убедительно продемонстрировали, что каждый раз, когда креветка погибала в кипящей воде, датчик, установленный на листке растения (на его «коже»), выдавал электрический импульс, который регистрировался прибором.

Заметьте, что лист растения, наблюдавшего за трагедией животного (креветки), выдал точно такой же по своей сути, по своей физической природе электрический импульс (крик!), какой выдает человеческий организм при экстремально напряженном психоэмоциональном состоянии, при его стрессе. Обратите внимание и на то, что стресс растения произошел не от боязни за свою собственную жизнь (ей ничто не угрожало, и растение это знало), а от боли за находящееся в смертельной опасности другое живое существо. Сможете ли вы, узнав это, спокойно срывать цветы и ставить их на стол перед собой и перед гостями. Не покажется ли вам это не просто кощунственным, но и просто страшным?

Опыты К. Бакстера получили всемирную известность. Людей поразило то, что имеется столь тесный язык не просто обмена информацией, но и сочувствия и сопереживания между растениями и животными. Ученых в этих опытах, кроме этого, поразило то, что такой язык существует, несмотря на то, что растения и животные находятся на разных ступенях развития. Хотя и те, и другие состоят из клеток, устроенных идентично, но ведь растения, как известно, не имеют специализированной нервной регуляции. Креветки, как животные, такую регуляцию имеют, ведь они обладают нервной системой. Это, казалось бы, принципиальное различие не мешает тем и другим не только общаться, но и близко «к сердцу» брать беды друг друга.

Получив такие результаты в многократно повторяющихся опытах и не сомневаясь в их достоверности, исследователь захотел сам вступить в контакт с растением.

Разве не любопытно было самому вступить в прямой разговор с растением? Можно было не сомневаться, что это возможно. В этих опытах К. Бакстер достиг поставленной цели. Но многократное проведение опытов не всегда давало положительные результаты: в отдельных случаях растение отказывалось реагировать (электрическим импульсом) на возбужденное психофизическое состояние человека. Подобные неоднозначные результаты получали и другие исследователи, которые попытались повторить опыты Бакстера.

Наши соотечественники В.Н. Пушкин, В.М. Фетисов и Г.И. Ан-гулиев пришли к мысли, что при проведении опытов что-то не учитывается, поэтому их результаты неоднозначны. Ими была глубоко проанализирована научная, глубинная основа опытов. Мы еще будем неоднократно говорить в этой книге о В.Н. Пушкине и о результатах, полученных им. Это был талантливый ученый, преждевременно (в 48 лет) ушедший из жизни, но успевший сделать так много в изучении сокровенной природы человеческого духа и Мирового разума.

Проанализировав суть происходящего в опытах по установлению контакта между растением и человеком, В.Н. Пушкин осознал, что для получения однозначных результатов надо строго, объективно контролировать психическое состояние человека при попытке установления его контакта с растением. В опытах было не нужно просто контролировать это состояние, а управлять им, то есть менять это состояние по заранее составленному сценарию. Это можно делать в состоянии гипноза. Ведь в состоянии гипноза можно не только управлять состоянием человека, но и доводить его психическое возбуждение до такого уровня, который требуется для получения отклика растения. В состоянии гипноза можно довести накал эмоциональных переживаний человека до практически любого уровня. Более того, уровень этого переживания при гипнозе можно менять по любой схеме в согласии с целями, поставленными в опытах.

Когда В.Н. Пушкин стал проводить свои опыты с использованием гипноза, их результаты стали однозначными: на каждое психическое возбуждение человека, которое достигало определенного уровня, растение откликалось электрическим импульсом, как и в случае с креветками.

Для дальнейшего описания опытов дадим слово их автору, В.Н. Пушкину: «Оказалось, что для организации эксперимента существенным является не только состояние человека, но и состояние растения. Как показали многочисленные эксперименты, в период, следующий непосредственно за установкой электродов на листе растения, оно генерирует довольно многочисленные и беспорядочные импульсы. Требуется некоторое время, чтобы растение «успокоилось», то есть чтобы спонтанные импульсы, порождаемые его листьями, прекратились и записывающее устройство энцефалографа начало писать прямую линию. Для проведения этих экспериментов была необходима именно такая прямая линия, свидетельствующая о «спокойном» исходном состоянии растения.

В ходе экспериментов был отмечен факт, что далеко не все испытуемые оказались способными входить в контакт с растением. Это, по-видимому, было связано с индивидуальными особенностями психоэнергетической системы участвовавших в экспериментах. Было отмечено, что наиболее способными оказались студентки, обладающие живым темпераментом, с открытыми эмоциональными реакциями, выражающимися в быстром возникновении достаточно сильных эмоциональных состояний. Интересно, что, если испытуемая однажды обнаруживала биоинформационный контакт с растением, в дальнейшем они устанавливались легко и надежно.

Эксперименты проходили следующим образом. Приведем эксперимент со студенткой Татьяной. Придя в лабораторию, испытуемая располагалась в кресле в удобном для гипноза положении на расстоянии около метра от растения, стоящего тут же на столе. После того как испытуемая была погружена в гипноз, ей внушалась идентификация с растением. Гипнотизер говорил ей: «Ты уже не Татьяна, ты — цветок, тот самый цветок, который стоит на столе в лаборатории». Собственно эксперимент начинался после того, как Татьяна в состоянии глубокого гипноза подтверждала, что она цветок.

Первой задачей эксперимента являлось выяснение самого факта биоинформационного контакта человек — растение, являющегося функцией гипнотического включения и выключения определенных эмоциональных состояний.

Так, испытуемой внушалось, что она (то есть цветок) очень красива, что все гуляющие в парке дети любуются ею. На лице Татьяны появлялась радостная улыбка. Всем своим существом она показывала, что внимание, оказываемое ей окружающими, действительно ее радует. Именно во время такого эмоционального подъема, вызванного приятными переживаниями, была зарегистрирована первая реакция растения на эмоциональное состояние человека.

Чтобы проверить, не является ли именно положительный характер эмоционального состояния значимым в реакции растения, испытуемой были внушены сильные отрицательные эмоции. Гипнотизер внушал: погода резко изменилась, налетел холодный ветер, пошел сильный снег, стало очень холодно, бедный цветок в открытой степи чувствует себя совсем неуютно. Мимика Татьяны резко изменилась. Выражение лица стало грустным. Она начала дрожать, как человек, вдруг оказавшийся на морозе в легкой летней одежде. Цветок не замедлил отреагировать на это состояние испытуемой.

После двух экспериментов был сделан перерыв, в течение которого лента прибора двигалась, а перо продолжало писать на ленте линию. В течение всего пятнадцатиминутного перерыва, пока испытуемая находилась в спокойном состоянии, цветок не обнаружил никаких реакций. Линия записи на ленте оставалась прямой.

После перерыва гипнотизер начал вновь с внушения ощущения холодного ветра и неприятных эмоций, возникающих при похолодании. К этому холодному ветру был добавлен еще и какой-то злой человек, который приближался к нашей испытуемой с самыми коварными и злыми намерениями. Реакция на внушение была незамедлительной: Татьяна вновь обнаружила мимику, соответствующую отрицательным эмоциям. Цветок сразу же отреагировал достаточно выраженными электрическими потенциалами: вместо прямой линии из-под пера прибора появилась характерная для кожно-гальванической реакции волна.

После внушения неприятных и отрицательных чувств гипнотизер вновь перешел к чувствам приятным. Он стал внушать, что холодный ветер прекратился, что снова вышло яркое солнце и что всем растениям, в том числе и нашему цветку — Татьяне, стало тепло и хорошо. Вместо злого человека к ней приближается веселый маленький мальчик, который любуется ею. Цветок снова дал выраженную волну кожно-гальванического рефлекса. Дальше мы получали электрическую реакцию с листа растения столько раз, сколько хотели, и в те моменты, когда нам требовалось. По сигналу, поступающему от генератора случайных чисел, наш гипнотизер внушал Татьяне то положительные, то отрицательные эмоции, и растение неизбежно реагировало на изменение психологического состояния человека».

На этом мы прервем рассказ В.Н. Пушкина о проводимых им опытах. Добавим, что опыты неоднократно повторялись, модифицировались и проверялись авторитетными специалистами. Так что нет никакого сомнения, что их результаты достоверны. Эти опыты убедительно показали, что появляющиеся на приборе импульсы как результат кожно-гальванической реакции растения с моментами возникновения эмоциональных состояний человека (испытуемого) связаны не случайно. Статистика экспериментов такова: надежное совпадение между командами гипнотизера и реакцией растения было зарегистрировано в случае с 21 испытуемым из 24. Как уже говорилось выше, некоторые испытуемые не оказывают воздействия на растения потому, что их тип эмоциональности имеет особенности. Важна при этом и глубина гипноза. Была выполнена и такая модификация опыта. На опытном столе находилось не одно растение, а два. Загипнотизированный человек один раз отождествлялся по воле гипнотизера то с одним из них, то с другим. Каждый раз, без каких-либо исключений, отзывалось в радостной или горькой ситуации то растение (и только оно), с которым в данный момент был отождествлен испытуемый человек. То есть информационный мост был налажен с определенным растением, а не вообще с любым растением. Это принципиально важно для правильного понимания того, что при этом происходит. Ведь эти результаты четко свидетельствуют о том, что человек в момент изменения своего эмоционального состояния осуществляет живое кодирование живого существа, живого организма. Далее: этот организм (растение) взаимодействует со своим образом, закодированным в сообщении человека. В результате этого взаимодействия и возникает соответствующая кожно-гальваническая реакция, причем именно данного, а не вообще любого растения.

Опыты В.Н. Пушкина позволили ему сделать вывод, что растения способны откликаться не только на момент изменения психофизиологического состояния человека, но даже на внутренние конфликтные процессы, которые происходят в сознании вступающего в контакт человека.

Эта модификация опытов заслуживает того, чтобы о ней рассказать. Опыты позволяли разгадывать — правду или неправду говорит испытуемый человек. Кстати, для этого к человеку не присоединялся детектор лжи, не снималась прибором кожно-гальваническая реакция. Датчик подключался не к человеку, а к растению, которое было свидетелем. Растение угадывало, а точнее знало, когда была ложь, и об этом сообщало прибору: на ленте появлялся импульс. Сам опыт проходил так.

Участвующему в опытах человеку предлагали, чтобы он загадал некоторое число в пределах от единицы до десяти. Но это число человек должен был скрывать, и на вопрос проводившего опыты, является ли это число 1, затем 2, затем 3 и т. д. до 10, испытуемый должен был решительно отвечать «нет». Он должен был категорически, очень убежденно отрицать все варианты. По голосу спрашивающий не мог знать, какое число задумал испытуемый. А растение знало! Когда ответ человека был ложным, то есть он отрицал то число, которое загадал, вместо правильного «да» отвечал «нет», растение реагировало на эту ложь своим электрическим импульсом. Все живое вокруг кричит, когда встречается с ложью, кричит не звуком, не колебаниями воздуха, а другими колебаниями, передавая эту тревожную, неприятную, угрожающую информацию всем вокруг. Эти импульсы растения в свою очередь не могут не действовать и на того, кто их вызвал своей ложью, на человека. Не могут, ведь они возникают не просто так. Просто так в природе вообще ничего не происходит. Растение кричит, столкнувшись с ложью, не потому, что его жизни или удобствам что-то угрожает. В данном случае нет. Что ему оттого, что испытуемый человек старается утаить задуманное заранее число 6? Ничего! Но ему есть дело до того, что появилась ложь как таковая, именно это вызывает дисгармонию, «режет слух» растению, и оно кричит, чтобы исправить установленный изначально порядок — восстановить истину. Не любопытно ли это? А мы удивляемся, почему кричит наша совесть, наша реакция души, в ответ на рождаемую нами ложь и несправедливость.

Полученные в этих опытах результаты имеют не только указанное выше моральное значение. Научное их значение состоит в том, что они доказывают общность тех внутренних процессов, которые происходят в растениях и организме человека (и, конечно, в животных), несмотря на то, что нервная клетка животных и человека существенно моложе клетки растений, то есть они отличаются по своей структуре. В первом случае мы имеем дело с соматическими клетками, а во втором случае — с нервными клетками. Но несмотря на это, информационные системы и тех и других характеризуются общностью. В противном случае они не могли бы говорить на одном и том же языке. В сущности, результаты опытов показывают, что динамика информационных процессов и у растений, и у животных (в том числе и у человека) аналогична. Вывод достаточно неожиданный: оказывается, что для того, чтобы кто-то подал команду или передал информацию одновременно растениям, животным и человеку (то есть всему живому во Вселенной), ему не нужно обращаться ко всем им по-разному, на разных языках. Оказывается, все задумано (сотворено) исключительно мудро: все живое внемлет этим командам и воспринимает их одинаково. Кстати, общность внешних контуров информационных систем соматических клеток (растения) и нервных клеток (животные и человек) следует из данных молекулярной биологии. Описанные же выше опыты подтверждают и общность внутренних процессов, которые протекают в этих системах.

Мы рассказали об обмене информацией между человеком и растением. Что же касается обмена информацией между самими растениями, то можно сказать, что она полная. Если вы поранили одно растение, причинили ему боль, то на это откликаются все растения. Поэтому специалисты не сомневаются в том, что вся фитосфера, весь растительный мир — это одно, единое живое существо. Собственно, и биосфера учеными рассматривается, не без оснований, как «единый целостный планетарный организм» (академик В.П. Казначеев).

Биосфера пребывает «в невозмущенном покое», тогда как отдельные ее части, отдельные растения, животные, люди уходят, а другие приходят. Некоторые специалисты сравнивают это с молнией над водопадом. «Летящие брызги бушующего водопада, — писал А. Шопенгауэр, — сменяют друг друга с быстротой молнии, между тем как радуга, основой которой они служат, стоит над ними в невозмутимом покое».

Кстати, эта стабильность, невозмутимость биосферы не просто образ. Это ее состояние подтверждают исследования В.И. Вернадского, результаты которых до сих пор не полностью осмыслены многими исследователями. Традиционная точка зрения на происхождение жизни, то есть зарождение и развитие биосферы, такова. По мере того как в некоторых местах на планете стали возникать благоприятные для зарождения жизни физико-химические условия, в этих экологических нишах стала зарождаться жизнь. В дальнейшем она (жизнь) охватывала все большее и большее пространство. Другими словами, масса живого вещества при такой схеме зарождения и развития биосферы должна, естественно, постепенно увеличиваться. Что же говорят результаты, полученные В.И.Вернадским? Они поразительны: масса живого вещества, которое составляет биосферу Земли, за все время ее существования (многие миллионы лет) остается неизменной. Она равна 1020 грамм. (Это число записывается как 1 с двадцатью нулями). Конечно, речь не идет о том, что это количество определяется с точностью до одного грамма.

Мы уже говорили, что живое происходит от живого, а косное вещество от косного. Так считал Вернадский, так считали и за сотни и тысячи лет до него. Не все ученые считают так сейчас. Но в философии и науке это естественно. Академик Н. Моисеев смотрит на эти вещи так: «…между живым и неживым, вероятно, не существует столь резкого рубежа, который предполагался до сих пор. Граница между живым и неживым, наверное, размыта, а многообразие форм самоорганизации материи, может быть, содержит устойчивые образования, которые трудно отнести только к живой или неживой природе. Лишь отойдя достаточно далеко от этой границы, мы можем с уверенностью говорить о том, что заведомо является живым, и тогда формулировать для него знаменитый принцип Пастера-Редди: живое только то, что происходит от живого».

Многие мыслители сейчас осознают, что неживое (косное, по терминологии В.И. Вернадского) вещество приобретает другие, особые свойства, попадая в живые системы. Это вещество становится «биогенным» и прежние его свойства к нему больше не возвращаются. Это свойство вещества, входящего в живые организмы (системы), ученые называют по-разному («внутренний опыт», «память» молекул, атомов, элементарных частиц), но суть остается одной и той же. Так, академик А.И. Опарин считает, что атомы углерода, которые ранее побывали в живых системах, обладают памятью об этом, становятся «биогенными».

После этого философского экскурса вернемся к фактам. Приведем еще некоторые из них, которые раскрывают, укрепляют наше представление о биосфере (включая человека) как о едином организме. За рубежом и у нас в стране проводилось много подобных опытов. Такие опыты проводятся и сейчас. Но излагать здесь результаты всех этих опытов нет возможности, да и потребности в этом нет. Мы в этой книге приводим фактический материал с одной-единственной мыслью — показать читателю единство всего в Мире (включая человека), взаимозависимость всех и всего происходящего в Мире и необходимость, которая вытекает из этого для человека, — строить свою жизнь и отношения со всем остальным Миром, полностью и всецело исходя из существующих взаимосвязей в этом едином Мире. Когда человеком это золотое правило не соблюдается, возникает ответная реакция этого Мира на действия человека, которая должна обеспечить восстановление нарушенного равновесия. Это касается как каждого отдельного человека (счастье его может быть только при безусловной гармонии с окружающим его Миром, а это значит, что гармония для этого должна существовать в нем самом), так и для людских коллективов, обществ, всего человечества. Мир, в котором живет человечество, с его Мировым разумом имеет достаточно возможностей, чтобы скорректировать неправильное развитие человечества, но для людей это корректирование может быть болезненным, если не роковым. Возможно, СПИД — пример такой коррекции.

А теперь факты. В.Н. Сочеванов проводил такие опыты. С листка растущего картофеля датчики снимали электрический биопотенциал, как это делалось в опытах с растениями, описанных выше. На расстоянии в десятки метров разбивали оплодотворенное куриное яйцо. Каждый раз после этого убийства картофель выдавал электрический импульс тревоги, если можно так сказать.

На каком расстоянии растения и животные чувствуют беду друг друга? Показательны в этом плане следующие опыты.

На нашем морском флоте проводились опыты с животными. На одной атомной подводной лодке находилась крольчиха, а на другой такой же лодке находились ее дети — крольчата. Вторая лодка с детьми находилась в одном океане, а первая лодка с матерью — в другом. Опыт состоял в том, что в определенные моменты времени крольчатам причиняли боль — их кожу раздражали слабым электрическим током в виде импульсов. В это же самое астрономическое время вели наблюдения за поведением крольчихи. Что же выявилось? Оказалось, что каждый раз, когда детям было плохо, мать вздрагивала. Таков ответ на вопрос о расстоянии. Недаром В.И. Вернадский считал, что биосферы далеких планет ежеминутно (непрерывно) взаимодействуют друг с другом, обмениваются информацией. Расстояние тут не имеет никакого значения.

Второй подобный опыт, о котором имеет смысл рассказать, проводился американскими и французскими специалистами совместно. Ставилась задача создать канал биологической связи на межконтинентальных удалениях. Для опытов были выбраны улитки. Предварительно отобрали 25 пар улиток и разместили их в загончике. Там они сами, без вмешательства людей, образовали брачные пары. Когда исследователи убедились, что это произошло, они каждую пару разлучили. Половину всех улиток отправили во Францию, а другая половина осталась в США. Далее воздействовали на улиток электрическим током или кислотой. Результаты опытов оказались убедительными: когда какую-либо улитку раздражали таким образом, ее возлюбленная, оставшаяся по ту сторону океана, резко сжималась.

От боли одной одинаково страдали они обе.

В литературе сообщалось, что в штатное расписание военно-морских баз США введено по два сенситива (экстрасенса) с целью установления, при необходимости, биологической связи. Возможно ли это, и как это происходит? Перейдем к описанию телепатии. Но для этого надо рассмотреть энергетическую систему организма человека и его биополе.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх